Отечник

Проповедника

Игумен Марк (Лозинский)

Примеры из Пролога и Патериков.

А

Агнец. Ад. Ангел. Ангел — Страж Целомудрия. Ангел-Хранитель.

Ангел — Хранитель Престола. Ангелы. Архангел Михаил.

Б

Бедствие стихийное. Безгневие. Безмолвие Келейное. Беседа Душеспасительная. Бескорыстие. Беснование. Беспечность. Беспокойство. Бесстрастие. Бесстрашие. Бесстыдство. Бесчестие. Бесы. Библия. Блага суетные. Благодарение. Благодарение в болезнях. Благодарение в скорбях. Благодарения за милостыню. Благодарение за украденное Благодать. Благодушие. Благословение. Благотворительность. Благочестие. Блаженство вечное. Ближний. Блуд. Блудная брань. Блудница. Бог. Богатство. Боговидение. Богородица. Богослужение. Богослужение Общественное. Богоугождение. Бодрствование. Болезни. Больной. Борьба с диаволом. Борьба с собой.

В

Вдовство. Великодушие. Венцы небесные. Венчание. Вера. Верность. Видение. Видения ложные. Вино. Внимание к словам старца. Внимание к молитве. Вода святая. Вожделение. Воздаяние праведникам и грешникам. Воздержание. Возмездие. Воин. Вольнодумство. Воля. Воля Божия. Воля своя. Вор. Воровство. Воскрешение. Воспитание. Воспоминание о геенне огненной. Вражда. Вразумление. Время (его скоротечность). Высокоумие.

Г

Гадание. Геенна. Гнев. Γνев Божий. Гордость. Гостеприимство. Грех. Грех невольный. Грех смертный. Грешник. Грешница (ее обращение). Гробокопательство.

Д

Дар. Дар исцеления. Девица. Девство. Девы падшие. Делание внешнее. Делание духовное (умное, внутреннее). Демонские брани. Демонские козни. Деньги. Дерзновение. Дети. Детоубийство. Доброделание. Добродетели. Добросовестность. Доброта. Доверие к ближнему. Долг. Должник. Дружба. Друзья. Духовник. Дух Святой. Душа. Диавол. Диакон.

Е

Евангелие. Евхаристия. Епископ. Ересь. Еретик.

Ж

Жадность. Жених. Женщина. Женщина мудрая. Жестокость. Жизнь вечная. Жизнь загробная. Жизнь земная. Жизнь нетрезвая. Жития святых.

З

Забывчивость. Завещание. Зависть. Зависть духовная. Заповеди Божии. Запрещение. Затвор своевольный. Зверь. Злопамятство. Злоречие; злословие. Знание. Идолослужение.

И

Икона. Имя Божие. Искусительница. Искушения. Исповедничество. Исповедь. Исповедь помыслов. Исповедь публичная. Исповедь чистосердечная. Испытание. Исцеление. Исцеление бесноватого.

К

Карьеризм. Келия. Клевета. Клирик. Клятва. Клятва неразумная. Клятвопреступление. Книга гадательная. Книги душеспасительные. Книга еретическая. Князь тьмы (диавол). Коварство. Колдовство. Кончина грешника. Кончина грешницы. Кончина детей. Кончина лжеправедника и праведника. Кончина мученика. Кончина праведника. Кончина праведника и грешника. Кончина скоропостижная. Кощунство. Кража. Красота телесная. Крест. Крестное знамение. Крещение. Крещение песком. Кротость.

Л

Легковерие. Легкомыслие. Леность. Лжеправедник. Лжеучитель. Литургия. Лицемерие. Ложь. Лукавство. Любовь Божия. Любовь к ближним. Любовь к ближнему выше поста. Любовь к Богу. Любовь к врагу. Любовь к животным. Любовь к иноверцу. Любовь к падшему Любовь к птицам Любовь к родине. Любовь к родителям. Любовь ко Христу. Любовь к старцу. Любопытство.

М

Малодушие. Мать. Мелочность. Местожительство. Месть. Милосердие. Милосердие Божие. Милосердие к немощным. Милость к себе. Милостыня. Милостыня выше собирания книг. Милостыня за усопших. Милостыня монахиням. Милостыня невольная. Мир с ближним. Миролюбие. Мирянин. Многословие. Молебен. Молитва. Молитва Господня. Молитва за других. Молитва за обидчика. Молитва за умерших. Молитва Иисусова. Молитва неразумная. Молитва непрестанная. Молитва общая. Молитва праведника. Молитва разрешительная. Молитва ребёнка. Молитва совершенная. Молитва умная. Молитва услышанная. Молчание. Молчание при поношении. Монах. Монахиня. Монашество. Монашество последних времён. Мощи. Мудрость. Мужество. Муки вечные. Мученик. Мученичество. Мытарства. Мясо.

Н

Награда. Награда (награждение). Надежда. Надежда на деньги. Наказание. Наказание вора. Наказание грещника. Наказание притеснителю иноков. Наказание соблазнителя. Наказаний хулителей. Наряды. Наследство. Насмешка. Наставник. Наука истинная. Находка. Начальствование. Неблагоговейность. Неблагодарность. Неверие. Невоздержание. Невозмутимость. Недоверие к себе. Незлобие. Ненависть. Ненависть к злу. Неосуждение. Непамятозлобие. Неплодство. Непоколебимость. Непослушание. Нерадение. Неразумие. Нестяжательность. Несчастье. Нетерпеливость. Нечистота. Нечувствие. Нищелюбие. Нищета. Нищий. Нрав злой.

О

Обвинения ложные. Обет (Обещание). Обетование небесное. Обида. Обидчик. Обличение. Обман. Обращение грешника. Обряды. Объедение. Огонь Божественный. Ожесточение. Операция. Оскорбление. Осуждение. Осуждение духовника. Осуждение пресвитера. Отечество. Откровенность. Отречение от бога. Отречение от мира. Отречение от монашества. Отречение от христа. Отступничество. Отчаяние. Отшельничество.

П

Падение. Памятозлобие. Память. Пастырь. Патриотизм. Пение церковное. Печаль спасительная. Писание Священное. Пища. Плач. Подаяние. Подвиг. Подвиг тайный. Подвиг выше сил. Подвиг истинный и ложный. Подвиг ложный. Подвиг мирянина. Подвиг мирянина и монаха. Подвиг молитвенный. Подвиг монахинь. Подвиг по своей воле. Подвиг служения ближним. Подвиг смирения. Подвижник. Подвижница. Подозрение. Пожар. Покаяние. Покаяние в отречении от Бога. Покой. Покорность. Помощь Божия. Помощь небесная в битвах. Помыслы. Помыслы хульные. Последование Богу. Послушание. Пост. Поношение. Постоянство. Постоянство в следовании за Христом. Постоянство подвига. Постриг. Похвала. Похотение. Правдивость. Праведник. Праведники Праведность ложная. Правило молитвенное. Православие. Празднословие. Праздность. Превозношение. Предсказание. Прелесть. Пресвитер. Пресыщение. Привычка грешить. Призвание Божественное. Примирение. Принуждение. Пристрастие. Причастие. Прозорливость. Проклятие. Промысл Божий. Проповедь духоносца. Пророчество ложное. Прославление Бога. Простота. Прощение. Просфора. Псалмы. Псалмопение. Путешествие. Пьянство.

Р

Работа. Радость духовная. Радость жизни. Радость мученика. Радость общения с Богом. Радость прощения. Разбойник. Разврат. Разговор. Размышление о прожитой жизни. Разум духовный. Рай. Рак. Раскол. Раскольник. Распутство. Рассудительность. Ревность. Ревность неразумная. Решимость. Родина. Родители. Родственники. Ропот. Рукоположение.

С

Самолюбие. Самомнение. Самонадеянность. Самообвинение. Самообман. Самообольщение. Самоосуждение. Самоотвержение. Самоотречение. Самопожертвование. Самопознание. Самоубийство. Самоуверенность. Самоукорение. Самоуничижение. Сан священный. Свет Божественный. Своеволие. Святой. Святотатство. Священство. Сектант. Семья. Сила Христова. Сквернословие. Скорби. Скорбь об умерших. Скупость. Слава Божия. Слава человеческая. Славословие. Сластолюбие. Слепота телесная. Слезы. Слезы радости. Слово Божие. Слово гордое и смиренное. Слово матери. Слово праведника. Слово праздное. Смерть. Смертная память. Смертный час. Смерть за Христа. Смех. Смирение. Смирение епископа. Смирение патриарха. Смирение ложное. Смиренномудрие. Смиреннословие. Снисходительность. Соблазн. Собственность. Совершенство. Совершенствование. Совесть. Сокрушение сердечное. Солдат. Сомнение. Сон. Сон дивный. Сострадание к падшим. Спасение. Спасение в миру. Спокойствие. Спор. Справедливость. Сребролюбие. Ссора. Старец. Старец неискусный. Страдания. Страдания за Христа. Странничество. Страннолюбие. Страсти. Страх Божий. Страх перед смертью. Строгость. Стыд ложный. Стыд перед Богом. Суд Божий. Суд Страшный. Суд Христов. Суд церковный. Суд частный. Судьбы Божии. Супруги. Супружеская верность.

Счастье истинное.

Т

Твердость. Терпение. Товарищество. Тоска. Трапеза (обед). Трезвение. Троеперстие. Труд. Трудолюбие. Тщеславие.

У

Убийство. Уединение. Укоризны. Украшения женские. Умиление. Унижение. Уныние. Услуга. Усопшие. Утешение. Ученик. Ученье. Ученость мира. Учительство. Учительство благодатное. Учительство жизнью.

Ф

Фанатизм. Философия истинная.

Х

Храм. Христианин истинный. Христос. Хула.

Ц

Царствие Божие. Целомудрие. Церковь.

Ч

Чародейство. Человеколюбие. Человекоугодие. Честность. Чёрная магия. Чистота.

Чудо.

Ш

Щ

Щегольство. Щедрость.

Ю

Юность. Юродство.

Я

Явление святого. Явление умершего. Яд. Язычество.

 

А

Агнец.

См. также: Причастие. №№ 908-911.

Ад.

См. также: Воздаяние праведникам и грешникам. № 147; Жизнь Вечная. № 270; Жизнь загробная. № 271; Князь тьмы. № 322; Милостыня. № 459; Муки вечные. № 569; Мытарства. № 576; Подвиг. № 728; Празднословие. № 885; Церковь. № 1200.

1. Беседа преподобного Макария с черепом о вечных муках

См. также: Воля Божия; Молитва за умерших; Муки вечные; Отречение от Бога.

Однажды авва Макарий, ходя по пустыне, нашел лежавший на земле человеческий череп. Когда авва прикоснулся к нему пальмовой палкой, которая была у него в руке, череп подал голос. Старец сказал ему: “Кто ты?” Череп отвечал: “Я был жрецом идолопоклонников, которые жили в этом месте, а ты — авва Макарий, имеющий в себе Святого Духа, когда, умилосердясь над теми, кто находится в вечной муке, ты молишься о них, то они получают некоторое утешение.” Старец спросил: “В чем состоит это утешение?” Череп отвечал: “На сколько отстоит небо от земли, на столько огня под ногами нашими и над нашими головами. Мы стоим посреди огня, и никто из нас не поставлен так, чтобы видел лицо ближнего своего. У нас лицо одного обращено к спине другого. Но когда ты помолишься о нас, то каждый несколько видит лицо другого. Вот в чем наша отрада!” Тогда старец, обливаясь слезами, сказал: “Горе тому дню, в который родился человек, если только таково утешение в муке!” К этому старец присовокупил: “Есть ли мука более тяжкая этой?” Череп отвечал: “Ниже нас мука больше.” Старец сказал: “Кто в ней?” Череп отвечал: “Нам, не ведавшим Бога, оказывается хоть некоторое милосердие, но те, кто познал Бога и отрекся от Него и не исполнял волю Его, находятся ниже нас.” После этой беседы старец предал череп земле. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 311. № 10; Достопамятные сказания. С. 153).

 

Епископ Игнатий: “Здесь указывается на отвержение деятельности по заповеди Евангелия, как на отречение от Христа.”

2. Нерадивый инок по смерти был ввергнут в огненную реку

См. также: Муки вечные; Нерадение.

У одного игумена в монастыре под руководством было двадцать иноков. Один из них был ленив: не соблюдал постов, неумеренно пил и особенно был невоздержан на язык. Старец-игумен постоянно уговаривал его исправиться и даже умолял. “Брат, — говорил он ему, — позаботься о своей душе, ведь ты не бессмертный, а потому и муки не миновать тебе, если не опомнишься.” Инок же шел наперекор старцу, нисколько не обращал внимания на его слова и в таком небрежении скончался. Сильно загрустил сострадательный старец о его душе и стал молиться. “Господи Иисусе Христе, Истинный Бог наш, — говорил он между прочим, — покажи мне, где теперь душа инока?” И часто просил он об этом Бога и, наконец, был услышан: однажды напал на него ужас и увидел он огненную реку и множество людей в ней, опаляемых огнем и громко стонавших. К величайшему огорчению, между страждущими он увидел и умершего в небрежении своего ученика, находившегося по самую выю (шею) в пламени. “Не ради ли того, чтоб избежал ты этой муки, я умолял тебя, — воскликнул тогда игумен, — чтоб ты хоть сколько-нибудь позаботился о своей душе, чадо мое? Видишь ли теперь, до чего ты довел себя?” — “О отче, — отвечал инок, — слава Богу и за то еще, что по твоим молитвам получила отраду хотя бы голова моя!” Этим видение и кончилось. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 260).

Ангел.

См. также: Беседа душеспасительная. № 15; Видение. № 129; Исповедь публичная. № 286; Кончина праведника. № 347; Лицемерие. № 372; Любовь к ближним. Кг 347; Милосердие Божие. № 439; Награда. № 581; Нерадение. № 656; Осуждение. № 681; Покаяние. № 768; Помощь Божия. №№ 793, 795; Пресвитер. № 901; Причастие. № 905; Совершенство. № 1065; Сребролюбие. № 1078.

3. Спасение Ангелом ребенка стрелочника

См. также: Воля Божия (преданность ей); Молитва услышанная.

В 1885 году помощник начальника московского Октябрьского вокзала Ф. И. Соколов сообщил такой случай. У него был знакомый железнодорожный служащий — стрелочник, который служил на одной из ближайших к Москве станций Октябрьской железной дороги. Однажды при исполнении своих служебных обязанностей на линии ему пришлось пережить ужасные минуты. Из Петрограда в Москву шел курьерский поезд. Стрелочник вышел ему навстречу, чтобы перевести стрелку и направить его на свободный путь. Смотрит, далеко впереди уже виднеется дымок и слышен свисток паровоза. Оглянувшись назад, он видит: по полотну навстречу поезду бежит его трехлетний сынишка и что-то держит в руках. Бросить стрелку и бежать навстречу сыну, чтобы увести его с полотна, было уже поздно. Что делать? А поезд между тем приближался, и через минуты две, если он не перевел бы стрелку, состав должен был бы промчаться по другому пути, занятому, и потерпеть крушение, что привело бы к сотням человеческих жертв. Тогда всем сердцем он воззвал к Богу: “Да будет воля Твоя святая,” — перекрестился, закрыл глаза и повернул стрелку. Мгновение — и поезд промчался уже по полотну, по которому только что бежал его маленький сын. Когда поезд скрылся из виду и пыль немного улеглась, стрелочник бегом направился к тому месту, где был его сын, думая найти хотя бы останки трупика, и что же видит: мальчик, сложив ручки на груди, лежит ниц на земле. Отец закричал ему: “Сын мой, ты жив?” — “Я жив, жив,” — весело отвечал он, поднялся на ножки, продолжая прижимать к своей груди вороненка. В глазах его не было и следа страха. Отец спросил его: “Как же ты догадался лечь на землю?” А мальчик ответил: “Какой-то светлый, красивый, добрый юноша с крыльями склонился надо мной и пригнул меня к земле.” Стрелочник понял, что, когда он воззвал к Господу, Божий Ангел чудесно спас его ребенка. (Троицкие листки с луга духовного. С. 84).

Ангел — Страж Целомудрия.

См. также: Гордость. № 189.

Ангел-Хранитель.

См. также: Покаяние. №777; Сребролюбие. № 1081.

4. Беседа преподобного Нифонта с Ангелом-Хранителем, плакавшим о грешнике

См. также: Грешник.

“Что ты стоишь здесь и плачешь?” — спросил однажды преподобный Нифонт юношу, который стоял в дверях одного дома и плакал. “Я, — отвечал юноша, — Ангел, посланный Господом на сохранение человека, который пребывает уже несколько дней в этом непотребном доме. Стою здесь, потому что не могу приблизиться к грешнику, и плачу оттого, что теряю надежду привести его на путь покаяния.” (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 692).

5. Помощь Ангела-Хранителя в борьбе с диаволом

См. также: Борьба с диаволом; Помощь Божия; Решимость.

Рассказывала блаженная Феодора: “Авва Исайя поведал об одном великом старце. Прежде вступления в безмолвие видел он в исступлении некоего юношу, у которого лицо сияло ярче солнца и который, взяв его за руку, сказал: “Иди, тебе предлежит борьба,” — и ввел его в зрелище, переполненное людьми; с одной стороны находились облеченные в белые одежды, а с другой — в черные. Когда юноша вывел его на место борьбы, он увидел перед собой человека-эфиопа, страшного и высокого, голова которого достигала облаков. Державший его Ангел-Хранитель (светлоликий юноша) сказал ему: “С ним ты должен бороться.” Увидев такое страшилище, авва в испуге весь затрепетал и попросил своего Хранителя избавить его от этой беды, говоря, что никто из имеющих смертное человеческое естество не может бороться с ним. Ангел Божий сказал ему: “Можешь, вступи только в борьбу со всем рвением, ибо коль скоро ты схватишься с ним, я помогу тебе и доставлю тебе победный венец.” И действительно, как только они схватились и начали бороться, Ангел Божий подошел и помог ему одолеть эфиопа. Тогда все черные эфиопы с ропотом и бранью исчезли, а хор Ангелов восхвалил помогавшего ему и даровавшего победу. Так и нам, матери и сестры, должно оставить все вещественное, да сможем благодатью Христовой в крепости и силе противоборствовать мрачному эфиопу, возделывателю всех страстей — диаволу. Если же прельстимся и падем, то сделаемся достоянием нашего врага — диавола. Ибо великий Апостол Павел говорит: ”Кто кем побежден, тот тому и раб есть — доброму или худому” (2 Пет. 2, 19). Потому Бог и дал нам ум и рассуждение для того, чтобы, различая доброе и худое, мы держались доброго.” (Митерикон. С. 87. № 132).

6. Явление Глинскому иеродиакону Серапиону Ангела-Хранителя

Глинский иеродиакон отец Серапион просил Господа показать ему Ангела-Хранителя. И не презрел Владыка моления верного Своего раба. Однажды во время молитвы подвижнику предстал крылатый юноша. Сказав: “Ты молишь Бога показать твоего Ангела-Хранителя, вот я,” — он стал невидим. (Глинский патерик. С. 198).

Ангел — Хранитель Престола.

7. Авва Леонтий видел Ангела — хранителя престола храма

См. также: Храм.

Авва Леонтий, настоятель киновии святого Феодосия, рассказал: “Однажды в воскресный день я пришел в церковь для приобщения Святых Тайн. Войдя в храм, я увидел Ангела, стоящего по правую сторону престола. Пораженный ужасом, я удалился в свою келию. И был голос мне: “С тех пор, как освящен этот престол, мне заповедано неотлучно находиться при нем.” (Луг духовный. С. 9).

Ангелы.

См. также: Кончина праведника. №№ 331, 340, 343; Любовь к ближним. №№ 380, 388; Помощь Божия. №№ 788, 790; Простота. № 928.

Архангел Михаил.

См. также: Любовь к Богу. № 413.

Б

Бедствие стихийное.

См. также: Молитва праведника. № 505.

Безгневие.

См. также: Богослужение общественное. № 93; Бодрствование. № 97; Больной. № 113; Мудрость. № 534; Уединение. № 1165.

8. Шум тростника мешает совершенному безмолвию

Пришел некогда авва Арсений в одно место, где рос тростник и колебался от ветра. Старец спросил братьев: “Что это за шум?” Говорят ему: “Это шумит тростник.” Старец сказал им: “Да, если кто пребывает в безмолвии и услышит голос воробья, то сердце его не имеет уже прежнего покоя, как же трудно иметь его вам, слыша шум тростника” (Достопамятные сказания. С. 17. № 25).

9. Авва Арсений избегал общения с людьми, потому что не мог быть одновременно и с Богом, и с людьми

См. также: Воля своя; Любовь к Богу.

Авва Марк сказал авве Арсению: “Почему ты бегаешь от нас?” Старец отвечал ему: “Бог видит, что я люблю вас, но не могу быть вместе и с Богом, и с людьми. На Небе тысячи и мириады имеют одну волю, а у людей воли различны. Поэтому я не могу оставить Бога и быть с людьми.” (Древний патерик. 1874. С. 26. № 5).

10. Впустив по ошибке в келию посетителя, авва Арсений пал ниц и не вставал до тех пор, пока посетитель не удалился

Пришел к авве Арсению один отец и постучался у дверей. Старец, думая, что это был его послушник, отворил дверь. Увидев же, что это другой, пал ниц. Тот говорит ему: “Встань, авва! Дай мне облобызать тебя!” Но старец отвечал ему: “Не встану, пока ты не уйдешь.” И после долгих просьб старец не встал и оставался так, пока гость не удалился. (Достопамятные сказания. С. 24. № 38).

11. Авва Арсений Великий не вступил в беседу с посетившим его братом, авва же Моисей преподал ему мудрое наставление. Некоему старцу было открыто, что безмолвие преподобного Арсения выше служения преподобного Моисея

Поведали о некоем брате, приходившем в скит с целью увидеть авву Арсения, следующее. Этот брат пришел в скитскую церковь и убедительно просил священнослужителей, чтобы доставили ему возможность видеть старца. Они сказали ему: “Побудь здесь некоторое время и увидишь его.” Брат отвечал: “Я не вкушу никакой пищи прежде, чем увижу его.” Тогда священнослужители послали одного из скитских братий проводить этого брата до келии старца, которая находилась на весьма дальнем расстоянии от скитской церкви. Достигнув келии и постучав в дверь, они вошли. Поприветствовав старца, они сели и сидели долго, пребывая в молчании. Наконец, скитский брат сказал: “Я ухожу, помолитесь обо мне.” Пришедший с ним странник не осмелился начать разговор со старцем и сказал скитскому брату: “И я иду с тобой.” Они вышли оба вместе, и попросил странник скитского брата: “Отведи меня к авве Моисею, который вступил в монашество из разбойников.” Когда они пришли к авве, тот принял их очень приветливо, преподал им мудрое и святое наставление и отпустил, выразив великую любовь. Тогда скитский брат сказал страннику: “Вот! Я водил тебя к чужестранцу и к египтянину, который из двух тебе понравился более?” Он отвечал: “Однако египтянин мне пришелся более по сердцу.” Некий из отцов, услышав это, помолился Богу, говоря: “Господи! Открой мне тайну дела: один избегает всех ради имени Твоего, а другой принимает всех ради Твоего имени.” В видении явились ему два великих корабля на обширных водах. В одном корабле он видел авву Арсения, безмолвно плывущего, и Духа Божия с ним, а в другом — авву Моисея, плывущего в обществе Ангелов, которые питали его медом, истекавшим из сот. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 49. № 11).

12. Авва Иоанн не вносил в келию впечатления спора, чтобы пребывать в ней в полном безмолвии

См. также: Келия; Спор.

Рассказывали об авве Иоанне, что он, придя в церковь скита и услышав там, что некоторые из братии спорили между собой, возвратился к своей келии, обошел ее три раза и после этого вошел в нее. Видели это кое-кто из братии и спросили его, почему он так поступил. Он отвечал: “Мой слух был напечатлен словами спора: я прохаживался, чтобы очиститься и уже в безмолвии сердца войти в келию. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 294. № 38).

Безмолвие Келейное.

См. также: Монахиня. № 524.

13. Совет святой Матроны о келейном безмолвии

См. также: Келия.

Святая Мелания сказала преподобной Матроне: “Хочу хранить сердце свое и не могу.” — “Или не знаешь, — сказала старица, — что не безмолвствующему невозможно стяжать ни одной добродетели? Как можно хранить сердце, когда отверсты двери языка, слуха и очей? Если хочешь и сердце свое сохранить, и преуспеть в добродетели, сиди, безмолвствуя, в своей келии, и келия научит тебя всему” (Митерикон. С. 61. № 76).

Беседа Душеспасительная.

См. также: Празднословие. №№ 882, 883.

14. Наставление аввы Пимена о чем лучше беседовать юным

См. также: Писание Священное; Юность.

Однажды авва Аммон пришел к авве Пимену и спросил его: “Если я приду в келию брата или он придет ко мне по какой-либо нужде, позволительно ли беседовать с ним свободно обо всех предметах?” Авва Пимен отвечал: “Не одобряю такого поведения, потому что юность нуждается в самоохранении.” Авва Аммон спросил: “Как поступали старцы в таких случаях?” Авва Пимен отвечал: “Старцы, находясь в преуспеянии, не нуждаются в таком самоохранении: они, не имея ничего чуждого в сердце, не имеют его и в своих устах.” Опять авва Аммон спросил: “Если случится беседовать с братом, из чего лучше заимствовать беседу: из Писания или из отеческих изречений?” Старец отвечал: “Если не можешь молчать, то говори лучше из отеческих изречений, чем из Писания. Объяснение Писания сопряжено с великой опасностью для души.” (Еп. Игнатий. Отечник. С. 65).

15. Во время душеспасительной беседы около монахов был Ангел; когда же зашел разговор о согрешившем брате, появился нечистый кабан

См. также: Ангел; Осуждение; Празднословие.

Несколько монахов, идя из своих хижин, собрались вместе и беседовали о вере, монашеском подвижничестве и о средствах богоугождения. Два старца из числа беседующих увидели Ангелов, которые держали монахов за мантии и хвалили беседовавших о вере Божией; старцы умолчали о видении. В другой раз монахи сошлись на том же месте и начали говорить о неком брате, впавшем в согрешение. Тогда святые старцы увидели смердящего нечистого кабана и, уразумев свое согрешение, открыли прочим о видении Ангелов и о видении кабана. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 457. № 40).

16. Авва Пимен не вступил в беседу о возвышенных предметах, но с радостью стал поучать пришедшего о борьбе со страстями

Некогда один отшельник пошел из своей страны в Египет к авве Пимену. Отшельник начал говорить из Писания о предметах духовных и небесных. Но авва Пимен отвратил от него свое лицо и не дал ответа. Тот, видя, что старец не говорит с ним, ушел от него с прискорбием и сказал брату, который привел его: “Напрасно предпринимал я это путешествие; шел я к старцу ради пользы, а он не хочет и говорить со мной!” Брат пошел к авве Пимену и говорит ему: “Авва, ради тебя пришел этот великий муж, столь славный в своей стране; почему ты не говорил с ним?” Старец отвечает ему: “Он “от вышних” и говорит о небесном, а я “от нижних” и говорю о земном” (Ин. 8:23; ср. Ин. 3:31). Выйдя от него, брат сказал отшельнику: “Старец не вдруг говорит из Писания, но если кто говорит с ним о душевных страстях, тому он отвечает.” Сокрушившись, отшельник пошел к старцу и сказал ему: “Что мне делать, авва? Мной овладевают душевные страсти.” Старец с радостью посмотрел на него и сказал: “Теперь хорошо, что ты пришел; теперь отверзи свои уста, и я исполню их благ.” Отшельник, получив великое назидание, говорил: “Подлинно, это — истинный путь!” И возвратился в свою страну, благодаря Бога за то, что удостоил его видеть столь святого мужа. (Древний патерик. 1914. С. 29. № 9).

Бескорыстие.

См. также: Нестяжателыность. №№ 659 — 673.

Беснование.

См. также: Бесстыдство. № 31; Благодать. № 40; Исцеление бесноватого. №№ 303-304; Клевета. № 307; Крестное знамение. № 357; Любовь к ближнему. № 385; Монахиня. № 526; Смирение. № 1043 (исцеление бесноватого); Старец. № 1099.

17. Исцеление преподобным Симеоном Столпником пресвитера, наказанного

беснованием

См. также: Бесстрашие; Исцеление бесноватого; Наказание; Неблагоговейность; Пресвитер.

Однажды некий пресвитер сидел в церковном притворе и читал святое Евангелие. Во время чтения он вдруг почувствовал, что как будто бы какое-то темное и мрачное облако окружило его, и вместе с этим свет померк в его очах, и разум его помрачился, и во всех членах он почувствовал расслабление и стал нем. Он пробыл в такой ужасной болезни девять лет и страдал так, что, лежа на одре, не мог повернуться без посторонней помощи. Между тем случилось, наконец, так, что его родные, услыхав о чудесах, которые творил преподобный Симеон Столпник, взяли пресвитера и понесли к преподобному. Когда же они, не дойдя немного до монастыря, в котором жил преподобный Симеон, легли отдохнуть, стоявшему на молитве святому Симеону было открыто о болезни пресвитера и о его приближении. Тогда преподобный призвал одного из своих учеников, дал ему святой воды и сказал: “Возьми эту воду и поспеши скорее из монастыря. Около него ты увидишь несомого на одре больного пресвитера, окропи его святой водой и скажи ему следующее: “Грешный Симеон говорит тебе: “Во имя Господа нашего Иисуса Христа встань и оставь одр твой и приди к Симеону сам.” Ученик пошел и поступил так, как указал ему преподобный Симеон. Пресвитер тотчас же выздоровел, пришел к святому и пал к его ногам. Святой Симеон сказал ему: “Встань и не бойся. Хотя диавол и нанес тебе девятилетнюю скорбь, человеколюбие Божие не забыло тебя и не дало тебе погибнуть до конца. Знай, что диаволу попущено овладеть тобой за то, что ты бесстрашно и неблагоговейно стоял в святом алтаре, слушал клеветников и лишал Святого Причастия оклеветанных ими, не доискавшись до истины. Этим ты печалил Бога и весьма радовал диавола, под темную власть которого и подпал. Но вот теперь, видя, что человеколюбие и щедроты Божии умножились в тебе, тех, кого ты опечалил отлучением, разреши, и как Господь сотворил милость с тобой, так и ты сотвори с ними.” После этих слов пресвитер с великой радостью вышел от преподобного Симеона и исполнил все повеленное ему. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 6).

18. Исцеление бесноватого от мощей святого Петра Афонского

См. также: Мощи.

Брат охотника, открывшего место подвигов святого Петра Афонского, был одержим нечистым духом, который мучил его с давнего времени. Но лишь только приблизился этот страдалец к мощам святого Петра Афонского, демон бросил его на землю и сквозь течение пены и скрежет зубов нечастного говорил его устами громогласно: “Нагой и босой Петр! Разве не довольно тебе пятидесяти трех лет, в которые, живя здесь, ты властвовал над нами? Тогда ты изгнал меня из моего жилища и отлучил от товарищей; не хочешь ли и теперь, будучи мертвецом, преследовать меня? Нет, мертвого-то я не послушаю тебя.” Охотник и его спутники, слыша это от диавола, дивились и трепетали. Через некоторое время они заметили, что мощи святого освятились каким-то небесным светом, и демон вдруг вышел из уст бесноватого в виде черного дыма. При этом страдалец, потрясенный демоном, лежал на земле, как мертвый. Потом через некоторое время он опомнился и попросил своих товарищей, чтобы они вместе с ним поблагодарили человека Божия за совершенное исцеление. (Афонский патерик. Ч. 1. С. 34).

19. Исцеление бесноватого в Киево-Печерской обители

См. также: Исцеление бесноватого; Подвижник.

Однажды к затворнику Лаврентию из Киева привели одного бесноватого. И затворник не мог изгнать из него беса, он был очень лют: дерево, которое десять человек не могли нести, он один поднимал и подбрасывал. Долгое время больной оставался без исцеления. И велел затворник внести его в Печерский монастырь. Тогда бесноватый закричал: “К кому посылаешь меня! Не смею я приблизиться к пещере из-за святых, положенных в ней. В монастыре же тридцать иноков боюсь, а с прочими могу бороться.” Ведшим же его было известно, что он никогда в Печерском монастыре не был и никого там не знает, и спросили его: “Кто же те, которых ты боишься?” Бесноватый назвал их всех по именам и прибавил: “Эти тридцать одним словом изгонят меня.” Всех же черноризцев в Печерском монастыре было тогда 180. И сказали бесноватому: “Мы хотим затворить тебя в пещеру.” Он же отвечал: “Что мне за польза бороться с мертвыми? Они теперь имеют у Бога большое дерзновение молиться за своих черноризцев и за приходящих к ним. Но если хотите видеть мою борьбу, ведите меня в монастырь.” И начал он говорить по-еврейски, потом на латыни, на греческом — на всех языках, о которых прежде никогда и не слышал, И испугались ведшие, дивясь его многогласию и перемене языков. Но прежде входа в монастырь больной исцелился и стал все хорошо понимать. Вошли в церковь, и пришли туда игумен со всей братией. Исцелившийся же не знал ни игумена, ни одного из тех тридцати, имена которых называл во время беснования. И спросили его: “Кто исцелил тебя?” Он же, глядя на чудотворную икону Богородицы, сказал им: “С Ней встретили нас святые отцы, числом тридцать, и я исцелен.” И он назвал имена исцеливших его, хотя до этого никого из старцев не знал. И все вместе воздали славу Богу и Пречистой Его Матери и блаженным угодникам Его. (М. Викторова. Киево-Печерский патерик. С. 86).

Беспечность.

См. также: Нерадение. №№ 655-657; Покаяние. № 784.

20. Видение суда и укоры матери обратили беспечного инока на путь покаяния

См. также: Нерадение; Покаяние; Суд частный; Христос.

Один старец рассказывал, что некий брат желал удалиться в пустыню, но ему не позволила родная мать. Он не оставлял своего намерения и говорил: “Я хочу спасти свою душу.” Мать долго уговаривала его, но, будучи не в силах удержать, наконец, отпустила. Удалившись и сделавшись монахом, он в беспечности проводил свою жизнь. Случилось так, что мать его умерла. Через некоторое время он сам впал в сильную болезнь и в исступлении был восхищен на суд, где вместе с прочими судными встретил и свою мать. Когда она увидела его, изумилась и сказала: “Что это, сын мой, и ты осужден на это место! Где же твои слова “хочу спасти душу”?” Смущенный, он стоял с поникшей головой и не знал, что ответить матери. И слышит опять голос: “Возьмите его отсюда. Я послал вас в киновию за другим монахом, соименным этому, из такой-то пустыни.” Когда кончилось видение, он пришел в себя и рассказал о нем присутствующим. Для утверждения и удостоверения своего видения он попросил одного брата сходить в ту киновию и узнать, не скончался ли там брат, о котором он слышал. Посланный, придя (в киновию), увидел, что все действительно так. После этого, когда брат восстал от болезни и мог располагать собой, он стал затворником и сидел, помышляя о своем спасении, каялся и плакал о том, что прежде проводил жизнь в беспечности. Таково было его сокрушение, что многие уговаривали его сделать себе послабление, чтобы не потерпеть какого-нибудь вреда из-за безудержного плача. Он не хотел на это склониться, говоря: “Если я не снес упрека от своей матери, то как могу перенести в День Судный стыд перед Христом и святыми Ангелами?” (Древний патерик. 1874. С. 50. № 37; Еп. Игнатий. Отечник. С. 470. № 66).

21. Демоны не трогают беспечных, но восстают на подвизающихся

См. также: Демонские козни; Нерадение; Подвиг.

Некий из отцов говорил: “Один труженик был внимателен к себе, но случилось ему немного вознерадеть. В тот же момент, осознав все, он сказал: “Душа! Доколе ты будешь не радеть о своем спасений? Неужели не боишься суда Божия? Не объята ли ты беспечностью? Не предана ли вечным мучениям?” Говоря это самому себе, он подвигся на дело Божие. Когда он творил молитвословие, пришли демоны и возмущали его. Он же говорит им: “Почему вы беспокоите меня, неужели недовольны нерадением прошедшего времени?” Демоны говорят ему: “Когда ты был в беспечности, и мы были беспечны к тебе; когда ты опять восстал против нас, и мы восстали против тебя.” Услышав это, он еще более подвиг себя на дело Божие и преуспевал благодатью Божией” (Древний патерик. 1874. С. 278. № 115).

Беспокойство.

См. также: Бодрствование. №№ 96 — 97.

Бесстрастие.

См. также: Гордость. № 191; Девство. № 210; Любовь к Богу. № 411; Незлобие. № 623; Нестяжательность. № 660; Осуждение. № 688; Пища. № 710; Самоуничижение. № 991; Совершенство. № 1067; Старец. № 1095; Терпение. № 1139.

22. Авва Антоний предсказал авве Аммону, что, как камень не отвечает на бесчестия, так и он будет бесстрастен

См. также: Оскорбления.

Однажды авва Антоний вывел Аммона из келии и, показав на камень, сказал: “Нанеси оскорбление этому камню, ударь его.” Аммон сделал это. Тогда авва Антоний спросил: “Дал ли тебе какой ответ, оказал ли тебе какое противодействие этот камень?” Аммон отвечал: “Нет.” — “Так и ты, — сказал ему авва Антоний, — достигнешь в подобную меру бесстрастия,” — что и исполнилось. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 63. № 7).

23. Авва Пимен достиг такого бесстрастия, что не обращал внимания ни на что постороннее

См. также: Трезвение; Христианин истинный.

Однажды авва Исаак сидел у аввы Пимена. В это время раздался голос петуха, и авва Исаак спросил авву Пимена: “Авва! Здесь есть петухи?” Пимен отвечал ему: “Исаак! Зачем ты принуждаешь меня говорить об этом? Ты и подобные тебе слышат петухов, а тому, кто трезвится, нет дела до них.” (Еп. Игнатий. Отечник. С. 321. № 12).

24. На примере статуи авва Анувий показал, что истинный христианин должен одинаково переносить, как оскорбление, так и превозношение

См. также: Терпение; Христианин истинный.

По разорении скита варварами авва Пимен с братьями пришел к месту, называему Теренуф, и все семеро остановились там на время в опустевшем идольском храме с намерением обсудить выбор места для постоянного жительства. При этом авва Анувий сказал авве Пимену: “Сделай милость, ты и братия исполните мою просьбу: в течение этой недели будем жить каждый отдельно в молчании, не сходясь для беседы.” Авва Пимен отвечал: “Сделаем по твоему желанию.” Они так и поступили. В храме стояла каменная статуя. Анувий, вставая ежедневно рано утром, кидал камнями в лицо статуи, а вечером подходил к ней и просил прощения. Так делал он в течение всей недели. В субботу братия сошлись вместе, и сказал авва Пимен авве Анувию: “Видел я, авва, как ты в течение этой недели кидал каменьями в лицо статуи, а потом поклонялся ей и просил у нее прощения. Верующий во Христа не должен кланяться идолу.” Старец отвечал: “Я делал это для вас. Когда, как вы видели, я кидал камнями в лицо статуи, произнесла ли она что, рассердилась ли?” Авва Пимен отвечал: “Нет.” Авва Анувий продолжал: “Когда я просил у нее прощения, смутилась ли она, сказала ли “не прощаю”?” Авва Пимен отвечал: “Нет.” На это авва Анувий сказал: “Так и мы, семь братьев, если желаем жить вместе, будем подобны этой статуе, которая от оскорблений, нанесенных ей, не возмущается, а при смирении перед ней не тщеславится и не надмевается. Если же вы не хотите вести себя таким образом, вот — четверо врат у этого храма: пусть каждый идет, куда хочет, и выбирает место для жительства, какое хочет.” Братия пали ниц перед аввой Анувием, дали обещание поступать по его совету и пребывали вместе в великом смирении и терпении многие годы с одной лишь целью — достичь христианского совершенства. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 322. № 13).

25. На примере мертвецов авва Макарий показал иноку, что истинный христианин не должен думать об обидах или о славе

См. также: Обида; Оскорбление; Похвала; Слава человеческая; Христианин истинный.

Брат пришел к авве Макарию Египетскому и говорит ему: “Авва! Дай мне наставление, как спастись.” Старец сказал ему: “Пойди на кладбище и ругай мертвых.” Брат пошел, ругал их и бросал на могилы камни. По возвращении старец спросил: “Ничего они не говорили тебе?” — “Ничего,” — отвечал он. Старец приказал: “Завтра приди опять и хвали их.” Брат пошел и хвалил мертвых, говоря: “Апостолы, святые, праведные!” Потом пришел к старцу и сказал: “Я восхвалил их.” Старец спросил: “Ничего они тебе не отвечали?” Брат сказал: “Ничего.” — “Видишь, сколько ты ни поносил их, они ничего не отвечали тебе и, сколько ни хвалил их, ничего не сказали тебе. Так и ты, если хочешь спастись, будь мертв, подобно мертвым, не думай ни об обидах от людей, ни о славе людской и сможешь спастись.” (Достопамятные сказания. С. 148. № 23).

26. Авва Сизиний бесстрастно отнесся к приходу сарацинки в свою пещеру и, чтобы отвлечь ее от греховной жизни, ежедневно делился с ней пищей

См. также: Искусительница; Искушение; Любовь к ближним; Страх Божий; Христианин истинный.

Авва Иоанн, пресвитер монастыря евнухов, передал нам слышанное им от отшельника аввы Сизиния. Он рассказывал: “Однажды ко мне в пещеру, что близ Иордана, пришла сарацинка. Я пел в это время третий час. Войдя в пещеру, она разделась донага и легла передо мной. Я, однако, не смутился, но продолжал совершать правило со спокойствием и страхом Божиим. Окончив молитву, говорю ей по-еврейски: “Встань, я поговорю с тобой...” Она встала. “Христианка ты или язычница?” — спрашиваю ее. — “Христианка.” — “Что ж, разве ты не знаешь, что за блуд будет наказание?” — “Да, знаю.” — “Зачем же ты ищешь блуда?” — “Я голодна.” — “Перестань грешить и приходи ко мне ежедневно. Я буду делиться с тобой тем, что Бог пошлет.” С того дня она приходила ко мне ежедневно, и я давал ей пищу, что Бог посылал, до тех пор, пока не ушел из той местности.” (Луг духовный. С. 163).

27. Авва Виссарион достиг такого состояния, что не заботился ни о чем

См. также: Подвижник; Совершенство.

Ученики аввы Виссариона рассказывали, что жизнь его была подобна жизни какой-нибудь птицы, парящей в воздухе, или рыбы или неземного существа, ибо все время своей жизни он провел без смущения и без забот. Не заботило его попечение о доме, не овладевало, кажется, его душой ни желание иметь поле, ни жажда удовольствий, ни приобретение жилищ, ни что-либо другое. Он всецело был свободен от телесных забот, питаясь надеждой на будущее и утвердившись оградой веры. Он, подобно пленнику, терпел холод, а под палящими лучами солнца, будучи наг, всегда находился на открытом воздухе. Он, как беглец, укрывался на пустынных скалах и передвигался по обширной и необитаемой песчаной стране, как бы по морю. (Достопамятные сказания. С. 53. № 12).

Бесстрашие.

См. также: Беснование. № 17; Патриотизм. № 704; Подвижник. № 754; Смерть. №1029.

28. Остановившись на ночлег в идольском капище, авва Макарий положил себе под голову языческий труп (мумию); своим бесстрашием он победил искушавших его бесов

См. также: Демонские козни.

Шел однажды авва Макарий из скита в Теренуф и остановился в капище поспать. Там были древние языческие трупы. Старец взял один из них и положил его себе под голову, как подушку. Демоны, видя такую смелость, позавидовали и, желая устрашить святого, стали будто звать женщину, называя ее по имени: “Такая-то, иди к нам.” А другой демон, как будто мертвец, взятый Макарием, отвечал им: “На мне лежит странник, и не могу идти.” Но старец не устрашился, а смело ударил по трупу и сказал: “Встань, если можешь, ступай во тьму!” Демоны, услышав это, громко закричали: “Победил ты нас!” — и со стыдом убежали. (Достопамятные сказания. С. 145).

29. Авва Иоанн, встретившись со львом на узкой тропинке, бесстрашно прошел мимо него

См. также: Подвижник; Совершенство.

Вот что рассказывал пресвитер Дионисий об отшельнике авве Иоанне. “Однажды старец совершал прогулку в окрестностях Соха, поблизости от своей пещеры. Прохаживаясь, он увидел огромного льва, тот приближался к нему. Шел он по очень тесной дороге, лежавшей между двух изгородей, которыми поселяне огораживают свои пашни, разводя колючие растения. Из-за этих растений дорога была так узка, что по ней едва мог пройти один только пеший и притом без всякой ноши. Да и он-то — едва ли беспрепятственно. Старец и лев приблизились друг к другу. Ни старец не стал возвращаться, чтобы дать пройти льву, ни лев не мог повернуться из-за тесноты. Увидев, что слуга Божий не намерен возвращаться, лев, встав на задние лапы и выпрямившись, прижался к изгороди и, надавив на нее тяжестью и силой своего тела, образовал небольшое пространство, так что праведник мог беспрепятственно пройти. И старец пробрался, слегка задев спину льва. После того лев опустился с плетня и пошел дальше” (Луг духовный. С. 215).

30. Авва Аммон силой Христовой поразил лютого дракона

См. также: Исцеление; Молитва праведника; Сила Христова.

Ужаснейший дракон опустошал соседние селенья, и много народа погибло от него. Жители пришли к святому Аммону и молили его изгнать зверя из их страны. Чтобы склонить старца к милосердию, они принесли с собой мальчика, сына одного пастуха, который помешался от испуга при одном взгляде на дракона. Зверь точно отравил его своим дыханием, и он замертво, весь опухший был принесен домой. Старец помазал елеем отрока и возвратил ему здоровье. В душе он, конечно, желал погибели зверя, но поселянам не дал никакого обещания, как бы сознаваясь в своем бессилии помочь им. На другой день, встав рано, он отправился к логовищу зверя и, склонив колена, начал молиться. Зверь стремительно бросился было к нему, уже слышно было его ужасное дыхание, сопровождавшееся резким шипением. Бесстрашно взирал на него старец и произносил: “Да поразит тебя Христос, Сын Божий, имеющий некогда поразить еще более страшного зверя!” И лишь только он сказал это, как вдруг ужасный дракон, изрыгнув вместе с дыханием ядовитую пену, с треском лопнул посредине, поднялось нестерпимое зловоние. Сбежавшиеся люди оцепенели от изумления. Затем они забросали тело побеждённого дракона огромными грудами песка. Авва Аммон стоял тут же, потому что и к мертвому чудовищу никто не смел приблизиться без святого старца... (Руфин. Жизнь пустынных отцов. С. 55).

Бесстыдство.

См. также: Блуд. № 48.

31. Наказание девицы за бесстыдство

См. также: Беснование; Девица; Разврат; Юность.

Входя однажды в селение святой Екатерины, преподобный Дионисий увидел бесчинные игры и хороводы девиц с юношами. Сильно огорченный столь явными соблазнами и сатанинским торжеством разврата, блаженный приблизился к толпе девиц и кротко сказал им: “Для чего вы, будучи девицами, так бесстыдно играете с юношами, поете соблазнительные песни, возбуждающие сладострастие и в вас, и в них, и забываете, что смерть и суд Божий близок.” Девицы смутились и молчали, кроме одной, которая отличалась особенным бесстыдством. Она насмешливо отвечала: “Ах вы лжемонахи! Что тебе за нужда до нас? Знай себя. Сами-то живете вы дурно, а других учите целомудрию?” — “Благословен Бог, устрояющий все на пользу! — строго произнес тогда старец. — Чтоб и другие научились скромности, ты будешь примером того, как грозно карает Господь девическое бесстыдство.” Сказав это, он удалился. Вслед за тем на несчастную девицу, прежде чем она дошла до дома своего отца, вдруг напал бес: испуская цену, она билась о землю и была в самом жалком положении. Пораженные такой нечаянностью ее родители не знали, что с ней происходит. Тогда одна из подруг несчастной, бывшая свидетельницей ее бесстыдства перед святым старцем, рассказала им о случившемся. Они отыскали преподобного и, припадая к его стопам, смиренно просили за свою несчастную дочь. Незлобивый старец был тронут их слезами и, помолившись, исцелил бесновавшуюся. В благодарность Господу Богу за такое милосердие она посвятила Ему свое девство и кончила жизнь в покаянии. (Афонский патерик. Ч. 2. С. 48).

Бесчестие.

32. Пример христианского отношения к бесчестию

См. также: Ближний; Обида; Похвала; Христианин истинный.

Некий брат был тем веселее духом, чем больше бесчестили его и насмехались над ним. Он говорил: “Бесчестящие нас и насмехающиеся над нами доставляют нам средства к преуспеванию, а хвалящие нас вредят нашим душам.” Говорит Писание: “Люди мои! Блажащие вы льстят вы” (Еп. Игнатий. Отечник. С. 459).

Бесы.

См. также: Демонские козни. №№ 215-238; Сребролюбие. № 1081.

Библия.

33. Умирающая мать оставила своим детям великое сокровище — Библию, следуя которой они стали счастливыми людьми

См. также: Мать; Слово Божие.

Одна бедная женщина лежала больная, и смерть ее уже была недалеко. Женщина эта была вдова и все время своего вдовства проводила в молитве и слезах. Теперь настал час разлучения ее с миром. Вокруг ее постели стояли уже взрослые дети и глазами, полными любви, смотрели на умирающую мать. Собрав последние силы, она еще раз приподнялась и, взглянув на детей сияющим взором, сказала: “Дети, я оставляю вам огромное сокровище.” Дети посмотрели с удивлением на мать и сказали: “Милая матушка, как же это может быть? Разве была когда-нибудь вдова беднее тебя?” — ”Так, дети мои, — отвечала мать, — но я все-таки оставлю вам большое сокровище, которое принесет вам благословение. Посмотрите!” — С этими словами она подала им свою Библию, которая лежала у нее под подушкой, и сказала: “Знайте, дети, что нет ни одного листка в этой книге, не орошенного моими слезами. Вот это и есть сокровище, которое я оставляю вам; исполняйте все, что в ней написано, и вы будете счастливы.” Дети с благоговением приняли последний дар матери. Слова ее глубоко запали в сердца детей. Они старались исполнять, что требует от нас слово Божие, и были людьми благочестивыми, добрыми и счастливыми. И они всем повторяли, что Библия есть сокровище, которому нет цены на земле. (Воскресное чтение. Кн. 1. С. 223).

Блага суетные.

См. также: Блаженство вечное. № 42.

Благодарение.

См. также: Мать. № 425; Пища. № 713; Покаяние. № 770; Терпение. № 1128.

Благодарение в болезнях.

См. также: Болезни. №№ 103, 105.

34. Авва Коприй, будучи болен, воссылал благодарение Богу за болезнь

См. также: Болезни.

Поведал авва Пимен об авве Коприи: он достиг такого преуспеяния, что, будучи болен и лежа неподвижно на постели, воссылал благодарение Богу за болезнь и постоянно отсекал свою волю. Приходившим к нему братьям он советовал переносить скорби с благодарением Бога и говорил: “Блажен, кто переносит скорби с благодарением.” (Еп. Игнатий. С. 307. № 1).

Благодарение в скорбях.

См. также: Твердость. № 1126.

35. Нищий, дрожа от холода, благодарил Бога за то, что имеет свободу

См. также: Терпение.

Один из отцов рассказывал: “Когда я был в городе Оксиринхе, пришли туда в субботу вечером нищие за милостыней. Когда они легли спать, у одного из них была одна только рогожка: половина ее была под ним, а другая половина — над ним. Был же сильный мороз. Я слышал, как он, дрожа от холода, утешал себя: “Благодарю Тебя, Господи! Сколько теперь находится в темнице богатых, отягченных железом, а у других и ноги забиты в дерево так, что они не могут и мочиться. А я, как царь, могу вытянуть ноги, могу пойти, куда мне угодно.” Я стоял и слушал, когда он произносил это. Я рассказал это братьям. Слышавшие получили пользу.” (Древний патерик. 1874. С. 158. № 54).

Благодарения за милостыню.

36. Будучи болен, авва Арсений принял милостыню и благодарил за это Бога

Однажды авва Арсений занемог в скиту, и не было у него даже рубашки для перемены. Не имея денег, чтобы купить ее, он принял от кого-то милостыню и сказал: “Благодарю Тебя, Господи, что удостоил меня принять милостыню во имя Твое!” (Достопамятные сказания. С. 15. № 20).

Благодарение за украденное

37. Видение инока Арефы, которое убедило его, что благодарить Бога за украденное — выше милостыни

См. также: Видение; Скупость.

В Печерском монастыре был черноризец по имени Арефа, родом половчанин. Много богатства имел он в своей келии, но никогда даже хлеба не подал убогому и так был скуп и немилосерд, что и самого себя голодом морил, И вот в одну ночь пришли воры и украли все его имение. Арефа же от великой скорби о своем золоте хотел сам себя погубить: тяготу великую возложил на невинных и многих обвинял несправедливо. Все молили его прекратить взыскание, но он и слушать не хотел. Блаженные старцы утешали его, говоря: “Брат! Возложи на Господа свою печаль, и Он пропитает тебя.” Он же досаждал всем жестокими словами. Через несколько дней впал он в лютый недуг и уже был при смерти, но и тогда не прекратил роптания и хулы. Но Господь, Который всех хочет спасти, показал ему пришествие Ангелов и полки бесов. Умиравший начал взывать: “Господи, помилуй! Господи, согрешил я! Все то — Твое, и я не жалуюсь.” Избавившись от болезни, он рассказал, что было ему такое явление: “Пришли, — говорил он, — Ангелы, пришли также и бесы. И начали они состязаться об украденном золоте, и сказали бесы: “Он не похвалил, а похулил, и теперь наш и нам предан.” Ангелы же говорили мне: “О окаянный человек! Если бы ты благодарил за это Бога, то вменилось бы тебе, как Иову. Великое дело перед Богом, когда кто творит милостыню, но тот отдает по своей воле. Если же кто за взятое насилием благодарит Бога, это более милостыни: диавол, делая это, хочет довести человека до хулы, а он все с благодарением предает Господу, так это более милостыни.” И вот, когда Ангелы сказали мне это, я стал кричать: “Господи, прости! Господи, согрешил я! Господи, то все — Твое, и я не жалуюсь.” И тотчас бесы исчезли. Ангелы же стали радоваться и вписали в милостыню пропавшее серебро.” Слыша это, мы прославили Бога, давшего нам знать об этом. Блаженные же старцы, рассудив об этом, сказали: “Воистину достойно и праведно при всяком случае благодарить Бога.” И видели мы, как выздоровевший Арефа всегда славил и хвалил Бога, и удивлялись изменению его ума и нрава: тот, кого прежде никто не мог отвратить от хулы, теперь постоянно взывает с Иовом: “Господь дал, Господь и взял. Как Господу угодно, так и было. Буди благословенно имя Господне вовеки.” (М. Викторова. Киево-Печерский патерик. С. 52).

Благодать.

См. также: Гнев. № 185; Грех. № 195; Молитва. №№ 473, 507; Неверие. № 615; Осуждение. № 682; Причастие. № 911; Труд. № 1156; Церковь. № 1209.

38. Подобие орла не сошло за литургией на Приношение, потому что иеродиакон огорчил брата, не дав ему просимого

См. также: Литургия; Любовь к ближним.

В скиту, когда священнослужители совершали Божественную литургию, на Приношение нисходило подобие орла. Это явление видели одни священнослужители. Случилось, что некто из братии попросил у иеродиакона какую-то вещь. Диакон отвечал, что ему недосуг. После этого на литургии не явилось, как обычно, подобие орла, и иеромонах сказал иеродиакону: “Мы в чем-то согрешили, или ты, или я. Отступи от Святой Трапезы, и если явится подобие орла, то ясно будет, что оно не являлось из-за тебя.” Когда диакон отступил, орел немедленно нисшел. По окончании богослужения иеромонах спросил диакона: “Что ты сделал?” Диакон отвечал: “Не знаю за собой никакого согрешения. Разве то, что приходил ко мне брат и просил чего-то, а я отказал ему, сказав, что у меня нет времени.” Иеромонах сказал на это иеродиакону: “Не сходил орел, потому что брат был огорчен тобой.” Диакон пошел к брату и попросил у него прощения. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 499. № 107).

39. Благодать руководила старцем, чтобы он знал, кому сколько подать милостыни

См. также: Милостыня.

Некий монах-фивеянин получил от Бога благодать служения, по действию которой он всем нуждающимся доставлял потребное им. Случилось однажды, что в неком селении он устроил вечерю любви для бедных. И вот приходит к нему для получения милостыни женщина в ветхой одежде. Монах, увидев ее в таком рубище, опустил руку в мешок, чтобы взять для нее побольше, но рука сжалась, и он вынул мало. Пришла к нему и другая, хорошо одетая. Посмотрев на одежду, монах опустил руку с намерением взять для нее поменьше, но рука раскрылась и захватила много. Он справился об обеих женщинах и узнал, что та, которая была в хорошем платье, принадлежала к числу почетных лиц и пришла в бедность, а одета была хорошо, потому что родственники помогали. Первая же облеклась в рубище с целью выманить большую милостыню. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 508. № 123).

40. Бесноватая везде и всюду чувствовала присутствие святой воды

См. также: Беснование; Вода святая.

Одна мать о своей больной дочери, страдавшей беснованием, рассказывала следующее. Чтобы помочь ей духовно, она в приготовленную для дочери пишу непременно вливала несколько капель святой Богоявленской воды. Это она делала скрытно от дочери. Но всякий раз, как только она подносила приготовленную таким образом пищу к столу, больная обычно кричала: “Мать, что ты нестерпимо мучаешь меня? Я не могу есть эту пищу и даже смотреть на нее без ужаса не могу.” С этими словами она выскакивала из-за стола и старалась уйти из дома. Так невыносима для диавола благодатная сила святой Богоявленской воды. Замечательно то, что больная везде и всюду чувствовала присутствие святой воды и всячески избегала ее. Мать же, призывая на помощь Бога, никогда не теряла надежды на излечение дочери святой водой. Через некоторое время больная стала намного тише и к причащению Святых Христовых Тайн подходила уже спокойнее и даже со слезами. Через год она тихо, как истинная христианка, скончалась. (Троицкие листки с луга духовного. С. 120).

Благодушие.

См. также: Болезни. № 101.

Благословение.

См. также: Неразумие. № 658; Чародейство. № 1216.

41. Получив благословение хозяина, авва Врох один поднял и унес огромное дерево

См. также: Праведник.

В Селевкии, близ Антиохии, жил авва Врох Египетский. Вот что рассказал нам о нем Афанасий Антиохийский: “Вне города нашел он пустынное место и решил устроить себе там небольшую келию. Келию-то устроил, но у него не было дерева, чтобы покрыть ее. Придя однажды в город, он встретил там одного из богатых граждан Селевкии Анатолия, по прозванию Кривой. Тот сидел у своего дома. Подойдя к нему, старец сказал: “Сделай милость, дай мне небольшое дерево — покрыть мое жилище.” Но тот с гневом ответил: “Вот тебе дерево! Ну-ка, подними, да и уходи.” При этом он указал на огромное бревно, лежавшее перед домом. Бревно было приготовлено для грузового корабля. “Благослови, и я подниму его,” — сказал авва Врох. “Благословен Господь!” — сказал Анатолий с прежним гневным выражением. Взявшись за бревно, старец один поднял его с земли и взвалил на плечи. Потом отправился к своей келии. Пораженный дивным чудом Анатолий подарил старцу это огромное бревно. Старец не только покрыл свою келию, но и отремонтировал много других строений в своем монастыре” (Луг духовный. С. 231).

Благотворительность.

См. также: Милостыня. №№ 443-463.

Благочестие.

См. также: Богородица. № 91; Разбойник. № 935; Самоубийство. № 978; Святой. № 1003; Суд Христов. № 1114.

Блаженство вечное.

См. также: Праведник. № 874.

42. В видении иноку Афанасию были показаны райские двери и сказано, что только подвизающиеся войдут в них

См. также: Блага суетные; Видение; Леность; Подвиг; Рай; Спасение.

“Однажды, — рассказывал инок Афанасий, — мне пришла мысль: что же ожидает в будущей жизни трудящихся здесь ради своего спасения? С этой мыслью я почувствовал себя как бы в восторге, и некто пришел ко мне и, сказав: “Ступай за мной,” — привел меня в какое-то чудное, исполненное света место и поставил при столь чудных дверях, что красоту их передать невозможно. И слышал я, что множество людей за дверьми непрестанно славят Бога. Подлинно, братья, чудная, неизглаголанная жизнь в Царствии Небесном! Праведники воссияют, как солнце, в Царстве Отца их (Мф. 13:43); там для них ...мир и радость во Святом Духе (Рим. 14:17). И рабы Его будут служить Ему. И узрят лице Его... И ночи не будет там, и не будут иметь нужды ни в светильнике, ни в свете солнечном, ибо Господь Бог освещает их (Апок. 22:3-5). Там, наконец, такие блага и такие радости, о которых мы и помыслить не можем: ...не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его (1 Кор. 2:9). Когда мы стали стучать в двери, с целью войти в них, изнутри некто спросил нас: “Чего вы хотите?” Путеводитель отвечал: “Мы хотим пройти через двери.” Голос же внутри сказал: “Никто, пребывающий в лености, не входит сюда, но если хотите войти, ступайте назад и подвизайтесь, нисколько не помышляя о благах суетного мира.” (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 24).

Ближний.

См. также: Бесчестие. № 32; Доверие к ближнему. № 248; Любовь к ближним. №№ 388, 393; Мудрость. № 547; Насмешка. № 606; Ненависть к злу. № 635; Самоукорение. № 986; Святой. № 1002; Смирение. № 1035; Совесть. № 1070; Терпение. № 1129.

43. Примирение между братьями состоялось только тогда, когда тот, кто шел просить прощения, обвинил себя, а не другого

См. также: Мир с ближним; Примирение; Самоукорение.

Некий брат был в обиде на другого брата, который, узнав об этом, пришел для примирения к нему. Первый не отворил ему дверей. Второй пошел к некоему старцу и рассказал ему о случившемся. Старец отвечал: “Посмотри, нет ли тому причины в твоем сердце? Не признаешь ли себя правым в своем сердце? Не имеешь ли намерения обвинить брата, а себя оправдать? По этой причине Бог не коснулся его сердца и он не отворил тебе дверей. Но то, что скажу тебе, верно: хотя бы он был виноват перед тобой, положи в своем сердце, что ты виноват перед ним, и оправдай брата. Тогда Бог вложит в его сердце желание примириться с тобой.” Брат, услышав это, поступил по слову старца, пошел к брату, постучался в дверь. Тот сразу же отворил и, прежде чем пришедший попросил прощения, обнял его от души, и водворился между ними мир. (Еп. Игнатий. Отечник.С. 517. № 140).

44. Враг поссорил двух мирно живших иноков, представившись одному голубицей, а другому — вороной

См. также: Демонские козни; Любовь к ближнему; Ссора.

Авва Никита рассказывал: “Два брата, желая жить вместе, поселились в одной келии. Один из них так рассуждал сам с собой: “Буду делать только то, что угодно моему брату.” Равно и другой говорил: “Буду исполнять волю моего брата.” Они жили много лет в любви. Враг, видя это, захотел разлучить их. Он пришел, встал у дверей и одному представился голубицей, а другому — вороной. Один из братьев сказал: “Видишь ли этого голубя?” — “Это ворона,” — отвечал другой, и начали они спорить между собой. Один говорит то, другой — другое. Наконец, они подрались, к полной радости врага, и разошлись. Спустя три дня они пришли в себя, попросили друг у друга прощения; сказали один другому, чем каждому из них представлялась виденная птица, и узнали в этом искушение врага. После этого они жили уже неразлучно до самой смерти.” (Достопамятные сказания. С. 181).

45. Авва Пимен посоветовал авве Витимию пребывать в мире, если он, испробовав все способы примирения, не достигнет желанного

См. также: Вражда; Прощение; Примирение.

Авва Витимий спросил авву Пимена: “Если кто будет иметь на меня вражду и я попрошу у него прощения, а он не простит меня, что мне тогда делать?” — “Возьми с собой двух братии, — отвечал старец, — и проси у него прощения. Если и опять не простит, возьми других пять. Если же и при них не простит, возьми священника. А если и тогда не простит, молись спокойно Богу, да Сам Он вразумит его, а ты не заботься.” (Достопамятные сказания. С. 220. № 156).

46. Служа на поварне, преподобный Григории Синаит относился к ближним, как к Ангелам, а место служения почитал святилищем

См. также: Смирение; Труд.

Преподобному Григорию Синаиту было назначено служение в поварне. Более трех лет он трудился на этом тяжелом послушании; кто может достойно восхвалить его чрезвычайное смирение? Он всегда думал, что служит не человекам, а Ангелам, и место службы своей почитал Божиим святилищем и алтарем. (Афонский патерик. Ч. 1. С. 385).

47. Отношение к ближним преподобного Иова и его кротость в обхождении с вором

См. также: Кротость; Любовь к ближним; Молитва Иисусова.

В обхождении с другими преподобный Иов Почаевский был чрезвычайно братолюбив, смиренен, послушлив, кроток, милосерден и до того молчалив, что от него редко можно было что-либо услышать, кроме молитвы: “Господи Иисусе Христе, помилуй мя.” Однажды ночью, проходя через монастырское гумно, преподобный Иов застал там человека, крадущего пшеницу. В испуге вор пал к ногам блаженного, умоляя его никому не говорить об этом, чтобы не потерять авторитет среди соседей. Но “старец быв незлобив и благоутробен,” не только не укорил вора ни одним словом, но даже сам помог ему поднять украденный мешок. Наставив при этом “смиренномудрыми словами” не делать впредь ничего подобного “и приводя ему во ум заповеди Божий и нелицемерный суд, на котором надобно будет во всем отдать отчет Господу,” старец отпустил вора. (А. Хойнацкий. Волыно-Почаевский патерик. С. 172).

Блуд.

См. также: Болезни. № 111; Воздаяние праведникам и грешникам. № 147; Гордость. № 189; Грех. № 199; Демонские брани. № 214; Клевета. №№ 308-309; Клятвопреступление. № 317; Мудрость. № 560; Мытарства. № 576; Неверие. № 615; Непослушание. № 654; Падение. №№ 700, 702; Покаяние. №№ 768, 773; Послушание. № 834; Пресвитер. № 899.

48. Молодой монах, проводивший жизнь в сластолюбии, отверг предостережение аввы Даниила; через несколько дней он пал с женой правителя, был изувечен слугами и через три дня умер

См. также: Бесстыдство; Гордость; Наказание; Непослушание; Падение; Сластолюбие.

Поведал авва Палладий: “Однажды при возникшей нужде авва Даниил пошел в Александрию, взяв и меня с собой. Когда мы входили в город, встретил нас очень юный монах, шедший из бани. Увидев его, старец вздохнул и сказал мне: “Очень жаль этого брата! Похулено будет имя Божие из-за него! Но пойдем за ним и увидим, где пребывает он.” Мы пошли за ним. Когда мы подошли к храму святого Исидора, старец отвел юного монаха в сторону и сказал ему: “Сын мой! Ты молод и здоров телом, тебе не должно мыться в бане. Поверь мне, сын мой, что ты многих соблазняешь, не только мирских, но и монахов.” Брат отвечал старцу: .”..Если бы я и поныне угождал людям, то не был бы рабом Христовым” (Гал. 1:10). Писание говорит: .”..Не осуждайте, и не будете осуждены...” (Лк. 6:37). Тогда старец поклонился ему, сказав: “Прости меня, сын мой, я согрешил, как человек.” Оставив его, мы пошли. Я сказал старцу: “Авва! Может быть, болен брат и в поступке его нет греха?” Старец вздохнул и, прослезившись, сказал мне: “Брат, да удостоверит тебя в истине само дело: я видел, что более пятидесяти бесов следуют за ним и посыпают его смрадом; один мурин сидел у него на плечах и целовал его и научал разврату. Многие бесы окружали его и радовались, а святого Ангела я не видел ни близ него, ни вдали, поэтому я и заключаю, что этот брат исполнен некой бесовской деятельности. Свидетельствует о его жизни изысканная одежда и то, что он, будучи молод, так бесстыдно пребывает в городе, в который с осторожностью входят даже большие постники и отшельники и стараются скорее уйти из него. Если б он не был сластолюбив и не любил бы мир, то не ходил бы в баню и не смотрел бы бесстыдно на обнажение других. Святые наши отцы Антоний Великий, Пахомий, Аммоний, Серапион и другие заповедали, чтобы никто из иноков не обнажал своего тела иначе, как по причине великой болезни или нужды. Видим в их Житиях, что при возникшей надобности обнажиться, как, например, перейти через реку, когда не было лодки, они, не будучи видимы никем, стыдились сопутствовавшего им святого Ангела и сияющего на небе солнца. Когда приходилось кому-либо из отцов переправляться через реку и с ним находился его ученик, то они не обнажали себя иначе как удалившись друг от друга на достаточное расстояние, при котором они не могли бы видеть наготы друг друга.” Сказав это, старец замолчал. Мы возвратились в скит. По прошествии немногих дней пришли в скит некие братия из Александрии и поведали, что монах, прибывший из Константинополя и живший при храме святого Исидора, пойман на любодеянии с женой правителя. Изувеченный прислугой он через три дня скончался. Это событие послужило в поругание и укоризну всем монахам. Услышав это, я заплакал и пошел к авве Даниилу. У него тогда сидел авва Исаак, скитский игумен. Я поведал им о случившемся с монахом, которого, когда мы входили в город, старец увидел выходящим из бани и который отверг наставление старца. Старец, прослезившись, сказал: “Наказание гордым — падение их.” Наедине пересказал я авве Исааку виденное старцем и то, что тот при этом говорил мне. Все это, как достойное быть записанным, авва Исаак велел внести в книгу о знаменосных отцах для пользы и назидания читающим.” (Еп. Игнатий. Отечник. С. 93. № 10).

Блудная брань.

См. также: Болезни. № 103; Воздержание. № 159; Дружба. № 249; Искусительница. № 283; Милосердие Божие. № 438; Молитва за других. № 475; Мудрость. № 561; Невоздержание. № 616; Осуждение. № 688; Помыслы. № 821; Самопожертвование. 975-976; Чародейство. № 1213.

49. Частое исповедание старцу своих помыслов приносило облегчение брату в брани

См. также: Исповедь помыслов; Старец.

Некий брат имел брань любодеяния. Он пошел к некоему старцу и сказал ему о своих помыслах. Старец сделал ему наставление и, утешив, отпустил с миром. Брат, почувствовав пользу, возвратился в свою келию. Но брань опять пришла к нему. Он снова сходил к старцу и таким образом поступал несколько раз. Старец не оскорблял его, но говорил ему на пользу, наставлял его не только не поддаваться расслаблению, но, напротив, приходить к нему каждый раз, когда враг начнет искушать, для обличения врага. “Таким образом, — сказал старец, — враг, будучи обличаем, отступит от тебя; ничто так не противно духу любодеяния, как открытие его дела, и ничто не приносит ему такой радости, как сокрытие греховных помыслов.” (Еп. Игнатий. Отечник. С. 454. № 36).

50. Боримый страстью ученик двенадцать раз исповедал старцу свои помыслы и избавился от них только ради смирения старца

См. также: Исповедь помыслов; Смирение; Старец.

Брат был борим любодеянием. Встав ночью, он пошел к старцу, исповедал ему свои помышления. Старец утешил его. Успокоенный этим утешением, брат возвратился в свою келию. И опять дух любодеяния начал искушать его. Он снова пришел к старцу. Это повторялось часто. Старец не огорчал его, но говорил полезное его душе: “Не уступай диаволу и не расслабляйся душой. Напротив, каждый раз, как нападает на тебя демон, приходи ко мне; обличаемый он отступит. Ничто так не огорчает и не ослабляет демона любодеяния, как исповедание искусительных помышлений и мечтаний; напротив того, ничто так не увеселяет его, как утаивание этих помышлений.” Брат приходил к старцу одиннадцать раз, обличая свои помышления. Наконец, он сказал старцу: “Окажи любовь, авва, еще скажи мне слово назидания.” Старец сказал: “Поверь мне, сын мой, если б Бог попустил помышлениям, которые досаждают меня, перейти к тебе, то ты не понес бы их, но непременно ниспровергся.” Когда старец сказал это, искушение блудной страстью отступило от брата ради смирения старца. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 476. № 75).

51. Пример откровенного трехкратного исповедания нечистых помыслов старцу в течение одной ночи

См. также: Исповедь помыслов; Откровенность; Старец; Терпение.

Некий брат был борим нечистым духом любодеяния. Встав ночью, он пошел к святому старцу, опытному в подвижнической жизни, и исповедал ему о том нападении, которому он подвергся от духа любодеяния. Старец, услышав об этом, утешал его, наставляя добродетели терпения словом из Писания, которое говорит: “Мужайтесь, и да укрепляется сердце ваше, все надеющиеся на Господа” (Пс. 30:25). Брат возвратился в свою келию, и искушение напало на него с новой силой. Он устремился снова к старцу. Тот опять поучал его выдерживать брань терпеливо, не предаваясь унынию. Он говорил: “Верь, сын мой, что Господь Иисус Христос ниспослал тебе помощь с Небес и ты можешь преодолеть эту страсть.” Брат, ободренный увещанием святого старца, возвратился в свою келию, и опять искушение начало сильно возмущать его сердце. Немедленно, в тот же час ночи, он возвратился к старцу и упрашивал его, чтоб он тщательно помолился о нем Господу. Старец сказал: “Не устрашись, сын мой, не послабляй своим помышлениям, не скрывай их. Нечистый дух, будучи посрамлен, отступит от тебя. Ничто так не сокрушает силы демонов, как исповедание святым и блаженным отцам нечистых помышлений. Сын! ...Мужайся, и да крепится сердце твое, и потерпи Господа (Пс. 26:14). Чем жесточе сражение, тем славнее венец победы. “Вот, — говорит святой пророк Исайя, — рука Господня не сократилась на то, чтобы спасать, и ухо Его не отяжелело для того, чтобы слышать” (Ис. 59:1). Пойми, сын, что на борьбу твою взирает Господь и приуготовляет тебе за сражение с диаволом венец в вечности. Утешает нас Священное Писание, говоря: ”Многими скорбями надлежит нам войти в Царство Божие” (Деян. 14:22). Брат, услышав это, утвердил свое сердце в Господе, не захотел уже возвращаться в свою келию, а остался жить при старце. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 425. № 8).

52. Плотская похоть оставила святого Игнатия Афонского после откровения помыслов старцу в слезной молитве перед иконой Богоматери

См. также: Богородица; Икона; Исповедь помыслов; Помыслы.

Однажды диавол воздвиг в многотрудном теле новопреподобномученика святого Игнатия такую плотскую брань, что он, сжигаемый этим адским пламенем плотской похоти, пал на землю и долго лежал, как полумертвый. Потом, получив малое послабление, пришел к своему попечителю, старцу Акакию, и, объяснив ему свою беду, просил у него утешения. Добрый старец, как и подобало, утешил и утвердил его божественными словами и примерами из жизни святых мужей. После этого блаженный подвижник пришел в церковь, взял в свои руки икону Богоматери и, лобызая ее, со слезами просил Приснодеву помочь ему в его беде, избавив от этой несносной брани и диавольского навета. Не оставила Богоневестная рабу Своему искушаться сильнее, чем он мог: благодатью Богоматери окружило его некое неизреченное и неописанное благоухание, и с того времени оставила его эта смертоносная брань. (Афонский патерик. Ч. 2. С. 247).

53. Многие подвиги: купанье в снегу, пребывание на холоде — не угасили сильной страсти подвижника, только исповедь перед старцем даровала ему покой

См. также: Исповедь.

Соловецкий старец Наум рассказывал: “Раз привели ко мне женщину, желавшую поговорить со мной. Недолгой была моя беседа с посетительницей, но страстный помысел напал на меня и не давал мне покоя ни днем ни ночью, и при этом не день или два, а целых три месяца мучился я в борьбе с лютой страстью. Чего только я ни делал! Не помогали и купания снеговые. Однажды после вечернего правила я вышел за ограду полежать в снегу. На беду заперли за мной ворота. Что делать? Я побежал вокруг ограды ко вторым, к третьим монастырским вратам, — везде заперто. Побежал в кожевню, но там никто не жил. Я был в одном подряснике, и холод пронизывал меня до костей. Я едва дождался утра и чуть жив добрался до келии. Но страсть не утихала. Когда настал Филиппов пост, я пошел к духовнику, со слезами исповедал ему свое горе и принял епитимию; тогда только, благодатью Божией, обрел я желаемый покой.” (Соловецкий патерик. С. 163).

54. Инок в течение четырнадцати лет мужественно боролся с плотской бранью, которая оставила его только после того, как он публично исповедал свое состояние в храме и все молились о нем целую неделю

См. также: Исповедь публичная; Молитва общая.

Брат имел искушение на блуд, и он с усилием отражал искушение в течение четырнадцати лет, соблюдая, чтобы и помысел его не согласовался с похотью. Наконец, он пришел в церковь и открыл дело перед всеми иноками. Тогда дано было повеление, чтобы все понесли за него труд в продолжение седмицы, молясь Богу. После этого брань прекратилась. (Древний патерик. 1874, С. 90. № 17).

55. Старица не имела блудной брани, так как никогда не насыщалась хлебом, водой и сном

См. также: Пресыщение.

Одна сестра пришла к блаженной Матроне и спросила ее: “Что мне делать, меня смущает блудный помысел.” Блаженная отвечала: “Прости мне, я никогда не была борима демоном блуда.” Сестра соблазнилась тем, ибо это выше естества, и вышла, не простясь. Потом пошла к блаженной Феодоре и рассказала ей о разговоре, прибавив, что весьма тем соблазнилась, ибо сказано было то, что выше естества. Говорит ей блаженная: “Не просто это сказала тебе раба Божия. Пойди поклонись ей и проси изъяснить тебе силу ее слов.” Монахиня снова пошла к блаженной Матроне. Сотворив поклон, она сказала: “Прости мне, что я неразумно сделала, выйдя не по чину. Но прошу тебя, госпожа моя, изъясни мне, каким образом ты никогда не была борима демоном блуда.” Блаженная Матрона, улыбнувшись, сказала ей: “Прости мне! С тех пор, как я стала монахиней, я не пресыщалась ни хлебом, ни водой, ни сном, и забота об этих трех помыслах, отягощая меня, не попускает мне чувствовать блудной брани.” И монахиня отошла с назиданием. (Митерикон. С. 45. № 43).

56. Инок, боримый блудной похотью, не получал облегчения от молитвы старца, пока сам не прекратил услаждения блудными помыслами

См. также: Исповедь; Нерадение; Подвиг; Помыслы; Старец.

Некоего брата беспокоил дух любодеяния. Он пошел к весьма опытному старцу и просил его: “Блаженнейший отец! Прими на себя труд, помолись за меня, ибо обуревает меня страсть любодеяния.” Старец согласился и начал прилежно день и ночь молить о нем милосердного Господа. Через какое-то время опять пришел к нему брат и снова просил молитвы, более усиленной. Опять старец молился о нем, молился еще усерднее. И в третий раз пришел монах к нему с той же просьбой. Потом начал приходить часто, повторяя просьбу. Старец, видя это, очень опечалился и удивился, почему Господь не внимает его молитве. На следующую ночь Господь открыл ему, что этот монах объят недугом нерадения, что он по причине своей расслабленности произвольно услаждается плотскими вожделениями сердца. Душевное состояние монаха было показано святому старцу таким образом: он увидел, что этот монах сидит, а дух любодеяния играет перед ним, принимая различные женские образы, созерцанием которых монах услаждается. Увидел он и то, что и Ангел Господень присутствовал там и приходил в величайшее негодование на монаха за то, что тот не вставал, не повергался в молитве перед Богом, но более и более услаждался греховными помышлениями и мечтаниями. Таково было откровение, дарованное святому старцу. Он понял, что молитвы его не услышаны по вине и нерадению просившего молитв монаха. Когда монах пришел в очередной раз, старец сказал ему: “Брат! В страсти любодеяния ты сам виноват, потому что услаждаешься скверными помышлениями. Не отступит от тебя нечистый дух любодеяния по молитве других, молящихся Богу о тебе, если ты сам не возложишь на себя подвигов: поста, молитвы, бдений, плача, чтобы Господь наш Иисус Христос излил на тебя милосердие Свое, послал тебе в помощь благодать Свою, при содействии которой сможешь ты противиться греховным помыслам. Хотя бы святые отцы — эти врачи духовные — со всем тщанием, со всем усердием умоляли милосердного Господа, Спасителя нашего, за тех, кто просит помочь им молитвами, молитвы всех святых не принесут им никакой пользы, если они сами будут пребывать в нерадении и расслаблении, нисколько не помышляя о спасении души.” Брат, услышав это, умилился и по наставлению старца начал удручать себя постами, молитвами и бдениями, чем привлек к себе милость Божию. Тогда дух нечистой страсти отступил от него. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 426. № 9).

57. Смрадом от гниющего трупа инок побеждал блудную брань

Был в скиту один подвижник. Враг приводил ему на память женщину, весьма красивую собой, и сильно возмущал его. По смотрению Божию, пришел в скит другой брат, из Египта, и в разговоре упомянул, что умерла жена такого-то. А это и была та самая женщина, которой соблазнялся брат. Услышав об этом, брат взял ночью свой хитон и пошел в Египет, открыл гроб умершей, отер хитоном ее гниющий труп и возвратился с ним в свою келию. Он положил этот смрад возле себя и, сражаясь с помыслами, говорил: “Вот предмет, к которому ты имеешь похоть, он перед тобой, насыщайся!” Таким образом, он мучил себя этим смрадом, пока не кончилась его борьба. (Древний патерик. 1874. С. 94. № 25).

58. Боримому блудной страстью авве Илии в видении были показаны зловонные тела; явившийся святой муж вразумил его и избавил от страсти

См. также: Видение; Помощь Божия.

Однажды авва Илия, боримый блудной бранью, изнемог в борьбе и, будучи не в силах погасить плотского разжжения, схватив посох, вышел из пещеры в такое время, когда от зноя даже камни раскалялись. Он спешил удовлетворить свою страсть. Но вдруг он пришел в восторженное состояние и увидел, что земля разверзлась и поглотила его. “И вот я вижу, — рассказывал старец, — лежат мертвые тела, сгнившие, разложившиеся, испускающие нестерпимое зловоние. Кто-то, сияя святостью, указал мне на тела и сказал: “Это вот тело женщины, а это — мужчины. Удовлетворяй как хочешь и сколько хочешь свою страсть. И ради такого-то удовольствия сколько подвигов желаешь ты потерять! Вот из-за какого греха желаете вы лишить себя Царствия Небесного! О бедное человечество! За один час (греховного удовольствия) вы готовы погубить подвиг целой жизни?” Между тем от сильного зловония я упал на землю. Подойдя ко мне, явившийся мне святой муж поднял меня и укротил во мне брань. И я возвратился в свою келию, принося благодарение Богу.” (Луг духовный. С. 25).

59. Старец, видя, что подвиг не гасит плотских вожделений юноши, повелел нанести ему тяжкое оскорбление; этим поверг его к “ногам Иисуса” и избавил от страсти

См. также: Мудрость; Оскорбление; Смирение; Старец.

В одном из египетских общежитии жил юноша-грек, который не мог погасить пламени плотского вожделения никаким воздержанием, никаким усиленнейшим подвигом. Когда было сказано об этом искушении старцу, он употребил для спасения юноши следующий способ. Старец приказал одному из братии, мужу важному и суровому, чтобы он затеял с юношей ссору, осыпал его ругательствами и по силе нанесения ответного оскорбления пришел жаловаться на него. Это было исполнено, были призваны очевидцы, которые дали свидетельства в пользу мужа. Юноша, видя, что оболган, начал плакать. Ежедневно он воздыхал, ежедневно проливал слезы. Будучи преисполнен огорчения, он пребывал один; лишенный всякой помощи, он лежал у “ног Иисуса.” В таком положении он провел целый год. По прошествии года старец спросил юношу о помышлениях, которые прежде беспокоили его, не угнетают ли они его до сих пор? Юноша отвечал: “Отец! Мне житья нет! До блуда ли мне?” Таким образом, искусством духовного отца юноша преодолел страсть любодеяния и спасся. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 475. № 74).

60. Пост и труды обессилили подвижника, но не избавили от плотского вожделения, которое прекратилось в нем после того, как он по совету мудрого старца возложил всю надежду в борьбе на Бога

См. также: Надежда; Подвиг; Самонадеянность; Старец.

Рассказывали об одном из отцов. Он был от мира и возжигался похотью к своей жене. В этом он признался отцам. Они, зная, что он был трудолюбив и делал гораздо более, чем назначали ему, наложили на него такие труды и пост, что тело его обессилело, и он не мог встать. По смотрению же Божию, пришел один странник из отцов посетить скит. Подойдя к его келии, увидел, что она растворена, и пошел дальше, удивляясь, почему никто не вышел навстречу? Но потом он вернулся, говоря: “Не болеет ли брат!” Постучав, он вошел в келию, увидел брата в сильном изнеможении и спрашивает: “Что с тобой, отец?” Тот рассказал ему о себе: “Я от мира, и враг ныне разжигает меня на мою жену. Я открыл это отцам, они наложили на меня разные труды и пост, и я, исполняя их, обессилел, а брань возрастает.” Услышав это, старец опечалился и говорит ему: “Хотя отцы, как мужи крепкие, хорошо наложили на тебя такие труды и пост, но, если хочешь послушать моего смирения, оставь это и принимай немного пищи в обычное время, совершай посильную службу Богу и возложи на Господа печаль твою... (Пс. 54:23), ибо своими трудами ты не можешь преодолеть этой похоти. Тело наше, как одежда: если сберегаешь ее, она остается в целости, если же не сберегаешь, предается тлению.” Выслушав это, отец так и поступил, и через несколько дней брань отступила от него. (Древний патерик. 1874. С. 111. № 43).

61. Юноша, боримый плотским вожделением, исполняя послушание отцу, пробыл двадцать дней в пустыне и видел духа-искусителя в виде смердящей жены

См. также: Демонские брани; Подвиг; Послушание.

Некто пришел в скит, чтобы быть монахом. При нем также был сын-младенец, только что отнятый от груди. Когда сын достиг юношеского возраста, демоны начали нападать на него и беспокоить. Он сказал отцу: “Пойду в мир, потому что не могу выдержать плотского вожделения.” Отец утешал его. По прошествии некоторого времени опять говорит юноша отцу: “Я не в силах выдерживать вожделения, отпусти меня, пойду в мир.” Отец отвечал: “Еще раз послушай меня. Возьми с собой сорок хлебов и пальмовых ветвей на сорок дней и пойди во внутреннюю пустыню, пробудь там сорок дней, и воля Божия да будет.” Послушавшись отца, юноша ушел в пустыню. Он оставался там и проводил время в подвиге и работе, плетя веревки из сухих пальмовых ветвей и питаясь сухим хлебом. Когда он пробыл там двадцать дней, то внезапно увидел, что некое диавольское привидение приближается к нему. Оно остановилось близ него в образе женщины-эфиопки неприятнейшей наружности и смердящей. Не будучи в состоянии перенести ее смрад, он отталкивал ее от себя. Она сказала ему: “Я та, которая представляется сладкой в сердцах человеческих. По причине твоего послушания и подвига Бог не дозволил мне обольстить тебя, но явил тебе мое зловоние.” Он встал, воссылая благодарение Богу, возвратился к отцу и сказал ему: “Уже не хочу идти в мир, я узнал действие диавола и его зловоние.” Открыто было и отцу о всем произошедшем, он отвечал сыну: “Если б ты пробыл все сорок дней во внутренней пустыне и вполне сохранил заповеданное мной, то увидел бы еще больше.” (Еп. Игнатий. Отечник. С. 477. № 77).

62. Авва Евагрий в ночном видении был убежден Ангелом покинуть город, в котором жила женщина, склонявшая его ко греху

См. также: Видение; Вразумление.

Случилось, что авва диакон Евагрий, которого все в городе уважали за особую честность, был уязвлен страстной любовью к женщине, как он сам рассказывал после, когда освободился уже от этого искушения. Женщина взаимно полюбила его, а была она из знатного рода. Евагрий, так как и боялся Бога, и стыдился своей совести, и представлял себе скверну порока и злорадство еретиков, усердно молил Бога воспрепятствовать намерению женщины, которая, распаленная страстью, старалась вовлечь его в грех. Он хотел удалиться от нее, но не мог, удерживаемый страстью к ней. Немного спустя после молитвы, которой он предотвратил грех, предстал ему в видении Ангел в одежде воина и, взяв его, повел будто в судилище и бросил в темницу, обложив шею железными узами и связав руки железными цепями. Между прочим, приходившие к нему не говорили о причине заключения. Но сам он, мучимый совестью, думал, что подвергся этому за свою страсть, и полагал, что муж той женщины донес судье о нем. После такого великого страха и безмерного мучения Ангел, который в видении так устрашил его, принял образ искреннего друга, пришел будто навестить его и сказал: “Если хочешь послушаться своего друга, то слушай: не на пользу тебе жить в этом городе.” Евагрий ответил: “Если Бог освободит меня от этой беды, ты более не увидишь меня в Константинополе.” Друг сказал ему: “Если так, я принесу Евангелие, а ты поклянись мне на нем, что удалишься из этого города и позаботишься о своей душе, и я избавлю тебя от этой беды.” Евагрий поклялся ему на Евангелии. После клятвы встревоженный он вышел из того состояния, в котором был ночью. Встав, он размышлял: “Пусть клятва сделана и в исступлении, но все же я поклялся.” Перенеся все, что имел, на корабль, он отплыл в Иерусалим. (Лавсаик. С. 221).

63. Желая победить вожделение к жене-искусительнице, отшельник сжег свои пальцы на лампаде; жена, увидя это, умерла от страха; утром старец воскресил ее своей молитвой

См. также: Воскрешение; Женщина; Искусительница; Молитва праведника; Мужество.

Был в нижнем Египте некий отшельник, пользовавшийся известностью, потому что он безмолвствовал наедине в келии в пустынном месте. По действию сатаны некая женщина развратного поведения, услыхав о нем, сказала своим знакомым: “Что дадите вы мне, когда я низложу вашего отшельника?” Они условились вознаградить ее щедро. Она вышла вечером и, как бы сбившись с дороги, пришла к келии отшельника, постучалась в дверь. Он вышел, увидев ее, смутился и спросил: “Каким образом ты сюда пришла?” Она, заплакав притворно, отвечала: “Сбилась с дороги и пришла.” Умилосердившись над ней, он ввел ее в сени, которые были перед келией, а сам вошел в келию и запер за собой дверь. Но окаянная начала кричать: “Авва! Здесь съедят меня звери!” Он опять смутился, но вместе с тем убоялся суда Божия за жестокий поступок и спрашивал сам себя: “Откуда пришла ко мне эта напасть?” Отворив дверь, он ввел ее в келию. Тогда диавол начал стрелами вожделения разжигать его сердце. Поняв, что тут действует диавол, отшельник сказал сам себе: “Путь врага — тьма, а Сын Божий — свет.” С этими словами он зажег лампаду. Чувствуя, что вожделение воспламеняется более и более, сказал: “Так как удовлетворяющие вожделениям пойдут в муку, испытай себя, можешь ли выдержать огонь вечный. С этими словами он наставил палец на огонь лампады. Палец начал гореть, но он не чувствовал боли по причине необыкновенного воспламенения плотской страсти. До рассвета он сжег себе все пальцы на руке. Окаянная, увидев, что делает отшельник, от ужаса как бы окаменела. Рано утром пришли заговорщики к отшельнику и спрашивают: “Приходила ли сюда поздно вечером женщина?” Он отвечал: “Приходила. Вон она спит там.” Юноши, подойдя к ней, нашли ее мертвой и сказали: “Авва! Она умерла.” Тогда он, раскрыв малую мантию, в которой был, показал им свои руки. “Вот что сделала мне эта дщерь диавола, — и, рассказав им обо всем, присовокупил: — но Писание говорит: “Не воздавайте злом за зло” (1 Пет. 3:9; Рим. 12:17). Помолившись, он воскресил умершую. Воскресшая покаялась и провела благочестно остаток своей жизни. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 483. № 89).

64. Испытывая нестерпимую плотскую брань, авва Пахомий хотел отдать себя на съедение гиенам, умереть от укуса аспида, два года ощущал смрад эфиопки, явившейся ему, и только после того, как был вразумлен голосом Божиим надеяться на помощь Божию, получил покой

См. также: Демонские козни; Испытание; Помощь Божия; Самонадеянность.

Авва Пахомий поведал: “Вот я, как видишь, старый человек, сорок лет живу в этой келии, пекусь о своем спасении и, несмотря на свои подвиги, до сих пор еще подвергаюсь искушениям.” И здесь он с клятвой присовокупил: “В продолжение двенадцати лет после того, как я достиг пятидесяти, ни дня ни ночи не проходило, чтобы враг не нападал на меня. Подумав, что Бог отступил от меня и потому демон так меня мучает, я решил, что лучше умереть безрассудно, чем постыдным образом предаться сладострастию. И выйдя из своей келии, я пошел по пустыне и нашел пещеру гиены. Целый день я лежал в ней нагой, чтобы звери при выходе из пещеры пожрали меня. Когда настал вечер, самец и самка, выходя из пещеры, с ног до головы обнюхали меня и облизали. Я уж думал, что буду съеден, но они не тронули меня. И так пролежав целую ночь, я уверился, что, конечно, помиловал меня Бог, и тотчас возвратился в свою келию. Демон же, переждав несколько дней, восстал на меня еще сильнее прежнего, так что я едва не произнес хулу на Бога. Враг принял вид эфиопской девицы, которую я видел в своей молодости, когда она летом собирала солому. Мне представилось, что она сидит у меня, и до того демон довел меня, что я думал, будто уже согрешил с ней. В исступлении я дал ей пощечину, и она исчезла. Поверь мне, два года не мог я стереть нестерпимого зловония от своей руки. Я стал унывать еще больше и, наконец, в отчаянии пошел скитаться по пустыне. Найдя небольшого аспида, я взял его и стал подносить к своему телу, чтобы, как только он ужалит меня, умереть. Но сколько я ни подносил его, он не жалил меня, по промыслу благодати. После этого услышал я говоривший моему сердцу голос: “Иди, Пахомий, подвизайся. Я для того попустил демону такую власть над тобой, чтобы ты не возмечтал, будто можешь сам победить этого демона, но чтобы, познав свою немощь, никогда не уповал на свое житие, а всегда прибегал к помощи Божией.” Успокоенный этим голосом, я возвратился в свою келию. С того времени ощутил я в себе бодрость и, не тревожимый более этой бранью, провожу остальные дни свои в мире.” (Лавсаик. С. 99).

65. Авва Иаков, борясь с блудной страстью, прибегнул к помощи Святого Причастия

Борясь с блудной страстью, авва Иаков, перейдя в скит, был сильно искушаем демоном блуда и, находясь близ опасности, пришел ко мне и открыл мне свое состояние. Потом сказал: “Через два дня я уйду в такую-то пещеру, прошу тебя, ради Господа, никому об этом не говори, даже отцу моему, но отсчитай сорок дней и по прошествии их сделай милость, приди ко мне и принеси с собой Святое Причастие. Если найдешь меня мертвым, похорони, а если живым, то приобщи Святых Тайн.” Я обещал. И когда прошло сорок дней, взяв Святое Причастие, а еще обыкновенный чистый хлеб и немного вина, пошел к нему. Приближаясь к пещере, я почувствовал сильный дурной запах, который выходил из пещеры, и сказал сам себе: “Почил блаженный!” Войдя в пещеру, нашел брата полумертвым. А он, приметив меня, собрал все силы и сделал небольшое движение правой рукой, напомнив этим о Святом Причастии. Я хотел открыть его уста, но они были крепко сжаты. Не зная, что делать, вышел я в пустыню и сорвал с куста небольшую ветку. Ею с большим трудом я несколько открыл его уста и приобщил Честного Тела и Крови, раздробляя первое насколько можно мельче. От приобщения Святых Тайн авва Иаков получил силу. Немного спустя я дал ему несколько крошек хлеба, размочив их в вине, потом еще немного, сколько мог он принять. Таким образом, по благодати Божией, через день он пошел со мной, вернулся в свою келию и с того времени с помощью Божией освободился от пагубной страсти блуда.” (Достопамятные сказания. С. 277. № 2).

66. Чтобы победить искушение, преподобный Мартиниан опалил себя на костре; когда же со временем искушение повторилось, он бросился в море, но чудесно был спасен

См. также: Искусительница; Мужество.

Преподобный Мартиниан стал постником и удалился в пустыню восемнадцати лет от роду. Прожив в ней двадцать пять лет, он однажды перенес следующее искушение от диавола. Некая блудница, надев на себя нищенскую одежду, пошла к тому месту, где жил преподобный Мартиниан. Подойдя к келии святого вечером, она стала плакать и рыдать и просить преподобного, чтобы он спас ее от зверей. Мартиниан, ничего не подозревая, впустил ее в келию и спросил: “Кто ты и зачем пришла сюда?” Блудница отвечала: “Ненавидя тебя и всех монахов, а равно и постническое житие, я пришла соблазнить тебя на грех.” Преподобный ужаснулся и не знал, что делать. Но вскоре, придя в себя, он победил диавола следующим образом. Собрав много хвороста, он зажег его. Когда хворост разгорелся, он вошел в пламя и сказал самому себе: “Убогий Мартиниан! Ну что же? Если можешь перенести огонь геенский, сотвори грех!” Преподобный, весь опаленный, вышел, наконец, из огня и уговорил ужаснувшуюся блудницу уйти в женский монастырь. Исцелившись от ран, он отплыл на один остров, где пробыл десять лет. Тут искушение с ним повторилось. Во время бури на море потерпел крушение корабль и одна пассажирка была выброшена волной на остров, где жил преподобный. Он приютил ее, но, опасаясь соблазна, сам бросился в море, воскликнув: “Не может сено ужиться с огнем.” Вынесенный на землю дельфинами, он обошел много городов и стран, постоянно восклицая: “Бегай, Мартиниан, чтобы не постигла тебя напасть!” Достигнув Афин, он там скончался и честно был погребен епископом при множестве народа. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 484).

67. Пресвитер Конон, совершавший крещение женщин, был избавлен святым Иоанном Крестителем от брани, но вместе с тем лишился и награды за подвиг борьбы

См. также: Награда; Пресвитер.

Один старец рассказал: “Пришлось быть нам в монастыре Пенктулы. Там был старец Конон, киликиянин. Сперва в качестве пресвитера он служил при совершении Таинства Крещения, а потом ему, как великому старцу, поручили самому совершать крещение, и он стал помазывать и крестить приходивших к нему. Всякий раз, как приходилось ему помазывать женщину, он смущался и по этой причине даже вознамерился уйти из монастыря. Но тогда явился ему святой Иоанн и говорит: “Будь тверд и терпи, и я избавлю тебя от этой брани.” Однажды пришла к нему для крещения девица-персиянка. Она была так прекрасна, что пресвитер не решался помазать ее святым елеем. Она прождала два дня. Узнав об этом, архиепископ Петр был поражен этим случаем и решил было уже для этого дела избрать диаконису, но не сделал этого, потому что не дозволял закон. Между тем пресвитер Конон, взяв свою мантию, удалился со словами: “Я не могу более здесь оставаться.” Но едва взошел он на холм, как вдруг встречает его Иоанн Креститель и кротко говорит ему: “Возвратись в монастырь, и я избавлю тебя от брани.” С гневом отвечает ему авва Конон: “Будь уверен, ни за что не вернусь. Ты не раз обещал мне это и не исполнил своего обещания.” Тогда святой Иоанн посадил его на один из холмов и, раскрыв его одежды, трижды осенил его крестным знамением. “Поверь мне, пресвитер Конон, — сказал Креститель, — я желал, чтобы ты получил награду за эту брань, но так как ты не захотел, я избавлю тебя от брани, но вместе с тем ты лишаешься и награды за подвиг.” Возвратившись в киновию, где совершал крещение, пресвитер наутро окрестил персиянку, как бы и не заметив, что она женщина. После того в течение 12 лет, до своей смерти пресвитер совершал помазание и крещение без всякого нечистого возбуждения плоти.” (Луг духовный. С. 6).

68. Правильная брань с блудной страстью принесла ученику благой плод

См. также: Подвиг; Совершенствование; Терпение.

Ученик некоего святого старца был борим духом любодеяния, но при помощи благодати Божией мужественно противостоял скверным и нечистым помышлениям своего сердца, очень прилежно исполняя пост, молитву и рукоделие. Блаженный старец, видя его усиленный подвиг, сказал: “Если хочешь, сын, я помолюсь Господу, чтобы Он отъял у тебя брань.” Ученик отвечал: “Отец! Хотя я и тружусь, но вижу и чувствую в себе благой плод. По причине этой брани я пощусь больше и больше упражняюсь в бдениях и молитвах. Но прошу тебя, моли милосердного Господа, чтобы дал мне силу выдерживать брань и подвизаться законно.” Тогда святой старец сказал ему: “Теперь я узнал, что ты правильно понял: этой невидимой бранью с духами при посредстве терпения совершается вечное спасение твоей души.” (Еп. Игнатий. Отечник. С. 424. № 6).

69. Монах, пять раз отражавший молитвой помыслы блуда, получил пять венцов

См. также: Награда; Подвиг; Прозорливость.

Поведали братия, что они шли однажды в селение, будучи посланы своим аввой, и на старшего из них нападал бес до пяти раз, чтобы ввергнуть его в грех блуда. Брат подвизался против помысла в течение нескольких часов, отражая его молитвой. Они возвратились к своему отцу. На лице искушенного брата было заметно смущение. Он пал в ноги отцу, говоря: “Помолись обо мне, отец, я впал в блуд,” — и рассказал отцу, как он боролся с помыслами. Старец был прозорлив, он увидел на голове брата пять венцов и сказал ему: “Ободрись! Когда ты пришел ко мне, то я увидел на тебе венцы, ты не был побежден, напротив того, ты победил, не исполнив на деле того, что предлагал помысел” (Еп. Игнатий. Отечник. С. 425. № 7).

70. Брат, боримый страстью любодеяния, упорно боролся с помыслами, и отступила от него страсть, а в душе воссиял свет

См. также: Помыслы; Трезвение.

Некоего брата беспокоила страсть любодеяния: днем и ночью он ощущал в своем сердце как бы огненное жало. Но брат боролся, не уступая помыслам и не соглашаясь с ними. По прошествии долгого времени отступила от него страсть, не одолев его по причине его трезвения (терпения). И немедленно воссиял свет в его сердце. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 475. № 73. Древний патерик. 1874. С. 89. № 15).

71. Инок мужественно подвизался против блудного искушения в течение двадцати дней; видя его подвиг, Бог прекратил его брань

См. также: Демонские козни; Мужество.

Один брат был сильно искушаем демоном блуда, ибо четыре демона, приняв вид красивых женщин, в течение двадцати дней старались вовлечь его в постыдное смешение. Но так как он мужественно подвизался и остался непобедимым, Бог, видя его подвиг, даровал ему то, что впредь он уже не имел плотского вожделения. (Древний патерик. 1874. С. 106. № 39).

Блудница.

См. также: Клевета. № 311; Любовь к ближним. № 388; Милостыня. № 452; Мудрость. № 554; Покаяние. № 779-783.

Бог.

72. Преподобному Блиазару небесный голос возвестил, чтобы он ежедневно прославлял Бога

Некогда пришел мне (преподобному Елиазару) помысл узнать: творю ли я угодное Богу и что значат мои труды и моления? Я помолился с особенным усердием: “Владыко, Боже, Отче Вседержителю, вразуми меня, как прославлять пресвятое имя Твое!” После этой молитвы я услышал небесный голос: “Всякий день молись, говоря: “Слава в вышних Богу, и на земли мир, в человецех благоволение... Господи прибежище был еси нам в род и род... Сподоби, Господи, в день сей без греха сохранитися нам.” (Соловецкий патерик. С. 98).

Богатство.

См. также: Доброделание. № 244; Молитва. № 469; Нестяжательность. № 672.

73. Пристрастие к богатству препятствует стать истинным монахом

См. также: Монах; Самоотречение.

Один сенатор, отрекшись от мира и раздав свое имение бедным, удержал некоторую часть для собственного употребления, не желая через совершенную нестяжательность воспринять смиренномудрие и надлежащее подчинение правилу общежития. Это к нему святой Василий нарек своё слово: “Ты и сенатором перестал быть, и монахом не сделался.” (Древний патерик. 1874. С. 124. № 14).

Боговидение.

74. Преподобный Серафим Саровский видел во время литургии Христа, окруженного Небесными Силами

См. также: Видение; Литургия; Святой; Христос.

Однажды преподобный Серафим, будучи иеродиаконом, служил Божественную литургию в Великий Четверток. После Малого входа Серафим возгласил в Царских вратах: “Господи, спаси благочестивые и услыши ны!” Но едва, обратясь к народу, навел на предстоящих орарем и сказал: “И во веки веков!” — как озарил его луч ярче солнечного света. Взглянув на это сияние, он увидел Господа Иисуса Христа в образе Сына Человеческого, во славе и неизреченным светом сияющего, окруженного Небесными Силами: Ангелами, Архангелами, Херувимами и Серафимами, как роем пчелиным, — и от западных церковных врат идущего по воздуху. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 688).

Богородица.

См. также: Блудная брань. № 52; Болезни. № 109; Вера. № 126; Демонские козни. №№ 223-224; Клятвопреступление. № 317; Книга еретическая. № 321; Мать. № 425; Милосердие. № 435; Молитва. № 469; Молитва неразумная. № 479; Молитва услышанная. № 514; Наказание. № 605; Неплодство. №№ 644-646; Пост. № 848; Путешествие. № 931; Родина. № 953; Суд Христов. № 1114; Судьбы Божии. № 1118; Храм. № 1182; Церковь. №№ 1200, 1205.

75. Желание диавола отвратить монаха от почитания Божией Матери

См. также: Клятва.

Один из старцев передал нам рассказ аввы Феодора Илиотского. На горе Елеонской жил затворник, великий подвижник. Диавол сильно обуревал его блудными помыслами. Однажды при страшном нападении диавола старец, потеряв терпение, воскликнул: “Когда же, наконец, ты оставишь меня в покое? Отступи от меня, по крайней мере, в моей старости?” Тогда диавол видимым образом явился старцу и сказал: “Поклянись мне, что никому не откроешь того, что скажу тебе, и я перестану нападать на тебя.” — “Клянусь Живущим на Небе, — поклялся старец, — что никому не открою сказанного тобой.” — “Перестань поклоняться вот этому образу, — сказал диавол, — и я прекращаю брань на тебя.” На иконе было изображение Владычицы нашей Пресвятой Богородицы Марии с Предвечным Младенцем — Господом нашим Иисусом Христом. “Дай мне подумать,” — ответил старец. На следующий день старец передал все авве Феодору Илиотскому, жившему тогда в лавре Фаран. От него и мы узнали об этом случае. “Воистину, авва, ты поруган, потому что поклялся, — сказал ему авва Феодор, — но хорошо поступил, что не умолчал. Знай, что нет греха гибельнее и ужаснее, как отречься от поклонения Господу нашему Иисусу Христу и Его Матери.” После этого, успокоив и подкрепив старца различными наставлениями, авва Феодор удалился к себе. Снова диавол явился затворнику. “Что ж это значит, негодный старик? — сказал диавол. — Не клялся ли ты мне, что никому не будешь говорить? Зачем ты все рассказал? Знай, что ты будешь осужден в День Суда, как клятвопреступник..!” — “Не тебе, клятвопреступнику, уличать меня! — ответил старец. — Сам знаю, что я клялся и нарушил свою клятву, но не перед тобой, а перед Господом и Творцом моим. Тебя же слушать не стану: ты-то вот уж подлинно подвергнешься неизбежной каре, как первовиновник всякого зла и клятвопреступник..!” (Луг духовный. С. 59).

76. Спасение Пресвятой Богородицей жены и дочери одного христолюбца от убийцы

См. также: Наказание.

В Александрии жил некогда один христолюбивый муж, благоговейный и милостивый, принимавший странных и омывавший ноги монахам. Он имел жену, смиренницу и постницу, и дочь шести лет. Однажды, когда он отправлялся в Константинополь по торговым делам, жена спросила его: “А кому, господин мой, ты поручаешь меня и дочь на время своего отсутствия?” — “Владычице нашей, Богородице,” — отвечал муж. Оставив в доме одного раба, он уехал, В его отсутствие диавол внушил этому рабу злую мысль: убить жену и дочь хозяина, ограбить имение и с награбленным бежать. Взяв нож, он пошел к горнице, где жена его господина сидела за рукоделием. Но когда он подходил к дверям, внезапно был поражен слепотой и не мог двинуться с места. Долго промучившись, он начал звать госпожу свою: “Приди сюда!” Госпожа, видя, что раб стоит в дверях и не входит к ней, не зная о его слепоте, сказала ему: “Зачем я пойду к тебе? Ведь я твоя госпожа, ты должен прийти ко мне, а не я к тебе.” Тогда раб всячески стал умолять её подойти к нему. Госпожа не пошла. Тогда раб закричал: “Ну пусти ко мне хоть бы дочь свою!” Но госпожа и дочь не пустила. Тогда раб, увидев, что злое дело его не удалось, в отчаянии ударил себя ножом и упал. Госпожа закричала. Собрались судьи и народ, и раб, будучи еще жив, подробно рассказал всем о своей неудавшейся попытке покушения на жизнь своей госпожи и ее дочери, и все прославили Бога. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 709).

77. Спасение Богородицей семьи от турецкого плена

Когда турки намеревались занять то место, где жили родители преподобного Нектария Афонского, мать преподобного, работая на гумне, забылась кратким сном и увидела Пресвятую Богородицу. Дева Мария объявила ей, что турки займут их область, и повелела тотчас бежать вместе с мужем и детьми и скрыться в какой-нибудь стране. Лишь только видение кончилось, женщина рассказала об этом своему мужу, и они, нисколько не медля, взяли своих детей, оставили родину и скрывались до тех пор, пока агаряне, завоевавшие Бетолию, после ее расхищения и разграбления не рассыпались для грабежа и неистовств по другим местам. Так предстательством Богородицы было спасено благочестивое семейство. (Афонский патерик. Ч. 2. С. 29).

78. Чудесное спасение Богородицей двух мальчиков из турецкого плена; их жизнь в монастыре и встреча с матерью

См. также: Судьбы Божий.

У одной вдовы турки пленили двух ее малолетних сыновей. Несчастная мать, заливаясь слезами, плакала о своих детях и вдовстве, об убожестве и совершенном пренебрежении всеми её горя и все свое утешение находила только в чаянии милости и заступничества Царицы Небесной, к Которой молитвенно прибегала в плаче и страдальческих слезах, поручая Ей, как себя, так и — в большей мере — детей и умоляя Ее о спасении их от сатанинских козней и избавлении от агарянского плена. Молясь со все своей горячей верой, она была услышана: дети ее чудесным образом были спасены и выведены из темницы. Это произошло следующим образом. Однажды ночью явилась находящимся в темнице детям Пресвятая Богородица в образе их матери и сказала: “Встаньте, дети мои возлюбленные, и следуйте за Мной.” Дети вскочили от радости, двери темницы растворились сами собой, и Богоматерь, выведя оттуда детей, привела их в монастырь (в городе Неаполе), посвященный Пречистому Ее имени. Это было во время утрени. Приказав им остаться в этой обители, Она убеждала их, чтоб слушались игумена и братию, а в заключение повелела принять на себя ангельский образ. “Я, — продолжала Мнимая Мать, — спустя некоторое время приду к вам. Преуспевайте в подвигах духовной жизни и прощайте!” При этих словах Она благословила их и стала невидима. После утрени, принимая благословение от игумена, дети рассказали ему о случившемся с ними, и тот, по вдохновению свыше, понял, что они были выведены из темницы чудесным образом. Прославляя всемогущество Бога, он поручил одному из своих старцев обучить детей Священному Писанию и правилам иноческой жизни. Скоро они преуспели в духовном образовании, и, согласно их сердечному влечению и побуждениям духа, игумен постриг их в иночество. Между тем мать их, не имея никаких сведений об отнятых у нее детях, решила оставить мир и тоже посвятить себя подвигам иноческой жизни. Вследствие этого она покинула Елатию, где она жила, и по тайному водительству Промысла удалилась в город Неаполь, где и вступила в женскую обитель. Там она приняла пострижение от того самого старца, который постриг ее детей, и была наречена Евдокией. Находясь в близком соседстве, мать и дети не встретились, и в так неизвестности прошло какое-то время. Раз по случаю храмового праздника в мужскую обитель, где подвизались братья (одним из них был преподобный Филофей), в числе прочих монахинь женского монастыря пришла и Евдокия, Когда кончилась Божественная литургия, младший из детей Евдокии, встретив своего брата, занимавшего должность екклесиарха, случайно назвал его вслух прежним мирским именем. Услышав имя Феофила, Евдокия вздохнула и невольно, увлекаемая чувством материнской любви, начала всматриваться в лица двух братьев. Ее сердце забилось невыразимо! Недолго могла она сдерживать внутреннее волнение и порыв материнской нежности. Евдокия подошла к ним, назвала каждого по имени, и когда сами братья в ее старческих чертах узнали свою незабвенную мать, тотчас бросились к ней в объятья и плакали, благословляя Бога, соединившего их. На ее вопрос, когда и каким образом они освободились из плена, дети отвечали: “Ты сама лучше нас знаешь это, к чему же любопытствуешь? Не ты ли, освободив нас из рук турок, привела сюда? И не ты ли велела нам жить в этой обители, обещая прийти к нам?” Мать поняла тайны судеб Божиих. Это убедило ее в особенном предстательстве Божией Матери, она прославила Ее помощь в дивном спасении своих детей. На слезы радости и на трогательное свидание матери со своими детьми собралась вся братия и, узнав о чудном происшествии, торжествовала духовно. (Афонский патерик. Ч. 2. С. 282).

79. Божия Матерь явилась бесноватому в пустыне, исцелила его и указала путь к дому

Один человек по имени Кодрат был бесноватым, и бесы однажды гнали его через пустыню десять недель. Он погибал от голода и ждал смерти. Но Пресвятая Богородица явилась ему в пустыне, изгнала из него демонов, укрепила его, показала путь к дому его родителей, и он сделался совершенно здоровым. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 921).

80. Спасение Богородицей еврейского мальчика, брошенного отцом в горящую печь

См. также: Фанатизм; Чудо.

В царствование Иустина в Константинополе был некий еврей, ремеслом стекловар. Своего единственного сына он отдал учиться в Софийское училище. Однажды сосудохранитель призвал детей, чтобы они вкусили церковные хлебы. Еврейский мальчик вкушал вместе со всеми. Когда еврей узнал об этом, то взбесился и бросил своего сына в пылающую печь. Когда жена узнала об этом и прибежала к печи, то извлекла сына неопаленным. Отрок сказал, что некая Жена, облаченная в порфиру, пришла и погасила пламень, говоря: “Не бойся, мальчик.” Мать пошла к Патриарху и просила о крещении. Патриарх представил их царю. Царь позвал отца, его убеждали стать христианином, но не могли убедить. Царь повелел казнить еврея за сыноубийство. Жену же и отрока Патриарх крестил, она стала певчей, а отрок — чтецом. (Алфавитный патерик. Л. 86).

81. Заступничество Богоматери при нашествии на Москву полчищ Тамерлана

Летом 1395 года в русские пределы вторгся страшный завоеватель, “бич народов” Тамерлан. Он хвалился тем, что трава не растет на том месте, где ступил его конь. Тамерлан взял уже город Елец с его князем, перебил много народа и двинулся на Москву. Великий князь Василий Димитриевич спешно собрал войско и ждал у Коломны грозного завоевателя. Велено было перенести из Владимира в Москву прославленную Владимирскую икону Пресвятой Богородицы. Плач стоял в московских храмах. Усерднее возжигали неисчислимые свечи перед иконами: “Милосердная, Милосердная! Неужели доползет до святого града лавина тамерлановых полчищ!” — Москва звала Богоматерь. Икона продвигалась к Москве. Москвичи с великокняжеской семьей и всем духовенством вышли встречать святыню на Кучково поле. И чудо совершилось. Еще не получая никаких вестей, люди вдруг почувствовали освобождение от беды и возрадовались. В час встречи иконы в Москве Тамерлан спал в своем шатре. Вдруг видит он во сне высокую гору. С горы спускаются к нему святители с золотыми жезлами. Над ними в воздухе в несказанном величии, в сиянии ярких лучей стоит лучезарная Дева. Тьма Ангелов окружает Деву, они держат огненные мечи. Тамерлан в ужасе проснулся и созвал мудрецов, старейшин и гадальщиков. “Эта Дева, — сказали они, — есть Заступница русских, Матерь христианского Бога. Ее сила неодолима.” — “Не сладить нам с ними,” — воскликнул Тамерлан и велел своим полчищам повернуть обратно. “Бежал Тамерлан, — говорит летописец, — гонимый силой Пресвятой Девы.” (Е. Поселянин. Московский патерик. С. 6).

82. Заступничество Богородицы за нашу Родину во времена царя Феодора

Иоанновича при нашествии крымских татар

См. также: Икона.

В царствование Феодора Иоанновича на Русь напали завоеватели: шведский король пошел на Новгород, а крымский царевич Нарадын со своим братом — на Москву. Подойдя к Москве, Нарадын с войском расположился в ее окрестностях — на речке Котловка и на Воробьевых горах. Феодор Иоаннович, пославший большую часть войска к Новгороду для отражения шведов, увидел полную невозможность своими малыми силами противостоять татарам и обратился со слезной молитвой к Пресвятой Богородице, прося Ее помощи. Он вошел в Благовещенский собор, взял чудотворную икону Божией Матери, именуемую “Донская,” и обошел с ней крестным ходом стены Кремля и ряды своих воинов. Молитва благочестивого царя была услышана. Ночью он получил откровение от Царицы Небесной, что силой Ее Сына по Ее предстательству враги будут побеждены. На другой день рано утром Нарадын напал на русских и бился с ними целые сутки. Но вдруг объял его великий страх, и он, гонимый невидимой силой Божией, обратился со своими полчищами в постыдное бегство. Русские преследовали его, многих татар побили, многих пленили и взяли большую добычу. В том же году Нарадын, желая отомстить за поражение, снова пошел на Москву. Но и на этот раз потерпел неудачу, будучи “поражен, как говорит сказание, десницей крепкой Сына Божия за предстательство Богоматери, Пречистой Богородицы.” После этого благоверный царь в благодарность Царице Небесной и в память об одержанных победах на месте, где стоял чудотворный Донской образ Богородицы посреди русских полков, повелел устроить в честь Богородицы церковь, основал при ней мужской монастырь и учредил в нем ежегодный крестный ход. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 914).

83. Заступничество Божией Матери за Новгород

В 1170 году князь Андрей Суздальский, собрав большое войско, послал на Новгород своего сына Романа. К Андрею еще присоединились князь Мстислав и семьдесят других князей и вместе огромными силами подступили они к Новгороду. Новгородцы, не видя ниоткуда помощи, всю надежду возложили лишь на Господа Иисуса Христа и Пречистую Его Матерь и, наскоро устроив вокруг города укрепления, стали ожидать врагов. Последние не замедлили прийти и в продолжение трех дней со всех сторон окружали город. Но вот, в третью ночь осады Господь явил Свое милосердие осажденным. Когда архиепископ Иоанн молился об избавлении города перед образом Спасителя, вдруг услышал он голос: “Пойди в церковь Иисуса Христа, что на Ильинской улице, и возьми там образ Пресвятой Богородицы; поставь его на городские стены против врагов и обретешь спасение города.” Утром архиепископ рассказал всему освященному собору и народу о бывшем ему голосе, и все прославили Бога. Затем святитель вошел в церковь, пал на колени перед образом Богоматери и стал молиться об заступничестве от врагов. Во время его молитвы образ сам сдвинулся со своего места, и все в умилении воскликнули: “Господи, помилуй!” Святитель, взяв икону, передал ее диаконам и велел нести на городские стены, а сам с клиром и народом последовал за ней. Когда же икона была поставлена на указанное место и обращена ликом к врагам, то те еще более озлобились и пустили в осажденных тысячи стрел. Но в это время икона вдруг повернулась ликом к городу, и на глазах Богоматери появились слезы. И разгневался Господь на супротивных, и покрыла их тьма, и стали они поражать друг друга. Новгородцы, видя это, вышли из города и разбили врагов. Так Новгород был спасен. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 222).

84. Чудесная помощь Богородицы, оказанная Почаеву при нашествии татар в 1675 году

См. также: Помощь Божия; Чудо.

Летом 1675 года полчища татар, предводительствуемых ханом Нуреддином, подступили к Почаевской обители и, обложив ее с трех сторон, осаждали в течение трех суток, грозя совершенным разорением. Татары уже сожгли окрестные строения, убили одного священника и одного иеродиакона из монастырской братии. Наконец, в ночь на 23 июля они составили совет и решили: подняв многочисленнейшую силу, единодушно взять монастырь и умертвить всех христиан, в нем находящихся. Слабая монастырская ограда не представляла никакой защиты для осажденных: в то время в Почаеве келии были деревянными, монастырь имел только несколько каменных построек и был огражден с нескольких сторон лишь дубовым палисадом. В этих обстоятельствах игумен обители Иосиф (Добромирский) убедил братию и прочих христиан, укрывшихся в стенах монастыря, оставив всякую надежду на земную помощь, обратиться к единственной заступнице — Божией Матери и блаженному угоднику преподобному Иову. Будучи в такой беде, иноки и миряне непрестанно молились Богу, проливая теплые слезы и припадая к образу Пресвятой Богородицы и к раке блаженного Иова. Между тем в среду 23 июля с восходом солнца татары держали последний совет о том, как удобнее было бы овладеть монастырем. Игумен велел петь акафист Божией Матери. И лишь только начали петь первый кондак “Взбранной Воеводе,” как над Великой церковью внезапно появилась Сама Пресвятая Богородица, окружённая Ангелами с обнаженными мечами, “омофор бело-блестящий распуская.” Рядом с ней был преподобный Иов, прилежно молящийся Богородице, да не предаст в неволю татарам монастырь, где он некогда был игуменом. Татары сначала приняли это за привидение и пустили стрелы в Пресвятую Богородицу и блаженного Иова, но стрелы начали возвращаться назад и ранить тех, кто их пускал. Объятые ужасом враги пришли в необычайное замешательство: “иные, думая, что это небесные воины, гнали вслед их и хотели убивать их, устремляясь друг на друга и убивая один другого, другие были попраны лошадьми и, таким образом, изволением Божиим, оставили свое оружие, побежали от горы Почаевской.” Между тем освобожденные таким необычайным образом православные погнались за татарами и захватили множество пленных, из которых некоторые, по словам автора “Горы Почаевской,” приняв христианскую веру, остались потом на монастырском послушании до своей кончины. (Прот. А. Хойнацкий. Волыно-Почаевский патерик. С. 182).

85. Явление Богородицы Преподобному Сергию

Однажды глубокой ночью Преподобный Сергий совершал свое келейное правило и перед иконой Богоматери пел акафист, что и делал — по своему обычаю — ежедневно. Окончив молитву, он сел отдохнуть, но вдруг его святая душа ощутила приближение небесного явления, и он сказал своему келейнику, преподобному Михею: “Бодрствуй, чадо, мы будем в этот час иметь чудесное посещение.” Едва он сказал это, как послышался голос: “Се, Пречистая грядет!” Тогда старец встал и поспешно вышел в сени. Здесь осиял его свет ярче солнечного, и он увидел Преблагословенную Деву, сопровождаемую Апостолами Петром и Иоанном Богословом. Не в силах вынести это чудное сияние неизреченной славы Матери Света, Преподобный Сергий пал ниц, но благая Матерь прикоснулась к нему рукой и ободрила его словами благодати: “Не бойся, избранниче Мой, — изрекла Она, — Я пришла посетить тебя. Услышана молитва твоя об учениках твоих, не скорби больше и об обители твоей: отныне она будет иметь изобилие во всем; и не только при жизни твоей, но и по отшествии твоем к Богу, Я неотступна буду от места этого и всегда буду покрывать его.” Сказала так и стала невидима. Затрепетал старец от страха и радости. Несколько минут он был как бы в восторженном состоянии, а когда пришел в себя, то увидел своего ученика Михея лежащим на полу, как бы умершим. Великий наставник мог видеть Царицу Небесную и слышать голос Ее, а ученик, пораженный ужасом, не в состоянии был видеть все и видел только свет небесный... (Троицкий патерик. С. 250).

86. Помощь Богоматери Соловецкому подвижнику Феофану

Соловецкому пустыннику Феофану в сонном видении явилась Жена, сияющая благолепием, с двумя светозарными мужами и ободряла его, убеждая не малодушествовать и не бояться бесовских нападений. Еще видение продолжалось ещё, когда явилось полчище бесов с угрозой погубить пустынника. Но увидев Явившуюся, бесы содрогнулись и возопили: “Горе нам! Покрывающая его пришла сюда. Если бы не Она, мы давно погубили бы этого инока.” Сказав это, они исчезли. Это сонное видение утешило старца надеждой на помощь Богоматери. Каждый день он клал сто поклонов, произнося Богородичную молитву. (Соловецкий патерик. С. 151).

87. Явление Божией Матери преподобному Елеазару и заповедь всегда в молитве призывать Ее имя

Однажды, по своему обыкновению, преподобный Елеазар совершал в келии краткую Иисусову молитву и полагал поклоны, а потом стал читать молитву к Пресвятой Богородице: “Пресвятая Госпожа Владычице, Богородице, спаси меня, грешного!” И вот внезапно является перед ним Пресвятая Богородица в сиянии небесной славы, имея три светлые звезды — одну на голове и две на плечах. Царица Небесная произнесла: “Елеазар, не переставай призывать Меня в своих молитвах, и Я буду помогать тебе до исхода твоей души.” (Соловецкий патерик. С. 98).

88. Явление Богоматери отроку Ване, будущему оптинскому старцу Иосифу;

спасение дома Вани от огня по его молитве к Богородице

См. также: Молитва ребенка.

Когда мальчику Ване (будущему оптинскому старцу Иосифу) было 8 лет, он, играя однажды с товарищами, вдруг изменился в лице, поднял голову и руки вверх и тут же упал без чувств. Его принесли домой и уложили. Когда он пришел в себя, то его стали расспрашивать, что же с ним случилось? Мальчик сказал, что он увидел на воздухе Царицу, “Да почему же ты думаешь, что видел Царицу?” — спросили его. “Потому что на Ней была корона с крестиком,” — отвечал он. “Ну а почему же ты упал?” — снова спросили его. На это он тихо сказал: “Около Нее было такое солнце, я не знаю, не знаю, как сказать!” — и заплакал. Дивное видение это оставило глубокий след в душе восьмилетнего ребенка. Он с тех пор изменился: сделался тих, задумчив и стал уклоняться от детских игр, находясь неотлучно при матери. Взгляд его кротких глаз сделался еще глубже, и в его детском сердечке загорелась живая вера и любовь к Царице Небесной. Вскоре после этого в их селе случился большой пожар, а они незадолго до этого перешли в новый, только что отстроенный дом. Ребенок видел испуг домашних и сам понимал опасность. Не зная к кому обратиться за помощью, он стал протягивать руки к находящейся вблизи их дома церкви во имя Покрова Пресвятой Богородицы и просить: “Царица Небесная! Оставь нам наш домик, ведь он совсем новенький!” Детская молитва была услышана. Все кругом сгорело, а дом Литовкиных остался цел. (Оптинский патерик. С. 368).

89. Заступничество Божией Матери во время пожара

См. также: Икона; Молебен; Пожар; Чудо.

24 июля 1901 года в городе Глухов, на конце Путивльской улицы, во дворе купца Бохонова около 12 часов дня произошел пожар. Так как в это время стояла необыкновенная сухая и жаркая погода и был сильный ветер, то огонь скоро перебросился почти на два квартала: загорелись надворные постройки в бывшей усадьбе Яценко на Терещенковской улице, так что одновременно горело в двух местах. Сначала ветер имел западное направление, и особой опасности подвергались Солдатская Слободка и Красная Горка. Но вскоре ветер переменил свое направление, и пламя с необыкновенной быстротой продвигалось к югу — на самый город. Началась паника: многим припомнился страшный пожар, опустошивший город в 1875 году. Народ, во множестве собравшийся на пожар, бросился бежать по своим домам, выносить и спасать свое имущество. В это время в городе находился чудотворный образ Рождества Пресвятой Богородицы из Глинской пустыни. Многие стали просить принести святую икону на место пожара, что, по распоряжению местного благочинного отца Герасима (Смоличева), и было сделано. И когда монашествующая братия с чудотворным образом Пресвятой Богородицы при молебном пении Царице Небесной обошла районы пожара, пламя как бы потеряло силу, и огонь перестал распространяться, так что больше не занялась и не сгорела ни одна постройка, хотя ветер не утихал. (Глинский патерик. С. 15).

90. Избавление от саранчи и засухи после молебна перед чудотворной Глинской иконой Божией Матери

См. также: Икона; Молебен; Чудо.

31 мая 1899 года по случаю саранчи и засухи Глинская чудотворная икона принесена была в село Амони Рыльского уезда Курской губернии. По просьбе амонских домохозяев был совершен молебен перед святой иконой на полях. После этого налетели доселе невиданные в тех местах черногузы и еще в большем числе — грачи и стали уничтожать саранчу, и поля остались невредимы. Засуха также прошла. “Мы верим, — заключают амонцы в своем заявлении, поданном за общей подписью на имя настоятеля Глинской обители, — что все это случилось по милости Божией, заступлением Царицы Небесной.” (Глинский патерик. С. 20).

91. Милость Божией Матери к почитательнице Ее святого образа

См. также: Благочестие; Икона; Помощь Божия.

Афонский иеросхимонах Арсений сообщил настоятелю Новоиерусалимского монастыря отцу архимандриту Леониду замечательный случай, бывший с его родной сестрой. “Моя родная сестра, — рассказывал он, — воспитанная родителями в любви к Богу и благочестии, весьма любила храм Божий и ко всякой святыне относилась с глубоким благоговением. В летнее время она набирала цветов и ими под праздники украшала святые иконы, что ее премного утешало. Достигнув семнадцати лет, она помогала матери во всех хозяйственных делах. Однажды она заметила, что прислуга небрежно относится к древней иконе, хранившейся в нашем доме, и, кстати сказать, очень ветхой. Краски на ней осыпались, отчего и разглядеть изображенное было затруднительно. По ветхости икону вынесли в кладовку и поставили на божницу. Домашняя работница по своей небрежности к святыне дерзнула снять эту древнюю икону с божницы и покрыла ею горшки с молоком. Когда сестра увидела это, она немедленно поставила икону на место, а работнице строго приказала, чтобы та в следующий раз не смела этого делать. Прошло некоторое время. Икона опять была снята работницей с божницы и употреблялась, как покрышка глиняных крынок. Видя такое отношение к святой иконе, сестра несказанно опечалилась. Она снова сделала работнице строгий выговор. Опасаясь, что икона еще раз может быть снята, она принесла ее к себе в светелку, где в летнее время спала, и поставила ее там на божничку. В первую же ночь после того сестра видит себя во сне идущей в светелку, которая наполнилась молниеносным светом. Он исходил именно от ветхой иконы. Сестре представлялось, что она вошла в светелку. Вдруг лик на древней Казанской иконе Божией Матери начал проясняться. Когда он совершенно проявился, сестра услышала от святой иконы голос: “Благочестивая и благонравная девица. За проявленную тобой любовь к Моей святой иконе Я умолила Сына Своего и Бога о даровании тебе радости душевной и здоровья телесного. Ты скоро соединишься браком с единонравным тебе юношей, а Я во все дни жизни твоей буду Хранительницей твоего дома. В память Моего явления тебе попроси родителей, чтобы они на этой древней доске написали Меня так, как ты Меня видишь, и да будет эта икона тебе в благословение на твое супружество.” Вскоре после описанного видения сестра действительно вышла замуж за доброго и милого человека. Она была с ним счастлива и внешне, и духовно. Тридцать пять лет они мирно жили в единении супружеской любви. Дети их отличались примерным поведением, красотой и добротой, а главное — все они были кротки и благочестивы. Обещание Царицы Небесной, данное сестре в видении, исполнилось. Дом сестры был незримо храним Покровом Матери Божией. Неописуемая милость Пресвятой Богородицы наиболее ощутимо открылась сестре при следующих обстоятельствах. Сестра с мужем однажды уехали в гости. В доме остались две молодые девицы, а дом их стоял на окраине города. В глухую полночь двое разбойников с ножами стали лезть в дом. Девицы, не помня себя от страха, в ужасе попрятались кто куда в ожидании смерти. В момент этой паники девицы слышали, что к дому неведомо откуда подъехали несколько экипажей. Ржание коней, разговор гостей и ямщиков — все свидетельствовало о действительности этого события. Тогда девицы, постепенно придя в себя, решились выйти из своего укрытия. И видят наяву, что злодеями выдавлены стекла, но их самих нет. Видимо, они были отогнаны от дома приездом мнимых гостей, которых на самом деле не было. Сестра моя, — закончил свою повесть иеросхимонах Арсений, — скончалась еще нестарой. Смерть ее была безболезненна. Она умерла, словно уснула тихим, приятным сном. Перед смертью она, благословляя детей и мужа, в тихой молитве всех их поручила Царице Небесной и просила Ее быть им Покровительницей во все дни их жизни. Перед кончиной она была напутствована приобщением Святых Христовых Тайн и соборована.” (Троицкие листки с луга духовного. С. 55).

92. Женщина, приговоренная врачом к смерти, после чудесного видения получила полное выздоровление

См. также: Вера; Видение; Исцеление.

Прасковья Дмитриевна Ильинская, по ее словам, от природы имела слабые легкие. После замужества ее здоровье расстроилось настолько, что от горлового кровотечения она сделалась совершенно неспособной к труду. Врачи посоветовали ей поехать в Крым на лечение, но, не имея средств, она не могла воспользоваться рекомендацией докторов. Когда это стало известно ее воспитательнице Морозовой, она все расходы взяла на себя, и больная уже через неделю была в крымском санатории. Главный врач, осмотрев ее, сказал, что здоровье ее очень плохое и что она проживет не больше недели. “В ту же самую ночь, — рассказывает больная, — вижу сон. Будто бы я нахожусь в своей квартире, в Москве. И вдруг простенок между окном исчез, открылось бесконечное пространство, которое наполнилось неописуемым светом. В этом свете я увидела в воздухе Иверскую икону Божией Матери, которая до этого висела в простенке. Перед святой иконой появилось много страждущих людей. И все они просили милости и предстательства Божией Матери. И я тоже осмелилась приблизиться к Царице Небесной. Вдруг слышу Ее голос: “Что тебе, раба Моя?” — “Матерь Божия, — восклицаю я, — прошу себе милости Твоей и здоровья телесного, а детям — Твоего премилосердного благословения на спасение их душ.” Матерь Божия сказала тогда: “Да будет тебе по вере твоей,” — и стала невидима. Когда я проснулась и начался обход, ко мне подошел профессор. Прослушав меня, он выразил необыкновенное удивление и закончил тем, что объявил меня совершенно здоровой. Через три дня меня выписали из санатория, и я, неожиданно для мужа и родных, вернулась домой совершенно здоровой.” Таковы дивные дела милосердия Божией Матери, бываемые по нашей вере. (Троицкие листки с луга духовного. С. 59).

Богослужение.

См. также: Демонские козни. №№ 231, 232; Награда. № 583; Нерадение. № 656; Утешение. № 1169.

Богослужение Общественное.

93. Святой Антоний Великий явился святителю Григорию Паламе и сообщил ему о важности общественного богослужения

См. также: Безмолвие келейное; Видение.

Однажды в праздник Антония Великого ученики святителя Григория Паламы были все вместе у чудного Исидора-отшельника и там совершали бдение божественному Антонию, а святитель Григорий между тем оставался в своем затворе. Вдруг является ему Антоний Великий и говорит: “Хорошо совершенное безмолвие, но и общение с братством иногда необходимо, особенно в дни общественных молитв и псалмопений. Поэтому и тебе должно теперь быть с братьями на бдении.” Убежденный таким видением божественный Григорий явился тогда же к братьям, которые приняли его с радостью, и всенощное бдение протекло для них с особенным торжеством. (Афонский патерик. Ч. 1. С. 348).

Богоугождение.

94. Авва Феодор, принимая посетителей, не заботился об угождении людям

См. также: Правдивость; Соблазн; Человекоугодие.

Один из отцов рассказывал об авве Феодоре Фермейском: “Пришел я однажды к нему вечером и застал одетым в разодранный левитон; грудь его была обнажена, и куколь лежал перед ним. В это время какой-то сановник пришел повидать его. Когда он постучался, старец вышел отворить и, встретив его, сел в дверях, чтобы поговорить. Я взял конец мафория и прикрыл его плечи. Но старец сбросил его. Когда сановник ушел, я сказал ему: “Авва, что ты сделал? Человек приходил к тебе за назиданием, а не затем, чтобы соблазняться.” Старец ответил мне: “Что ты говоришь, авва? Неужели мы все еще служим людям? Мы сделали, что нужно, а прочее нас не касается. Кто ищет назидания, пусть назидается, кто хочет соблазняться, пусть соблазняется. Я буду встречать людей так, как меня застанут.” И приказал своему ученику: “Если кто придет, желая видеть меня, не говори ему что угодно, как бывает у людей. Если я ем, говори: “Он ест.” Если сплю, говори: “Спит.” (Достопамятные сказания. С. 287. № 26).

95. Авва Иаков никогда не стремился к человекоугождению, зная, что награда будет не от людей, а от Бога

См. также: Награда; Правдивость; Человекоугодие.

“Когда у аввы Иакова от слабости отказались ходить ноги, ученики посоветовали ему омыть их водой. Я (Блаженный Феодорит, епископ Кирский. — Ред.) считаю нужным и здесь сделать замечание о его любомудрии. Сосуд с водой находился тут же. Один из служителей хотел прикрыть его, чтобы приходившие к Блаженному не видели сосуда. Блаженный, заметив это, сказал: “Для чего ты закрываешь сосуд?” Служитель отвечал: “Чтобы его не было видно тем, кто к тебе приходит.” — “Оставь, дитя, — сказал старец, — не скрывай от людей того, что явно перед Богом.” Ибо, желая жить только для одного Бога, он не заботился о людском мнении. “Какая польза, — говорил он, — если люди будут видеть во мне большее благочестие, а Бог — меньшее? Ведь воздавать награды будут не они, а Бог-щедродатель.” Кто не подивится, как словам старца, так и его уму, столь возвысившемуся над славой человеческой..? Я знаю и другое подобное обстоятельство. Был поздний вечер — время вкушения пищи. Блаженный, взяв предложенный глиняный сосуд, вынул смоченную чечевицу, которая составляла его единственную пищу. В это время шел из города человек, которому было поручено какое-то дело по военной части. Иаков, увидев его еще издали, не оставил трапезы и по обыкновению продолжал принимать пищу. Когда человек подошел, Блаженный сказал: “Отдохни и после молитвы отправляйся своей дорогой; а теперь будь участником моей трапезы.” Сказав это, он тут же дал ему полную горсть чечевицы.” (Блаженный Феодорит. История боголюбцев. С. 168).

Бодрствование.

96. Как к горячему котлу не приближаются мухи, так и враг не может победить

инока, занимающегося духовным деланием

См. также: Делание духовное.

Брат попросил наставления у аввы Пимена. Старец сказал ему: “Доколе котел разогрет горящим под ним огнем, дотоле не дерзает прикасаться к нему ни муха, ни пресмыкающееся. Когда же котел остынет, тогда свободно садятся на него все гады. Подобное этому совершается и с иноком. Доколе инок пребывает в духовном делании, дотоле враг не находит возможности победить его.” (Еп. Игнатий. Отечник. С. 321. № 9; Достопамятные сказания. С. 212. № 111).

97. Авва Павел, занимаясь в скиту рукоделием, терпел беспокойство от братии, но так как ум его бодрствовал, он довольствовался ночным безмолвием

См. также: Безмолвие келейное; Беспокойство; Труд.

Авва Павел и Тимофей, занимаясь в скиту своим рукоделием, терпели беспокойство от братии. Однажды Тимофей говорит своему брату: “Чего мы хотим от нашего искусства? Целый день нам нет покоя.” Авва Павел сказал ему в ответ: “Довольно с нас и ночного безмолвия, если только ум наш будет бодрствовать.” (Достопамятные сказания. С. 238. № 2).

Болезни.

См. также: Благодарение в болезнях. № 34; Вера. № 115; Вино. № 143; Исцеление. №№ 292, 302; Любовь к Богу. № 413; Надежда. № 587; Покаяние. № 785; Праведник. № 874; Рассудительность. № 944; Слава человеческая. № 1015; Сребролюбие. № 1078; Терпение. №№ 1135, 1147; Христос. № 1186.

98. Наставление пустынножителя своему ученику о том, что болезнь может быть спасительным врачевством для души

См. также: Малодушие, Терпение.

Один праведный пустынножитель, заметив, что его больной ученик частыми вздохами изъявлял нетерпение, сказал ему: “Не малодушествуй, сын мой! Тело твое, изнуренное недугом, может быть спасительным врачевством для твоей души. Если ты по делам твоим подобен железу, то огонь страдания очистит тебя от ржавчины, если же ты — золото, тο этот огонь придаст блеска твоей добродетели.” (Цветник духовный. Ч. 2. С. 79).

99. Старец, считая болезнь милостью Божией, скорбел, когда долго не был болен

Некий старец часто подвергался болезни. Случилось ему в течение одного года не болеть, старец очень скорбел об этом и плакал, говоря: “Оставил меня Господь мой и не посетил меня.” (Еп. Игнатий. Отечник. С. 495. № 99).

100. Старец, тяжело болевший в течение 30 лет, отказался от приятной пищи и выразил желание терпеть свою болезнь еще 30 лет

См. также: Воздержание; Самоотвержение; Терпение.

Один из старцев был очень болен, страдая внутренним кровотечением. Один из братии сделал похлебку, опустил в нее смоквы, принес старцу и просил его вкусить, говоря: “Покушай, это будет очень тебе полезно.” Старец посмотрел на него пристально и сказал: “Истину говорю: желал бы я, чтобы Бог попустил мне страдать в этой болезни еще тридцать лет.” И не согласился, будучи так серьезно болен, хотя бы немного вкусить приятной пищи. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 483. № 88).

101. Авва Вениамин за восемь месяцев до смерти заболел водянкой. Тело его распухло, но он сохранял благодушие и, будучи свят, врачевал болезни других людей

См. также: Благодушие; Терпение.

За восемь месяцев до своего успения авва Вениамин сделался болен водянкой. Тело его так распухло, что по своим страданиям он стал подобен Иову нашего времени. Епископ Диоскор, бывший тогда пресвитером горы Нитрийской, обратившись ко мне и блаженному Евагрию, сказал: “Пойдите посмотрите на нового Иова, который при такой неисцельной болезни сохраняет необыкновенное благодушие.” Придя, мы взглянули на его тело: оно так распухло, что рукой нельзя было обхватить его мизинец. Не в силах смотреть на это, мы отвели свои глаза. Тогда блаженный Вениамин сказал: “Помолитесь, чада, чтоб не сделался болен мой внутренний человек. А от этого тела не вижу вреда.” В те восемь месяцев он постоянно сидел на стуле огромной ширины, потому что лечь в постель не мог. И в таком состоянии он еще врачевал других от различных болезней. (Лавсаик. С. 38).

102. Пример всецелой преданности воле Божией во время болезни

См. также: Воля Божия; Терпение.

В лавре Башен был один старец по имени Мироген, который заболел водянкой. Его постоянно навещали старцы, ухаживали за ним. “Молитесь лучше обо мне, отцы, — говорил больной, — чтобы внутренний человек мой не страдал водянкой. Я же молю Бога, чтобы Он продлил мою настоящую болезнь.” Иерусалимский архиепископ Евстохий, услышав об авве Мирогене, пожелал прислать ему кое-что для телесных потребностей, но тот, не приняв ничего из присланного, сказал: “Помолись лучше за меня, отче, чтобы мне избавиться вечного мучения.” (Луг духовный. С. 15).

103. Проказа предотвратила падение инока

См. также: Благодарение в болезнях; Блудная брань.

Авва Полихроний рассказывал нам, что в монастыре Пентуклы был один брат, весьма внимательный к себе и строгий подвижник. Но его обуревала страсть блуда. Не вынеся плотской брани, он вышел из монастыря и отправился в Иерусалим, чтобы удовлетворить свою страсть. Но лишь только он вошел в жилище блудницы, как вдруг весь покрылся проказой. Увидав это, он немедленно вернулся в монастырь, благодаря Бога и говоря: “Бог послал мне эту болезнь, да спасет мою душу.” И воздал великую хвалу Богу. (Луг духовный. С. 20).

104. Телесная болезнь уврачевала душевные недуги аввы Евагрия и способствовала его поступлению в монашество

См. также: Самомнение; Тщеславие.

Диавол ожесточил сердце Евагрия, как сердце фараона, и он, будто пылкий юноша, впал в самомнение и колебался душой, ни с кем не говоря ни слова, переменил одежду, и ум его обуяло ораторское тщеславие. Но Бог, Который удерживает всех нас от гибели, поверг его в беду: послав на него горячку и тяжкую болезнь в продолжение шести месяцев, измождил его плоть, которая препятствовала ему быть добродетельным. Когда врачи уже сомневались в его выздоровлении, не находили способа вылечить его, блаженная Мелания сказала: “Не нравится мне, сын мой, твоя долгая болезнь. Скажи мне, что у тебя на душе, ибо не эта твоя настоящая болезнь.” Он признался ей во всем. Блаженная сказала ему: “Дай мне перед Богом слово, что ты решишься вести монашескую жизнь, и хотя я грешница, но помолюсь Господу, чтобы дано было тебе время для обращения и продолжение жизни.” Он согласился. Когда она помолилась, он в несколько дней выздоровел. По выздоровлении получил от нее иноческое одеяние и отправился на Нитрийскую гору, что в Египте, где прожил два года, а на третий удалился в пустыню. (Лавсаик. С. 223).

105. О блаженной кончине страдальца, терпеливо переносившего свою болезнь, подававшего посильную милостыню и любившего духовные книги

См. также: Благодарение в болезнях; Книги душеспасительные; Кончина праведника; Милосердие.

Святой Григорий в слове о смерти праведных говорит: “Был некий человек, бедный имуществом, но богатый добрыми делами. Он долгое время болел, и болезнь его была такова, что он не только не мог встать со своего одра, но не мог даже повернуться, не мог поднести руки к своим устам. Мать и братья ухаживали за ним, а добрые люди посылали ему Христа ради подаяния, которые он велел, в свою очередь, тоже раздавать убогим. Он был неграмотным, но любил слушать чтение, просил накупить себе книг и с особенным вниманием слушал то, что ему читали, и этим утешался в болезни, непрестанно прославляя Бога. Когда приблизился его смертный час, он громко начал петь и славить Господа и к пению пригласил тех, которые пришли навестить его. И вот, когда началось общее пение, он воскликнул: “Молчите, молчите! Неужели вы не слышите, какое необычайное пение раздается на Небесах!” И с этими словами скончался. Храмина наполнилась благоуханием, исшедшим от его тела, и все прославили Бога.” (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 407).

106. Болезнь, попущенная человеку за ложь и маловерие, была исцелена святителем Иоанном Златоустом после того, как больной дал обещание исправиться

См. также: Исцеление; Наказание.

Жил некогда в Антиохии богатый и знатный человек. Однажды он впал в болезнь, которая была настолько тяжела, что один глаз у него вышел наружу. Он лечился у лекарей, раздал им много денег, но пользы никакой не получил. Но когда он был в безвыходном положении, то случайно узнал о святой жизни Иоанна Златоуста, который в то время находился в одном из монастырей. Больной пришел к нему, пал к его ногам и стал просить об исцелении. Иоанн сказал ему: “Болезнь пришла к тебе за твою ложь и твое маловерие. Но если всей душой теперь уверуешь в то, что Бог силен исцелить тебя, и дашь обещание на будущее исправить свою жизнь, то Бог исцелит тебя.” На эти слова Златоуста больной воскликнул: “Верую, Господи, и сотворю все, велимое Тобой.” И с этими словами он взял в руки часть одежды святого и возложил ее на свою голову и на больной глаз. При этом болезнь его сразу прошла, глаз восстановился, — словом, человек выздоровел. Он ушел в свой дом, славя Бога и Его великого угодника Иоанна. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 146).

107. Святитель Иоанн Златоуст исцелил вельможу, болевшего проказой, после того, как тот дал обещание исправить свою жизнь

См. также: Вера; Заповеди Божий; Исцеление; Милостыня.

В Антиохии жил вельможа по имени Архела. Однажды лицо его покрыла проказа. Он долгое время пребывал в таком положении. Несмотря ни на какие усилия, никак не мог избавиться от болезни. Грустно было ему! Ближние смотрели на него с отвращением, и он был вынужден скрываться. Один из ближайших друзей, сжалившись над его положением, однажды предложил следующее: “Неподалеку от нас есть монастырь, — сказал он, — в нем живет инок по имени Иоанн. Много я слышу о нем доброго, и много к нему христиан обращается за помощью; сходим к нему и попросим его молитв.” Архела согласился, и оба, придя в монастырь, где жил Иоанн, пали к его ногам и молили об исцелении. На просьбы друзей Иоанн сказал Археле: “Сначала дай обет Богу впредь поступать по Его заповедям, потом наполни руки бедных от своего имения и, наконец, уверуй, что Бог может исцелить тебя.” Архела отвечал: “Что ты мне повелеваешь, все исполню, и если что у кого взял неправедно, отдам с избытком, только исцели меня, отче преподобный!” Иоанн после этого приказал братьям омыть Архелу священной водой, и тот совершенно выздоровел. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 163).

108. Святитель Иоанн Златоуст исцелил болящую женщину после того, как она дала обещание оставить свой злой нрав, хранить воздержание, соблюдать посты, молиться и творить милостыню

См. также: Воздержание; Исцеление; Милостыня; Молитва; Нрав злой; Пост.

Некая женщина по имени Христина, страдавшая какое-то время одной из женских болезней, стала просить мужа, чтоб он отвез ее в монастырь, где жил святой Иоанн Златоуст, веруя, что он исцелит ее. Муж исполнил просьбу жены, привез ее в монастырь и, оставив перед святыми вратами, сам пошел к святому и стал умолять его, чтобы он исцелил больную. На просьбу мужа Иоанн Златоуст сказал: “Пойди скажи своей жене, чтобы она оставила свой злой нрав и лютость, чтобы раздала милостыню нищим, чтобы усердно молилась и чтобы, наконец, хранила себя в воздержании и посте в праздники и будни, и тогда Бог подаст ей исцеление.” Муж вышел и передал слова святого жене. Она сказала: “Все поведенное буду исполнять до последнего издыхания.” Муж возвратился к святому и передал обещание своей жены. Иоанн Златоуст на это сказал: “Идите с миром, Бог уже исцелил твою жену.” И, действительно, муж вышел и увидел жену здоровой. Оба возвратились домой, с радостью прославляя Бога. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 172).

109. Исцеление двух монахинь Пресвятой Богородицей

См. также: Богородица; Терпение.

В житии святителя Афанасия, Патриарха Константинопольского (память 24 октября), написано: “Две монахини женского монастыря весьма тяжко и долго болели так, что, наконец, не в силах были выносить свое страдальческое положение. На врачей уже не было надежды. Тогда послали они к святителю Афанасию и умоляли его исходатайствовать им у Господа облегчение. “Я желал бы, — отвечал им святой, — чтобы вы еще потерпели какое-то время для принятия большей награды в вечности. Но так как вам недостает терпения, то помолитесь в эту ночь Пресвятой Богородице, и завтра получите от Нее исцеление.” Слово святителя оправдалось. К утру больные благодатью Царицы Небесной исцелились. (Афонский патерик. Ч. 1. С. 380).

110. Повествование о Пимене Многоболезненном, Киево-Печерском чудотворце

См. также: Подвиг служения ближним; Терпение.

Блаженный Пимен больным и родился, и вырос, и в этом недуге остался чист от всякой скверны, и от утробы матери не познал греха. Много раз просил он у своих родителей позволения принять постриг, но они, любя своего сына, надеясь и желая иметь его своим наследником, запрещали ему. Когда же он совершенно изнемог, так что стали опасаться за его жизнь, его принесли в Печерский монастырь, чтобы он исцелился молитвами святых отцов или от их рук принял святой ангельский образ. Родители не оставляли свое дитя и всех просили молиться за него, чтобы он исцелился от недуга. И много потрудились преподобные отцы, но ничто не принесло пользы больному. Его молитва превозмогала все другие. Он же просил себе не здоровья, а прибавления болезней, чтобы после его выздоровления родители не вывезли его из монастыря и не осталось бы без исполнения его желание. И много лет пробыл блаженный Пимен в той тяжкой болезни. Служившие ему гнушались им и много раз по два и три дня оставляли его без пищи и питья. Он же все терпел с радостью и за все благодарил Бога. Некто, больной таким же недугом, принесен был в пещеры и пострижен. Иноки же, приставленные служить больным, принесли его к Пимену, чтобы служить обоим сразу. Но, будучи небрежны в службе, они и не помнили про больных, а те изнемогали от жажды. Наконец, Пимен сказал другому больному: “Такой смрад от нас, все служащие гнушаются нами. Если Господь восставит тебя, можешь ли ты взять на себя эту службу?” Тот обещал блаженному до своей смерти служить с усердием. Тогда Пимен сказал ему: “Вот Господь снимает с тебя твою болезнь. Теперь, выздоровев, исполни свой обет и служи мне и мне подобным. На тех же, кто не радеет об этой службе, Господь наведет лютую болезнь, чтобы могли спастись, приняв такое наказание.” И тотчас же больной встал и стал служить ему. На нерадивых же и нехотевших служить больным нашел недуг, по слову блаженного. Однажды брат, исцелившийся от недуга, погнушался смрада, исходившего от Пимена, уклонился от блаженного и оставил его без пищи и питья. Этот брат лежал в отдельной комнате, и вдруг его стало жечь огнем так, что он не мог встать три дня. Не стерпев жажды, он начал кричать: “Помилуйте меня, Господа ради! Умираю от жажды!” Услышали в другой келии, пришли к нему и, видя его в таком недуге, сказали Пимену: “Брат, который служил тебе, умирает.” Блаженный же сказал: “Что человек посеет, то и пожнет. Так как он оставил меня мучиться голодом и жаждой, солгал Богу и презрел мою худость, то с ним сделалось то же. Но мы научены не воздавать злом за зло. Пойдите и скажите ему: “Зовет тебя Пимен. Встань и приди сюда.” Только пришли и произнесли эти слова, больной тотчас стал здоровым и пришел к блаженному, никем не поддерживаемый. Преподобный обличил его: “Маловер! Вот ты здоров, теперь не согрешай. Разве ты не знаешь, что одинаковую награду получают и больной, и служащий ему?” Двадцать лет лежал преподобный Пимен в таком страдании. В день же своего преставления он выздоровел. Преподобный Пимен обошел все келии и, кланяясь всем до земли, просил прощения, объявив о своем исходе из этой жизни. (М. Викторова. Киево-Печерский патерик. С. 153).

111. Лютая болезнь постигла человека за прелюбодеяние, и только когда он покаялся, преподобный Кирилл исцелил его

См. также: Блуд; Исповедь; Исцеление.

Один поселянин просил Кирилла Белоезерского помолиться о его больном товарище, у которого из уст и ноздрей текла кровавая пена. Но старец, милостивый ко всем, на этот раз по духу прозорливости не позволил больному находиться даже за оградой обители. Другу же, радевшему, сказал: “Поверь мне, чадо, что болезнь эта приключилась в наказание за его прелюбодейство. Если пообещает исправиться, верую, что Господь его исцелит, если же нет, — то еще горше пострадает.” Когда передано было это больному, он устрашился обличения и обещал исправиться. От чистого сердца исповедал он все свои согрешения святому и по его молитве исцелился не только телесно, но и душевно, приняв епитимию для очищения грехов. (Троицкий патерик. С. 306).

112. Пример благодушного несения болезни в течение 24 лет оптинским

иеродиаконом Мефодием

См. также: Терпение; Умиление.

В 1838 году отец Мефодий Оптинский внезапно был разбит параличом: отказали ноги, левая половина онемела совершенно, правая рука тоже была бессильна почти для всего, кроме возможности творить крестное знамение да перебирать четки. Но особенно было дивно то, что язык его был связан для всего, кроме слов “Господи, помилуй,” которые он произносил чисто, внятно, с живостью ума и умилением в ответ на все вопросы. В этом неподвижном состоянии отец Мефодий находился 24 года. С начала болезни в нем был заметен некий упадок духа, но по прошествии первых пяти лет и до самого конца старец с необычайным терпением и благодушием переносил свое страдальческое положение, всегда был кроток и весел, как дитя, встречая и провожая посещавших его обычным: “Господи, помилуй.” Память имел свежую, ясно помнил события своей жизни до болезни. Молитвенные правила вычитывал ему его келейный, и когда тот ошибался, отец Мефодий останавливал его, пальцем указывал ошибку, повторяя: “Господи, помилуй! Да, да.” Надобно было видеть, когда в двунадесятые праздники братия из церкви заходили поздравить его и в утешение ему, как бывшему искусному регенту и певцу, пели, бывало, тропарь и кондак праздника. Он исполнялся восторга, ликовал, то нежными звуками вторя поющим, то громко и ясно восклицая свое “Господи, помилуй,” проливал радостные слезы, так что присутствовавшим невольно сообщалось его восторженное состояние. Посещавшие страдальца получали великую душевную пользу. Один только вид его болезненного положения, переносимого с ангельским терпением, всех назидал и трогал. (Оптинский патерик. С. 151).

Больной.

См. также: Вразумление. № 177; Доброделание. № 245.

113. Служение больным выше безмолвствования в келии

См. также: Безмолвие келейное; Любовь к ближнему выше поста.

Брат спросил старца: “Есть два брата. Один безмолвствует в келии, продолжая пост до шести дней в седмицу и много налагая на себя трудов; другой же служит больным. Чье дело более приятно Богу?” Говорит ему старец: “Хотя бы тот брат, который держит пост в течение шести дней, за ноздри подвесил себя, и тогда он не мог бы сравняться с тем, который служит больным.” (Древний патерик. С. 378. № 21).

Борьба с диаволом.

См. также: Ангел-Хранитель. № 5.

Борьба с собой.

См. также: Вожделение. № 146; Гнев. №№ 183, 185.

В

Вдовство.

См. также: Женщина мудрая. № 269; Мудрость. № 561.

Великодушие.

114 Великодушный поступок святителя Иоанна Златоуста по отношению к вельможе Евтропию

См. также: Жизнь земная; Любовь к врагу.

Поучительный пример христианского великодушия представляет нам святитель Иоанн Златоуст. В его время при дворе императора Аркадия жил сильный и славный вельможа Евтропий. Он старался убедить царя издать указ об отмене разрешения использовать церковь, как убежище для совершивших какое-либо преступление. Право убежища, данное святым благоверным царем Константином, возвышало значение Церкви Христовой перед лицом язычников и в то же время было благодетельно для преступников, которые, прибегая под покров церкви и оставаясь неприкосновенными, познавали благодать Искупителя, нежелающего смерти грешника, и слезами покаяния омывали свое преступление, исправлялись, становились добрыми и честными людьми на всю жизнь. Святитель Иоанн Златоуст, как верный страж дома Божия, со всей силой восстал против незаконного вмешательства Евтропия в дела Церкви. Из-за этого он навлек на себя гнев этого вельможи и терпел от него многие обиды. И что же? Евтропий вскоре подвергся столь тяжкому обвинению, что был лишен власти и осужден на смерть. Нигде не было ему защиты и спасения, кроме Церкви, права которой он пытался незаконно ограничить. В смертельном страхе, убитый горем, униженный Евтропий поспешил воспользоваться правом убежища в Церкви. В то время, когда святитель Иоанн Златоуст совершал службу и проповедовал, падший вельможа прибежал и скрылся в алтаре. Святитель Христов не отверг своего прежнего противника и досадителя, не отлучил и не отогнал от алтаря разорителя церковных прав, но в своей проповеди тут же изложил поразительный случай превратности человеческой жизни и вселил в сердца слушавших жалость к вельможе. Ни одного укорительного слова, ни одного намека на прежние обиды не вышло из уст великого святителя. С полной любовью принял он под защиту алтаря Господня бывшего врага Церкви в надежде на его раскаяние. (Пролог. 13 ноября 1877 года).

Венцы небесные.

См. также: Награда. № 582.

Венчание.

См. также: Клятвопреступление. № 317.

Вера.

См. также: Богородица. № 92; Болезни. № 107; Еретик. №№ 262-263; Исцеление. №№ 300, 302; Крещение песком. № 359; Молитва. №№ 470-471, 493, 497, 499, 500; Надежда. № 592; Помощь Божия. № 809; Послушание. № 832; Прозорливость. № 922; Простота. № 927; Старец. № 1097; Судьбы Божий. № 1118; Церковь. №№ 1200, 1204.

115. Авва Форт всецело был предан воле Божией. Будучи болен он принимал только те подаяния, которые приносили ради Бога, а не ради него

См. также: Болезнь; Воля Божия; Обида; Подаяние.

Авва Форт говорил: “Если Богу угодно, чтобы я жил, то Он знает, как это устроить; если же не угодно Ему, то зачем мне жить?” Он не от всех принимал подаяния, хотя лежал на одре болезни. “Если кто принесет мне что-нибудь для меня, — говорил он, — а не для Бога, то мне нечем платить ему, и от Бога он не получит награды, потому что принес не для Бога. Пребывающие же в Боге и на Него единого взирающие настолько благочестивы, что не должны даже и думать о какой-нибудь обиде, хотя бы тысячу раз случилось им быть обиженными.” (Достопамятные сказания. С. 280).

116. Великомученик Прокопий, укрепляемый верой, совершил много побед

См. также: Крест; Надежда.

Однажды святому великомученику Прокопию, в то время еще не совсем утвержденному в вере Христовой и шедшему на брань против сарацин, явился кристалловидный крест, и от него Прокопий услышал голос: “Я есть Распятый Иисус, Сын Божий.” Этим видением Прокопий уже совершенно утвердился в христианской вере и, войдя в один из городов (Скифополь), повелел устроить себе из золота и серебра крест и на нем написать на еврейском языке три имени: вверху “Эммануил,” а по сторонам — “Михаил” и “Гавриил.” Когда крест был сделан, Прокопий с благоговением облобызал его и затем смело пошел на врагов. Он пришел к Иерусалиму и там напал на сарацин, одержал над ними много побед и пленил многих. Так живая вера и живое упование на Бога перед выступлением на брань принесли обильный плод. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 805).

117. Имея твердую веру, авва Коприй сделал плодородным песок

См. также: Молитва праведника.

Авва Коприй поведал: “Соседняя сторона была бесплодна, и владевшие ею поселяне, посеяв хлеб, собирали его разве что вдвое против посеянного. Ибо червь, зарождаясь в колосе, повреждал всю жатву. Земледельцы, оглашенные нами и сделавшиеся христианами, просили нас помолиться о жатве. Я сказал им: “Если вы имеете веру в Бога, то и этот пустынный песок будет приносить вам плод.” Они немедленно набрали вот этого песка, по которому мы ходим, и принесли к нам, прося нашего благословения. Когда я помолился, чтобы было по вере их, они посеяли песок на полях вместе с хлебом, и земля их стала плодороднее всякой земли в Египте. Таким образом, привыкнув это делать, они ежегодно приходят к нам с прежней просьбой.” (Лавсаик. С. 176).

118. По вере милосердного старца хлеб в его чулане чудесно умножался

См. также: Милостыня.

Некий старец жил с братом на правах общежития. Старец был очень милосерд. Случился голод, и начали приходить к ним люди за милостыней. Старец давал хлеб всем приходившим к нему. Брат, увидев это, сказал старцу: “Дай мне мою часть хлеба и делай со своей, что хочешь.” Старец разделил хлеб и по своему обычаю продолжал подавать милостыню из своей части, а к нему прибегали многие, услышав, что он подает всем. Бог, видя расположение его воли, благословил хлеб. Брат, взяв свою часть и не дав никому ничего, издержал хлеб, доставшийся на его долю, и сказал старцу: “Так как у меня осталось очень мало хлеба, прими меня снова в общежитие.” Старец отвечал: “Пожалуйста, как хочешь.” И снова они начали жить по общежительному уставу. Опять наступило время скудости, и опять нуждающиеся стали приходить к старцу за милостыней. У них самих чувствовался недостаток в хлебе, брат заметил это. И вот приходит бедняк просить подаяния. Старец говорит брату: “Дай ему хлеба.” Брат отвечает: “Авва! У нас уже нет хлеба.” Старец сказал на это: “Пойди поищи.” Брат пошел, отворил дверь в чулан, в котором они обыкновенно хранили хлеб, и увидел, что чулан наполнен хлебом. Таким образом узнав веру и добродетель старца, он прославил Бога. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 509. № 125).

119. Имея непоколебимую веру, святой Феодосий неоднократно умножал хлеб для раздачи милостыни

См. также: Милостыня.

Святой Феодосий, игумен монастыря Пресвятой Богородицы, что близ Иерусалима, был, как говорит описатель его жития, око — слепым, вождь — хромым, бескровным — покров и нагим — одежда. Он посещал больных, приходившим к нему давал одежду, других кормил, третьим в иных нуждах помогал. При этом нужно заметить, что в монастыре им был заведен обычай кормить ежедневно по сто человек. Однажды случилось так, что монастырь оскудел съестными припасами, а народа за милостыней собралось множество. Увидев нищих, иноки пришли в уныние и доложили святому Феодосию, что хлеба нет. Выслушав это, преподобный с гневом взглянул на них и, укорив в маловерии, приказал тотчас отворить ворота обители и впустить пришедших. Когда все бедные сели, как обычно, за стол, он велел ученикам кормить их. Зная, что житница пуста, иноки с поникшими головами пошли к ней. Но каково же было их удивление, когда они, войдя в нее, нашли ее полной хлеба! Все прославили Бога и похвалили веру раба Его. В другой раз, в праздник Успения Пресвятой Богородицы, собралось также много нищих, а кормить их опять было нечем. В этих трудных обстоятельствах преподобный так же, как и в первый раз, не потерял веры. Воззрев на небо, он благословил остававшийся в ничтожном количестве хлеб и затем велел раздавать его народу. И все ели и насытились, а остатками хлеба наполнили множество корзин и, высушив на солнце, довольно долгое время питались им. Был и еще чудный случай в жизни преподобного. Однажды накануне Пасхи из-за того, что обильно раздавали милостыню к празднику, сами иноки остались без хлеба, без масла, без всего. Скорбными они явились к преподобному Феодосию и стали жаловаться, что ничего у них нет к празднику. Игумен стал утешать их: “Дети, Бог, сотворивший чудеса с нашими отцами и накормивший израильтян в пустыне, сотворит и с нами милость, только терпите и веруйте, что Бог не оставит вас.” И в этот раз вера преподобного не осталась тщетна. Вечером в Великую Субботу некто прибыл в монастырь на двух мулах и привез всяких съестных припасов с избытком. И снова все иноки прославили Бога. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 368).

120. Имея твердую веру, авва Аполлоний испросил у Господа в День Святой Пасхи обилие яств для братии

См. также: Дерзновение; Молитва; Чудо.

Наступил праздник Святой Пасхи. В обители аввы Аполлония была отслужена торжественная утреня. Братия причастились Святых Тайн. Из бывших запасов было приготовлено кое-что для подкрепления. Что ж у братии было? Всего только немного черствого хлеба да соленые овощи. Тогда святой Аполлоний сказал: “Если мы имеем веру, как истинные слуги Христа, пусть каждый из вас испросит для радостного дня то, чего бы он охотно ныне вкусил!” Братия просили его самого обратиться к Богу с молитвой, потому что он превосходил всех возрастом и своими подвигами. Себя же они сочли недостойными такой просьбы. Тогда авва с живейшей радостью излил молитву перед Богом, и по окончании ее все сказали: “Аминь!” И тотчас у самого входа в пещеру появились совершенно неизвестные люди, доставившие разного рода припасы. Никто не мог и представить себе ни такого изобилия, ни такого разнообразия, ни такой быстроты доставки. Были принесены яблоки таких сортов, какие совсем не родятся в Египте, необычайно большие гроздья винограда, орехи, смоквы, финикийские гранаты, сотовый мед, много молока, огромные сирские финики и еще теплые хлебы необычайной белизны — тоже, по-видимому, из чужих земель. Доставившие все это лишь только вручили провизию инокам, как тотчас поспешили удалиться. Тогда, воздав благодарение Богу, иноки приступили к трапезе и вкусили ниспосланные им плоды. Изобилие принесенных даров было таково, что их хватило при ежедневном вкушении до самого Дня Пятидесятницы. Вот что сотворил Господь ради торжества великого дня! (Руфин. Жизнь пустынных отцов. С. 46).

121. Брат по повелению аввы бросился в горящую печь, и пламя в ней сразу же угасло

См. также: Испытание; Послушание.

Некий человек, отрекшись от мира и придя в монастырь, с великой ревностью просил принять его в братство. Авва начал перечислять ему многие препятствия к удовлетворению его прошения: и тяжесть трудов, которые несет братство, и жестокость их начальников, которых ничье терпение вынести не может. Он советовал пришедшему избрать какой-нибудь другой монастырь, в котором устав для жительства легче, а не брать на себя то, что выполнить не сможет. Эти уговоры не имели никакого воздействия на брата, напротив, он начал обещать такое беспредельное послушание во всем, что соглашался идти в огонь, если авва ему прикажет. Услышав такое обещание, авва решил испытать его и приказал войти в огромную печь, которую тогда растапливали для печения хлебов. Брат, нисколько не отлагая исполнение повеленного и нисколько не рассуждая, бросился в огонь. Пламя было немедленно побеждено столь дерзновенной верой, как некогда — верой еврейских отроков. Оно погасло, жар в печи тотчас спал. А тот, кто вошел в пламень и о котором думали, что он сгорел, был как бы орошен прохладной росой, ко всеобщему изумлению. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 534. № 171).

122. Монах, несмотря на просьбы матери, отказался идти в мир к князю ходатайствовать за осужденную сестру; своей твердостью он удивил князя, и тот отпустил сестру

См. также: Твердость.

Одна убогая старица имела двух детей: сына и дочь. Сын ушел в монахи, а дочь из-за нищеты совершила какое-то преступление, и князь, начальник города, хотел предать ее смерти. Мать рвала на себе волосы и, придя к князю, в отчаянии говорила ему: “Умоляю тебя, князь, если ты убьешь мою дочь, то убей с ней и меня, ибо без нее мне некому принести и воды напиться, и я без нее жить не могу. Был у меня один сын, но и тот ушел в монахи и теперь ведет святую жизнь.” Князь сказал ей: “Позови сюда своего сына, про которого ты говоришь, что он свят. Пусть помолится за свою сестру, тогда я и отпущу ее.” Старица пошла к сыну и объявила ему волю князя. Сын-монах отвечал ей: “Поверь мне, мать, что если и тебя князь убьет с твоей дочерью, то и тогда я не выйду из монастыря, ибо я умер для мира.” Мать сначала долго умоляла сына, но потом, видя, что ничего не помогает, жестоко укорила его и затем все рассказала князю. Когда князь спросил её: “Привела ли сюда сына своего, монаха, которого ты сама же называешь святым?” — она отвечала: “Нет, владыка, он не святой и не знает Бога, ибо я долго умоляла его пойти к тебе, но он сказал мне: “Если бы и тебя с дочерью осудили на смерть, то и тогда я не пошел бы, ибо я прежде вас умер для мира.” Князь удивился твердости инока и уверился в том, что он великий раб Божий. И сказал он матери: “Поверь мне, старица, если б ты привела сюда монаха, я ни за что бы не отпустил твою дочь. А поскольку он не пришел сюда, я убедился, что он великий муж перед Господом. Возьми свою дочь и ступай с Богом. Я верю, что сын твой молится за меня.” (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 630).

123. Имея непоколебимую веру, Патриарх Иоаким передвинул гору и, выпив смертоносный яд, остался жив

См. также: Клевета; Крестное знамение; Яд.

В Египте свирепствовала ужасная чума, и этой смертельной язвой уже были поражены Мисир и его окрестности. Один из еврейских врачей, отъявленный враг христиан, распустил молву, будто виновны в постигшем всех несчастье христиане, ибо они, говорил еврей, опускают в воду крест, что и вызвало ужасную болезнь. Эта клевета на христиан распространилась всюду и, наконец, стала известна египетскому султану. Хотя султан и был мусульманином, но весьма любил и почитал святого Патриарха Иоакима, как за его добродетель, так и за мудрость, и за благоразумие, а потому донесение врагов Креста Христова оставил без внимания. Окаянный еврей, видя, что не достиг своей цели, выдумал на христиан новую клевету. Верховный визирь был природным евреем. Этого-то царева любимца еврей-врач и избрал орудием своей злобы против христиан. Визирь же сумел довести султана до того, что тот, несмотря на свое уважение к Патриарху, потребовал его в диван (верховное судилище) для личных объяснений в возводимой на христиан клевете. Патриарх явился на суд. Султан сначала вел с ним длинную беседу о вере и, наконец, видя, что он убедительно, с ясными доказательствами оправдал христианскую веру и уничтожил доводы ислама, приказал ему в доказательство евангельских слов сдвинуть с места гору, что по соседству с Мисиром. Святейший Патриарх, не колеблясь, согласился. Испросив несколько дней для молитвы, он с верными христианами постом, бдением и молитвой умилостивлял Господа и просил, да не посрамит их на виду неверных и да не похулится ими святое имя Его. В назначенное время при стечении множества народа Патриарх во имя Христово сказал горе, чтоб она сдвинулась со своего места и перешла на другое: гора сотряслась в основании и оставила свое место. Остановленная, наконец, тем же именем Христовым, она и поныне называется по-турецки Дур-даго, что значит “встань-гора.” Это чудо поразило нечестивых. Не зная, чем поколебать силу Христовой веры, враги ее приготовили смертоносный яд и убедили царя, чтобы он повелел Патриарху выпить его, ибо Христос, говорили они, сказал в Евангелии: ”Если что смертоносное выпьют, не повредит им” (Мк. 16:18). Султан и это принял и приказал подать Патриарху яд. Полный веры в силу Креста Христова Патриарх осенил смертную чашу крестом и выпил. Напрасно ожидали, что он тотчас умрет, — Патриарх остался совершенно невредим. После этого, ополоснув стакан водой, он попросил, чтобы эту воду выпил еврей-врач. Отказаться было нельзя, потому что сам султан того требовал. Итак, еврей выпил воду и в то же мгновение умер. Пораженный такими чудесами, султан приказал обезглавить визиря, а на прочих евреев наложил пеню, чтобы на эти средства были сделаны водопроводы из Нила к Мисиру, а святого Патриарха превознес почестями (Афонский патерик. Ч. 2. С. 54; Об этом событии упоминает русский путешественник Трифон Коробейников, бывший на Востоке в 1583 году. См: Хождение купца Трифона Коробейникова по святым местам Востока. СПб., 1841. С. 44-48.)

124. Испытав, имеет ли израненный послушник веру во Всемогущество Божие, соловецкий старец Наум исцелил его

См. также: Исцеление.

Соловецкий послушник М. (впоследствии иеромонах) во дни новоначалия, исправляя послушание на скитском дворе, был сильно изувечен дикой коровой. В бесчувственном состоянии, с разбитой головой, ранами на лице и повреждениями на теле он был отправлен для врачевания в монастырь. По прибытии он прежде врачевания пошел к старцу Науму и лишь только вступил в коридор, где находилась келия старца, как сам старец вышел к нему навстречу и с веселым видом принял его. Не дав высказаться о несчастии, Наум тотчас спросил послушника: “Что, брат, веруешь ли, что Богу все возможно, что Он может исцелить и твои недуги?” После утвердительного же ответа опять спросил: “Твердо ли и всем ли сердцем веруешь, что для Бога нет ничего невозможного?” После вторичного подтверждения Наум налил в деревянный ковш воды и, перекрестив, подал, говоря: “Пей во имя Отца и Сына и Святого Духа.” Послушник выпил. “Пей еще,” — сказал старец. Послушник и это выпил, но от третьего приема решительно отказался, говоря: “Не могу больше пить.” Тогда старец вылил третий ковш ему на голову, сказав: “Во имя Святой Троицы будь здоров.” Вода с головы полилась на шею и по всему телу, и вместе с тем страждущий почувствовал себя совершенно здоровым. Раны на голове вскоре зажили, и через несколько дней послушник снова возвратился к своему делу. (Соловецкий патерик. С. 170).

125. С юности обладая многими знаниями, святая великомученица Екатерина употребила их на ревностное обращение людей ко Христу

См. также: Знание.

Святая великомученица Екатерина, жившая в IV веке при императоре Максентии, восемнадцати лет уже была известна своей великой ученостью. Она знала книги философов и стихотворцев, говорила на многих языках и занималась искусством врачевания. Как же она распорядилась своими талантами, познав Христа? Сначала пыталась обратить ко Христу царя-мучителя. “Отряси мрак, — говорила она ему, — затемняющий ум твой, и уразумей Бога Истинного.” Не сумев убедить его, она обратила свою мудрость на его клевретов. Царь призвал для состязания с ней пятьдесят первых своих мудрецов и ученых, и она всех их обратила ко Христу. Потом к Нему же склонила Порфирия, советника и царского друга, затем множество воинов и саму царицу. Наконец, во время своих ужасных страданий и весь народ заставила воскликнуть: “Велик Бог христианский!” (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 213).

126. В ответ на молитву матери Царица Небесная взяла ее сына из этой жизни для вечного упокоения

См. также: Богородица; Воля Божия; Мать; Молитва услышанная; Промысл Божий.

Жена одного сельского диакона из Подмосковья, некая Варвара Ивановна Знаменская, по ее словам, собиралась отвезти в Волоколамское духовное училище своего сына Сергия. Накануне отъезда она отправилась с ним в церковь и здесь в течение всей литургии и молебна перед образом Божией Матери усердно со слезами молила Царицу Небесную, чтобы Она взяла ее сына под Свое небесное покровительство и устроила бы жизнь его во спасение души. Когда она вернулась домой, то мальчик сказал: “Мама! У меня что-то болит голова.” — “Иди отдохни,” — отвечала ему мать. На другое утро, когда настало время везти его в училище, он уже был мертв. Когда его отпевали, мать сильным плачем выражала свои душевные чувства. Священник, видя ее плачущей, сказал ей: “Варвара Ивановна! У вас ведь есть еще другие дети. Что вы так плачете!” Она отвечала: “Батюшка, я плачу не от горя, а от благодарности Царице Небесной, что Она услышала мою молитву и взяла моего сына под Свое покровительство для вечного упокоения.” Так могуча молитва матери, отверзающая небеса и устрояющая вечное счастье ее детей. (Троицкие листки с луга духовного. С. 59).

127. В 40 день по смерти старший мальчик явился своему брату-младенцу во сне со словами: “Мы пришли за тобой...”

См. также: Кончина детей; Причастие; Промысл Божий; Христианин истинный; Явление умершего.

Одна из жительниц Москвы, некая Ирина Ивановна Бурова, рассказала о женщине, встретившейся ей на Ваганьковском кладбище. Та поведала ей о своих умерших детях. “Живем мы с мужем, — говорила она, — слава Богу, хорошо. У нас было двое детей: мальчик 12-и лет, учившийся в школе, и младший — 3-х лет. Внезапно старший заболел и перед смертью слезно просил мать пригласить духовника и напутствовать его Святыми Тайнами. “Мама, — говорил он, — я скоро умру, приобщи меня.” Прошло три дня, и он снова стал просить, чтобы его причастили. Мать говорит, что он недавно причащался, но он убедительно просил снова пригласить священника. Через два часа после причащения он скончался. В сороковой день по своей кончине он явился во сне своему младшему брату со множеством светлых детей, равных ему по летам, со словами: “Мы пришли за тобой.” Малыш стал говорить, что он еще маленький, хочет пожить на свете и не хочет умирать. Усопший брат отвечает: “Такова воля Божия, и через три дня ты будешь с нами.” Через день после этого сна младший сын женщины заболел и попросил мать позвать к нему священника. После принятия Святых Тайн в тот же день он умер. Рассказывая обо всем этом, мать говорила: “Хотя и невыносимо жаль мне было расставаться с детьми, но боюсь плакать и скорбеть, так как верю, что Господь промыслительно управляет жизнью и смертью людей. Кто знает, что получилось бы из детей, если бы они остались живы!” (Троицкие листки с луга духовного. С. 138).

Верность.

128. Притча о мудром епископе

См. также: Епископ; Мудрость; Христос; Твердость

Один языческий царь призвал к себе христианского епископа и потребовал, чтобы тот отказался от своей веры. Но епископ кротко и спокойно ответил: “Этого я не могу сделать.” Царь разгневался и воскликнул: “Разве ты не знаешь, что твоя жизнь в моей власти? Одно мановение, — и тебя не будет на свете!” — “Знаю, знаю это, — отвечал епископ, — но позволь мне, царь, предложить тебе один вопрос. Представь себе, государь, что твой вернейший слуга попал в руки врагов. Они всячески старались заставить раба изменить тебе. Но он был непоколебим в своей преданности и верности тебе. Тогда твои враги, сняв одежды с раба, прогнали его с посмеянием. Теперь скажи, государь, когда твой раб, поруганный за верность тебе, вернется, не вознаградишь ли ты его честью и славой, не дашь ли лучшие одежды для прикрытия его наготы?” — “Конечно, так! — отвечал царь, — но к чему ты это говоришь?” Тогда благочестивый епископ сказал: “Царь, ты можешь снять с меня эту земную одежду, то есть лишить меня этой жизни, но Господь мой облечет меня в новую, лучшую одежду.” Выслушав это, царь задумался, потом отпустил епископа и больше не требовал у него отречения от христианской веры. (Г. Дьяченко. Практическая симфония. С. 268).

Видение.

См. также: Благодарение за украденное. № 37; Блаженство вечное. № 42; Блудная брань. №№ 58, 62; Боговидение. № 74; Богородица. № 92; Богослужение общественное. № 93; Воздаяние праведникам и грешникам. № 147; Вразумление. № 177; Гнев Божий. № 186; Грех. № 197; Грех смертный. № 202; Грешник. № 204; Демонские козни. № 232; Жития святых. № 276; Икона. № 281; Исцеление. №№ 295, 301; Клятвопреступление. № 317; Князь тьмы (диавол). № 322; Малодушие. № 424; Милосердие Божие. № 439; Милостыня. №№ 455-456; Милостыня невольная. № 463; Молитва неразумная. № 479; Муки вечные. № 570; Награда. № 582; Падение. № 697; Подвиг. № 729; Покаяние. № 785; Помощь Божия. № 811; Помыслы. № 825; Пост. № 848; Постриг. № 851; Пресвитер. № 901; Причастие. № 906; Рай. № 936; Самоубийство. №№ 980-981; Святой. № 1000; Смирение. № 1038; Суд Христов. №1114; Супруги. № 1120; Утешение. № 1169; Целомудрие. № 1190; Церковь. №№ 1201, 1204.

129. Ангел, явившись заблудшему в пустыне авве Зенону, предложил ему пищу, которую старец принял только после трёхкратной молитвы

См. также: Ангел.

Поведали об авве Зеноне, что он, живя в скиту, вышел однажды ночью из келии (очевидно, пошёл навестить брата) и, сбившись с дороги, блуждал три дня и три ночи. От переутомления он изнемог и упал на землю замертво. И вот предстал ему юноша с хлебом и чашей воды в руках и сказал: “Встань, укрепись пищей и питиём.” Авва встал и помолился из осторожности, не доверяя явлению. Юноша сказал: “Ты сделал хорошо.” Услышав это, авва опять помолился. Так молился он три раза, и каждый раз юноша одобрял его действия. Только после этого авва принял принесённую пищу. Юноша сказал: “Сколько ты ходил, настолько удалился от своей келии, теперь встань и следуй за мной.” И мгновенно старец очутился возле своей келии. Старец предложил юноше: “Войди в келию и сотвори молитву о нас.” Юноша вошёл в келию старца и стал невидим. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 127. № 4).

Епископ Игнатий: “Поучительна предосторожность святых и опытных монахов по отношению к чувственным явлениям из мира духов. Насколько их благоразумное поведение в подобных случаях противоположно легкомысленному поведению неведения и неопытности.”

130. Явление святого мученика Юлиана Патриарху Евлогию, из которого он понял о необходимости возобновить храм святого мученика

Настоятель киновии авва Мина рассказывал о святом папе Евлогии: “Однажды ночью, совершая в домовом храме епископии правило, он увидел стоящего близ него архидьякона Юлиана и изумился, что тот дерзнул войти без доклада. Однако святитель промолчал. Окончив псалмопение, он сделал земной поклон. То же самое сделал и тот, кто явился ему в образе архидьякона. Поклонившись, папа встал, но явившийся остался распростёртым на полу. “Доколе ты будешь лежать?” — спросил папа, обратившись к посетителю. “До тех пор, пока ты не прострешь руку и сам не поднимешь меня, — отвечал тот, — я не могу встать.” Тогда святитель протянул руку и поднял его. Потом продолжил славословие. Некоторое время спустя, папа оглянулся, но уже никого не увидел. По окончании утренних молитв он позвал своего келейника и спросил его: “Почему ты не доложил о приходе архидьякона? Он без доклада пришёл ко мне, да ещё ночью.” Келейник уверил, что он не видел, чтобы кто-нибудь входил. Не поверив ему, папа сказал: “Пойди, позови сюда привратника.” Когда привратник явился, папа спросил его: “Не приходил ли сюда сегодня ночью архидьякон Юлиан?” Привратник поклялся, что тот не приходил и не уходил. И только тогда папа успокоился. Утром явился архидьякон Юлиан для благословения. Папа спросил его: “Зачем ты, архидиакон, нарушил порядок и сегодня ночью пришел ко мне без доклада?” — “Молитвами твоими, Владыко, я не приходил сюда да и из дому вовсе не отлучался вплоть до этого часа.” Тогда великий Евлогий понял, что ему являлся мученик Юлиан с целью побудить воздвигнуть ему новый храм, потому что тот, что был, от времени уже разваливался. Почитатель мученика блаженный Евлогий с большой готовностью воздвиг новый храм и благолепно украсил его, как подобает храму мученика.” (Луг духовный. С. 173).

131. Авва Силуан был восхищен на Небо и видел славу Божию

Однажды пришел к авве Силуану его ученик Захария и нашел его самого в восхищении, а руки его были распростерты к небу. Затворив дверь, Захария вышел. Потом опять приходил два раза: около шестого и девятого часа — и находил его все в том же положении. Наконец, постучался в десятом часу, вошел в келию и увидел, что авва отдыхает. “Что с тобой, отец, сделалось?” — спросил Захария старца. “Сегодня, сын мой, я занемог,” — попытался отговориться старец. Но Захария, обняв его ноги, сказал: “Не отстану от тебя, авва, до тех пор, пока не скажешь мне, что ты видел.” Старец открыл ему: “Был я восхищен на Небо, видел славу Божию и находился там до этого часа, а теперь отпущен.” (Достопамятные сказания. С. 259. № 3).

132. В сонном видении преподобный Иринарх взял посох у игумена Варфоломея и передал его Маркеллу

В 1636 году, в игуменство Варфоломея, Маркелл, впоследствии соловецкий игумен и архиепископ Вологодский, находясь вне монастыря на послушании, увидел во сне, будто стоит он в Преображенском соборе обители у западной стены, а перед Царскими вратами — большая лестница. Преподобный игумен Иринарх, сойдя по той лестнице, направился к игумену Варфоломею, взял посох из его рук и сказал: “Довольно, брат, не твое это дело.” Потом, взглянув на Маркелла, произнес: “Подойди и возьми этот посох.” Маркелл приблизился, взял посох, и видение кончилось. (Соловецкий патерик. С. 83).

133. Во время обеда у новгородской боярыни Марфы преподобный Зосима видел, что шесть бояр сидят без голов; вскоре они действительно были обезглавлены

В Новгороде боярыня Марфа, однажды жестоко обидев преподобного Зосиму, в знак примирения пригласила его к себе на обед. Отец Зосима принял это приглашение и, когда вошел в дом боярыни, был с честью встречен самой хозяйкой и всем ее семейством и посажен на почетном месте. Все ели и пили с живейшим удовольствием, а преподобный сидел молча и, по обыкновению, мало вкушал от предлагаемой пищи. Взглянув на гостей, он в изумлении опустил глаза. Взглянув в другой и третий раз, он увидел то же самое, а именно: шесть главнейших бояр сидели без голов. Поняв, что значит это видение, преподобный Зосима вздохнул и прослезился и уже не мог вкушать ничего более, как ни упрашивали его. После обеда Марфа, испросив у преподобного Зосимы прощение за прежнее оскорбление (она отдалила его с бесчестьем от своего дома), дала монастырю во владение землю, утвердив это пожертвование грамотой. Когда преподобный вышел из ее дома, его ученик Даниил спросил о причине скорби и слез старца во время обеда. Отец Зосима рассказал ему о своем видении, заметив, что эти шесть бояр будут со временем обезглавлены, и просил никому не говорить об этом. Немного спустя виденное исполнилось. Смирив Новгород силой оружия, великий князь Иоанн Ш повелел казнить тех шесть бояр, которых преподобный Зосима видел обезглавленными, а Марфу Борецкую отправить в ссылку. Имение ее было разграблено, дом и двор опустели. (Соловецкий патерик. С. 30).

134. Во время крестного хода архиепископ видел чудесного схимника

См. также: Явление святого.

В 1892 году во время крестного хода в Троице-Сергиевой Лавре по случаю 500-летия со дня кончины Преподобного Сергия Радонежского архиепископ Ярославский Ионафан лично созерцал чудесное явление самого Преподобного Сергия. Об этом в келиях Лавры он рассказывал так: “Во время крестного хода я видел, как впереди чудотворного образа Преподобного шествовал чудный старец в схиме. Вид его был столь благолепен для глаз, приятен и сладостен для сердца, что я до сих пор не могу забыть его. Не скажете ли вы мне, кто этот схимник и как его имя?” Наместник ответил ему, что в обители сейчас есть только один схимник, который никак не мог участвовать в крестном ходе по своей старости. Тогда много дивились рассказу архиепископа и заключили, что виденный им был не кто иной, как сам Преподобный Сергий, открывшийся смиренному сердцем и очами праведному архипастырю. (Троицкие листки с луга духовного. С. 20).

135. Покойная мать, явившись дочери, предотвратила пожар

См. также: Явление умершей.

Это было в семье брата архимандрита Кронида, наместника Троице-Сергиевой Лавры, священника Луки. Как-то раз, поздно вечером отец Лука за чтением газеты заснул и не потушил на столе стеариновую свечу. Жена отца Луки тогда тоже уже легла спать. Вдруг в первом часу ночи она ясно слышит голос, торопливо и настойчиво будивший ее: “Маня, Маня!” Когда она проснулась, то увидела свою покойную мать, которая стояла, осиянная каким-то неземным светом, и, показывая настойчивыми жестами на дверь кабинета, повторила ей несколько раз: “Спеши, спеши.” — “Тогда я, — рассказывала потом супруга отца Луки, — моментально поднялась с постели, накинула на себя капот и кинулась к двери кабинета. Когда я вошла, то увидела такую картину: Лука Петрович, склонившись в кресле, дремал, а газета, которую он читал, лежала откинутой на столе, где стояла спиртовая лампа “молния.” Тут же на столе была и свечка. Газета уже начала тлеть. Еще момент, — и она бы вспыхнула. Тогда спирт в лампе, в свою очередь, мог загореться, и начался бы ужаснейший пожар, от которого едва ли бы спасся отец Лука. Да и всему дому грозила великая опасность. Я мгновенно погасила свечу, чем предотвратила беду.” (Троицкие листки с луга духовного. С. 115).

Видения ложные.

См. также: Прелесть. № 896.

136. На примере павшего осла авва Антоний научил братию не верить привидениям

Однажды некие братия пришли в монастырь аввы Антония, чтобы посоветоваться с ним о привидениях, которые являлись им, и спросить, с десной ли стороны эти видения или от диавола? Братия, отправляясь в путь, взяли с собой осла, который дорогой умер. Когда они пришли к старцу и прежде, чем успели задать свой вопрос, он спросил их: “Отчего осел ваш умер по дороге?” Братия отвечали: “Откуда знаешь это, отец?” Старец сказал: “Демоны поведали мне.” — “А мы и пришли, — сказали братия, — спросить тебя и посоветоваться с тобой о подобном. Нам являются привидения, которые иногда говорят, по-видимому, правду, но мы боимся быть обманутыми.” Тогда старец сделал им увещание, чтоб они нисколько не внимали этим привидениям, потому что они — от диавола. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 36, № 191).

137. Старец не принял демона, явившегося ему в образе Христа

Рассказывали о неком старце. Когда он сидел в своей келии и подвизался, то ясно увидел демонов и посмотрел на них с презрением. Когда же диавол увидел себя уничиженным старцем, то, придя, объявил: “Я — Христос!” Старец, увидев его, закрыл глаза. Диавол же сказал ему: “Зачем ты закрыл глаза? Я — Христос!” Старец сказал в ответ: “Я здесь не хочу видеть Христа.” И диавол, услышав это, стал невидим. (Древний патерик. 1914. С. 48. № 10).

Вино.

См. также: Воздержание. № 152; Милосердие. № 436; Молитва услышанная. № 514; Самоубийство. № 981; Сквернословие. № 1007; Слава человеческая. № 1015; Терпение. № 1143; Чародейство. № 1216.

138. Авва Феодор при посещении других не советовал пить вино

В двадцати милях от Александрии есть лавра, называемая Каламон. Там подвизался авва Феодор. Однажды его спросили: “Хорошо ли, отче, если мы придем к кому или к нам придет кто-нибудь, и мы стали бы пить вино?” — “Нет!” — отвечал старец. “А почему же разрешали древние отцы?” — “Древние отцы были велики и сильны, они могли разрешать и опять запрещать. А наш род, чада, не может разрешать и запрещать. Если мы разрешим, то уже не выдержим строгого подвижничества.” (Луг духовный. С. 192).

139. Старец отверг чашу вина, назвав ее смертью

См. также: Воздержание.

Однажды в скиту устроено было для братии угощение. Одному из присутствовавших старцев подали чашу вина. Он отказался выпить ее, сказав подавшему: “Унеси от меня эту смерть.” Прочие участвовавшие в трапезе, увидев это, также не стали пить вина. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 482. № 84).

140. Старец, будучи болен, отказался пить вино

См. также: Воздержание.

Старец жил в дальней пустыне. Однажды пришел к нему брат, который нашел его больным. Он умыл его, сделал из своего приношения немного варева и дал ему поесть. Старец говорил ему: “Поистине, брат, я забыл, что люди имеют такое утешение.” Брат принес ему потом стакан вина. Увидев его, старец сказал: “Я не намерен пить вина до самой смерти.” (Древний патерик. 1874. С. 78. № 78).

141. Авва Петр не пил вина, даже будучи болен, он отказался от вина, смешанного с водой

См. также: Воздержание.

Об авве Петре Пионитском рассказывали: “Он не пил вина. Когда же состарился, братия смешали немного вина с водой и просили его выпить. Но он говорил: “Поверьте мне, это, я считаю, то же вино, только приправленное.” Он не пил и вино, смешанное с водой.” (Достопамятные сказания. С. 233. № 1).

142. Авва Сисой категорически отказался от третьей малой чаши вина

В обитель аввы Антония сделано было приношение, в котором оказался небольшой бочонок вина. Один из старцев, налив в малый сосуд и из него в чашу, поднес это авве Сисою. Тот выпил. Поднес потом старец вторую, тот принял и вторую. Когда же старец предложил ему третью, авва не принял и сказал: “Перестань, брат! Или ты не знаешь, что есть сатана?” (Достопамятные сказания. С. 249. № 7).

143. Блаженная Сарра отказалась принять принесенное ей вино; сама же она, даже больная, никогда не употребляла вина

См. также: Болезни; Воздержание; Юность.

Пришла однажды к блаженной Сарре одна монахиня и принесла с собой из мира снеди и вина. Сотворив метание (поклон), она подала ей съестное, а равно и вино. Блаженная все взяла, кроме вина, присовокупив: “Возьми от меня смерть.” Потом, посмотрев на принесшую, сказала: “Как ты, юная, дерзаешь касаться вина или просто даже обонять его запах? Не знаешь ли, что пострадали от вина Ной и Лот?” Монахиня отвечала ей: “Госпожа моя, если я не пью вина, то тяготится чрево мое.” Говорит ей блаженная: “А если не отяготится чрево, если не поболеет, если не утончится твое тело и не станет, как дерево, сухое, то как вселится в твою душу благодать Духа? Побойся Бога! Как ты, юная, дерзаешь пить вино? Вот уже 59 лет я в этой келии и благодатью Христовой никогда не вкушала вина. Хотя вначале диавол, желая пресечь мое доброе намерение, столько налегал на меня, чтобы склонить к вину, что я не могу не рассказать тебе этого. Он навел на меня трехгодичную болезнь, употреблял и другие бесчисленные козни, чтобы отклонить меня от доброго намерения. Но, несмотря на трудность и болезненность, я победила свой помысл при содействии мне Господа моего. Подумай, что кто не злопостраждет здесь ради Бога, как помилует его благой Владыка в День Суда?” Тогда монахиня, поклонившись ей, сказала: “Вот, госпожа моя, отныне даю слово Богу перед тобой, что никогда больше не буду пить вина, хотя бы надлежало мне умереть, только поминай меня в своих молитвах.” Блаженная встала и, сотворив молитву, отпустила ее. (Митерикон. С. 55. № 59).

144. Пустынник, выпив вина, впал в блуд и сотворил убийство

См. также: Блуд; Пьянство; Убийство.

В Патерике есть повесть о неком египетском пустынножителе, которому бес обещал, что не будет его больше угнетать никакими искушениями, если только он совершит один какой-либо из трех грехов: убийство, блуд или пьянство. “Соверши, — говорил он, — какой-либо из этих грехов: убей человека или поддайся хоть раз блудным помыслам или один раз упейся, и дальше ты пребудешь в мире, после этого я не буду уже искушать тебя никакими искушениями.” Пустынник же подумал про себя так: “Человека убить — страшно, ибо это есть и само по себе большое зло, и заслуживает смертной казни, как по Божию суду, так и по гражданскому. Совершить блуд — стыдно, погубить хранимую до того чистоту тела — жаль, гнусно оскверниться непознавшему еще этой скверны. Упиться же один раз, кажется, небольшой грех, ибо человек скоро протрезвляется сном. Итак, пойду я упьюсь, чтобы бес больше не угнетал меня, и мирно буду жить потом в пустыне.” И вот, взяв свое рукоделие, он пошел в город и, продав его, вошел в корчму и упился. По сатанинскому же действию, случилось ему беседовать с некой бесстыдной и прелюбодейной женщиной. Будучи прельщен, он пал с ней. Когда он совершал с ней грех, пришел муж той женщины и, застав грешащего с женой, начал его бить; а он, оправившись, начал с ним драться и, одолев, убил. Таким образом, тот пустынник, начав с пьянства, совершил также блуд и убийство. Каких грехов он, трезвый, боялся и гнушался, те он смело совершил пьяный и через это погубил свои многолетние труды. Разве только потом истинным покаянием он смог снова обрести утраченное, ибо милосердием Божиим человеку, истинно кающемуся, возвращаются его прежние заслуги, которые он погубил грехопадением. Вот как пьянство толкает на все грехи и лишает спасения, губя добродетели. Об этом ясно говорит святой Златоуст: “Пьянство, если в ком найдет и целомудрие, и стыд, и разум, и кротость, и смиренномудрие, — все повергает в бездну законопреступления.” Не лишится ли своего спасения и не будет ли отрешен от небесного наследия тот человек, который через пьянство лишился всех добродетелей? Истину говорит Апостол: .”..Пьяницы... Царства Божия не наследуют” (1 Кор. 6:10). (Свт. Димитрий Ростовский. С. 455).

Внимание к словам старца.

См. также: : Старец. № 1085.

Внимание к молитве.

См. также: Молитва. № 467; Молитва совершенная. № 509.

Вода святая.

См. также: Благодать. № 40; Церковь. № 1208.

Вожделение.

См. также: Воля. №№ 164-165; Монахиня. № 525.

145. Авва Еллин, имея сильное желание вкусить меда, удалился, не прикоснувшись к найденным сотам

См. также: Воля.

Однажды, когда авва Еллин был один в пустыне, ему захотелось меда. Скоро нашел он под камнем соты и сказал: “Удались от меня необузданное похотение, ибо писано: ”...поступайте по духу, и вы не будете исполнять вожделений плоти” (Гал. 5:16), — и, оставив соты, удалился. (Лавсаик. С. 181).

146. Авва Иоанн Колов умолил Бога, и отняты были у него страстные вожделения; по совету старца он опять умолил Бога об их возвращении, ибо от терпения в бранях душа приходит в преуспеяние

См. также: Борьба с собой; Совершенство; Терпение.

Авва Пимен поведал об авве Иоанне Колове следующее. Он умолил Бога, и отняты были у него страстные вожделения. Он ощутил ненарушимое спокойствие. Тогда он пришел к некоему отцу и сказал: “Вижу себя спокойным, не имеющим никакой брани.” Старец отвечал ему: “Иди и умоли Бога, чтоб возвратились брани и то сокрушение сердца и смирение, которые ты имел прежде: по причине браней душа приходит в преуспеяние.” Иоанн испросил у Бога возвращения браней, и когда пришли брани, он уже не молился об освобождении от страстей, но говорил: “Господи! Даруй мне терпение в брани.” (Еп. Игнатий. Отечник. С. 288. № 11).

Воздаяние праведникам и грешникам.

См. также: Муки вечные. № 569.

147. Видение сестры пресвитера загробного воздаяния праведникам и грешникам

См. также: Ад; Блуд; Видение; Девы падшие; Детоубийство; Клирик; Рай; Слава человеческая.

Старец, украшенный сединой, поведал, что один пресвитер из наших стран, муж чудный и много времени проведший в подвиге и со многим старанием прилежавший к чтению Священных Писаний, рассказывал следующее: “Была у меня, — говорил он, — сестра — девица, молодая летами, но приобретшая старческий разум. Она проводила все время в посте и воздержании. Сидела она однажды около меня и вдруг, откинувшись на спину, пробыла безгласна и бездыханна целый день и ночь. На следующий день в тот же час, как бы восстав от сна, была она в страхе и ужасе. Когда же я спрашивал, что случилось с ней, она просила оставить ее в покое, пока пройдет немного душевный страх и обретет она возможность рассказать о том, что ей было показано. “Ибо, — говорила она, — превышает и зрение, и слух то, что видено было мной хорошего и худого.” В слезах провела она много дней, не хотела слышать и слова от кого-нибудь и сама не говорила даже с близкими. Имена некоторых часто вспоминала со слезами и, стеная, оплакивала их. Я имел большое желание узнать о виденном ею, она едва уступила моей просьбе и начала говорить: “В тот час, когда я сидела около тебя, два неких мужа, с седыми волосами, сановитые на вид, одетые в белые одежды, придя и взяв меня за правую руку, приказали следовать за ними. Один из них, державший в руке жезл, простер его к небу и отверз его, приготовляя нам доступ туда. Потом они привели меня на некое место, где перед храмом стояло великое множество Ангелов; двери же храма нельзя описать словами. Когда же я вошла внутрь, увидела возвышенный престол и рядом с ним многих Ангелов, красотой и величием превосходящих тех, которые стояли снаружи. На престоле сидел Некто, Своим светом всех освещающий, Которому, припадая, все поклонялись. Ведшие меня повелели и мне поклониться Ему. Услышала же я, что Он повелел вести меня и показать все для вразумления еще находящихся в жизни. Они тотчас взяли меня за руку и приказанное им исполнили. И, придя в некое место, вижу великое множество творений красоты несказанной, облеченных в различные одежды, блестящие золотом и драгоценными камнями, и храмины разнообразные и живущих в них в чести и славе великое множество мужей и жен. Мне говорили: “Это епископы, праведно и свято начальствовавшие над людьми; это клирики и миряне, из них одни в своем служении просияли, другие целомудренно и праведно пожили.” Там, брат, увидела я пресвитера нашего селения и клириков, которых знаем и я, и ты. Увидела множество дев и вдов, жен, в браке честно поживших; из них многие были знакомы, иные из нашего местечка, да и из других мест, с которыми случалось бывать вместе на праздниках мучеников, иных же, которых и не знала я, о которых просила ведших меня рассказать что-нибудь. Они же сказали: “Это все из различных городов и селений. Одни упражнялись в подвижничестве, иные же пожили, — каждый в своем состоянии, а некоторые во вдовстве провели большую часть жизни и сокрушаемы были скорбями и многими бедствиями. Есть из них некоторые, в девстве или вдовстве сначала павшие, но за покаяние и многие слезы опять восстановленные в прежнем чине.” Затем отвели меня в места, страшные по виду и ужасные, исполненные всякого плача и рыданий...” Намереваясь начать рассказ об этом, она пришла в такой страх, что слезами омочила всю одежду, и от страха прерывался ее голос, язык же ее невольно заплетался, она останавливалась. Но, принуждаемая мной, продолжала рассказ: “Видела я места столь страшные и ужасные, что ни зрением, ни слухом нельзя воспринять. Предстоящие мне говорили, что эти обители приготовлены для всех нечестивых и беззаконных и для тех, кто в мире назывался христианином, но много делал зла. Там видела я печь, разожженную и издающую страшное клокотание. Увидев ее и ужаснувшись, я спросила: “Для каких нечестивых приготовлено это?” Мне сказали: “Для вчиненных в клир, но из-за сребролюбия и беспечности Церковь Божию оскорбивших и в постыдной жизни проживших без покаяния.” В числе тех были и имена некоторых наших городских, о которых и сам ты слышал, что они жили постыдно, некоторые же были и из моей церкви. Я же трепеща возгласила: “Неужели для находящихся в клире и девстве приготовлены такие бедствия?” Один же из бывших вдали ответил мне: “Бедствия, девица, назначены им соответствующие их нечестью против Бога и их неправде против ближнего. Ибо ни тех, кто страдает, не презирает Бог, ни тех, кто делает неугодное Ему, не оставляет без наказания. Всем за доброе и злое воздает по достоинству Бог Всемогущий.” Еще отойдя, остановились мы на месте, полном глубокой тьмы. Все там исполнено было вопля и смущения и скрежета и жалобного голоса и страшного стенания. Там, брат, увидела я многих разных и дев, и вдов, и некоторых других, о ком сказано было, что никогда они не поступали сообразно своим обетам, переходили с места на место и своим бродяжничеством порочили жизнь других, винопитию и наслаждениям прилежали, а на псалмопение, молитвы и пост не обращали никакого внимания, несмотря на то, что своими обещаниями вступили в завет с Христом. О некоторых же из них говорили, что они с ненавистью к людям, хотя и без лжи, толковали о намерениях других, что послужило к развращению кое-кого; и оттого они виновны в погибели тех, кого развратили своими пересудами. Я же, видя их великое стенание и плач, не меньшим, чем они, была объята страхом. Посмотрев внимательнее, вижу объятых огнем и муками двух самых любезных мне девиц, которым вместе со мной весьма часто ты, брат, давал многие советы и увещал их, любя их особенно за дружбу ко мне. Увидев их, восстенала я и позвала по имени одну из них. Они обе взглянули, и по лицам их было видно, как они стыдятся наказания, которому подвергаются, и еще более стали мучиться от стыда и совсем поникли. Я же со слезами спрашивала их: “Что сделано вами тайного, что утаилось от многих, и в какие худые дела вы впали, за которые получили здесь наказание?” Они же сказали: “Сами наказания обвиняют нас и говорят о наших деяниях, зачем же спрашивать нас? Зачем же, впрочем, и скрывать нам? Ибо девство погубили мы растлением, по причине же зачатия решились на убийства. Воздержание и пост на виду у других исполняли, втайне же делали противоположное, ибо желали только славы человеческой, а на ожидающее здесь не обращали никакого внимания. Все сделанное там тайно обличили здешние бедствия. За тамошнее прельщение принимаем достойное наказание. За тамошнее славолюбие здесь принимаем соответственный стыд. За наши дела подверглись мы праведному суду и никакой ни от кого из тамошних друзей не удостаиваемся помощи. Но если есть у тебя теперь какая сила и дерзновение ради твоей доброй жизни, помоги нам в одержащих нас страшных мучениях. Покажи любовь к нам и хотя бы немного помилования испроси нам у мучающих нас.” Я же отвечала им: “И где столь многочисленные увещания и советы моего брата? Где мольбы, где великое его попечение, где постоянные молитвы? Неужели ничто из этого не было достаточно для того, чтобы не быть вам, сестры, отведенными сюда? Так всякий совет и забота и молитвы о ком-либо бывают тщетны и бесполезны, если он сам себя не сделает послушным им.” Они же, устыдившись, сначала молчали, потом опять стали говорить: “Не время теперь для обличения и укорения, но для утешения и помощи, ибо постигла нас беда. Помилование доставь и помощь, если можешь; помоги нам, умилостившись над нами.” Я же обещала: “Если смогу сделать что доброе, сделаю.” Они же сказали, чтобы я попросила за них начальствующих над муками, если возможно, совсем освободить их от этого мучения. Если же невозможно, то хотя бы получить малое облегчение от таких бедствий. Я же, припав со слезами и плачем к начальствующим, молила их: “Подражайте своему Владыке, человеколюбивому и благому, облегчите им мучения.” Они же со страшным взором, без успеха отослали меня, говоря: “Не время для них теперь покаяния и исповедания, ибо данное им от Бога время для покаяния они провели в блуде и убийствах и наслаждениях и во всяком беззаконии и облегчения здесь получить не могут. За басню почитавшие там здешние блага как ныне получат их? Для них справедливо: какие посеяли деяния там, такие пожинают плоды; какие там презрели блага, тех здесь не получат, а какими пренебрегали муками, те испытают. Потому до конца будет им бедствие. Ступай, девица, возвести там о здешнем — о добром и о злом, хотя бы многим показалась ты говорящей пустое.” Они же, узнав, что бесполезно было мое моление, плача и скрежеща зубами, сказали: “Все терпели мы сообразно сделанному нами. Учивших нас в мире жить достойно девства мы не послушались, и добрые увещания оказались здесь бесполезными. Но, оставив нас, ты опять пойдешь в мир, просим тебя, расскажи обо всем этом жившей с нами, ибо и она с нами делала подобное, смеясь над здешним, за басни почитая говоримое, как и мы. Возвести ей о наших мучениях, чтобы, если до конца будет делать подобное, и ей не испытать бы таких же бед. Уверь ее, что истинно есть здесь все, и убеди покаяться, ибо, может быть, это будет спасением для такой души. Господь же и Бог да удостоит её освободиться от мук, о которых мы вместе не слушали, и получить вечные блага в Самом Христе Господе нашем. Ему же слава и держава во веки веков. Аминь.” (Древний патерик. 1874. С. 428).

Воздержание.

См. также: Болезни. №№ 100, 108; Вино. №№ 139, 141, 143; Воля. № 165; Миролюбие. № 464; Подвиг молитвенный. № 749.

148. Из предложенной корзины с плодами пустынники ели только гнилые плоды

Однажды к матери Сарре пришли пустынники. Она предложила пришедшим корзинку с плодами. Оставляя хорошие плоды, они ели только гнилые. Сарра сказала им: “Поистине вы пустынники!” (Достопамятные сказания. С. 269. № 8).

149. Старец ничего не вкушал всю Страстную седмицу, в обычное время он ел только свеклу с солью

См. также: Пост.

Один из старцев говорит: “Видел я в Келиях брата, постившегося всю Страстную седмицу. Когда наступал вечер (субботний), он уходил в церковь, чтобы не вкушать. Вообще он ел только немного свеклы с солью и без масла.” (Древний патерик. 1874. С. 79. № 83).

150. Воздержание аввы Сисоя было настолько велико, что он вкушал хлеб только на Пасху

Рассказывали об авве Сисое: “Он не ел хлеба. В праздник Пасхи братия упрашивали его разделить с ними трапезу. Старец сказал им: “Я одно что-нибудь могу сделать: буду есть или хлеб, или яства, вами приготовленные.” Они сказали ему: “Ешь один хлеб.” Так он и сделал.” (Достопамятные сказания. С. 258. № 46).

151. 0 великом воздержании аввы Макария

“В самый полуденный зной, — поведал о себе авва Евагрий, — пошел я к святому отцу Макарию и, будучи истомлен жаром, попросил воды, чтобы охладиться питьем. Но он сказал: “Будь доволен тенью. Многие путешественники и мореплаватели терпят жажду не менее тебя!” Потом, когда я исповедал ему свои помыслы относительно воздержания, он сказал: “Поверь мне, сын! Целых двадцать лет я не употребил досыта ни хлеба, ни воды, ни сна. Хлеб мой ел я весом, воду пил мерой и позволял себе немного уснуть, прислонившись к стене.” (Еп. Игнатий. Отечник. С. 114. № 13).

152. За один стакан вина, выпитый из-за любви к братии, авва Макарий целый день потом не пил воды

См. также: Вино; Подвиг тайный.

Рассказывали об авве Макарии: “Когда случилось ему быть с братией, он полагал себе за правило: если будет вино, выпей для братии, но за один стакан вина не пей целый день воды. Поэтому, когда братия для успокоения давали ему (вина), старец с радостью принимал его, чтобы помучить себя. Но ученик его, зная обо всем, просил братию: “Ради Господа, не давайте ему, иначе он будет мучить себя в келии.” Братия, узнав это, более не предлагали ему вина.” (Древний патерик. С. 13. № 4; Достопамятные сказания. С. 144. № 10).

153. Нарушив пост ради любви, старец в тот же день не позволил ученику напиться воды, напомнив ему о посте

См. также: Мудрость; Подвиг тайный; Пост.

Некогда авва Силуан и ученик его Захария пришли в один монастырь, где их упросили вкусить немного пищи на дорогу. Когда вышли они из монастыря, ученик аввы увидел воду на дороге и хотел попить. Старец сказал ему: “Захария, ныне пост!” — “Разве мы, отец, не ели?” — удивился ученик. “Ели, но это было делом любви, — сказал старец, — а теперь, сын мой, должны мы соблюсти свой пост.” (Достопамятные сказания. С. 259. № 1).

154 Преподобный Макарий получил в дар кисть свежего винограда. Он отослал ее к больному брату, тот, в свою очередь, передал ее другому; побывав у многих иноков, кисть вернулась обратно к Макарию

См. также: Любовь к ближнему выше поста.

Когда-то прислали Макарию Александрийскому кисть свежего винограда. Ему очень хотелось его съесть, но он отослал эту кисть одному больному брату, которому также хотелось винограда. С великой радостью получив виноград, брат этот по своему воздержанию послал его другому брату, как будто ему самому не хотелось винограда. Но и этот брат, получив гроздь, поступил с ней таким же образом, хотя ему и самому очень хотелось отведать ягод. Таким образом виноград перебывал у многих братий, и ни один не захотел его съесть. Наконец, последний брат, получив его, отослал опять к Макарию, как дорогой подарок. Макарий, узнав свой виноград и разведав, как все было, удивился и благодарил Бога за такое воздержание братии. (Лавсаик. С. 57).

155. Воздержание старца было настолько велико, что он даже не знал, существует ли кроме горького редечного масла какое-либо другое

Однажды пришли посетители к старцу, и он оставил их у себя обедать. Предложил им редечного масла, а они сказали ему: “Отец! Лучше дай нам немного хорошего масла.” Услышав это, он перекрестился и сказал: “Существует ли другое масло, кроме этого, я не и знаю.” (Достопамятные сказания. С. 55. № 3).

156. Братия, получив в дар сосуды с маслом, через год вернули их в храм нераспечатанными; авва же Вениамин вкусил немного масла, и было у него на сердце, будто он совершил великий проступок

Авва Вениамин рассказывал: “Когда после жатвы возвратились мы в скит, принесли нам из Александрии подаяние: на каждого — по алебастровому сосуду чистого масла. При наступлении следующей жатвы братия приносили, если что оставалось у них, в церковь, Я не открывал своего сосуда, но, просверлив его иглой, вкусил немного масла, и было у меня на сердце так, будто я совершил великий проступок. Когда же братия принесли свои сосуды нетронутыми, а мой был просверлен, то я устыдился, как обличенный в блуде.” (Достопамятные сказания. С. 55. № 1).

157. Старец не прикоснулся к сосуду с маслом, подаренному ему три года назад

Авва Вениамин, пресвитер из Келий, рассказывал: “Пришли мы в скит к одному старцу и хотели дать ему немного масла, но он сказал нам: “Вот где лежит малый сосуд, который вы принесли мне три года тому назад; как вы положили его, так он и остался.” Услышав это, подивились мы добродетели старца.” (Достопамятные сказания. С. 55. № 2).

158. Один инок захотел утром есть, но он мужественно боролся с чувством голода до вечера; этим он победил силу диавола и избавился от чувства голода

См. также: Мужество; Твердость; Терпение.

Взалкал однажды утром некий брат и боролся со своим помыслом, чтобы не вкушать пищи до третьего часа. Когда настал третий час, он решился терпеть до шестого. Когда же наступил шестой час, он размочил хлеб и, присев вкусить, опять встал и сказал: “Потерплю до девятого часа.” Настал и девятый час, и старец, сотворив молитву, увидел силу диавола, как дым, выходящую из его недра. Таким образом миновала его алчба. (Древний патерик. 1874. С. 74. № 70).

159. Авва Пимен для избежания блудных помыслов посоветовал брату соблюдать воздержание в пище и языке

См. также: Блудная брань.

Однажды брат пришел к авве Пимену и говорит ему: “Что мне делать, отец? Меня мучает блудный помысл. Ходил я к авве Ивистиону, он сказал мне: “Не позволяй этому помыслу долго оставаться в тебе.” Авва Пимен отвечает брату: “Авва Ивистион, дела его высоки, он — с Ангелами и не знает, что у нас с тобой есть блудные помыслы. Если монах будет сдерживать свое чрево и язык и будет жить, как странник, то, поверь, он не умрет.” (Достопамятные сказания. С. 201, № 62).

160. Накануне смерти монах Петр соблюдал строгое воздержание в пище и даже отказался от чая с вареньем

Во время болезни подвижник Глинской пустыни монах Петр почти не принимал пищи, и накануне смерти у него появился было аппетит. Тогда многое ему предлагали, но он отказывался: “Все роскошное предлагаете,” — говорил он. “Батюшка, скушайте яйцо.” — “И это роскошь, и за это отвечать придется.” — “Чем кормить вас, батюшка?” — “Кулеш есть?” — спросил отец Петр. — “Есть.” — “Из котла?” — “Да.” — “Это я люблю, за это отвечать не буду.” Покушал немного, Прошло несколько часов, ему еще предлагают. “Надо иметь воздержание,” — сказал больной. В чай ему положили варенья. Подвижник посмотрел на стакан и сказал: “Чадо, помни, яко восприял еси благая в животе твоем.” Чай остался невыпитым. (Глинский патерик. С. 165).

161. Иеросхимонах Илиодор, будучи болен, отказался покушать рыбы

См. также: Воля Божия (преданность воле Божией).

Во время болезни в Великий пост 1895 года, за несколько недель до смерти, подвижнику Глинской пустыни иеросхимонаху Илиодору предложили покушать рыбы, чтобы подкрепиться. Старец улыбнулся и спросил: “На что мне силы?” — “Да вы, батюшка, ослабели, можете умереть.” — “И умереть хорошо, буди воля Господня, а рыбы не надо; какой же я после того буду иеросхимонах?” Так он и не пожелал воспользоваться разрешением для больных вкушать в пост рыбу. (Глинский патерик. С. 141).

Возмездие.

См. также: Наказание. №№ 593-605.

Воин.

См. также: Отречение от Бога. № 691; Целомудрие. № 1190.

Вольнодумство.

См. также: Жития святых. № 275; Неверие. № 612.

Воля.

См. также: Вожделение. № 145.

162. Старец не прикоснулся к огурцу, хотя имел желание вкусить его

Поведали об одном старце, что однажды ему захотелось огурца. Он взял огурец, повесил его перед глазами. Не попустив желанию победить себя и не прикоснувшись к огурцу, старец укорял себя и приносил покаяние в самом пожелании.

163. Когда у аввы Зенона появилось желание взять один огурец из чужого огорода, он пять дней простоял на жаре и этим пресек свое желание

Однажды авва Зенон проходил Палестину и, утомившись, сел перекусить возле огуречных грядок. Помысл говорил ему: “Возьми один огурец и съешь, ибо что в этом важного?” Но он отвечал своему помыслу: “Воры подвергаются наказанию, так испытай себя, можешь ли ты перенести наказание.” Так он пять дней простоял на жаре и, изнуренный зноем, сказал сам себе: “Не могу снести наказания.” Потом обратился к своему помыслу: “Если не можешь, то не воруй и не ешь ворованное.” (Достопамятные сказания. С. 81. № 6).

164. У преподобного Саввы во время работы в саду появилось желание съесть яблоко прежде определенного времени, однако он мужественно поборол свое желание благочестивыми размышлениями

См. также: Вожделение; Мужество.

Некогда преподобный Савва работал в монастырском саду, и возникло у него желание съесть прежде определенного часа яблоко, которое было красиво и на вид весьма вкусно. Будучи воспламенен этим желанием, он сорвал яблоко с дерева, но, раздумав, мужественно преодолел намерение и благочестивыми мыслями стал упрекать себя: “Красив был для взора и приятен на вкус тот плод, который умертвил меня через Адама. Адам предпочел духовной красоте то, что казалось приятным для телесных очей, и насыщение чрева почел драгоценней духовных удовольствий, но через это он ввел смерть в мир. Поэтому я не должен презирать добродетель воздержания, не должен отягчаться душевной дремотой. Ибо, как появлению всяких плодов предшествует цвет, так воздержание предшествует всякой добродетели.” Этими благочестивыми мыслями Савва преодолел свою похоть, бросил яблоко на землю и растоптал его ногами, попирая вместе с яблоком и похоть. (И. Помяловский. Палестинский патерик. Вып. 1. С. 5).

165. Преподобный Елеазар, желая вкусить рыбы, положил ее перед собой, но не

дотрагивался, укоряя себя в невоздержании

См. также: Вожделение; Воздержание.

Как преподобный Елеазар умел побеждать свои желания, показывает следующее повествование: “Случалось, что ему приходило на мысль вкусить рыбы. Он готовил ее, ставил перед собой и, не дотрагиваясь, укорял себя в невоздержании. Нетронутая пища оставалась в келии, и когда она начинала разлагаться, подвижник говорил себе: “Ешь теперь, если хочешь.” (Соловецкий патерик. С. 89).

Воля Божия.

См. также: Ад. № 1; Ангел. № 3; Болезни. № 102; Вера. №№ 115, 126; Воздержание. № 161; Вразумление. № 177; Кончина детей. № 327; Молитва неразумная. № 479; Надежда. № 589; Начальствование. № 609; Неплодство. № 647; Супруги. № 1121; Терпение. № 1147.

166. Старец, узнав, что его хотят рукоположить, бежал; когда же его нашли, он больше уже не сопротивлялся, ибо понял, что есть воля Божия на его рукоположение

См. также: Сан священный.

Старцы, собравшись, согласились между собой представить Патриарху для рукоположения во пресвитера авву Иакова. Авва, услышав об этом, бежал в Египет. Отцы поспешно отправились за ним в погоню. Так случилось, что они пришли на то же поле, на котором скрывался авва Исаак. Было уже поздно, наступила ночь, и старцы расположились тут для ночлега, а бывшего при них осла пустили на траву. Осел, ходя по полю, к утру пришел на то место, где скрывался авва; и старцы, начав утром искать осла, вместе с ним нашли, к своему удивлению, и авву. Они хотели связать его, но он не допустил этого, сказав: “Я уже не убегу. На это есть воля Божия. Не уйти мне от нее, куда бы ни убежал.” (Еп. Игнатий. Отечник. С. 246. № 1).

Воля своя.

См. также: Молитва неразумная. № 479.

167. Отшельник скорбел, если поступал по своей воле

См. также: Гостеприимство; Любовь к ближним.

Близ некоего общежительного монастыря жил отшельник, стяжавший многие добродетели. К нему однажды пришли монахи из общежития, поэтому он и вынужден был разделить с ними трапезу раньше, чем в обычный свой час. По окончании трапезы братия сказали ему: “Ты несколько скорбишь, авва, что сегодня вкусил пищи не в свой обычный час?” Он отвечал им: “Я прихожу в смущение тогда, когда поступаю по своей воле.” (Еп. Игнатий. Отечник. С. 469. № 61).

168. Желание инока иметь старца по своей воле было осуждено великим аввой

См. также: Старец.

Брат сказал великому старцу: “Авва! Мне бы хотелось найти старца по моей воле и жить с ним!” Старец отвечал на это: “Хорошо твое желание, владыка мой!” Брат, не поняв слов старца, подумал, что он признал его мнение правильным и утвердил его. Старец, заметив это, сказал ему: “Так-то! Если найдешь старца, соответствующего твоей воле, то намереваешься жить с ним? Значит, желаешь не того, чтобы тебе последовать воле старца, но чтоб старец последовал твоей воле, и в этом надеешься найти преуспеяние.” Тогда брат понял свою ошибку и пал в ноги старцу, принося покаяние: “Прости меня! Я очень тщеславился, думая, что я хорошо сказал, между тем как ничего хорошего не было ни в моих словах, ни в мыслях.” (Еп. Игнатий. Отечник. С. 505. № 116).

169. Старец, отказавшись от своей воли для Господа, обратил на путь спасения разбойника

См. также: Грешник.

Рассказывали об авве Пафнутии. Он не любил вина. Однажды в дороге, встретившись с шайкой разбойников, увидел он, что разбойники пьют вино. Атаман разбойников знал старца, знал также, что он не пьет вина. Но, видя Пафнутия в великом утомлении, наполнил чашу вином и, взяв в руку меч, сказал старцу: “Если не выпьешь, убью тебя.” Старец, поняв, что разбойник хочет исполнить заповедь Божию, и желая обратить его на путь спасения, принял чашу и выпил. Тогда атаман раскаялся перед старцем и говорит: “Прости мне, авва! Оскорбил я тебя.” Старец отвечает: “Уповаю, что Бог за эту чашу сотворит с тобой милость и в этом веке, и в Будущем.” — “И я надеюсь на Бога, — сказал атаман, — и с этого времени никому не сделаю зла.” Таким образом, старец, отказавшись от своей воли для Господа, обратил на путь спасения всю шайку разбойников. (Достопамятные сказания. С. 235. № 2).

Вор.

См. также: Молитва. №№ 503-504; Святой. № 1003.

170. Вор, несколько раз забиравший деньги из келии старца, не мог умереть, пока не покаялся перед старцем и тот не помолился за него

См. также: Незлобие; Смирение.

Некий брат подделал ключ, отворил келию одного из старцев и взял его деньги. Старец же написал хартию: “Господин брат, кто бы ты ни был, окажи любовь, оставь половину на мою нужду.” И, разделив деньги на две части, положил хартию. Тот же, придя в другой раз и разорвав хартию, взял все деньги. Спустя два года он стал умирать, и душа его не выходила. Тогда, призвав старца, сказал ему: “Помолись за меня, отче, ибо я украл твои деньги.” Спросил старец: “Почему же не признался ты прежде?” И когда стал он молиться, тот предал дух. (Древний патерик. 1874. С. 370. № 30).

171. Воры, подошедшие ночью к овчарне святого Спиридона, были связаны невидимой силой; авва Спиридон утром отпустил их, подарив им одну овцу

См. также: Незлобие; Помощь Божия.

Авва Спиридон, пастырь овец, настолько был свят, что удостоился быть пастырем людей, ибо в одном из кипрских городов, а именно в Тримифунте, он был избран епископом. Но по великому своему смирению он, будучи епископом, пас и овец. Однажды воры, забравшиеся к нему, невидимой силой были связаны у самых ворот овчарни. На рассвете пришел пастырь к овцам и, увидев воров со связанными назад руками, узнал о случившемся. Сотворив молитву, авва Спиридон развязал воров. Потом долго убеждал и увещевал их, чтобы они старались жить честными трудами, а не воровством, и, подарив им одну овцу, отпустил, добавив с любовью: “Чтобы не подумали, что вы даром стерегли овчарню.” (Достопамятные сказания. С. 267. № 1).

Воровство.

См, также: Наказание вора. №№ 595-596; Покаяние. № 775.

172. Вразумление грабителей преподобным Кириллом Новоезерским

Шайка разбойников, грабивших на берегах Нового озера, досадовала на то, что поселились на острове люди, которые могут знать о ее делах. Хищники приплыли на челнах к Красному острову. “Сыны беззакония, — грозно сказал отшельник преподобный Кирилл Новоезерский при встрече с ними, — вы забыли, что есть грозный суд правды Божией, и на пустой остров явились для грабежа, у пустынника думаете найти свою корысть. Что вы делаете? Все мое серебро — в моей келии!” Один из разбойников поспешил в келию преподобного, а на других вдруг напал мрак. Скоро из келии послышались жалобные вопли их товарища: он просил избавить его от двух юношей, которые нещадно его били. Ослепленные разбойники стали просить преподобного отпустить их с миром. И преподобный вошел в келию, поднял лежавшего без чувств разбойника и отпустил всех мирно. “Впредь не злодействуйте, чтобы не быть в аду,” — сказал им преподобный. В другой раз воры сняли колокол с бедного храма обители и поспешили переправиться на другой берег, но заблудились и вынуждены были вернуться в обитель. “Зачем вы пришли сюда?” — спросил их преподобный. Те пали к его ногам и просили прощения. “Еще не бывало того, — сказал угодник Божий, — чтобы кто-то был счастлив чужим добром. Алчешь чужого — потеряешь свое. Вор не бывает богат, а бывает горбат. И с умом воровать — беды не миновать. Вот трудовая копейка до веку живет. Заработанный ломоть лучше краденого каравая. Помните эту народную мудрость.” Затем велел накормить их и отпустил с миром. (Троицкий патерик. С. 147).

173. Ученик избавился от пагубной привычки воровать хлеб только после того, как исповедал свой грех старцу

См. также: Исповедь; Покаяние; Самоосуждение; Старец; Совесть.

Авва Серапион рассказывал: “Когда я был молод, встав однажды от трапезы, по действию диавола похитил одну долю хлеба и съел ее тайно от аввы. А поскольку я продолжал это делать в течение какого-то времени, то, обуреваемый страстью, не мог уже преодолеть себя. Совесть меня осуждала, а сказать старцу я стыдился. Случилось же по устроению человеколюбивого Бога прийти каким-то людям к старцу ради душевной пользы. Они спрашивали его о своих помышлениях. Старец сказал им: “Ничто не причиняет столько вреда монахам и радости демонам, как утаение помыслов от духовных отцов.” Он говорил им о воздержании. Во время этой беседы я размыслил, что Бог открыл обо мне старцу, и, сокрушаясь о грехе, начал плакать, потом выбросил хлеб из-за пазухи, который по злому обычаю похищал, и, повергшись на пол, просил прощения за прошедшее и молитвы об утверждении в будущем. Тогда сказал мне старец: “Чадо! Когда я еще молчал, твоя исповедь освободила тебя от этого плена, и ты, произнося осуждение на самого себя, убил уязвляющего тебя в укрывательстве демона. Хотя до сих пор ты и допускал его управлять собой, не противясь ему и не обличая его, но теперь больше не будет он иметь в тебе места, будучи изгнан из твоего сердца.” Еще не закончил старец своих слов, как вдруг нечистая сила представилась как огненное пламя, выходящее из-за пазухи. Оно наполнило храмину смрадом, так что присутствующие думали, что сожжено было множество серы. Тогда старец сказал: “Познай слово мое! Через это знамение Господь явил свидетельство твоего освобождения.” (Древний патерик. 1874. С. 62. № 27).

Воскрешение.

См. также: Блудная брань. № 63; Дерзновение. № 241; Еретик. № 262; Молитва. № 486; Послушание. № 835.

174. Авва Сисой воскресил отрока, сам не желая этого

См. также: Чудо.

Шел один мирянин со своим сыном к авве Сисою в гору аввы Антония. По пути сын его умер. Отец не смутился, но с верой принес его к старцу и пал перед ним, поставив тело сына так, будто тот кланяясь авве, чтобы получить благословение. Затем отец встал, оставив сына у ног старца, и вышел из келии. Старец, думая, что сын еще кланяется ему, говорит отроку: “Встань и выйди вон.” Умерший тотчас встал и вышел. Отец, увидев его, изумился. Вернувшись к старцу, он поклонился ему и рассказал в чем дело. Старец, выслушав, опечалился, ибо не хотел этого. Ученик же его запретил мирянину рассказывать об этом до самой смерти старца. (Достопамятные сказания. С. 252. № 16).

175. Отшельники воскресили ученика аввы Зосимы, умершего от укуса змеи

См. также: Прозорливость; Чудо.

Старец Зосима рассказал нам следующее: “Однажды моего ученика укусила змея, отчего он внезапно скончался, истекая кровью. В большом горе прихожу я к отшельникам Феодору и Павлу. Увидев меня в большом расстройстве и скорби, прежде, чем я успел им поведать о своем горе, они спросили: “Что с тобой, авва Зосима? Умер брат твой?” — “Да,” — говорю им. Пройдя вместе со мной и увидев его распростертым, они сказали мне: “Не печалься, авва Зосима, Бог милостив!” И, воззвав к умершему, сказали: “Брат Иоанн, встань! Ты нужен старцу!” И брат тотчас поднялся с земли. Найдя змею, они перед нами рассекли ее надвое.” (Луг духовный. С. 499).

Воспитание.

См. также: Неплодство. № 647; Родители. №№ 954, 959.

Воспоминание о геенне огненной.

См. также: Доброделание. № 246.

Вражда.

См. также: Ближний. № 45; Гнев. № 184; Примирение. № 903.

176. О двух враждовавших между собой братиях: Тите-священнике и Евагрии-диаконе

См. также: Наказание; Прощение.

Были два брата по духу: диакон Евагрии и священник Тит. И имели они друг к другу любовь великую и нелицемерную, так что все дивились их единодушию и безмерной любви. Ненавидящий же добро диавол, который всегда ходит, ...как рыкающий лев, ища, кого поглотить (1 Пет. 5:8), возбудил между ними вражду. И такую ненависть вложил он в них, что они уклонялись друг от друга, не хотел один другого видеть в лицо. Много раз братия молили их примириться между собой, но они и слышать не хотели. Когда Тит шел с кадилом, Евагрий отбегал от фимиама; когда же Евагрий не отбегал, Тит проходил мимо него, не покадив. И так пробыли они много времени в греховном мраке, приступали к Святым Тайнам: Тит, не прося прощения, а Евагрий, гневаясь, — до того вооружил их враг. Однажды Тит сильно разболелся и, будучи уже при смерти, стал горевать о своем прегрешении и послал к диакону с мольбой: “Прости меня, ради Бога, брат мой, что я напрасно гневался на тебя.” Евагрий же отвечал жестокими словами и проклятиями. Старцы, видя, что Тит умирает, насильно привели Евагрия, чтобы помирить его с братом. Увидев его, больной приподнялся немного, пал ниц к его ногам и сказал: “Прости и благослови меня, отец мой!” Тот же, немилостивый и лютый, отказался простить в присутствии всех, говоря: “Никогда не примирюсь с ним, ни в этом веке, ни в будущем.” И вдруг Евагрий вырвался из рук старцев и упал. Его хотели поднять, но увидели, что он уже мертв. И не могли ему ни руки вытянуть, ни рта закрыть, как у давно умершего. Больной же тотчас встал, как бы никогда и не был болен. И ужаснулись все внезапной смерти одного и скорому выздоровлению другого. Со многим плачем погребли Евагрия. Рот и глаза у него так и остались открыты, а руки — растянутыми. Тогда старцы спросили Тита: “Что все это значит?” И он рассказал: “Видел я Ангелов, отступавших от меня и плачущих о моей душе, и бесов, радующихся моему гневу. И тогда начал я молить брата, чтобы он простил меня. Когда же вы привели его ко мне, я увидел Ангела немилостивого, держащего пламенное копье, и когда Евагрий не простил меня, ангел ударил его, и тот упал мертвым. Мне же Ангел подал руку и поднял меня.” Услышав это, убоялись братия Бога, сказавшего: “Прощайте, и прощены будете” (Лк. 6:37). (М. Викторова, Киево-Печерский патерик. С. 55).

Вразумление.

См. также: Блудная брань. № 62; Гнев Божий. № 187; Икона. № 281; Малодушие. № 424; Молитва. № 492; Молитва услышанная. № 513; Нерадение. № 657; Осуждение духовника. № 689; Покаяние. № 785; Сквернословие. № 1007; Суд Христов. № 1114; Супруги. № 1120.

177. Вразумление Преподобным Сергием болящего иеродиакона

См. также: Больной; Видение; Воля Божия; Явление святого.

В конце прошлого века в обители Преподобного Сергия служил иеродиакон лет 35-ти — отец Иаков. Заболели у него ноги и совсем отнялись. Отец Иаков неописуемо скорбел о своей болезни. Находясь в больнице, он однажды глубокой ночью, чтобы утолить свою скорбь, начал читать акафист Преподобному Сергию и слезно просить его о помощи. Вдруг видит наяву, как палата наполняется светом, и в этом свете предстает ему Преподобный Сергий. Подойдя к больному, Преподобный, преисполненный неописуемой отеческой любви и ласки, говорит: “Ты просишь выздоровления и продолжения жизни, но на это нет воли Божией, так как дальнейшая жизнь для тебя бесполезна. Примирись и покорись воле Божией, устрояющей все промыслительно к нашему благу.” После этого Преподобный Сергий стал для иеродиакона невидим. Тогда сердечно утешенный отец Иаков, желая увидеть, куда направился Преподобный Сергий, поднялся с постели и влез на подоконник с помощью рук. Лучи неземного света показывали, что Преподобный направился к Троицкому собору. Когда видение кончилось, отец Иаков в полной беспомощности стал звать больничного служителя. Тот, увидев больного на подоконнике, удивился и спросил его, как он там очутился? Тогда отец Иаков рассказал ему о своем видении Преподобного Сергия и о том, что Преподобный, выйдя от него, скрылся в Троицком соборе. После явления Преподобного Сергия отец Иаков жил недолго. Он тихо скончался в смиренной преданности воле Божией. (Троицкие листки с луга духовного. С. 8).

Время (его скоротечность).

См. также: Жизнь земная. №№ 273-274.

Высокоумие.

См. также: Гордость. № 191.

Г

Гадание.

См. также: Чародейство. №№ 1210-1216.

Геенна.

См. также: Ад. №№ 1-2; Доброделание. № 246; Муки вечные. №№ 569-570.

Гнев.

См. также: Милосердие. № 436; Обида. № 678; Смирение. № 1047.

178. Во время молитвы дым вышел из уст брата, а вместе с ним и гнев

См. также: Молитва.

Один брат, разгневавшись на другого, встал на молитву, прося, чтобы Бог дал ему долготерпение в отношении к брату и чтобы искушение это прошло без вреда. В то же самое время он увидел дым, исходящий из своих уст. Вместе с тем прошел и его гнев. (Древний патерик. 1874. С. 72. № 65).

179. Чтобы не дать места гневу, авва Исидор бежал, оставив свои корзины

Авва Исидор поведал о себе: “Однажды я пошел на торг продать немного сделанных мной корзин. Заметив, что по поводу продажи во мне возникает гнев, я оставил корзины и бежал.” (Еп. Игнатий. Отечник. С. 243. № 5).

180. Услышав, что брат говорит гневное, авва Иоанн Колов удалился с жатвы

Однажды во время жатвы авва Иоанн, услышав, что один брат говорит гневно и скорбно со своим ближним, оставил жатву и поспешно удалился. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 293. № 36).

181. Видя, что от слов собеседника он приходит в гнев, авва Иоанн Колов оставил свои корзины и бежал

Авва Иоанн поведал: “Однажды я шел по скитской дороге со своим рукоделием. Встретившись с хозяином верблюдов и вступив с ним в разговор, я заметил, что словами его могу быть приведен в гнев. Тогда я немедленно бежал, оставив свои корзины.” (Еп. Игнатий. Отечник. С. 293. № 37).

182. Явление поссорившемуся монаху диавола в образе юноши

См. также: Злопамятство; Ссора.

Некто Исаак-монах рассказывал следующий случай из своей жизни. “Однажды, — говорил он, — я поссорился с братом и стал гневаться на него. Между тем, сидя как-то за своим рукоделием, я вспомнил о своей ссоре, раскаялся и, движимый страхом ответственности перед Богом, думал: “Что мне делать?” В это время вошел ко мне какой-то юноша и, не сотворив, как следовало, крестного знамения, сказал: “Ты согрешил и тревожишься, доверься мне и будешь спокоен.” Я же, поняв, что это диавол, отвечал: “Уйди, ибо ты не от Бога.” Он же говорит: “Жаль мне тебя: дело свое ты губишь, а все-таки ты мой.” — “Нет, — говорю, — не твой я, диавол, а Божий.” Он сказал: “Гнев держащих и зло помнящих Бог передал нам. Ты же три недели гневаешься на своего брата.” Я отвечал: “Лжешь.” А он: “Ты зло имеешь на него, а держащих злопамятство ожидает геенский огонь, и я к таким людям приставлен, и ты — мой.” Услышав это, я тотчас же пошел к брату, поклонился ему и примирился с ним. Что же? Возвратившись домой, я увидел, что диавол, не потерпев моего примирения, из злобы, сжег мое рукоделие и рогожу, которую я обыкновенно подстилал, когда молился.” (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 11).

183. Монах-пустынник, побеждавшийся гневом, рассердился на опрокинувшийся кувшин и разбил его; размыслив о случившемся, он понял, что одиночество само по себе не врачует гнева, что везде нужна борьба с самим собой

См. также: Борьба с собой; Подвиг; Терпение.

Некий брат, живя в общежительном монастыре и часто побеждаясь гневом, сказал сам себе: “Пойду в пустыню, может быть, там, не имея с кем ссориться, успокоюсь от страсти.” Он вышел из монастыря и стал жить один в пустыне. Однажды он наполнил водой сосуд и поставил его на землю. Сосуд внезапно опрокинулся. Во второй раз случилось то же самое. В третий раз кувшин также опрокинулся. Монах, рассердясь, схватил кувшин и ударил о землю. Кувшин разбился. Придя в себя, брат начал размышлять о случившемся и понял, что враг поругался над ним. Тогда он сказал: “Вот! Я — один, однако побежден страстью гнева. Возвращусь в монастырь: видно, везде нужна борьба с самим собой и терпение, в особенности же — помощь Божия.” Монах возвратился в свою обитель. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 460. № 47).

184. Упорство во вражде привело брата к отречению от Христа

См. также: Помощь Божия; Христос.

Два брата были во вражде между собой. Во время гонения на христиан их схватили и, подвергнув многим мучениям, посадили в тюрьму. Один из них сказал другому: “Брат! Нам должно примириться и не гневаться одному на другого, потому что завтра мы должны умереть и предстанем Господу.” Но тот отказался от примирения. На другой день их вывели из тюрьмы, чтобы отсечь им головы. Брату, желавшему примириться, голова была отрублена прежде, и он в вере отошел ко Господу. Другой же, не хотевший примириться, отрекся от Христа. Мучитель спросил: “Почему ты не отвергся вчера, прежде пытки, чтоб избежать ран, а отвергся только сегодня?” Он отвечал: “Я преступил заповедь Господа моего — не примирился с братом. За это Бог оставил меня и отъял от меня Свою помощь. Лишенный ее, я отрекся от Христа.” (Еп. Игнатий. Отечник. С. 456. № 38).

185. По словам преподобного Серафима, повар Саровской обители был перед Богом выше всех, ибо он вел непрестанную внутреннюю борьбу

См. также: Благодать; Борьба с собой; Ожесточение.

Борьба с гневом ставилась великими подвижниками благочестия, в частности преподобным Серафимом Саровским, в большую заслугу борющемуся. Однажды пустынножитель Марк спросил преподобного Серафима: “Кто в нашей обители выше всех предстоит перед лицом Божиим?” Старец, недолго думая, сказал: “Повар из бывших солдат на кухне.” И объяснил при этом свои слова так: “Характер у повара от природы огненный. Он готов в запальчивости убить человека, но его непрестанная борьба внутри души привлекает к нему великое благоволение Божие. За такую борьбу ему подается свыше благодатная сила Святого Духа, ибо непреложно Божие слово, которое говорит: “Побеждающему (себя) дам место сесть с Собой и облеку в белые одежды.” И, наоборот, если человек не борется с собой, то доходит до ужасного ожесточения, которое влечет душу к верной гибели и отчаянию. (Троицкие листки с луга духовного. С. 81).

Γνев Божий.

См. также: Молитва праведника. № 505.

186. Старец в видении узрел Сидящего на престоле, Которого никто не мог умолить ; на следующий день произошло страшное землетрясение

См. также: Видение.

Авва Анастасий передал нам рассказ о затворнике авве Георгии. “Однажды ночью я встал, чтобы ударить в било (я был канонархом), и слышу, что старец плачет. Подойдя к нему, я спросил: “О чем ты так плачешь, авва?” Старец молчал. “Скажи же мне о причине твоего плача,” — продолжал я спрашивать. “Как мне не плакать, — сказал старец, вздохнув из глубины души, — когда Господь наш прогневался на нас. Мне казалось, что я стою перед Кем-то сидящим на высоком престоле. Многие, многие тысячи стоят вокруг престола, умоляя Его о чем-то. Но Он не склоняется на их молитвы. И приблизилась к Нему некая Жена, облеченная в порфиру. Припав к Нему, Она воскликнула: “Умилостивись же, хотя бы ради Меня!” Но Он остался непреклонен. Я плачу и рыдаю в сильном страхе за то, что угрожает нам.” Он рассказал мне об этом в четверток утром, а на следующий день, в пятницу, в девятом часу произошло страшное землетрясение, разрушившее города приморской Финикии.” (Луг духовный. С. 67).

187. За изгнание святого Дионисия с горы Олимп Бог покарал ту область засухой и необычайными грозами

См. также: Вразумление.

Чтобы избавиться от молвы, преподобный Дионисий Афонский удалился на гору Олимп. Нашлись люди, которые дали знать Сакку-агарянину, владельцу того места, где поселился преподобный, что в пределах его владений какой-то инок строит монастырь. Агарянин взбесился, явился к Лариссу, турецкому аге, в ведении которого находился Олимп с его окрестностями, и, жалуясь на своеволие иноков, потребовал, чтобы их предали суду. И зарождающийся монастырь, как основанный без позволения хозяина горы, уничтожили. Горько было преподобному, когда один из преданных ему людей, священник лито-хорийской деревни, известил его о начавшихся против него кознях. Чтобы не дать волю гневу, он со слезами удалился в так называемое место Загора, что почти по соседству с Олимпом. Но Бог призывал его к Олимпу и своими судьбами устроил его славное и торжественное возвращение. Произошло все так. С того самого времени, как, вследствие неприязненных действий агарянина, преподобный удалился с Олимпа, в окрестностях той горы установилась чрезвычайная засуха, так что жителям грозили голод и пагуба. К еще большей печали, разразилась необычайная гроза, и градом побило фруктовые деревья, виноградники и нивы и даже повредило сами жилища. Гром разражался с необыкновенной силой, молнии сверкали ослепительно, наводя на всех страх и ужас. Напрасно совершали молебны и плакали: гнев Божий не утихал. Тогда все поняли причину бедствий. Сам агарянин, виновник изгнания преподобного Дионисия и его братства, ужаснулся и затрепетал, когда христиане объяснили ему, что Бог карает их за святого отшельника. Наконец, он решился послать нарочных в сопровождении нескольких христиан с просьбой к преподобному, чтобы, не помня обид, он возвратился на Олимп и продолжал там свою уединенную жизнь. Незлобивый старец был тронут смирением своего врага и снова погрузился в невозмутимую тишину олимпийских пустынь. С того времени подвижническая жизнь преподобного Дионисия текла спокойно. (Афонский патерик. Ч. 2. С. 43).

Гордость.

См. также: Блуд. № 48; Молитва. №№ 468-469; Наказание грешника. № 598; Подвиг истинный и ложный. № 742; Подвиг ложный. № 743; Покаяние. № 784; Превозношение. № 886; Прелесть. №№ 888, 890, 895-896; Слово гордое и смиренное. № 1024; Старец. № 1099; Учительство. № 1172.

188. Гордость привела монаха к осуждению других, затем к самообольщению,

в котором он принял демона в образе ангела, и к гибели

См. также: Осуждение; Превозношение; Самомнение; Прелесть; Самообольщение.

Монах Ирон пятьдесят лет провел в пустыне и превзошел всех живущих в ней иноков своим равноангельским житием. Но гордость погубила и такого подвижника. Он вообразил, что соседние с ним иноки держатся не такого устава, какого бы, по его мнению, следовало держаться. И стал относиться к ним с презрением. Диавол, заметив зародившееся в старце самомнение, не замедлил приложить старание, чтобы погубить его, и достиг своего. Он явился ему в образе светлого ангела, а самообольщенный монах принял его действительно за такового. Диавол предложил старцу броситься в колодец, говоря, что-де за святую жизнь ему от этого вреда не будет. Старец послушался, и... вытащили его из колодца едва живым. На третий день он скончался. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 371).

189. Девственница-подвижница, возгордившись, начала осуждать других, а затем сама впала в блуд

См. также: Ангел — страж целомудрия; Блуд; Осуждение; Падение; Подвиг ложный; Человекоугодие; Слава человеческая.

Знал я в Иерусалиме одну девственницу, которая шесть лет носила власяницу и, заключившись в своей келии, отреклась от всех удовольствий и вела жизнь самую воздержанную. Но потом, оставленная Божией помощью за чрезмерную гордость — родоначальницу всякого зла, она впала в блуд. Это случилось потому, что она подвизалась не по духовному расположению и не по любви к Богу, но напоказ людям, ради суетной славы, которой ищет растленная воля. Демон тщеславия, отвлекая ее от благочестивых помыслов, возбудил в ней желание осуждать других. Когда же она пришла в опьянение от демона гордости и еще начала соуслаждать ему, святой Ангел — страж целомудрия — отступил от нее. (Лавсаик. С. 110).

190. Авва Серапион смирил высоко думавшую о себе затворницу тем, что предложил делом показать то, что она умерла для мира; затворница не смогла исполнить этого

См. также: Подвиг ложный; Человекоугодие.

Увидев девицу, двадцать пять лет пребывавшую в безмолвии, авва Серапион сказал ей: “Что ты сидишь здесь?” — “Я не сижу, — отвечала она ему, — а иду.” — “Куда же ты идешь?” — спросил ее Серапион. “К Богу моему,” — отвечала девица. Говорит ей раб Божий: “Жива ты или умерла?” Она говорит ему: “Верую Богу моему, что умерла для мира, ибо кто живет по плоти, тот не пойдет к Богу.” Услышав это, блаженный Серапион сказал ей: “Чтобы уверить меня в том, что ты умерла для мира, сделай то, что я делаю.” Она отвечала ему: “Приказывай только возможное, и я сделаю.” Он отвечал деве, что для мертвого, подобного ей, все возможно, кроме нечестья, и потом сказал ей: “Сойди вниз и пройдись.” — “Я не выхожу двадцать пять лет, — отвечала она ему, — как же теперь пойду?” — “Вот, — сказал Серапион, — не говорила ли ты: я умерла для этого мира? Очевидно, потому, что и мир для тебя не существует. А если так, то мертвый ничего не чувствует, и для тебя должно быть все равно — выйти или не выходить.” Девица, услышав это, пошла. Когда она вышла и дошла до церкви, блаженный сказал ей: “Если хочешь уверить меня в том, что ты умерла и уже не живешь для людей, чтоб угождать им, сделай то, что я могу сделать, и тогда убедишь меня, что ты действительно умерла для этого мира.” — “Что же, — спросила девица, — должна я сделать?” — “Сними с себя платье, как я, — сказал он, — положи на плечи и иди по городу, а я без стыда пойду впереди тебя.” — “Но если, — отвечала она, — я сделаю это, то многих соблазню таким бесстыдством, и кто-нибудь скажет, что это сумасшедшая или беснующаяся.” — “Тебе что за дело, если это скажут, — отвечал ей блаженный Серапион. — Ведь ты говоришь, что умерла для людей, а мертвецу нет никакого дела до того, бранит ли его кто или смеется над ним, потому что он нечувствителен ко всему.” Тогда говорит ему девица: “Прошу тебя, прикажи мне совершить какой-нибудь другой подвиг, и я сделаю, а пока я не дошла еще, только молюсь о том, чтобы дойти до такой степени.” После этого раб Божий, бесстрастный Серапион, сказал ей: “Смотри же, сестра, не возвеличивайся, будто ты святее всех, и не хвались, что ты умерла для этого мира. Теперь ты узнала, что еще жива и угождаешь людям. Я могу быть более мертвым, чем ты, и то, что я умер для мира, могу доказать делом, именно тем, что равнодушно взираю на него, ибо, не стыдясь и не соблазняясь, могу сделать то, что приказывал тебе.” Так, научив ее смиренномудрию и сокрушив ее гордость, блаженный оставил девицу и удалился. (Лавсаик. С. 217).

191. Бесстрастие монаха, убежавшего от найденного золота, было несравненно выше трудов его брата, соединенных с высокоумием после постройки монастыря и благотворительности

См. также: Бесстрастие; Высокоумие; Нестяжательность.

Один старец-столпник, спасавшийся близ Едессы, на вопрос святителя Феодора, епископа Едесского, что именно заставило его взойти на столп и столько лет он собирается на нем подвизаться, отвечал: “Вместе со старшим братом я расстался с миром еще в юности. Сначала три года мы провели в монастыре, а затем ушли в пустыню и, найдя там две пещеры, поселились: я — в одной, брат — в другой. Время мы проводили в безмолвии, посте и молитве и сходились только в воскресные дни. Такая жизнь в пустыне для меня продолжалась, однако, недолго. Раз, когда мы оба вышли из своих пещер для сбора злаков и кореньев для еды и были на некотором расстоянии друг от друга, я вдруг заметил, что брат мой внезапно остановился, как будто чего-то испугавшись, а потом стремглав побежал и скрылся в своей пещере. Недоумевая, что бы это значило, я пошел к месту его внезапной остановки, чтобы посмотреть, что там такое. И что же? Вижу рассыпанным громадное количество золота. Недолго думая, снял я с себя мантию, собрал в нее неожиданно найденное сокровище и с большим трудом принес в свою келию. После этого, не сказав брату ни слова, я ушел в город, купил там большой дом, устроил в нем странноприимницу и больницу и при них основал монастырь, поместив в нем сорок иноков. Поручив все это опытному игумену и вручив ему на нужды тысячу златниц, другую же тысячу раздал я бедным и, снова оставив мир, пошел к своему брату. На пути я начал высокоумствовать и осуждать брата за то, что он не хотел сделать добра из найденного им золота. Когда я подходил к пещере брата, то помыслы высокоумия и самомнения уже совершенно овладели мной. Но в это самое время является мне Ангел Божий с грозным видом и говорит: “Знай, что все, что ты совершил, не стоит прыжка, сделанного твоим братом через золото, и он несравненно выше и достойнее тебя перед Богом. Ты даже недостоин того, чтобы видеть его, и это будет до тех пор, пока покаянием и слезами не очистишься от греха.” После этого Ангел стал невидим, а я пошел к пещере брата и, к своему ужасу, действительно, не смог увидеть его. Много тут я пролил слез, столь много, что пришел в совершенное изнеможение. Наконец, Господь сжалился надо мной, и голос свыше указал мне идти на это место, где теперь видишь меня и где я живу уже сорок девять лет. Здесь только в последнее, пятидесятое, лето Ангелом возвещено мне полное прощение и обещание, что я увижусь с братом в Обителях Небесных.” (В. Гурьев. Пролог. С. 352).

Гостеприимство.

См. также: Воля своя. № 167; Любовь к ближнему. №№ 398, 400-402.

192. Подвижник считал, что употребляющий пищу ради любви совершает две добродетели: отсекает свою волю и осуществляет гостеприимство

Однажды два брата пришли к некоему старцу, у которого не было обычая употреблять пищу ежедневно. Увидев братьев, он принял их с радостью и сказал про себя: “Пост имеет свою награду.” Потом присовокупил: “Употребляющий пищу ради любви совершает две добродетели: отсекает свою волю и исполняет заповедь странноприимства.” (Еп. Игнатий. Отечник. С. 507. № 121).

Грех.

См. также: Милосердие Божие. № 439; Ненависть ко злу. № 635; Падение. № 695; Плач. №№ 715-716; Подвиг ложный. № 743; Покаяние. № 769; Убийство. № 1163.

193. О необходимости исследовать свои грехи, а не возвышенные истины

Пришли однажды к авве Зенону братия и спросили его: “Что значит написанное у Иова: ”...Небеса нечисты в очах Его” (Иов 15:15).” Старец сказал на это: “Братия оставили исследование своих грехов и взялись за исследование небесного. Значение же этих слов таково: чист — один Бог, и потому Писание сказало, что Небо нечисто перед Ним.” (Еп. Игнатий. Отечник. С. 128. № 5).

194. Авва Макарий сокрушался и плакал о том, что в детстве съел украденную другими смокву

См. также: Покаяние.

Авва Пафнутий, ученик аввы Макария, рассказывал, что старец говорил о себе: “Когда я был отроком, вместе с другими детьми пас коров. Сверстники мои пошли воровать смоквы и, когда бежали назад, уронили одну, Я поднял ее и съел. Ныне, когда вспоминаю об этом, сажусь и плачу.” (Достопамятные сказания. С. 153. № 36).

195. Юноша, повинный во многих грехах, встав на путь покаяния, затворился в пещере; здесь он, мужественно претерпев все демонские брани, прожил до самой смерти

См. также: Благодать; Демонские брани; Мужество; Покаяние грешника; Решимость; Терпение.

В некоем городе жил один юноша, который сотворил много зла, и ремеслом его было то, что он обкрадывал мертвецов, Но вот однажды благодать Божия коснулась его сердца, ужаснулся он своих злых дел, вспомнил Божий суд и решился в покаянии и смирении провести остаток жизни. Придя к пещерам, где лежали обворованные им мертвецы, он сначала горько плакал, не смея даже произнести имени Божия, а потом и совсем затворился в одной из пещер. Но тут и началась ужасная для него бесовская брань. Прошла неделя его жития в гробищах, и бесовские полчища явились и возопили: “Где же этот скверный и нечистый, который, пресытившись грехом, теперь хочет показать себя целомудренным и благочестивым? Неужели думаешь быть помилованным, содеяв столько зол? Выходи скорее отсюда и приступай к своим прежним делам. Блудницы и скупщики краденого уже ждут тебя. Что же не идешь, чтобы удовлетворить свои скверные желания? Смотри, если не пойдешь, то мы возьмем свое. И к чему так морить себя? И ты, окаянный, думаешь избежать муки? Не наш ли ты? И потому не всем ли нам повинен? Посмеешь ли что-либо на все это ответить нам?” Так вопили бесы. Но юноша при всей своей горячей вере в беспредельное милосердие Божие к кающимся грешникам укреплялся Божиими помощью и силой и бесам ничего не отвечал. Долго-долго бесы продолжали мучить его своими воплями, но видели, что это мало помогает, и для того, чтобы опять взять юношу в свои руки, по попущению Божию начали наносить зло и его телу. Бесы много раз так сильно били его, что оставляли едва живым. И были времена, что юноша не мог даже шевельнуть ни одним своим членом. Между тем родные разыскали его и, найдя в пещере, спросили: “Зачем ты пришел сюда?” Не зная его намерений, они всячески его убеждали возвратиться домой, но юноша не послушался их. Бесы же продолжали его мучить, а родные приходили к нему и снова умоляли уйти из пещеры. Юноша говорил им: “Нет, лучше умру я в этих гробницах, чем возвращусь в мир на смертные грехи.” И сколько близкие ни увещевали его, он остался непреклонным, и они вынуждены были одни возвратиться домой. По их удалении бесы снова напали на юношу с таким остервенением, что едва не убили его. Но зато это уже было последнее их нападение. Видя юношу непоколебимым, как скала, терпеливым и мужественным, они, наконец, удалились от него, вопия: “Да, благодатью Божией и своим терпением ты одолел нас!” И после этого юноша уже не видел зла от бесов и без обиды, сказано, жил в гробах до своей смерти. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 9).

196. Размышление о своей жизни привело разбойника Давида к покаянию; он

поступил в монастырь, превзошел со временем всех в подвигах и сподобился дара

чудотворения

См. также: Покаяние; Размышление о прежней жизни; Разбойник.

Преподобный Давид прежде был разбойником. Много делал зла, многих убивал. Он был такой, говорит описатель его жития, “как никто же другой был зол.” Однажды, отдыхая на горе со своими товарищами и размышляя о своей жизни, он пришел в ужас от своих дел, раскаялся и решился оставшиеся дни посвятить служению Богу. Бросив своих сообщников, он пришел в монастырь и просил привратника доложить о себе игумену, говоря, что он хочет быть монахом. Игумен не замедлил прийти к нему и, думая, что он по преклонным летам не выдержит монашеского подвига, отказался принять его в монастырь. Давид усерднее начал просить, игумен не принимал. Огорченный отказом, он, наконец, воскликнул: “Да знаешь ли ты, отче, кто я? Я — Давид, атаман разбойников. Если ты не примешь меня, клянусь тебе, что снова примусь за свои дела, приведу сюда своих товарищей, разорю монастырь и никого не оставлю из вас в живых.” Услышав это, игумен решился принять его и, постригая, дал ему ангельский образ. Что же затем? Затем, говорится в его житии, “начал Давид подвизаться воздержанием, удерживать себя смирением. И всех преуспел, иже в монастыре, семьдесят черноризец. И тех убо вся и всегда поучал и всем на успех был. Единою же седящу ему в келии, ста пред ним Ангел, глаголя ему: “Давиде, Давиде, простил тябя Господь, будешь отныне чудеса творить.” И потом Давид много чудес Богом сотворил: слепые просвети, хромых ходить сотвори и бесноватые исцели.” Так-то велико, братие, и неизреченно милосердие Божие к кающимся грешникам! (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 22).

197. Женщина, впавшая в тяжкий грех, написала его на хартии, запечатала ее и вру чила Патриарху, святителю Иоанну; вскоре Патриарх скончался и, явившись в

видении этой женщине, отдал ей хартию, на которой было написано, что ради

святителя Иоанна изглажен грех ее

См. также: Видение; Святой.

Некая женщина, впав в тяжкий грех и не будучи в силах из-за стыда поведать его своему духовному отцу, пришла к святителю Иоанну Милостивому, Патриарху Александрийскому, и, упав к его ногам, воскликнула: “О преблаженный, я такой тяжкий грех соделала, что не имею сил сказать о нем. Но при этом верую, что ты один можешь разрешить меня от него!” Иоанн сказал: “Если с верой пришла сюда, то исповедуй мне свой грех.” Женщина отвечала: “Не могу, Владыко.” — “Ну так, если стыдишься, — сказал Иоанн, — пойди напиши на хартии свой грех и принеси ко мне.” — “И этого не могу сделать,” — сказала женщина. “Так запечатай хартию и принеси сюда.” Женщина исполнила повеленное, принесла хартию к Иоанну и умоляла его, чтоб он не распечатывал ее. После этого она удалилась из города, в котором жила, а святейший Патриарх на пятый день после того скончался и был погребен. Узнав об этом, женщина возвратилась в город и, думая, что грех ее уже известен, если не многим, то некоторым, в страшной скорби пришла ко гробу Иоанна и стала вопить: “О человек Божий! И тебе-то одному я не осмелилась открыть свой грех, а теперь знают о нем все. Не отступлю от гроба твоего до тех пор, пока ты не известишь меня о том, где мое рукописание. Я верую, что ты не умер, но и сейчас жив.” И так вопия, женщина пробыла у гроба Святейшего Патриарха, не вкушая пищи, три дня. В третью ночь является ей Патриарх с двумя епископами, которые ранее были погребены рядом с ним, и говорит: “О женщина, когда же ты перестанешь беспокоить нас и орошать наши могилы слезами? Возьми хартию и, распечатав, посмотри, что в ней.” Женщина взяла хартию, и видение кончилось. Распечатав ее, женщина увидела в ней, что рукописание ее греха зачеркнуто, а ниже написано следующее: “Иоанна ради, раба Моего, загладился твой грех.” — “И рада бысть жена, — заключает сказание, — возвратися в дом свой, приимши отпущение грехов.” (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 168).

198. Во искупление греха — смерти странника, растерзанного собаками, — авва

Пимен, согласно своему предсказанию, был съеден зверями

Авва Агафоник, настоятель Кастеллийской киновии святого Саввы, рассказывал: “Однажды я пришел в Руву к отшельнику авве Пимену. Найдя его, я поведал ему свои помыслы. Настал вечер, и он пустил меня в пещеру. Тогда стояла зима, и в ту ночь было особенно холодно, так что я озяб страшно. Утром приходит ко мне старец и говорит: “Что с тобой, чадо?” — “Прости, отче! Я очень плохо провел ночь от холода.” — “Правда? Но я, чадо, не озяб.” Я удивился этому, потому что он был наг. “Сделай милость, скажи мне, почему ты не озяб?” — спросил я. “Пришел лев, лег подле меня и согревал собой. Впрочем, я скажу тебе, брат, что я буду съеден зверями.” — “За что?!” — “Когда я еще находился на нашей родине (они оба были из Галатии), пас овец. Однажды пришел странник. Мои собаки бросились на него и на моих глазах растерзали. Я мог бы его спасти, но не сделал этого. Я оставил его без помощи, и мои собаки съели его. Знаю, что и мне предстоит такая же участь.” И, действительно, через три года старец, по его слову, был съеден зверями.” (Луг духовный. С. 197).

199. Богатый человек, творивший много милостыни, но пребывавший всю жизнь в грехе блуда, по смерти был избавлен от ада, но не сподобился и рая

См. также: Грешник (его загробная участь); Милостыня.

Жил некогда в Царьграде один человек, весьма славный, и богатый, и милостивый к бедным. Но был у него один порок: он всю свою жизнь провел в грехе прелюбодеяния и в старости без покаяния в этом грехе скончался. После его смерти у Патриарха Германа с его епископами о душе умершего произошел спор. Одни говорили, что умерший спасен, ибо написано, что “избавление мужу есть богатство,” а другие, напротив, говорили, что умерший погиб, потому что сказано: в чем застану, в том и сужу. После этого Патриарх повелел всем монастырям и затворникам молиться об умершем Богу, чтобы Он открыл его загробную участь. И Господь открыл одному затворнику, где пребывает та душа. Затворник этот призвал Патриарха и при всем народе сказал ему: “В эту ночь во время молитвы я увидел некое место, с правой стороны которого был рай, исполненный неизреченных благ, а с левой — огненное озеро, из которого пламень восходил до облаков. Между раем и страшным пламенем стоял привязанный умерший муж и, взирая на рай, громко стонал и горько рыдал. И подошел к нему светоносный Ангел и сказал: “Что напрасно стонешь? Вот ради твоей милости ты от муки избавлен, а за то, что не оставил своего беззакония до смерти, лишен ты блаженного рая.” Слыша это, Патриарх и бывшие с ним, одержимые страхом, сказали: — Правду говорит Апостол: “Бегайте блуда” (1 Кор. 6:18). И что теперь скажут говорившие: “Если мы и блуд творим, но зато милостыней своей будем избавлены от наказания”? Вот и умершему нужно было и милостыню творить, и чистоту соблюсти, без которой никто не узрит Бога. Никакой пользы не приносит серебро, подаваемое нечистой рукой и с душой нераскаянной. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 897).

200. Напоминание о забытом грехе юности на смертном одре

См. также: Явление святого.

Архиепископ Вологодский Никон вспоминает из детства такой случай. “Когда мне было девять лет, в нашем селе Чашникове, в 25 верстах от Москвы, умерла просфорница приходской церкви в возрасте 85 лет. Всю свою жизнь она провела в благочестии и чистоте и перед своей кончиной пожелала освятить себя Таинством Елеосвящения. Таинство это совершал над ней священник села Чашникова отец Иоанн в присутствии всего села. Болящая во все время соборования была в полной памяти. Как только прочтено было последнее, седьмое, Евангелие, она стала все более и более слабеть. Свеча выпала из ее рук, и дыхание незаметно прекратилось. Священник благословил усопшую иерейским благословением и, обратясь к родным, предложил им одеть ее в погребальные одежды, а сам стал разоблачаться. В этот момент все присутствующие видят, как усопшая открывает глаза, и слышат, как она тихо, но ясно говорит: “Святителю Христов, отче Николае! Тот грех содеян мной в юности и забыт мной. Но я виновна в нем и каюсь Господу перед тобой. Святитель Божий, прошу тебя, прости и разреши меня от этого греха.” И с этими словами она снова тихо предала свой дух Богу.” (Троицкие листки с луга духовного. С. 75).

Грех невольный.

201. Лошак аввы Павла на постоялом дворе раздавил ребенка; авва ушел в пустыню и хотел предать себя на съедение льву, но лев не тронул его; поняв, что Бог простил его, старец возвратился в свою обитель

См. также: Покаяние.

Однажды авва Павел пошел с лошаками. На постоялом дворе оказался ребенок, которого, по козням диавола, лошак раздавил до смерти. Сильно огорченный этим, авва Павел удалился и пришел в Арон. Сделавшись отшельником, он постоянно оплакивал смерть младенца. “Я был причиной смерти ребенка, и меня будут судить на суде, как убийцу.” Поблизости находилось львиное логовище, и авва Павел ежедневно подходил к нему, ударял и раздражал зверя, чтобы тот растерзал его. Но лев не делал ему никакого вреда. Увидев, что ему не удается раздразнить зверя, он решил так: “Вот я лягу на пути льва. Он выйдет, направится к реке для утоления жажды и пожрет меня.” Лег. Спустя некоторое время лев действительно показался, но, подобно человеку, со всей осторожностью прошел, не задев старца. Тогда старец вразумился, что Бог простил ему его прегрешение. Возвратясь в свою обитель, он жил в ней, принося всем пользу примером своего подвига до самой своей кончины. (Луг духовный. С. 122).

Грех смертный.

202. Ангел не записывал в книгу имена людей, причащавшихся, но имеющих

нераскаянные смертные грехи

См. также: Видение; Покаяние; Причастие; Прозорливость; Старец.

Пресвитеру Пиаммону дана была благодать откровений. Однажды, принося Бескровную Жертву Господу, он увидел близ престола Ангела Господня. У Ангела в руках была книга, в которую он записывал имена иноков, приступавших к святому престолу. Старец внимательно смотрел, чьи имена пропускал Ангел. После окончания литургии он призвал к себе каждого из пропущенных Ангелом и спросил, нет ли у него на совести какого-нибудь втайне совершенного греха. И при этой исповеди открыл, что каждый из них повинен в смертном грехе. Тогда он убедил их принести раскаяние, и сам вместе с ними, повергаясь перед Господом, день и ночь со слезами молился, как если бы сам был причастен к их грехам. И пребывал в покаянии и слезах до тех пор, пока снова не увидел Ангела, предстоявшего престолу и записывающего имена приступавших ко Святым Тайнам. Записав имена всех, Ангел стал даже по имени называть каждого, приглашая приступить к престолу для примирения с Богом, И, увидев это, старец понял, что принято их раскаяние, и с радостью допустил всех к престолу. (Руфин. Жизнь пустынных отцов. С. 112).

Грешник.

См. также: Ангел-Хранитель. № 4; Воля своя. № 169; Грех. № 199; Исповедь публичная. № 286; Милосердие. № 436; Мудрость. № 552; Мытарства. № 576; Самопожертвование. № 968; Сребролюбие. № 1081.

203. Чтение молитвы “Отче наш” вразумило юношу, проводившего рассеянную жизнь

См. также: Молитва Господня; Юность.

Сын одной матери, молодой человек, вел жизнь рассеянную. Скорбящая мать открыла свою скорбь преподобному Макарию Овручскому и просила его помочь. Преподобный взялся врачевать больного душой сына. Он то призывал его к себе, то бывал в доме матери, уговаривая сына прийти в себя. Рассеянный сын, долго не внимавший ничему, как-то раз спросил: “Зачем принуждают долго молиться?” Преподобный отвечал: “Долгие молитвы совершают иноки по обету, и это к тебе не относится. Но вот что относится к тебе: оставаться без молитвы — то же, что осудить душу на голодную смерть. Читай одну молитву “Отче наш” и в ней найдешь все: и свет богопознания, и уроки жизни, и утешение, и силу для духа. Прочесть эту молитву со вниманием, думаю, нетрудно.” Рассеянный сын послушался, И что же вышло? Прочтя раз молитву, он захотел прочесть ее в другой и в третий раз. Затем молитва до того полюбилась ему, что он стал читать ее часто и, читая, учился добру, стал трудиться, жить со вниманием к себе, переменился во всем и был утехой матери до гроба. (Прот. А. Хойнацкий. Волыно-Почаевский патерик. С. 216).

204. Послушавшись авву Аполлония, разбойник предотвратил столкновение между двумя селениями; за это авва вымолил отпущение грехов разбойнику, что и было подтверждено в видении

См. также: Видение; Разбойник; Слово праведника.

Однажды возникла вражда между двумя селениями из-за границы, проходящей меж ними. Узнав об этом, человек Божий Аполлоний поспешил прийти для водворения мира. Но люди, увлекаясь яростью, отнюдь не склонялись к миру, особенно — одна сторона, крепко надеявшаяся на силу какого-то разбойника. Этот человек, по-видимому, и был поджигателем вражды. Поговорив с этим разбойником и заметив его упорство, Аполлоний сказал ему: “Если, друже, ты поможешь мне водворить мир, я умолю Бога, и Он отпустит тебе твои прегрешения.” Услышав это, разбойник тотчас с мольбой бросился к ногам человека Божия. Потом, обратившись к толпе, следовавшей за ним, приказал разойтись с миром. Все разошлись по домам, а сам он остался с Аполлонием, умоляя его об исполнении обещания. Аполлоний взял его с собой и, идя дорогой, наставлял: “Тебе необходимо сперва решиться совершенно изменить свою жизнь и затем терпеливо молить Бога о милосердии. Ожидай с верой исполнения обещания, ведь ...все возможно верующему (Мк. 9:23).” Настала ночь, и они вместе легли спать в обители. И вот оба видят во сне: они — на Небе и стоят перед престолом Христа. Крутом стоят Ангелы и святые, вознося молитвы Господу. И сами они начинают молиться. И вот глас Божий прогремел над ними: “Нет общения света со тьмой! Нет части неверному с верным! Но ради молитв твоих, Аполлоний, дано будет ему спасение.” Что видели, что слышали они, того не может пересказать язык, не может услышать ухо. Пробудившись от сна, они обо всем поведали братии. И велико было общее изумление, когда тот и другой рассказывали об одинаковом сновидении. Раскаявшийся и ставший уже святым разбойник, совершенно изменив свою жизнь и весь внутренний строй, обратился к чистоте и благочестию, точно волк сделался агнцем. (Руфин. Жизнь пустынных отцов. С. 45).

Грешница (ее обращение).

См. также: Слово Божие. № 1023.

Гробокопательство.

См. также: Наказание вора. №№ 595-596; Покаяние. № 775.

Д

Дар.

См. также: Кротость. № 360; Непослушание. № 648.

205. Авва Антоний Великий видел Духа Божия, сходящего на святых подвижников Афанасия, Пахомия и Макария

См. также: Дух Святой.

Говорят об авве Антонии, что он сказал: “Я видел Духа Божия нисходящим на троих: на авву Афанасия (и дано ему патриаршество), на авву Пахомия (и дано ему начальство над общежитиями), и на авву Макария (и дана ему благодать исцеления недугов).” (Еп. Игнатий. Отечник. С. 40. № 197).

Дар исцеления.

206. Имея дар исцеления, авва Иоанн исцелил женщину, болевшую раком

См. также: Исцеление; Рак.

После кончины своего старца авва Иоанн постился сорок дней, и ему было небесное видение, причем он слышал голос: “На какого больного ты ни возложишь свои руки, он исцелится.” И вот утром, по Промыслу Божию, подходит к нему человек и приводит свою жену, у которой был рак. Муж начал просить, чтобы он исцелил ее. Авва назвал себя грешником и недостойным такого дела. Однако муж неотступно молил его, чтобы он склонился на его просьбу и помилосердовал о его жене. Тогда он, возложив руку, осенил грудь (крестным знамением), и женщина немедленно получила исцеление. С той поры Бог явил через него много других знамений не только при жизни, но и по его смерти. (Луг духовный. С. 73).

Девица.

См. также: Бесстыдство. № 31.

Девство.

См. также: Клевета. № 311; Мужество. № 565; Подвиг мирянина. № 744.

207. Девственница, желая уврачевать юношу, пылавшего к ней страстью, удалилась в пустыню; там в продолжение 17 лет Бог чудесно хранил ее

См. также: Подвижница; Помощь Божия; Самопожертвование; Целомудрие; Чудо.

Пришли мы однажды к отшельнику авве Иоанну, по прозвищу Огненный. Вот что рассказал он нам со слов аввы Иоанна Моавитского: “Во святом граде была одна монахиня, отличающаяся благочестием и великим усердием в угождении Богу. Диавол, позавидовав девственнице, внушил одному молодому человеку сатанинскую страсть к ней. Но удивительная дева, усмотрев козни диавола и сожалея о молодом человеке, взяла корзинку и, положив в нее немного моченых бобов, удалилась в пустыню. Устраняя юношу от соблазна, она заботилась о спасении его души и себе самой искала безопасное место в пустыне. Прошло довольно много времени. Промысл Божий устроил так, что не осталась неизвестной ее добродетельная жизнь. В пустыне Иордана увидел ее один отшельник. “Мать, что ты делаешь в этой пустыне?” —- спросил он ее. “Прости меня, — отвечала она, желая скрыть свой подвиг. — Я сбилась с пути. Сделай милость, отче, ради Господа, укажи мне дорогу.” Но отшельник, узнав свыше об ее подвиге, сказал: “Поверь мне, мать, ты вовсе не теряла пути и не ищешь его. Хорошо зная, что ложь от диавола, расскажи мне всю правду, зачем пришла ты сюда?” — “Прости, отче! — отвечала дева. — Один юноша соблазнился мной, почему я и удалилась в эту пустыню. Я предпочла скорее умереть здесь, чем служить для кого-нибудь соблазном, по слову Апостола.” — “Сколько же времени ты прожила здесь?” — “По благодати Христа, семнадцать лет.” — “Но как же ты питалась?” Отшельница, показав корзинку с мочеными бобами, отвечала: “Вот эту самую корзинку, которую ты видишь, я взяла с собой, когда вышла из города. В ней было немного бобов. Но Бог оказал мне, недостойной, такую милость, что столько уж времени я питаюсь ими, а они не убавляются. И знай, отче, что Его благость так покрывала меня, что в течение этих семнадцати лет — до нынешнего дня — не видел меня ни один человек, а я видела всех.” Выслушав это, отшельник прославил Бога.” (Луг духовный. С. 212).

208. Чудесная помощь деве, схваченной нечестивым военачальником

См. также: Помощь Божия.

Был некий военачальник, старый летами, но нечестивый. Некая дева, принадлежавшая его ведомству, не вступившая в брак, хотя уже имевшая возраст законный для брака, оставив мать и родных, убежала в общество жен-подвижниц (женщины тоже, подобно мужчинам, подвизаются и вступают на поприще добродетели). Военачальник, узнав о ее бегстве, наказал мать и держал ее в оковах до тех пор, пока она ему не указала жилище благочестивых жен. Пользуясь своей силой, он похитил оттуда девицу и привел в свой дом. Несчастный, он надеялся насытить свое невоздержание. Но Тот, Кто фараона подверг великим и тяжким наказаниям за Сарру, жену Авраама, Кто поразил слепотой содомлян, когда они покушались напасть на бестелесных, как на странников, Тот, ослепив и этого нечестивца, предоставил девице возможность убежать. Когда военачальник вошел в терем, та, которую стерегли здесь, тотчас вышла и исчезла и вернулась в вожделеннейшее для себя убежище. Таким образом, этот безрассудный увидел, что не может победить предызбравшую обручение Богу, и принужден был успокоиться и больше уже не искать ту, которая была им похищена, но при Божией помощи скрылась. (Блаж. Феодорит. История боголюбцев. С. 113).

209. Пресвитер и его супруга сохранили девство до старости

См. также: Супруги; Целомудрие; Чистота.

Игумен авва Исидор поведал: “За восемь миль от города Саввии есть селение, и в нем — храм. Там служит досточудный священник, родители которого против воли заставили его вступить в брак. Однако не только он сам чуждался плотских вожделений, хотя был молод и состоял в законном супружестве, но убедил и свою супругу проводить свою жизнь с ним в целомудрии и чистоте. Они выучили Псалтирь и вместе занимались псалмопением в храме, сохранив девство до старости.” (Луг духовный. С. 132).

210. Принужденный против своего желания вступить в брак, Амун убедил свою супругу хранить девство; прожив с ней в одном доме в подвигах труда и молитвы 18 лет, он по ее предложению удалился в пустыню, где принял монашество и через 22 года скончался

См. также: Бесстрастие; Супруги.

Оставшись после родителей сиротой, Амун на двадцать втором году от роду принужден был своим дядей вступить в супружество. Не сумев воспротивиться настоятельному требованию дяди, он решил обвенчаться, пробыть в брачном покое и выполнить все брачные обряды. Но как только все провожавшие их в брачный покой вышли, блаженный Амун запер дверь и начал беседовать со своей блаженной супругой: “Приди сюда, госпожа и сестра моя, я поговорю с тобой. В нашем браке ничего особенно хорошего нет. И правильно мы сделаем, если с нынешнего же дня станем спать порознь. Сохраняя таким образом свое девство, мы угодим и Христу.” Вынув потом из-за пазухи Библию, как бы от лица Апостолов и Самого Спасителя, начал он читать юной девице, незнакомой с Писанием, изъясняя ей большую часть прочитанных мест своим богопросвещенным умом и наставляя ее в девственной и непорочной жизни, так что она, исполнившись благодатью Христовой, сказала: “И я, господин мой, решилась с радостью проводить святую жизнь и буду делать все, что повелишь мне.” — “Я повелеваю и прошу, — отвечал он, — чтобы каждый из нас жил отдельно.” Но это еще было тяжело для нее, и она сказала: “Останемся в одном доме, только ложе у нас будет разное.” Так жил он с ней в одном доме лет восемнадцать. Весь день работал в саду и в роще. Вечером, придя домой и помолившись, он вместе с супругой вкушал пищу, потом возносил ночные молитвы и совершал молитвословия. Рано поутру уходил в свой сад. Когда они оба достигли бесстрастия, — воздействовали молитвы святого Амуна, — наконец, блаженная говорит ему: “Я хочу сказать тебе нечто, господин мой. Если ты меня послушаешь, я удостоверюсь, что ты меня истинно по Богу любишь.” Он сказал ей: “Говори, что ты хочешь сказать.” Она продолжала: “Ты муж благочестивый и подвизаешься в правде, и я ревную твоему житию, нам, действительно, лучше жить отдельно. Многие получат от этого пользу; теперь же, когда ты непорочно живешь со мной о Господе, твое столь великое совершенство любомудрия от всех сокрыто мной. Это неблагоразумно.” Поблагодарив ее и воздав хвалу Богу, Амун говорит ей: “Хорошо ты придумала, госпожа и сестра моя. Если тебе угодно, оставайся в этом доме, а я построю себе другое жилище.” Разлучившись с ней, он пошел внутрь горы Нитрийской. Прожив еще двадцать два года в пустыне и достигнув высоты подвижнической добродетели, святой Амун скончался, или, лучше сказать, почил в монашеской жизни шестидесяти двух лет от роду. (Лавсаик. С. 24).

Девы падшие.

См. также: Воздаяние праведникам и грешникам. № 147.

Делание внешнее.

См. также: Лицемерие. № 372.

211. Человек, увлекающийся одним внешним деланием, подобен селению, которое внешне красиво, но разграблено

См. также: Обида; Оскорбление.

Братия хвалили авве Антонию одного монаха. Когда этот монах пришел, Антоний захотел испытать, перенесет ли он оскорбление, и, увидев, что не переносит, сказал ему: “Ты похож на село, которое на вид красиво, а по сути — разграблено разбойниками.” (Достопамятные сказания. С. 6).

Делание духовное (умное, внутреннее).

См. также: Бодрствование. № 96; Ученость мира. № 1171.

212. Заботящийся о богоугодности внутреннего делания победит внешние искушения

См. также: Искушения.

У аввы Арсения один брат попросил наставления. Старец сказал ему: “Всеми своими силами подвизайся так, чтобы твое внутреннее делание было благоугодно, и победишь внешние искушения. (Достопамятные сказания. С. 14).

Демонские брани.

См. также: Блудная брань. № 61; Грех. № 195; Монашество. № 527; Помощь Божия. № 788.

213. Авва Маркелл во время ночной молитвы слышал звук трубы и шум битвы; явившийся бес объяснил, что бесы воюют с подвизающимися

См. также: Леность; Молитва; Подвиг.

Авва Маркелл рассказал братии следующее. Однажды, когда встал он ночью на молитву, вдруг услышал трубный звук и шум, как будто от воинской брани. Старец пришел в смятение и недоумевал: откуда этот трубный звук и какая брань может быть в пустыне? Когда он так размышлял, вдруг предстал перед ним бес и закричал: “Что задумался? Подлинно, здесь происходит брань, но если не хочешь, чтобы мы с тобой воевали, то ступай и спи, и не будем нападать. С ленивыми мы не воюем, а имеем дело лишь с постниками и с бдящими в молитвах. Лишь с ними у нас брань.” (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 496).

214 Рассказ старца-сына идольского жреца о том, что сатана не был доволен своими князьями, сотворившими войну, бурю, убийство на свадьбе, но возвеличил демона, сорок лет боровшегося с пустынником и склонившего его на грех

См. также: Блуд; Монашество.

Рассказывал о себе один из фиваидских старцев, что он — сын идольского жреца. Будучи ребенком, он сиживал в храме и видел своего отца, приносившего жертву идолам. Однажды, после того как отец вышел из храма, сын вошел тайно в храм и увидел там сатану. Тот сидел на троне, многочисленное воинство предстояло ему. И вот! Приходит один из его князей, поклоняется ему. Сатана спрашивает его: “Откуда ты?” Князь отвечает: “Я был в такой-то стране, возбудил там войну и большое смятение, произвел кровопролитие и пришел возвестить об этом тебе.” Сатана спросил: “За какое время ты это сделал?” — “За тридцать дней.” Сатана велел бить его бичами, сказав: “Только-то и всего, что ты сделал за такое продолжительное время!” Тут другой пришел и поклонился ему. Сатана спросил: “Откуда ты?” Демон отвечал: “Я был в море, воздвиг бурю, потопил корабли, умертвил множество людей и пришел возвестить тебе об этом.” Сатана спросил: “За какое время ты это сделал?” Он отвечал: “В двадцать дней.” Сатана повелел и этого бить бичами, сказав: “Почему ты за столько дней сделал так мало?” И третий пришел и поклонился ему. И этого он спросил: “Ты откуда?” Демон отвечал: “Я был в таком-то городе. Там праздновалась свадьба, я возбудил ссору и произвел большое кровопролитие, убил самого жениха и пришел возвестить тебе об этом.” Сатана спросил: “За сколько дней ты это сделал?” Демон отвечал: “За десять.” Сатана повелел и этого, как действовавшего неревностно, бить бичами. И еще один демон пришел поклониться ему. Сатана спросил: “Откуда?” Демон отвечал: “Из пустыни. Исполнилось сорок лет, как я борюсь там с одним из монахов и едва одержал над ним победу: вверг его этой ночью в любодеяние.” Сатана, услышав это, встал с трона, начал целовать демона, снял царский венец, который был на его голове, возложил на голову демона и посадил его возле себя на престоле: “Ты совершил великое и славное дело.” Увидав и услыхав это, сын жреца сказал сам себе: “Монашеский чин, должно быть, имеет великое значение.” Он принял христианство и вступил в монашество. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 479. № 82).

Демонские козни.

См. также: Беспечность. № 21; Бесстрашие. № 28; Ближний. № 44; Блудная брань. №№ 64, 71; Кончина праведника. № 332; Крестное знамение. № 356; Легковерие. Μ 370; Молитва Иисусова. № 478; Молитва умная. № 511; Монашество. № 527; Мужество. № 563; Непослушание. № 651; Неразумие. № 658; Осуждение пресвитера. № 690; Падение. № 697; Подвижник. № 758; Праведник. № 861; Превозношение. № 886; Прелесть. №№ 889, 891,894; Смирение. №№ 1038,1058; Старец. № 1099; Храм. № 1183; Чародейство. № 1212.

215. Демоны во сне показывали жен юноше, который их никогда не видел

См. также: Женщина.

Рассказывали об одном старце: “Пришел он в скит с сыном, который еще питался молоком и не знал, что такое женщина. Когда мальчик достиг мужского возраста, то демоны представили ему ночью женские образы. Он открыл это своему отцу. Старец подивился. Случилось однажды сыну быть с отцом в Египте. Увидел он там женщин и говорит своему отцу: “Вот те самые, которые ночью приходили ко мне в скит.” Старец отвечал ему: “Это сельские иноки, сын мой, они имеют иной вид, чем пустынники.” При этом старец удивился, каким образом в скиту демоны могли показать ему женские образы? И тотчас возвратились они в свою келию.” (Древний патерик. 1874. С. 93. № 24).

216. Демоны в виде ангелов являлись монаху и будили его на службу, а затем оклеветали перед ним старца

См. также: Мудрость.

Брат безмолвствовал в своей келии. Демоны, приняв вид ангелов, хотели обольстить его: они приходили к нему, будили его, показывали ему свет и приглашали к божественной службе. Брат пошел к некоему старцу и сказал: “Авва! Ангелы приходят ко мне и приглашают к божественной службе.” Старец сказал: “Не слушай их, сын, это — демоны, и когда они придут будить тебя, скажи им: “Я, когда мне захочется, встану.” Получив такое наставление, брат возвратился в келию. На следующую ночь демоны, по принятому ими обычаю, опять пришли будить его. Но он отвечал так, как было ему заповедано: “Я, когда захочу, встану, а вас не послушаю.” Они возразили: “Этот злой старик, лицемер, сбил тебя с толку! К нему приходил брат, прося денег взаймы. Деньги у старца были, но он обманул брата, сказал, что у него нет денег, и не дал брату. Из этого следует, что он лицемер.” Брат встал рано утром, пошел к старцу и пересказал ему слышанное от бесов. Старец сказал на это: “Что у меня были деньги — правда, а что я не дал брату, просившему взаймы, то поступил так, зная, что причиню вред его душе, если дам. Я признал за лучшее нарушить одну заповедь, чтоб исполнением ее не впасть в нарушение десяти. Из-за этого могло бы произойти значительное смущение, причиной которого были бы деньги, если бы я их дал. А ты не слушай демонов, которые хотят обольстить тебя.” Убежденный словами старца, брат ушел в свою келию. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 500. № 110).

217. Демоны явились авве Евагрию под видом священников и спорили с ним о вере

Однажды явились авве Евагрию три демона в священнических одеяниях, намереваясь препираться с ним о вере. Один назвал себя арианином, другой — евномианином, третий — последователем Аполлинария. Евагрий, имевший Духа премудрости, легко победил их. Авва умер пятидесяти четырех лет от роду, “скончался вмале и исполнив лета долга,” по изречению Писания. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 111).

218. Явление подвижнику демона в виде отрока-сарацина

См. также: Псалмопение.

Авва Павел, настоятель монастыря аввы Феогния, рассказывал, что говорил ему один старец-подвижник. “Однажды он сидел в своей келии и занимался рукоделием — плел корзины — и пел псалмы. Вдруг через окно вошел в келию как бы отрок-сарацин и начал плясать. “Старик, хорошо ли я пляшу?” — спросил он. Тот ничего не отвечал. “Как тебе нравится моя пляска, старик?” — снова спросил он. Последовало абсолютное молчание. “Что ж, по-твоему, негодный старик, ты что ль великое дело делаешь? Так я тебе скажу, что ты соврал в шестьдесят пятом, в шестьдесят шестом и в шестьдесят седьмом псалмах.” Тогда он встал, повергся перед Богом, и пришедший тотчас исчез.” (Луг духовный. С. 190).

219. Явление демонов иноку в виде ангелов с огненной колесницей и предложение демона поклониться ему, чтобы затем вознести инока на Небо, подобно пророку Илии

Авва Ор поведал: “Знал я такого человека, к которому явились однажды злые духи в образе небесного воинства и в ангельском одеянии на огненных колесницах и со множеством оружия. Точно собрались на войну против какого-нибудь сильного властителя. И тот, кто казался царем над ними, сказал: “Человек, ты исполнил уже все. Тебе остается только поклониться мне, и я вознесу тебя, подобно Илии.” Услыхав это, инок впал в раздумье: “Что ж это значит? Ежедневно поклоняюсь я Спасителю и Царю моему. Если бы это был Он, стал ли бы требовать от меня того, что, как Ему хорошо известно, я делаю беспрестанно?” И тотчас ответил: “У меня есть Царь, Которому я неустанно служу, а ты — не царь мой!” И после этих слов враг никогда более не являлся.” (Руфин. Жизнь пустынных отцов. С. 29).

220. Пресвитер Апеллий схватил голой рукой раскаленное железо и бросил его в лицо демона, явившегося к нему в виде красавицы

См. также: Праведник.

Праведный муж пресвитер Апеллий был по ремеслу кузнецом и изготовлял то, что нужно было для братии. Однажды в безмолвии ночи он занят был своей работой. Диавол, приняв вид красавицы, пришел к нему как бы с заказом. Апеллий схватил голой рукой из горна кусок раскаленного железа и бросил ей в лицо. Страшно и пронзительно вскрикнув так, что услышали все жившие по соседству братия, она исчезла, и с тех пор он без всякого вреда стал брать голой рукой раскаленное железо. (Руфин. Жизнь пустынных отцов. С. 74).

221. Демон явился авве Иоанну в образе пресвитера и хотел причастить его, но авва узнал искусителя и отверг его; тогда диавол признался, что подобным обманом ему удалось лишить рассудка одного из подвижников

Однажды сатана, приняв образ пресвитера, пришел к авве Иоанну и всем видом показывал, будто очень спешит и хочет побыстрее преподать ему Причастие. Но блаженный Иоанн, узнав его, сказал: “Отец всякого обмана и всякого лукавства, враг всякой правды! Ты не только непрестанно обольщаешь души христиан, но и дерзнул надругаться над самими Святыми Таинствами.” Диавол отвечал ему: “Не удалось мне уловить тебя. Подобным способом я обольстил одного из твоих братии и, лишив рассудка, довел его до сумасшествия. Многие праведники много молились за него и едва смогли привести его в разум.” Сказав это, демон удалился. (Лавсаик. С. 137).

222. Демон, принимая вид аввы Иакова, брал воду у слуги аввы и выливал ее, оставляя подвижника без воды

Дважды в неделю приносили авве Иакову из-под горы воду. Демон, приняв вид аввы, встречал несущего по дороге и забирал воду; несшему же приказывал идти назад, а воду выливал. Сделав это два-три раза, он заставил авву Иакова страдать от жажды. Измучившись, авва спросил того, кто обыкновенно приносил воду, почему он уже в продолжение пятнадцати дней не приносит ему воды? Тот отвечал: “Я приносил ее три-четыре раза, и ты же брал ее у меня.” — “Где, — спросил авва, — я брал у тебя принесенную воду?” Когда слуга показал место, Иаков сказал: “Хотя бы тысячу раз ты видел меня на этом месте, не отдавай сосуда прежде, чем придешь в келию.” Таким образом он разрушил злой навет демона. (Блаж. Феодорит. История боголюбцев. С. 176).

223. Явление преподобному Петру Афонскому демона в образе слуги и его стремление убедить святого вернуться в мир; беседуя с обольстителем, святой произнес имя Богородицы, и демон сразу же исчез

См. также: Богородица; Подвижник.

Демон всегда злобен, лукав, хитер, бесстыден. После нескольких поражений он через год после поселения святого Петра на Афоне избрал новое средство к низложению великого подвижника, средство самое хитрое, а потому только горше посрамился он в своих злоухищрениях. Окаянный демон преобразился в одного из слуг святого Петра и явился в его пещеру. С крайним бесстыдством стал обнимать и лобызать своего господина, потом сел и начал беседу, прикрытую самой ловкой и бесстыдной лестью, даже сопровождая ее слезами. “От многих слышали мы, господин мой, честь моя и свет мои, — говорил бес, — что варвары и безбожники, схватив тебя на войне, увели пленным в Самарскую крепость. Вдруг мы слышим, что Он, Всеблагой, извел тебя из той гнусной темницы и под Своим руководством привел в Рим. Но Богу снова было угодно повергнуть нас в глубокую печаль и неутешный плач: нам неизвестно было, куда ты скрылся из Рима. Когда же не могли не только найти тебя, но даже и слышать, что с тобой, мы начали усердно просить великого Чудотворца Николая. Святой Николай, теплый помощник всем с верой призывающим имя его, не презрел нас, недостойных, и скоро открыл нам тебя, сокровенное и многоценное наше сокровище. И вот я, любящий тебя сильнее всех твоих рабов, предварил их и пришел к тебе, моему господину. Само собой ясно, что теперь тебе, господин мой, ничего другого не остается, как принять на себя труд отправиться со мной в наш славный дом и явлением своим в кругу домашних и друзей неизреченно обрадовать их. Ты сам знаешь, как много в нашем месте людей, преданных страстям, которые для обращения от диавольской лести к истинному богопознанию имеют нужду, кроме Бога, еще и в другом каком-либо наставнике. Великая тебе готовится от Бога награда, если ты этих обольщенных диаволом возвратишь законному Владыке Богу.” Это и другое и больше того говорил демон. Святой, сам не постигая причины своего волнения во время бесстыдной демонской беседы, начал смущаться и невольно чувствовал неприятный трепет сердца. Но иначе и быть не могло: при демонских явлениях человеку его душа всегда смущается; в присутствии же Ангела Божия она радуется и чувствует неизъяснимое удовольствие. Находясь в этом гнетущем состоянии, святой плакал и, орошая лицо свое слезами, говорил демону: “Знай, человече, что в это место привел меня не Ангел, не человек, а Сам Бог и Пресвятая Богородица, и потому без Их воли я не могу выйти отсюда.” Демон, лишь только услышал пресвятое имя Пренепорочной, вдруг исчез, как призрак. Святой Петр не мог надивиться злоумышлению, коварству и дерзости демона и, от всей души возблагодарив Бога и Царицу Небесную, начал снова подвизаться со смирением и сокрушением сердца в молитве, воздержании и посте, так что достиг в меру истинной любви и чистоты ума. (Афонский патерик. Ч. 1. С. 25).

224. Демон, явившись в образе архангела, стремился вернуть святого Петра Афонского в мир, но как только подвижник произнес имя Богородицы, демон исчез

См. также: Богоматерь; Подвижник.

Однажды сын тьмы, коварный и многокозненный демон преобразовался в ангела света. Дерзко и нагло похитив не принадлежащий ему образ, он с обнаженным мечом в руке встал близ пещеры святого Петра Афонского и сказал ему: “Петр, искренний служитель Христов! Изыди вне, выслушай от меня некие таинства Божии и душеполезные наставления.” Святой на то сказал демону: “А ты кто, и откуда пришел и с какими полезными для меня назиданиями явился сюда?” — “Я архистратиг силы Божией, — отвечал демон. — Всемогущий послал меня возвестить тебе некие пренебесные тайны. Мужайся же, крепись и радуйся, ибо уготован тебе неувядаемый венец и божественная слава. Ныне ты должен оставить это место и идти в мир, чтобы от твоего добродетельного жития и высокого учения восприняли пользу и другие души человеческие. В намерении переселить тебя отсюда Господь иссушил и источник воды, из которого ты пил.” Для лучшего обольщения святого прехитрый изобретатель зол, злокозненный враг спасения человеческого, попущением Божиим, действительно, тогда воспрепятствовал течению воды. Но святой Петр на надутую лесть падшей гордыни отвечал самым смиренным образом: “Неужели я, смердящий и паршивый пес, стою того, чтоб пришел ко мне Ангел Господень?” А лжеангел в ответ: “Не удивляйся, святе! Ты в нынешние времена своими подвигами превзошел древних святых и пророков Моисея, Илию, Даниила и Иова. Великим ты признан на Небесах за превеликое твое терпение. Илию и Моисея ты превзошел постом, Даниила — житием со смертоносными змеями, а Иова — совершенством терпения. Но выйди отсюда, своими собственными глазами удостоверься в оскудении воды и потом без всякого сомнения иди в мирские монастыри. „Там, — так глаголет тебе Господь Вседержитель, — там Я всегда буду с тобой, и многих тобой спасу.” Вот прямая о тебе воля Божия!” Но святой явившемуся самозванцу отвечал: “Знай, что, если не придет сюда Госпожа моя Богородица, Которая посылала меня в это место, и помощник в моих нуждах Святитель Николай, я не выйду отсюда.” Диавол, как только услышал имя Пренепорочной, тотчас исчез. Тогда блаженный Петр увидел и крайнее злоумышление врага, и беспредельную вражду его против рабов Божиих, а вместе с тем — при державной защите их всемогущей десницей Божией — и все его бессилие перед ними. “Христе Иисусе, Боже и Господи мой! — произнес святой Петр из глубины души после удаления от него диавола, — вот враг мой, диавол, яко лев рыкая, ходит, ища поглотить меня, грешного, но Ты, Господи, не оставь меня, во все дни жития моего, всемощной Твоей помощью” (Афонский патерик. Ч. 1. С. 28).

225. Нападение демона в виде страшного дракона на святого Симона Афонского

Однажды ночью афонский святой Симон Мироточивый молился. Вдруг является перед ним демон в виде страшного дракона. Зевнув, он хотел проглотить святого, но так как не было на то соизволения свыше, не мог умертвить его, хотя одним ударом хвоста поверг преподобного наземь, ударив так сильно, что святой Симон в совершенном изнеможении едва мог собраться с духом и воспеть с пророком: ”...будут наступать на меня злодеи, противники и враги мои, чтобы пожрать плоть мою... (Пс. 26:2); а я, как глухой не слышу и как немой, который не открывает уст своих. ” (Пс. 37:14). Между тем страшный дракон не переставал бить его хвостом с намерением, если не совсем умертвить, когда бы допустил это Бог, то, по крайней мере, навести страх и таким образом выгнать его из пустыни. Но вместо страха, несмотря на невыносимую боль, святой Симон обратился к Богу с молитвенным воплем страдальческой души и, зная, что на самом деле это не дракон, а под видом его вооружился сатана, противопоставил ему имя Господа. (Афонский патерик. Ч. 2. С. 437).

226. Демоны пытались извлечь старца из его жилища, но оставили его, когда он призвал на помощь Иисуса

См. также: Имя Божие; Нерадение; Помощь Божия.

Авва Ираклий поведал, что некий старец жил в идольском капище. Пришли к нему демоны и говорят: “Уйди из нашего места.” Старец отвечал: “У вас нет места.” Демоны начали разбрасывать его ветви, старец терпеливо собирал их. После этого демон, взяв его за руку, повлек из капища. Когда он дотащил старца до дверей, тот другой рукой уперся в дверь и воскликнул: “Иисусе! Помоги мне!” Демон тотчас убежал, а старец начал плакать. Господь сказал ему: “О чем ты плачешь?” Старец отвечал: “Плачу о том, что демоны дерзают владеть человеком и так поступать с ним.” Господь сказал ему: “Ты был нерадив. Когда же ты взыскал Меня, видишь, как скоро Я предстал тебе.” (Еп. Игнатий. Отечник. С. 246. № 1).

227. Демон, приняв вид человека, потерпевшего кораблекрушение, столкнул преподобного Филарета в пропасть, но Бог сохранил святого невредимым

См. также: Помощь Божия.

Преподобный Филарет не избежал упорной брани и искусов завистливого сатаны, который, не надеясь увлечь его в сети своего адского ловительства обыкновенными средствами, решился низринуть его со скалы в пропасть и таким образом положить конец его подвигам. Для этого сатана принял жалкий вид человека, потерпевшего кораблекрушение. Явившись на одной из соседних прибрежных скал, он жалобно кричал и умолял преподобного сойти и помочь ему в его бедственном положении. Не подозревая тайных покушений врага, преподобный, тронутый несчастьем мнимого человека, спустился к нему, желая узнать, чего он хочет. Едва только он приблизился к нему на отвесный край скалы, сатана столкнул его в пропасть, но не преуспел в своем чаянии. Бог сохранил Своего раба совершенно невредимым. (Афонский патерик. Ч. 2. С. 286).

228. Диавол, явившись юному монаху, самовольно проводившему отшельническую жизнь, первоначально убедил его сходить в соседний монастырь для причащения, а затем вернул его в мир, где монах впал в грех и больше не возвращался в пустыню

См. также: Келия; Отшельничество.

Жил в миру юноша, живший с отцом и желавший быть монахом. Он упрашивал отца отпустить его в монастырь, но тот не соглашался. Тогда отца уговорили близкие друзья, и он согласился. Юноша, оставив родительский дом, вступил в монастырь. Постригшись в монашество, он начал исполнять монастырские послушания и ежедневно поститься. Потом он стал принимать пищу раз в два дня, наконец, раз в неделю. Настоятель монастыря, видя это, удивлялся и благословлял Бога за его воздержание и подвиг. После некоторого времени юный монах начал убедительно просить настоятеля отпустить его на отшельничество в пустыню. Авва сказал ему: “Сын! Отвергни это помышление, ты не сможешь вынести тяжкого подвига отшельнической жизни, в особенности же — искушений и злохитростей диавола. Если последует искушение, некому будет там успокоить тебя и избавить от возмущений, которые нанесет тебе враг.” Но монах еще усиленнее просил об уединении. Авва, видя, что нет никакой возможности удержать его, сотворил молитву и отпустил. Юноша пошел в пещеру и начал безмолвствовать, употребляя в пищу финики, а воду — из источника. Прожил он шесть лет отшельником, никого не видя. И вот приходит к нему диавол в виде старца-аввы. Лицо у него было страшное. Брат, увидев его, испугался, пал ниц и начал молиться, потом встал. Диавол сказал: “Помолимся, брат, еще.” Они помолились, и, когда окончили молитву, диавол спросил: “Сколько времени ты здесь живешь?” Он отвечал: “Шесть лет.” Диавол сказал: “Ты мой сосед! А я только четыре дня тому назад узнал, что ты живешь здесь. Моя келия недалеко отсюда, одиннадцать лет я не выходил из нее, вышел только сегодня, узнав, что ты живешь по соседству. При таком известии я подумал: “Схожу к этому человеку Божию и побеседую с ним о пользе для наших душ. Скажу ему и о том, что отшельничество наше не приносит никакой пользы, поскольку мы не причащаемся Святых Тела и Крови Христовых, так что я боюсь, как бы нам не сделаться чуждыми Христу, если мы удалимся от этого Таинства. Да будет тебе известно, брат, что в трех милях отсюда есть монастырь, имеющий пресвитера, сходим туда в воскресный день или через две недели, причастимся Тела и Крови Христовых и возвратимся в наши келии.” Совет диавола понравился брату. Когда наступил воскресный день, диавол опять пришел и позвал: “Пойдем, пора.” Они отправились в вышеупомянутый монастырь, где был пресвитер. Войдя в церковь, встали на молитву. По окончании молитвы брат оглянулся и, не видя того, кто привел его, подумал: “Куда он ушел? За какой-либо нуждой?” И долго ждал его, но он не приходил. Не найдя, стал спрашивать у братии того монастыря: “Где тот авва, который вошел со мной в церковь?” Они отвечали: “Мы не видели никого, видели только тебя одного.” Тогда брат понял, что это был демон, и сказал сам себе: “Смотри, с какой хитростью диавол извлек меня из моей келии. Но что из того? Я пришел для доброго дела: причащусь Тела и Крови Христовых и вернусь в свою келию.” По совершении литургии, когда брат хотел возвращаться, его остановил авва того монастыря, сказав: “Не отпущу тебя! Прежде раздели трапезу с нами.” По окончании трапезы брат возвратился в свою келию. И вот опять пришел к нему диавол в образе мирского молодого человека, осмотрел его с головы до ног и говорит: “Это он самый!” Потом снова начал смотреть на него. Брат спросил его: “Почему ты так смотришь на меня?” Он отвечал: “Думаю, что ты не узнаешь меня. Впрочем, как и узнать после столь продолжительного времени! Я — сосед твоего отца, сын такого-то. Твоего отца разве не так-то зовут? А имя матери твоей не такое ли было? Сестру твою так-то зовут. Твое прежнее имя было такое-то. Мать и сестра твои умерли уже более трех лет тому назад, а отец умер только что и сделал тебя своим наследником, говоря: “Кому мне завещать имущество, как не сыну, мужу святому, который оставил мир и проводит отшельническую жизнь ради Бога. Ему предоставлю все мои блага.” Потом, обратясь к нам, сказал: “Если кто из вас имеет страх Божий и знает, где находится мой сын, пусть известит его, чтоб он пришел сюда, принял имущество и раздал его нищим за свою душу и за мою.” Многие отправились искать тебя, но не нашли, а я, придя сюда по своим делам, узнал тебя. Не медли! Пойди продай все и исполни волю отца.” Брат отвечал: “Мне не следует возвращаться в мир.” Диавол сказал: “Если не пойдешь, имущество пропадет, а ты дашь ответ перед Богом. Что плохого в том, что говорю: пойди и раздай имение нищим и сиротам как благой распорядитель, чтоб блудницы и развратные люди не расхитили оставленного бедным? Что отяготительного в том, если ты пойдешь и, во исполнение воли отца, подашь милостыню ради спасения своей души? Потом возвратишься в келию.” Обольстив брата, диавол возвратил его в мир. Он проводил его до города и тут оставил. Монах хотел войти в дом своего отца как уже умершего, но сам отец вышел ему навстречу. Увидев сына, отец не узнал его и громким голосом спросил: “Ты — кто?” Монах смутился и не мог ничего ответить. И начал отец его допрашивать, откуда он. Тогда монах в смущении сказал: “Я твой сын.” Отец удивился: “По какой причине ты возвратился сюда?” Монах постыдился объяснить истинную причину своего возвращения, но сказал: “Любовь к тебе заставила вернуться, потому что я очень жалел тебя.” Он остался в отцовском доме, а по прошествии некоторого времени впал в любодеяние и подвергся тяжкому наказанию от своего отца. Несчастный! Он не прибег к покаянию, остался в мире. По этой причине я говорю, братия, что монах ни при каких обстоятельствах не должен оставлять своей келии, кто бы ни советовал ему это. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 487. № 94).

229. Видение аввой Макарием сатаны со многими сосудами с едой, которой он искушал братию; вразумление преподобным Макарием инока Феопемпта, подпавшего под влияние демонских обольщений

См. также: Помыслы.

Авва Макарий жил в глубокой пустыне. Он жил в ней один, отшельником, а несколько ниже была другая пустыня, в которой жило много братий. Однажды старец смотрит на дорогу и видит: идет сатана в человеческом образе и проходит мимо него. Шел он в длинной льняной одежде, которая была вся в дырах. И в этих дырах висели сосуды. Великий старец спросил его: “Куда идешь?” Сатана отвечал: “Иду навестить братию.” — “Для чего же у тебя эти сосуды?” — спросил опять старец. Он отвечал: “Несу пищу для братии.” Старец спросил: “И все это с пищей?” — “Да, — отвечал сатана, — если кому одно не понравится, дам другое, если не это, так получит третье. Какое-нибудь, конечно, же понравится.” Сказав это, он пошел. Старец продолжал смотреть на дорогу до тех пор, пока он не вернулся. Как только старец увидел его, произнес: “Здравствуй!” — “Как же мне здравствовать?!” — отвечал сатана. “Почему же?” — спросил его старец. “Потому что все обошлись со мной сурово, никто не принял меня.” Старец спросил его: “И так не оказалось у тебя там ни одного друга?” — “Нет, только один монах у меня там приятель, он слушается меня и, когда увидит, кружится, как ветер.” Старец спросил его: “Как зовут этого брата?” — “Феопемпт,” — ответил сатана и ушел. Авва Макарий встал и пошел в ту самую пустыню, что располагалась несколько ниже. Братия, узнав об этом, взяли пальмовые ветви и вышли ему навстречу. Между тем каждый из них готовился, думая, что старец остановится у него. Но он спросил, кого из них зовут Феопемптом? Когда нашел его келию, вошел к нему. Феопемпт принял его с радостью. Оставшись с ним наедине, старец спросил его: “Как живешь, брат?” — “Молитвами твоими — хорошо,” — отвечал брат. Старец спросил: “Не искушают тебя помыслы?” — “Пока еще нет,” — отвечал брат. Он стыдился признаться. Тогда старец сказал: “Вот сколько уже лет я подвизаюсь, и все уважают меня, но и меня, старика, еще беспокоит дух блуда.” Феопемпт отвечал: “Поверь, авва, и меня также беспокоит.” Старец говорил то же и о других помыслах, будто они искушают его, и брат приходил в сознание. Потом спрашивает его: “Как ты постишься?” Брат отвечал: “До девятого часа.” — “Постись до вечера, — сказал старец, — и подвизайся, перечитывай Евангелие и другие писания. Если же придет к тебе помысл, не смотри вниз, но всегда устремляй взор свой горе, и Господь тотчас поможет тебе.” Сделав наставление брату, старец пошел в свою пустыню. Наблюдая по-прежнему, старец опять видит того же демона и спрашивает его: “Куда опять идешь?” — “Навестить братию,” — отвечал демон. Когда же сатана возвращался, святой спросил его: “В каком состоянии братия?” — “В худом,” — отвечал он. Старец спросил: “Почему так?” — “Все они суровы, — сказал демон, — и что всего хуже, тот приятель мой, который слушался меня, не знаю почему, развратился и не только не слушает меня, но сделался всех суровее. Я поклялся не ходить больше туда, разве только иногда.” Сказав это, демон оставил старца и ушел, а святой пошел в свою келию. (Достопамятные сказания. С. 140. № 3).

230. Старец видел диавола, старавшегося различными мечтаниями развлечь братию во время славословия

Авва Ириней рассказывал нам, что один старец, живший в скиту, увидел ночью, как диавол раздавал братии грабли и корзины. “Что такое?” — спросил старец. “Готовлю развлечение для братии, — отвечал диавол, — чтобы они были рассеянные во время славословия Бога.” (Луг духовный. С. 72).

231. Преподобному Макарию было показано множество эфиопов, пребывавших в храме во время бдения и старавшихся развлекать монахов различными мечтаниями

См. также: Богослужение.

Однажды демоны сказали святому Макарию Александрийскому, что без них не обходится ни одно собрание иноков: “Пойди-ка посмотри на наши дела.” — “Да запретит тебе Господь, демон нечистый!” — воскликнул Макарий. И, приступив к молитве, он стал просить Господа открыть ему, есть ли сколько-нибудь правды в похвальбе диавола. И после того пошел на торжество всенощного бдения. Там он снова просил Господа о том же. И вот он видит, как по всей церкви прыгают и точно на крыльях перелетают с одного места на другое какие-то, точно недоростки, эфиопы, безобразные на вид. В собрании был такой порядок: один читал псалмы, другие сидели и слушали или отвечали известными возгласами. Рассеявшиеся по церкви эфиопы, подбегая к каждому, точно заигрывали: кому двумя пальцами закрывали глаза, и тот начинал дремать, другому клали палец в рот, и тот уже зевал. Вот окончилось чтение псалмов, и братия поверглись для молитвы перед Богом. Тут перед одним промелькнул вдруг образ женщины, перед другим — какая-нибудь постройка, работа, перед всеми вместе — то одно, то другое. Лишь только злые духи, как актеры в театре, представляли что-нибудь, это тут же входило в сердце молящегося и порождало помышления. Но бывало и так: подбегают злые духи к молящемуся с каким-нибудь обманом и стремглав отскакивают, точно гонимые какой-то силой, и больше уже не осмеливаются останавливаться или проходить мимо таких. Зато к другим, более слабым братьям, они вскакивали на шею, на спину, видно, те невнимательно молились. Видя это, святой Макарий тяжко вздохнул и пролил слезы. Молитвословие окончилось, и святой Макарий пожелал удостовериться в истине видения. Призвав каждого из братии, над которыми в различных видах и образах издевались злые духи, спрашивал их, не думали ли они во время молитвы или о стройке, или о дороге, или о чем-либо другом, соответственно демонским искушениям, и каждый, действительно, признавался в том, в чем обличал его Макарий. Отсюда стало ясно, что все суетные и посторонние помышления, которые овладевают душой во время чтения псалмов или молитвы, порождаются от внушения демонов. Напротив, кто строго хранит свое сердце, от того бегут гнусные эфиопы. Устремленная к Богу и собранная в себе самой душа, особенно внимательная во время молитвы, не воспринимает ничего чуждого, ничего постороннего. (Руфин. Жизнь пустынных отцов. С. 103).

232. Старцу Матфею в видении был показан искуситель, бросавший цветы в братию; те, к кому приставали цветы, оставляли храм и уходили в келию

См. также: Богослужение; Видение; Храм.

Старец по имени Матфей был прозорлив. Однажды, стоя на своем месте в церкви, он поднял глаза и посмотрел на братию, певшую по сторонам, и увидел: бес в образе ляха держит цветы, называемые лепками, обходит братию и бросает цветы в них. И если к кому из поющей братии цветок пристанет, тот, ослабев умом, постоит немного и, найдя какую-нибудь причину, уйдет из церкви в келию, заснет и уже не возвращается до конца службы. Если же бес бросит на кого цветок, и он не пристанет, то брат тот крепко стоит в пении, пока не кончится заутреня, и только уже тогда уходит в свою келию. Старец поведал об этом видении братии. (Киево-Печерский патерик. С. 11).

233. Инок Евфимий видел страшного мурина (негра), который пытался крюком стащить с клироса иноков, имевших намерение покинуть обитель

См. также: Монах; Прозорливость.

Благочестивый инок Евфимий имел от Господа дар прозорливости. Два брата были дружны, но не духовно, и сговорились тайно покинуть обитель. Во время литургии Евфимий, взглянув на поющих, увидел страшного косматого мурина, который крюком пытался стащить тех братьев с клироса. Крюк срывался, но мурин опять цеплял его за одежды братьев. Мурин несколько раз то исчезал, то появлялся, но совсем пропал только во время освящения Святых Даров. С трепетом смотрел на это старец. После обедни он рассказал преподобному Пафнутию Боровскому о том, что видел. Преподобный призвал иноков, кротко обличил их, и те с раскаянием признались во всем и исправились. (Троицкий патерик. С. 243).

234. Явление соловецкому монаху Памфилу демона в виде человека с огненными глазами

Однажды ночью, стоя на молитве, монах Памфил был поражен страшным видением и от насилия ли бесовского или от одного только страха лишился чувств и наутро был найден бесчувственно лежащим на полу. “Я видел тогда, — рассказывал Памфил впоследствии, — стоящего перед окном человека с огненными глазами, дышащего пламенем. Он просился на ночлег. Потом вся келия наполнилась черными воронами, которые с громким карканьем летали и кружились вокруг меня.” (Соловецкий патерик. С. 181).

235. Два беса, явившись соловецкому подвижнику Феофану, начали ломать его

келию; когда Феофан повергся на молитву, бесовское устрашение исчезло

См. также: Помощь Божия.

Однажды, когда Феофан утром совершал молитвенное правило, явились два беса с грозным видом. “Видите, — кричали они, — не хочет старик исправиться, раскидаем келию и убьем живущего в ней.” Старцу показалось, что они стали ломать келию: выбили окна, разбили двери и кричали: “Теперь не уйдет от нас.” Старец испугался, пал на землю, прося у Бога помощи и заступления, и бесы скоро исчезли. Помолившись, старец встал и увидел, что келия его цела и невредима. (Соловецкий патерик. С. 151).

236. Стремление диавола совратить с пути спасения двух учеников соловецкого пустынника Феофана

См. также: Старец.

Два брата просили соловецкого пустынника Феофана воспринять их от пострижения. Старец согласился, учил их иноческой жизни и молился за них. Однажды во время молитвы нечистый дух, явившись ему, сказал: “Ты, злой старик, молишься об учениках, но не всегда они будут таковы, как при тебе, настанет и наше время” — “Бог не попустит этого,” — отвечал Феофан. В другой раз, когда он молился за своих учеников, диавол сказал ему: “Ты свое делаешь, а я свое: одного двумя стрелами поразил, другому шепчу на ухо.” Старец опечалился и, призвав своих учеников, нашел у них некоторые малые прегрешения. Научив и вразумив их, отпустил. (Соловецкий патерик. С. 149).

237. Диавол явился к подвижнику Елеазару в образе слуги игумена и передал приглашение игумена Иринарха приехать к нему; Елеазар хотел перед отъездом вкусить пищи и начал читать молитву Господню, во время которой диавол исчез

Соловецкий игумен Иринарх, глубоко уважая Елеазара, нередко и сам посещал его для духовной беседы и приглашал через слугу к себе в монастырь. Однажды является этот слуга с лошадью, заложенной в сани. Подъехав к окну келии, он передал от игумена поклон и приглашение приехать в монастырь. Елеазар начал собираться в путь и раньше обыкновенного совершил утреннее молитвенное правило. Заметив, что посланный часто уходит из келии во время службы, он спросил его: “Зачем так часто отлучаешься из келии?” — “Лошадь посматриваю, не смирно стоит,” — был ответ. По окончании молитвы Елеазар хотел перед отъездом вкусить пищи и угостить приезжего, но лишь только произнес: “И не введи нас во искушение, но избави нас от лукавого,” — мнимый слуга мгновенно исчез. С ужасом подвижник взглянул в окно, но на дворе не было даже и следов приезжего. Тогда он понял, что это было искушение от диавола, и возблагодарил Господа Бога, не допустившего посмеяться над ним врагу. (Соловецкий патерик. С. 89).

238. Диавол, явившись подвижнику Иову в образе знакомого ему врача, склонял его ослабить подвижническую жизнь

Исконный враг людей, желающий погибели душ человеческих, видя подвиги избранных слуг Божиих, не дремлет и старается всячески отвлечь их от спасительного пути. Так, во время смиренного прохождения отцом Иовом послушаний в поварне и трапезе, не однажды являлся ему ненавистник добра — искуситель — в образе известного ему врача и говорил как бы с состраданием: “Возлюбленный! Следует тебе поберечь свое здоровье, чтобы, изнурив плоть трудом и воздержанием, не ослабеть под игом, которое ты взял на себя Христа ради. Бог не желает трудов или поста выше сил, а ищет сердца чистого и смиренного. Ты при своей старости работаешь для черноризцев, как купленный раб, не привыкший к таким трудам. Не следует тебе так трудиться и потому, что ты священноинок. Довольно с тебя и того, что, оставив славу и честь в миру, ты пришел в убожество и принял на себя тяжкие труды ради пищи. Я даже удивляюсь, как ты можешь принимать суровую пищу после сладких брашен. Блюди, чтобы недуги твои не умножились сверх меры, тогда и я не возьмусь помочь тебе, и ты прежде времени умрешь. Если совета моего не послушаешь, то мне будет очень жаль.” — “Хорошо не щадить плоти, чтобы она не восставала на брань с духом, — отвечал отец Иов своему мнимому знакомцу, — впрочем, хотя бы плоть и изнемогала, но сила Божия в немощах совершается. Святой Апостол сказал больше: “Недостойны страсти нынешнего времени к хотящей славе явиться в нас.” Пост есть мать целомудрия, ты внимай себе с подобными.” Услышав такой ответ, враг тотчас исчез. (Соловецкий патерик. С. 115).

Деньги.

См. также: Сребролюбие. №№ 1077, 1083.

239. Святой Антоний повелел одному брату, имевшему деньги для собственного употребления, обложить свое тело мясом; звери и птицы напали на него и изранили; когда брат показал свое израненное тело, Антоний сказал, что так же нападают демоны на тех, кто имеет деньги

См. также: Монашество.

Один брат, отказавшись от мира и раздав свое имение нищим, оставил немного средств для собственного употребления и пришел к авве Антонию. Старец, узнав о том, сказал ему: “Если ты хочешь быть монахом, то пойди в такое-то село, купи мяса, обложи им свое нагое тело и так приди сюда.” Когда брат это сделал, то собаки и птицы истерзали его тело. Когда он вернулся к старцу, тот спросил, исполнен ли его совет? Брат показал ему свое израненное тело. Святой Антоний сказал: “Так нападают демоны и терзают тех, кто, отрекшись мира, хочет иметь деньги!” (Достопамятные сказания. С. 8).

Дерзновение.

См. также: Вера. № 120; Молитва. №№ 493; 496-497; Надежда. № 588; Падение. № 698; Церковь. № 1201.

240. Дерзновенная молитва аввы Сисоя исцелила ученика

См. также: Молитва.

Авраам, ученик аввы Сисоя, был однажды искушен от демона. Старец, увидев его падение, встал, простер руки к небу и сказал: “Боже! Угодно ли Тебе или неугодно, но я не отступлю, пока Ты не исцелишь его!” И ученик тотчас исцелился. (Достопамятные сказания. С. 250. № 10).

241. Своей дерзновенной молитвой авва Палладий воскресил купца, который указал на своего убийцу

См. также: Воскрешение; Клевета; Молитва праведника; Чудо.

В селении Иммами еженедельно производился торг, на который отовсюду собирались купцы и стекалось бесчисленное множество народа. Там один купец продал свой товар и, собрав золото, хотел ночью уехать. Человекоубийца, увидев собранное золото, был объят безумной завистью и, не смыкая глаз, подстерегал отъезд этого человека. Тот, действительно, после пения петухов, отправился, ничего не подозревая, а разбойник, опередив его и заняв место в засаде, внезапно оттуда выскочил, нанес удар и совершил убийство, присоединив, таким образом, к одному постыдному делу другое. Золото у него взял, а мертвое тело бросил к дверям Палладия Великого. Когда наступил день и разнеслась об этом молва, все бывшие на торге взволновались и, собравшись, взломали дверь у блаженного Палладия с намерением наказать его за убийство. Блаженный муж, окруженный столь великим множеством людей, воззрев на небо и устремив мысль к Богу, умолял Его обличить ложную клевету и открыть истину. Помолившись и взяв лежащего за правую руку, он сказал: “Скажи, юноша, кто нанес тебе удар? Покажи виновника злодеяния и освободи невинного от такой нечестивой клеветы.” За словом последовало дело: умерший сел и, осмотрев присутствующих, рукой указал на убийцу. Тут поднялся шум, все изумились чуду и были поражены клеветой. Раздев того злодея, нашли у него нож, обагренный кровью, и золото, ставшее причиной преступления. Это чудо достаточно свидетельствует о дерзновении аввы Палладия перед Богом. (Блаж. Феодорит. История боголюбцев. С. 92).

Дети.

См. также: Кончина детей. № 327; Кощунство. № 351; Родители. №№ 954, 959; Супруги. № 1119.

Детоубийство.

См. также: Воздаяние праведникам и грешникам. № 147.

242. Вдова, желая, чтобы воин женился на ней, зарезала двух своих детей; за это ее постигла кара — она утонула в море вместе с лодкой

См. также: Наказание; Чудо.

Вот что рассказал нам авва Палладий. Хозяин одного корабля лично поведал ему, что однажды ему нужно было плыть с пассажирами обоего пола. “Вышли в море. Между тем как другие корабли благополучно поплыли: одни — в Константинополь, другие — в Александрию, третьи — в иные места, и для всех были попутный ветер, мы одни только не могли тронуться в путь и простояли на одном месте целых 15 суток, — так начал он свою историю. — Уныние и даже отчаяние овладело всеми. В особенности же я, как хозяин корабля, сокрушался и о судьбе судна, и о пассажирах. Тогда обратился я с молитвой к Богу. И вот однажды слышится мне голос кого-то незримого: “Брось в море Марию — и совершишь благополучно свое плавание!” Долго я размышлял в недоумении: “Что это значит? Кто такая эта Мария?” И вот снова тот же голос: “Я сказал тебе: брось в море Марию — и вы спасетесь!” Среди размышлений об этом я вдруг вскрикнул: “Мария!” Я ведь и не знал никакой Марии. Женщина, лежавшая на своем ложе, отозвалась на мой зов и спросила: “Что тебе надо, господин?” — “Сделай милость, подойди сюда!” — сказал я ей. Та встала и подошла. Уединившись, я обратился к ней со следующими словами: “Видишь ли, сестра Мария, какой я грешник, и все вы погибнете из-за меня.” — “Нет, господин мой, это я, грешница,” — глубоко вздохнув, произнесла она. — “Какие же у тебя грехи?” — “Увы, нет греха, которого бы я не совершила, и за мои-то грехи и вы все погибнете.” После этого она рассказала следующее: “Я, государь мой, несчастная, была замужем, и у меня было двое детей: одному исполнилось девять лет, другому — пять. Муж мой скончался, и я осталась вдовой. Неподалеку от меня жил воин, и мне захотелось, чтобы он взял меня в жены. Я сама подсылала к нему кое-кого. Воин ответил: “Я не желаю брать женщину, у которой есть дети от другого мужа.” Узнав, что он не хочет жениться на мне из-за детей, но вместе с тем любя его, я, несчастная, зарезала своих детей и объявила ему: “Вот, теперь у меня нет никого!” Узнав о моем поступке, воин воскликнул: “Жив Господь Бог мой, Иже на Небесех! Не возьму я ее за себя!” Испугавшись, как бы не открылось мое злодеяние, боясь смерти, я бежала.” Выслушав рассказ женщины, я, однако, медлил и не решался бросить ее в море. Дай, думаю, еще испытаю. “Смотри, — говорю ей. — Вот войду в лодку, и если корабль поплывет, знай, что мои грехи — причиной его стоянки.” Зову матроса, приказываю: “Спусти лодку!” Схожу в лодку — и ни корабль, ни лодка не двигаются с места. Тогда обращаюсь к женщине: “Сойди-ка ты теперь в лодку.” Та исполнила мое требование, и в ту же минуту лодка закружилась и, повернувшись раз пять, пошла ко дну. Между тем корабль понесся с такой быстротой, что в три дня мы совершили плавание, которое продолжалось обыкновенно пятнадцать дней.” (Луг духовный. С. 91).

Доброделание.

См. также: Пресвитер. № 902.

243. Притча аввы Пимена о том, что нужно творить милостыню, хотя бы к ней и примешивалось человекоугодие

См. также: Милостыня; Человекоугодие.

Брат сказал авве Пимену: “Когда я подаю своему брату немного хлеба или чего другого, то демоны унижают мою милостыню, будто бы она подается из человекоугодия.” Старец отвечал ему: “Хотя бы твоя милостыня подавалась из человекоугодия, но мы все же должны подавать нужное.” И рассказал ему следующую притчу: “Два земледельца жили в одном месте. Один из них посеял и собрал немного хлеба, хотя и нечистого, а другой, поленившись сеять, не собрал ничего. В случае голода, кто из них будет иметь пропитание?” Брат отвечал: “Тот, кто собрал немного хлеба, хотя и нечистого.” Старец сказал: “Так будем же и мы сеять немного, хотя бы даже и нечистого, чтобы не умереть от голода.” (Достопамятные сказания. С. 199. № 51).

244. Притча преподобного Варлаама о трех друзьях, символизирующих собой богатство, близких и добрые дела

См. также: Богатство; Друзья; Родственники.

“Были, — говорит в одной из своих притч преподобный Варлаам, — у одного человека три друга. Первых двух он особенно любил и до самой смерти готов был жертвовать для них всем. К третьему же относился с небрежением и питал мало расположения. Но вот случилось, что к этому человеку являются от царя воины и с угрозами велят ему скорее прибыть к царю, чтобы отчитаться в долге в десять тысяч талантов серебра. Не имея ничего, чем бы он мог расплатиться, пошел он искать помощи у своих друзей. Приходит к первому, рассказывает о своей беде и просит помочь. Но друг, которого он так любил, говорит: “Я тебе не друг и не знаю, кто ты, у меня теперь без тебя много друзей, и я иду с ними веселиться. А когда этих не будет, другие появятся. На вот тебе, пожалуй, два рубища, оденься в них, а больше от меня ничего не жди.” Тогда человек пошел к другому своему другу, которого тоже очень любил, и сказал: “Вспомни, как я дорожил твоей дружбой и какой ты от меня сподоблялся чести. Теперь я нахожусь в скорби и в великой беде, помоги мне.” Тот отвечал: “Сегодня я занят, да и сам пребываю в горе. Пожалуй, провожу тебя немного до царя, но больше ничего от меня не жди.” Так человек с пустыми руками вернулся от своих самых близких друзей. Пошел к третьему другу, которым он до сих пор почти что пренебрегал. Вошел к нему с унылым и пристыженным лицом и сказал: “Не смею и уст раскрыть, чтобы говорить с тобой, потому что никакого добра я тебе не сделал и никакого почтения никогда не оказал, но пришло и ко мне горе великое, и не к кому обратиться, кроме тебя, за помощью. Был у своих друзей, те отказали мне; если можешь, помоги сколько-нибудь и забудь мое пренебрежение к тебе.” Друг этот отвечал: “Что же, я, действительно, считаю тебя близким мне человеком и, помня твое малое добро, сделанное для меня, теперь с лихвой возвращу его тебе. Не бойся, я упрошу царя, и он не предаст тебя в руки врагов, мужайся, мой возлюбленный, и не скорби.” Тогда человек со слезами воскликнул: “Увы мне! Что вперед начну оплакивать: то ли, что втуне я оказывал почтение и любовь неблагодарным друзьям, или небрежение, с которым по неразумию я относился к истинному и нелицемерному другу?” Что значит эта притча? Первый друг есть пагубная алчность к наживе и само тленное богатство, которое покидает человека, когда он при смерти, и дает ему только два рубища на погребение: рубашку и саван. Второй друг — это семейные и друзья, которых мы часто любим до забвения Бога, но и от них при смерти мало пользы, ибо они проводят человека только до могилы, а потом среди своих забот и попечений также позабудут его. Третий же друг — это наши добрые дела, которые, несомненно, станут, так сказать, ходатаями за нас перед Богом по разлучении души от тела, умолят за нас Бога и помогут свободно пройти воздушные мытарства. Они-то, следовательно, и суть истинные наши друзья, помнящие и малое наше благотворение и с лихвой за них воздающие.” (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 623).

245. Доброе дело нужно доводить до конца

См. также: Больной; Награда; Подвиг служения ближним; Терпение.

Один инок по имени Евлогий встретил на улице нищего, у которого были парализованы руки и ноги, сжалился над ним и в душе дал перед Богом такое обещание: “Господи, во имя Твое возьму себе расслабленного и буду покоить его до смерти, чтобы ради него спастись. Дай мне терпение послужить ему.” Затем предложил расслабленному поселиться у него в доме и, когда тот согласился, взял его к себе. Прошло пятнадцать лет. В продолжение этого времени Евлогий служил расслабленному, как отцу, берег его, мыл, кормил, сам переносил с места на место. Позавидовал диавол такому терпению Евлогия и, желая лишить его достойной награды, вложил в сердце расслабленного гнев и злобу. И вот, до той поры кроткий убогий начал всячески хулить и поносить Евлогия и, несмотря ни на какие с его стороны увещевания и мольбы, довел его, наконец, до того, что Евлогий пришел в отчаяние. “Что мне делать? — говорил он знакомым инокам. — Расслабленный меня довел до крайности. Оставить ли его без помощи? Боюсь нарушить обещание, данное перед Богом. Поступать, как прежде? Но ведь он не дает мне покоя ни днем, ни ночью.” Иноки предложили ему обратиться за советом к Антонию Великому, и Евлогий послушался их. Антоний ему и расслабленному сначала сделал увещевание жить в мире и в заключение обоим сказал: “Искушение, дети, пришло к вам от сатаны, ибо вы оба близки к смерти и достойны получить от Бога венцы. С этого дня не смущайтесь ничем. Иначе Ангел может застать вас в злобе друг против друга и лишить награды.” Убежденные святым Евлогий и расслабленный прожили после того в мире только четырнадцать дней, затем скончался Евлогий, а через три дня последовал за ним и расслабленный. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 43).

246. О добродетельной жизни шорника Захарии

См. также: Воспоминание о геенне огненной; Милостыня; Целомудрие.

Некто Иоанн, житель Царьграда, раздав свое богатое имение нищим, только и знал, что ходил в храм Божий молиться. Однажды ночью он пришел ко храму Святой Софии и, найдя церковные двери запертыми, лег отдохнуть на паперти. По прошествии некоторого времени видит он светлую зарю, предшествующую некоему мужу. Обрадовался Иоанн этому видению и притаился, желая узнать, что будет дальше. Дивный тот муж, подойдя к церковным дверям, повергся на порог и долго молился. Запертые двери отворились сами собой. Он вошел в храм и пал на помост перед иконой Богоматери, и во все время молитвы от него исходил необыкновенный свет. Затем он подошел к Царским вратам, которые тоже отворились для него сами собой. Помолившись в алтаре с воздеянием рук, он вышел из храма, и двери затворились за ним так же, как и отворились, сами собой. Иоанн, желая узнать, кто был этот чудный муж, пошел за ним и, войдя в его убогую хижину, повергся к его ногам и со слезами умолял открыть ему, кто он и каковы его добрые дела. “Раб Божий! — попросил Иоанн. — Открой мне свою богоугодную жизнь, ибо я видел чудные действия твоей молитвы.” — “Прости меня, старче, Господа ради, — отвечал тот дивный муж, — ты видел привидение, а не истину: я человек грешный, никакого доброго дела не имею; я неученый ремесленник, усмарь (шорник), имя мое Захария.” — “Заклинаю тебя Богом, — неотступно взывал к нему Иоанн, —- не скрывай своих высоких добродетелей, поведай мне истину.” Тогда Захария, встав со своего места и поклонившись Иоанну до земли, держал такую речь: “Брат мой! Во всю свою жизнь я ни о чем столько не думал, как о содеянных мной грехах, и, ежечасно представляя себе огонь геенский, уготованный грешникам, каждую ночь хожу в храм Божий умолять Господа о помиловании меня от этого страшного огня. Эта женщина, которую ты видишь, моя жена, и она — непорочная дева. Под предлогом неплодства мы скрываем от людей чистоту нашего тела. Наконец, у меня есть три с половиной сребреника, на эту сумму я покупаю кожу, из которой делаю конскую сбрую. Получая на пропитание единственно от этого ремесла, я разделяю вырученные за изделия деньги на две части: одну — большую — отдаю моему Христу через руки нищих и убогих, а другую —- меньшую — оставляю на собственные надобности.” (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 186).

Добродетели.

См. также: Милость к себе. № 442; Подвиг ложный. № 743; Праведник. № 854; Спасение. № 1073.

Добросовестность.

247. Отшельник, получив даром книгу, до тех пор не успокоился, пока своим трудом не заработал деньги и не отдал их за книгу

См. также: Честность; Совесть.

В окрестностях святого Иордана жил отшельник, по имени Феодор. Однажды он пришел ко мне в келию и обратился со словами: “Сделай милость, авва Иоанн, поищи мне книгу, содержащую весь Новый Завет.” Расспросив, я узнал, что авва Петр, бывший потом епископом в Халкидоне, имеет такую книгу. Прихожу к нему и спрашиваю его о книге. Он показал мне Новый Завет на прекрасном пергаменте. “Сколько стоит?” — спрашиваю. “Три номисмы, — говорит авва. — Ты сам, что ли, желаешь купить или другой кто-нибудь?” — “Нет, отче! Отшельник желает иметь ее.” — “Если отшельник, — говорит авва Петр, — то возьми ее даром. Возьми вот и три номисмы. Если книга понравится ему, пусть возьмет. Если же не понравится, то купи ему на эти деньги какую он пожелает.” Взяв книгу, я отнес ее отшельнику. Тот получил книгу и удалился в пустыню. Прошло два месяца, и отшельник снова пришел ко мне. “Знаешь, авва Иоанн, меня беспокоит мысль, что я даром получил книгу.” — “Не беспокойся, — говорю ему, — авва Петр богат и добр. Он рад этому.” — “Да я-то не успокоюсь, пока не заплачу.” — “Но имеешь ли ты деньги?” — спрашиваю его. “Нет, — отвечал отшельник. — Но ты дай мне надеть власяницу.” Отшельник был наг. Я дал ему власяницу, старый головной покров, и он пошел, нанялся работать при озере, которое устраивал на Синае Патриарх Иерусалимский Иоанн. Получая ежедневно плату в пять фолер, он ходил в Илиотскую лавру и ел только по десять бобов, несмотря на то, что трудился целый день. Когда из получаемой платы у него составилась сумма в три номисмы, он сказал мне: “Возьми деньги и отдай за книгу. Если же авва Петр не пожелает, возврати книгу.” Я пошел и рассказал авве Петру. Тот не хотел брать ни денег, ни книги. Однако я уговорил его взять деньги и не отвергать труда отшельника. Возвратившись, я снова вручил книгу отшельнику, и он с радостью удалился в пустыню. (Луг духовный. С. 161).

Доброта.

См. также: Кротость. № 362; Нестяжательность. № 665.

Доверие к ближнему.

248. Доверяя своему ученику, авва Аммой никогда не позволял себе смотреть, что делает ученик во внутренней келии

См. также: Ближний.

Авва Аммой был болен в течение нескольких лет. Ему, как больному, приносили многое. Приносимое складывалось во внутреннюю келию. Он лежал на одре и ни разу не позволил помыслу сосредоточиться на внутренней келии, посмотреть, что там находится. Когда его ученик Иоанн входил в эту келию и выходил из нее, авва закрывал глаза, чтобы не видеть, что делает ученик во внутренней келии, зная, что Иоанн — истинный монах. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 66. № 2).

Долг.

См. также: Любовь к ближним. № 389.

Должник.

См. также: Любовь к ближним. № 389.

Дружба.

См. также: Муки вечные. № 570; Самопожертвование. № 976.

249. Истинная дружба побудила монаха идти в мир за согрешившим другом нести многие труды ради него и своего пропитания; своим самопожертвованием он, по слову аввы Авраамия, приобрел душу брата; они вернулись назад в пустыню, и согрешивший брат, принеся покаяние, скончался

См. также: Блудная брань; Любовь к ближним; Самопожертвование; Товарищество.

Отшельник авва Иоанн, по прозвищу Огненный, поведал нам то, что авва Стефан Моавитский рассказывал ему: “Однажды мы были в монастыре великого вождя иноков святого Феодосия. Там были два брата, давшие друг другу клятвенное обещание не разлучаться ни в жизни, ни в смерти. В обители они всем были примером для назидания. Но вот один из них подвергся плотской брани и, будучи не в силах побороть ее, сказал другому: “Отпусти меня, брат! Похоть плоти одолевает меня, и я решился уйти в мир.” Тот начал уговаривать его: “Не губи, брат, своего подвига.” — “Или ты иди вместе со мной, чтобы мне удовлетворить страсть, или отпусти меня одного.” — возразил тот. Не желая отпустить его одного, брат пошел вместе с ним в город. Подвергшийся плотской брани зашел в дом блудницы, а другой брат стоял вне, посыпав голову пеплом, и сильно страдал. Впавший в блуд, совершив преступление, вышел из дома. Другой начал говорить ему: “Какую пользу получил ты, брат, от греха? Не причинил ли, напротив, вред? Пойдем обратно на свое место.” — “Нет уж, я не могу идти в пустыню. Ты иди туда, а я останусь в миру.” Напрасны были все усилия, чтобы убедить его вернуться в пустыню. И брат решился сам остаться с согрешившим в миру, и они оба начали трудиться для своего пропитания. В то время авва Авраамий строил свой монастырь, так называемый Византийский. Незадолго до этого он устроил монастырь в Константинополе, называемый Авраамиев, а впоследствии он был архиепископом в Ефесе. То был добрый и кроткий пастырь. Придя к нему, два брата нанялись работать на строительстве монастыря. Впавший в блуд получал плату за двоих и каждый день отправлялся в город, где тратил деньги на распутство. Между тем другой постился все эти дни, молча делал свое дело и не говорил ни с кем. Мастера, видя ежедневно, что он не ест и не пьет и весь сосредоточен в себе, доложили обо всем святому авве Авраамию. Великий Авраамий позвал труженика к себе в келию и обратился к нему с вопросом: “Откуда ты, брат, и каково у тебя занятие?” Тот открылся ему во всем, заключив: “Ради брата я терплю все это, да видит Бог скорбь мою и да спасет его.” — “И Господь даровал тебе душу брата твоего!” — выслушав все произнес Авраамий. Лишь только авва Авраамий отпустил работника, и тот вышел из келии, как перед ним оказался его брат. “Возьми меня в пустыню, — воскликнул он, — да спасется душа моя!” И немедленно они удалились в пещеру близ святого Иордана и затворились там. Прошло немного времени, и согрешивший брат, премного усовершенствовавшись в духе перед Богом, скончался. А другой остался в той же пещере, согласно клятве, чтобы и самому скончаться там же.” (Луг духовный. С. 118).

Друзья.

См. также: Доброделание. № 244.

Духовник.

См. также: Осуждение духовника. № 689; Старец. № 1084; Старец неискусный № 1101.

Дух Святой.

См. также: Дары. № 205; Монах. № 522; Пресвитер. № 900; Причастие. № 911.

Душа.

См. также: Кончина лжеправедника и праведника. № 328; Кончина детей. № 327; Кончина праведника. №№ 331, 333, 339, 340, 342-343.

Диавол.

См. также: Князь тьмы (диавол). № 322.

Диакон.

См. также: Нерадение. № 656.

250. Диакону авве Феодору было показано, что диакон должен быть подобен огненному столпу

Рассказывали об авве Феодоре. Будучи в скиту, он не хотел принимать диаконского служения и скрывался в разных местах. Старцы однажды привели его и говорят: “Не отказывайся от диаконства.” Авва Феодор ответил им: “Дайте мне помолиться Богу, не откроет ли Он, должно ли мне стоять на месте служения.” Молился он Богу и говорил: “Если есть воля Твоя, чтобы стал я на место диаконского служения, открой мне это!” И был показан ему огненный столп, простиравшийся от земли до неба, и голос говорил: “Если ты можешь быть таков, как этот столп, пойди и служи.” Услышав это, Феодор решил не брать на себя диаконского служения. Когда пришел он в церковь, братия, поклонившись ему, сказали: “Если ты не хочешь служить, то, по крайней мере, держи чашу.” Но он и этого не принял, говоря: “Если вы меня не оставите в покое, то уйду отсюда.” После этого они оставили его в покое. (Достопамятные сказания. С. 285. № 23).

Е

Евангелие.

См. также: Причастие. № 908; Слово Божие. № 1023.

Евхаристия.

См. также: Причастие. №№ 905-911.

Епископ.

См. также: Верность. № 128; Исповедь публичная. № 287; Крестное знамение. № 353; Милосердие Божие. № 439; Падение. № 702; Покаяние. № 786; Праведник. № 874; Смирение. № 1054; Смирение епископа. № 1055; Сребролюбие. № 1083.

251. Иноку Зосиме в молодости старец не разрешил поселиться в пустыне и возвестил, что он будет епископом Вавилонской Церкви

Старец Зосима отказался от епископства и вернулся в свою келию. Это был великий подвижник. Вот что он рассказал: “В молодости я ушел с горы Синай и пришел в Аммониак (местность в Ливии), чтобы там поселиться. Там я нашел старца, одетого во власяницу. Не успел я еще его поприветствовать, как он сказал: “Зосима, зачем ты пришел сюда? Уйди отсюда! Ты не можешь оставаться здесь.” Рассудив, что он знает меня, я бросился к его ногам: “Сделай милость, старче, скажи мне, откуда ты знаешь меня?” Оказывается, два дня назад старцу явился Некто и сказал: “К тебе придет инок Зосима. Не дозволяй ему оставаться здесь, потому что Я хочу вверить ему Вавилонскую Церковь в Египте.” (Луг духовный. С. 147).

252. Четыре раза жребии указал на архимандрита Тихона, и он был посвящен во епископа

См. также: Предсказание.

В один воскресный день благочестивый епископ Тверской Афанасий (Вольховский) совершал литургию и, подавая чашу ректору, архимандриту Тихону, произнес: “Епископство твое да помянет Господь Бог...” Заметив ошибку, епископ предрек ему скорое святительство. Почти в это же время в Священном Синоде шла речь об избрании епископа, викария Новгородского. Четыре раза жребий указывал на архимандрита Тихона, что и было принято за указание свыше именно на него, как на достойного быть святителем, хотя митрополит Петербургский Димитрий думал назначить его настоятелем Троице-Сергиевой Лавры. В 1763 году, 13 мая он был посвящен в сан епископа города Кексгольм и Ладоги, викария Новгородской епархии. (Тверской патерик. С. 132).

253. Авва Негр, став епископом, проводил жизнь более строгую, чем в пустыне, ибо он боялся в миру “погубить в себе монаха”

См. также: Монах; Мудрость.

Рассказывали об авве Нетре, ученике аввы Силуана. Когда жил он в своей келии на горе Синайской, то в известной мере исполнял требования своего тела. Когда же сделался епископом в Фаране, начал жить гораздо строже. Ученик его заметил: “Авва! Когда мы были в пустыне, ты не так строго жил.” Старец отвечал ему: “Там были пустыня, безмолвие и бедность, и я поддерживал тело, чтобы не изнемочь и не искать того, чего я не имел. Но здесь мир, тут есть все удобства. Здесь, если случится и заболеть, то есть кому помочь. Здесь боюсь, как бы не погубить в себе монаха!” (Достопамятные сказания. С. 181).

254. О трудности епископского служения и об особой ответственности за рукоположение

См. также: Рукоположение.

Когда авва Аммос пришел в Иерусалим и был рукоположен в Патриарха, пришли поклониться ему все настоятели монастырей. И вот Патриарх начал говорить отцам: “Молитесь обо мне, отцы, потому что на меня возложено великое и неудобоносимое бремя и немало страшит меня патриаршее служение. Петру, Павлу, Моисею и подобным — им под силу пасти разумные души, а я — бедный грешник. Но более всего устрашает меня рукоположение. Я читал, что блаженный Лев, Предстоятель Римской Церкви, в течение сорока дней пребывал при гробе Апостола Петра в непрестанной молитве и посте, прося Апостола, чтобы он предстательствовал за него пред Богом и испросил ему отпущение его прегрешений. По прошествии сорока дней Апостол Петр явился ему и сказал: “Я молился о тебе, прощены тебе все твои грехи, кроме рукоположения. Вот в этом ты сам должен будешь дать отчет, правильно ли рукополагал ты поставленных тобой.” (Луг духовный. С. 177).

255. Святой Ефрем Сирии, увидя святителя Василия Великого, служившего в храме в великой славе и чести, усомнился в его святости; однако прозорливость святителя Василия, его духоносная проповедь и дар чудотворения убедили преподобного, что Василий велик перед Богом

См. также: Праведник; Прозорливость; Проповедь духоносца.

Однажды преподобный Ефрем Сирии, живший в пустыне, стал просить Бога открыть ему, насколько преуспел в духовном делании святитель Василий Великий. Молитва его была услышана, и он узрел огненный столп, простиравшийся от земли до неба. И при этом послышался голос: “Ефрем, Ефрем! Как велик огненный столп, который ты видел, так велик и Василий.” Тогда Ефрем, взяв с собой переводчика, знавшего греческий язык, пошел с ним в Кесарию, где Василий Великий был архиепископом. Прибыли они в Кесарию в самый праздник Богоявления Господня, и Ефрем тотчас же отправился в церковь, где служил Василий. Увидев его в великой славе и чести, окруженного сонмом священнослужителей, Ефрем обратился к своему спутнику: “Напрасно мы с тобой трудились, брат! Таким ли я ожидал его видеть. Может ли он быть велик перед Господом, когда находится в таком чине и почестях? Нет, напрасно мы понесли тяготу дневную и зной! И я опять удивляюсь, как такой человек может быть подобен огненному столпу.” А между тем Василий Великий послал архидиакона позвать Ефрема в алтарь. Когда архидиакон передал Ефрему приглашение Владыки, Ефрем сказал: “Владыка, должно быть, ошибся: мы странники, и он нас не знает,” — и остался на своем месте. Тут началась проповедь. И что же? Во все время проповеди преподобный, к своему ужасу, видел как бы огненный язык, исходивший из уст святителя Василия. После проповеди архиепископ сказал архидиакону: “Пойди скажи пришельцу, к которому я посылал тебя, так: “Господине Ефреме, вниди во святый алтарь.”” Архидиакон сказал. Тогда преподобный воскликнул: “Воистину велик Василий! Сам Дух Святой вещает его устами!” Когда же после литургии он увидел архиепископа, тот сказал ему: “Рад я видеть тебя, умножившего в пустыне учеников Христовых и бесов изгонявшего именем Христовым. Но зачем ты пришел видеть меня? Ведь я — человек грешный?” Ефрем был поражен. Но затем, причастившись Святых Тайн из рук святого Василия, он обратился к нему с просьбой, чтобы он испросил ему разумение греческого языка. Молитвой архиепископ испросил ему это разумение, потом посвятил его сначала во диакона, а после и во пресвитера. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 424).

256. Епископ ради Бога оставил свою кафедру и трудился плотником; областному правителю Ефрему он предсказал избрание во епископа, что вскоре и произошло

См. также: Прозорливость; Труд.

Один отец рассказал нам о епископе, который, оставив свою епископию, прибыл в Феополис и работал вместе с плотниками. Областным правителем Востока в то время был Ефрем, человек милостивый и сострадательный. Он занят был восстановлением и исправлением общественных зданий, так как город пострадал от землетрясения. Однажды Ефрем видит во сне спящего епископа, и над ним поднимается до неба огненный столп. Это сновидение повторялось не раз, и Ефрем пришел в ужас: явление было страшно и изумительно. Он долго раздумывал, что бы это значило, и не мог догадаться, потому что не знал, что в числе его рабочих был епископ. Да и как можно было узнать епископа в человеке с неприбранными волосами, в грязной одежде совершенно простого вида, в изможденном от терпения, подвигов и работы? Но однажды Ефрем послал за этим тружеником, бывшим некогда епископом, чтобы от самого узнать, кто он такой. Он стал подробно расспрашивать, откуда тот и как его зовут. “Я — один из бедных жителей этого города. Не имея средств к пропитанию, занимаюсь работой, и Бог питает меня от трудов моих.” — “Поверь мне, — воскликнул Ефрем, как бы по вдохновению свыше, — я не отпущу тебя до тех пор, пока ты мне не скажешь всей правды о себе.” — “Дай мне слово, что при моей жизни ты никому не будешь рассказывать обо мне, — сказал епископ, видя, что не может более скрываться. — С этим условием я открою тебе правду о себе, не называя, впрочем, ни моего имени, ни отечества.” — “Не скажу о тебе никому до тех пор, пока Бог продлит твою жизнь,” — поклялся Ефрем. “Я — епископ и, ради Бога оставив свою епископию, пришел сюда, где меня никто не знает, чтобы изнурять себя трудами, — сказал епископ. — От своего труда я добываю себе немного хлеба. Что касается тебя, то подавай милостыню по мере сил. На этих днях Бог возведет тебя на апостольский престол Церкви города Феополиса, вверив тебе пасти Его народ, который стяжал Своей Кровью Христос, Истинный Бог наш. И еще раз скажу: подвизайся в делах милостыни и за веру православную, ибо такими жертвами благоугождается Бог.” Спустя немного времени так действительно и случилось. Ефрем, выслушав епископа, прославил Бога, воскликнув: “Сколько есть никому неведомых рабов у Господа, и только Он один знает их!” (Луг духовный. С. 48).

257. Ужасная смерть нечестивого архиепископа

В Фессалониках был один архиепископ по имени Фалалей. Он не боялся ни Бога, ни будущего воздаяния. Презирая христианское учение, ни во что ставил, несчастный, и свой священный сан, — словом, то был не пастырь, а лютый волк. Отвергнув поклонение Святой Единосущной Троице (прости, Господи!), он служил идолам. Церковные власти того времени соборным определением лишили его епископского сана. Прошло немного времени, и Фалалей совсем потерял совесть, вздумал снова возвратить себе священный сан. По слову премудрого Соломона, “злата всяческая послушают,” вот и этот епископ был приглашен вернуться в свою епископию. Он ведь побывал в Константинополе, где власти, по слову пророка Исайи, за подарки оправдывают виновного и правых лишают законного! (5:23). Однако Бог не оставил Своей Церкви без попечения. Он отверг, как неугодное Ему, определение, составленное вопреки апостольским правилам. Однажды Фалалей облачился в пышные одежды, намереваясь представиться властям, чтобы, согласно постановлению, принять утверждение в прежнем сане. Он уже готов был выйти из дома, как вдруг, почувствовав боль в желудке, должен был удалиться для отправления естественной нужды. Он отсутствовал часа два. Видя, что он не выходит, некоторые из дожидавшихся его вошли в отхожее место сказать ему, чтобы он выходил, и нашли, что голова его застряла внизу в нечистом отверстии, а ноги торчат кверху. Несчастный погиб навечно — смертью столь же ужасной, как и нечестивый богоборец Арий. (Луг духовный. С. 57).

258. Митрополит Фотий первоначально не обратил внимания на просьбу святого Павла, но, вразумленный свыше, испросил у него прощения и исполнил его просьбу

Когда преподобный Павел Обнорский пришел в Москву, митрополит Фотий сначала не обратил внимания на просьбу старца построить храм, но в следующую ночь услышал голос: “Зачем оскорбил ты человека Божия? Поспеши найти старца и выполнить его желание, иначе сильно пострадаешь.” Фотий провел ночь без сна в страхе и утром велел отыскать отшельника. Его нашли в одной из обителей, и святитель принял его с любовью. Испросив прощение у преподобного Павла, он благословил строить храм, дал от себя щедрое подаяние на обитель, выпросил его худую одежду, а ему в знак любви дал свою. (Троицкий патерик. С.46).

Ересь.

См. также: Любовь к ближним. № 399; Церковь. №№ 1199-1202, 1207.

Еретик.

См. также: Исцеление. № 291; Любовь к иноверцу. № 418; Причастие. № 907; Рассудительность. № 942; Церковь. № 1200.

259. Не желая встречаться с еретиками, ученики отказались посещать старца

Некогда авва Сисой пришел с горы аввы Антония на ближнюю гору Фиваидскую и поселился там. Были там и мелетиане. Некоторые братия, услышав, что он пришел на ближнюю гору, желали видеть его, но стали обсуждать между собой: “Что нам делать? Там живут мелетиане. Знаем, что старцу они не могут сделать вреда, но как бы нам не впасть в искушение от еретиков.” Поэтому, чтобы не встретиться с еретиками, они не пошли и к старцу. (Достопамятные сказания. С. 257. № 42).

260. Авва Пимен ничего не ответил на клевету еретиков; позвав ученика, он повелел накормить пришельцев и отпустить с миром

Однажды пришли к авве Пимену какие-то еретики и начали клеветать на архиепископа Александрийского, будто бы он принял рукоположение от священников. Старец молчал, потом позвал своего брата и сказал: “Предложи им трапезу, накорми их и отпусти с миром.” (Достопамятные сказания. С. 205, № 78).

261. Авва Сисой не стал спорить с еретиками, но повелел ученику читать книгу святителя Афанасия и этим изобличил их

Пришли однажды к авве Сисою на гору аввы Антония ариане и начали порицать православных. Старец ничего не отвечал им, но, позвав к себе своего ученика, сказал ему: “Авраам! Принеси сюда книгу святителя Афанасия и читай ее.” Еретики молчали, и тем изобличилась их ересь. Потом старец отпустил их с миром. (Достопамятные сказания. С. 253. № 21).

262. В доказательство истинности православной веры и для посрамления еретика преподобный Макарий Египетский воскресил мертвеца

См. также: Вера; Воскрешение; Молитва праведника; Чудо.

Однажды пришел к Макарию Египетскому какой-то еретик. Своим красноречием он смутил весьма многих братий-пустынников; наконец, дерзнул явиться к Макарию и обличать его в неправомыслии. Старец стал опровергать его. Еретик возражал, на простые речи старца отвечая хитрыми изворотами. Святой видел, какой опасности подвергается чистота веры братий. “Что нам препираться к соблазну слушателей? — сказал Макарий. — Пойдем к гробницам братий, отошедших уже ко Господу, и кому из нас Господь даст силу воскресить умершего, пусть знают все: вера того угодна Господу.” Это предложение с радостью было принято братией. Пришли на могилы. Макарий предложил еретику воскресить умершего во имя Господа. “Нет, господине! — возразил тот. — Ты предложил это условие, ты прежде и воскрешай.” И Макарий пал на землю и стал молиться. После продолжительной молитвы, возведя очи ко Господу, воскликнул: “Господи, кто из нас обоих право верует, — яви нам, воскресив этого умершего.” И назвал он имя одного недавно погребенного брата. И тотчас послышался голос из могилы. Братия бросились разрывать ее. Сняв с умершего погребальные пелены, вывели его из могилы живым. Увидев это, еретик, пораженный ужасом, бежал. Братия погнались за ним и изгнали его за пределы той страны. (Руфин. Жизнь пустынных отцов. С. 100).

263. В доказательство истинности православной веры авва Коприй вошел в костер и невредимо пробыл в нем полчаса

См. также: Вера; Праведник.

“Однажды я (авва Коприй) отправился в город. Там пришлось мне встретиться с манихейским учителем, совращавшим народ, Я должен был его оспаривать, но он оказался чрезвычайно изворотливым, и я не мог уловить его в споре. На меня напал страх, как бы не подать соблазна слушавшим, если он уйдёт и станет хвастаться своей победой. Тогда я воскликнул: “Разведите большой огонь на площади, и мы оба войдем в пламя. Кто из нас выйдет из пламени невредимым, вера того да будет признана истинной!” Мои слова понравились народу, и тотчас же был разведен страшный огонь. Тогда, взявшись за манихея, я повлек его с собой в пламя. “Постой, — вскричал тот. — Не так! Пусть каждый из нас войдет порознь! А так как ты придумал это, то и иди первым.” Осенив себя крестным знамением во имя Христово, я вступил в середину пламени, и оно как бы расступилось. Так простоял я с полчаса, и во славу Божию остался невредим. Народ был изумлен, и все прославили Господа, восклицая: “Дивен Бог во святых Своих.” После меня пришла очередь манихея. Его стали принуждать войти в пламя, но он сопротивлялся и упирался. Тогда толпа схватила его и бросила в середину костра. Пламя тотчас охватило его, и он выскочил полуобгорелый.” (Руфин. Жизнь пустынных отцов. С. 63).

264. Своей благотворительностью во время голода сановник Севериан с женой обратили многих еретиков к Православию

См. также: Любовь к ближним.

Когда настал сильный голод, сановник Севериан с женой обратили к Православию всех тамошних еретиков тем, что во многих своих поместьях отворили житницы и отдали свои запасы на пропитание бедным. Такое их необыкновенное человеколюбие привело еретиков в согласие с правой верой, и они прославили Бога за простоту веры и чрезмерную благотворительность этих супругов. (Лавсаик. С. 258).

Ж

Жадность.

См. также: Зависть. № 278.

265. По предсказанию святителя Спиридона, во время голода сильный дождь размыл житницы богача, хлеб поплыл по улицам и бедняки набрали его себе в избытке

См. также: Наказание; Прозорливость; Сребролюбие.

Когда святой Спиридон был епископом в Тримифунте, там однажды разразился голод. Хлебопродавцы, как большей частью бывает, радовались ему, бедные же горевали и просили Бога о помощи. Один человек, очень состоятельный, отправился в богатые хлебом города, на кораблях привез его очень много и стал думать: “Сложу хлеб в житницы, ибо, хотя цена на него и высока, но если голод усилится, то она будет еще выше, — тогда и продам.” Как он думал, так и случилось. Голод усилился, и цена на хлеб поднялась еще выше. Тогда только корыстолюбец свой хлеб пустил в торг. В это время приходит к нему один бедняк и начинает умолять, чтобы он спас его с семьей от голодной смерти. Несмотря на то, что этот человек, изнуренный голодом, едва держался на ногах, чуждый сострадания богач отказал ему в хлебе и отпустил ни с чем. Что оставалось делать несчастному? Не зная, к кому обратиться за помощью, он пошел попросить совета к преподобному Спиридону и рассказал о своем горе. Одаренный прозорливостью святитель сказал ему: “Не плачь, иди домой, ибо так говорит Дух Святой: “Утром наполнится дом твой хлебом, богатого же увидишь умоляющим тебя и дающим хлеб тебе без цены.”” Выслушав это, бедняк возвратился домой. В тот же день вечером, едва только стало смеркаться, повелением Божиим хлынул на землю великий дождь. Вода размыла житницы богача, и поднятый ею хлеб поплыл по улицам города. Наказанный сребролюбец сначала метался с воплем, просил о помощи народ, а потом, несколько придя в себя и поняв, что никто ему не поможет, стал уже просить бедняков, чтобы они хоть себе набирали хлеба, чтобы он совсем не пропал без пользы. В числе бедных, которым предлагал богач брать хлеб, был и прежде отвергнутый приходивший к нему бедняк. Он набрал теперь хлеба с избытком. “Тако бо, — прибавляет к этому писатель сказания, — смиряет богатых и немилосердных Господь и глаголет: проклят всяк, ценя жито дорого.” (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 272).

Жених.

См. также: Царствие Божие. № 1189.

Женщина.

См. также: Блудная брань. № 63; Демонские козни. № 215; Подвижник. № 757; Подвижница. №№ 759-760; Предательство. № 887; Супруги. № 1121; Украшения женские. № 1166; Чистота. № 1220.

266. Состарившийся авва Сисой хотел пребывать только там, где нет женщин, — в пустыне

См. также: Монах.

Ученик аввы Сисоя говорил ему: “Отец! Ты уже состарился, пойдем, наконец, в селение.” — “Пойдем туда, — сказал ему старец, — где нет женщины.” — “Где же нет женщины, кроме пустыни?” — спрашивал ученик. “Веди ж меня в пустыню,” — сказал старец. (Достопамятные сказания. С. 248. № 2).

267. Монах, перенося мать через реку, обвил руки мантией, “ибо тело жены — огонь”

См. также: Монах.

Брат шел дорогой вместе со своей матерью, уже старицей. Они пришли к реке, старица не могла перейти через реку. Сын поднял мантию, обвил ею свою руку, чтобы не прикасаться к телу матери, и перенес ее через реку. Мать, заметив это, спросила: “Для чего ты обернул руку?” Он отвечал: “Тело женщины — огонь. От прикосновения к нему может прийти в мою душу воспоминание о других женщинах.” (Еп. Игнатий. Отечник. С. 475. № 72).

268. Чтобы предотвратить посещение женщинами своей келии, авва Арсений строго поступил со знатной римлянкой, дерзнувшей прийти к его келии; он сказал ей, что будет молить Господа, чтобы Он изгладил из его сердца память о ней

См. также: Монах.

Некогда, во время пребывания аввы Арсения в Каноне, одна весьма богатая и богобоязненная девица из сенаторского рода пришла из Рима, чтобы видеть его. Архиепископ Феофил принял ее. Она попросила архиепископа убедить старца принять ее. Архиепископ пошел к авве Арсению и стал просить: “Такая-то девица сенаторского рода пришла из Рима и желает видеть тебя.” Но старец не согласился выйти к ней. Когда сказали об этом девице, она приказала запрягать ослов, говоря: “Я надеюсь на Бога, что увижу старца, ибо я пришла не к человеку: людей у нас много и в городе. Я пришла видеть пророка.” Когда она достигла келии старца, по усмотрению Божию, случилось ему быть вне келии. Увидев старца, девица пала к его ногам. Но он поднял ее с гневом и, глядя на нее, сказал: “Если хочешь видеть мое лицо, то вот смотри!” Девица от стыда не взглянула на него. Старец сказал ей: “Разве ты не слышала о моих делах? На них должно смотреть. Как ты решилась плыть так далеко? Разве не знаешь, что ты женщина, что тебе никогда не должно никуда выходить? Или ты для того пришла, чтобы по возвращении в Рим сказать другим: я видела Арсения, и море сделается путем для женщин, идущих ко мне?” Девица отвечала: “Если Богу будет угодно, я не допущу ни одну женщину прийти сюда. Но ты молись обо мне и поминай меня всегда!” Старец в ответ ей сказал: “Буду молиться Господу, чтобы из моего сердца Он изгладил память о тебе.” Услышав это, она пошла в смущении и по возвращении в город от печали впала в горячку. О ее болезни сказали блаженному архиепископу Феофилу. Он пришел к ней и просил сказать, что с ней случилось? Девица отвечала: “Лучше бы никогда не приходить мне сюда! Я сказала старцу, чтобы помнил обо мне, а он ответил: “Буду молиться Богу, чтобы изгладилась из моего сердца память о тебе.” И вот я умираю от печали.” Архиепископ сказал ей: “Или не знаешь, что ты — женщина и что через женщин враг воюет со святыми? Потому так и ответил тебе старец, а о душе твоей он будет всегда молиться.” Таким образом девица успокоилась и с радостью отправилась в свое отечество. (Достопамятные сказания. С. 18. № 28).

Женщина мудрая.

См. также: Мудрость. № 560; Целомудрие. № 1195.

269. Вдова своей твердостью вразумила монаха, уязвленного нечистой страстью

См. также: Твердость; Целомудрие.

Один инок, живший в монастыре, был отпущен по какому-то монастырскому делу в одно из селений. Там жил один человек, который знал этого монаха, любил его и иногда приглашал к себе. У него была единственная дочь, вдова, которая прожила с мужем всего только год или два. Монах был уязвлен любовью к ней, а она, боясь греха, всячески избегала свидания с ним. Но вот однажды ее отец уехал по делу в город и оставил ее дома одну. В отсутствие отца монах пришел к ней и спросил: “Где твой отец?” Она сказала, что тот уехал в город. Заметив, что монаха волнуют грешные мысли, целомудренная вдова сказала ему: “Не смущайся, отче, злыми мыслями, а лучше встань, помолись и прогони злого врага из сердца.” И затем раскрыла перед ним всю мерзость греха. Услышав это, монах прослезился, пришел в себя и понял весь ужас и мерзость греха. Вдова продолжала: “Ну что бы было, если бы ты совершил грех? С каким бы лицом ты явился к настоятелю и стал бы слушать хор поющих святых. Умоляю же тебя, восстань от греховного сна и не погуби своей награды, не лишай себя вечных благ!” Инок после этого восхвалил Бога, спасшего его через вдову от смертоносного греха и даровавшего ему победу над самим собой. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 651).

Жестокость.

См. также: Мученик. № 571; Мученичество. №№ 572-574.

Жизнь вечная.

См. также: Жизнь земная. № 274.

270. Старец ради блаженной Вечной Жизни с терпением пребывал в бесплодной пустыне

См. также: Ад.

Во внутренней пустыне жил некий старец, удручавший себя в течение многих лет воздержанием и всеми духовными подвигами. Пришли к нему некие братия и, удивившись его житию, спросили: “Отец! Как ты переносишь это сухое, бесплодное и неудобное место?” Старец отвечал им: “Весь труд этого времени, которое живу здесь, не может сравняться с одним часом вечных мук геенны. Подобает нам в краткое время этой жизни подчиниться труду и измождить страсти нашего тела, чтобы обрести некончающееся успокоение в Будущей и Вечной Жизни.” (Еп. Игнатий. Отечник. С. 416. № 2).

Жизнь загробная.

См. также: Исповедь. № 285; Муки вечные. № 569; Праведник. № 874; Рай, № 937; Скорбь об умершем. № 1012; Сон дивный. № 1072.

271. Рассказ ожившего воина о виденном им загробном мире

См. также: Ад; Рай.

Некий воин погиб во время бури на море, и тело его лежало на берегу бездыханным. Но вскоре всемогущим Божиим повелением душа его возвратилась в тело, и он ожил. Воин рассказал, что было с ним по разлучении души с телом: “Увидел я мост, и под ним была тьма. Там текла река, и от нее исходил нестерпимый смрад, и все покрывала какая-то мгла. А перед мостом расстилались прекрасные сады, покрытые благовонными травами и украшенные драгоценными цветами, и великое множество мужей в белоснежных одеждах были там и наслаждались неизреченным благоуханием. Были там различные обители, исполненные великого света. И строился там чудный дом с великолепными украшениями, но для кого, это я узнать не мог. По берегу реки были еще многие обители, и от некоторых из них исходило зловоние, и мгла к ним приближалась, а другие были свободны от всего нечистого. На этом мосту для людей было испытание. Грешники, хотевшие перейти по нему, сталкивались в темную, зловонную реку, а праведники беспечально и свободно переходили мост.” Итак, лгут нераскаянные грешники, что ни блаженства праведных, ни мучений грешников не будет. Нет, будет и то и другое, и это для них ужасно. Зловонная река, непроглядная мгла застигнут их. А удаление от Бога, бесплодное раскаяние, вечный огонь и скрежет зубов — все это будет с ними. И возопиют тогда они горам: падите на нас! и холмам: покройте нас! (Лк. 23:30). Но будет уже поздно. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 705).

272. Души иноков, убитых варварами и уже погребенных, воспевали громкими голосами

Валентий, человек достопочтенный по жизни, управлял прежде своим монастырем в области Валерии. Свирепые лангобарды пришли тогда в его монастырь и, как он мне сам рассказывал, повесили на сучьях одного дерева двоих его монахов, которые в тот же день и были погребены. По наступлении вечера души повешенных начали петь на том месте ясными и громкими голосами, так что сами убийцы, когда услышали голоса поющих, чрезвычайно удивились и устрашились. Эти голоса слышали и все пленные, бывшие тут, и после свидетельствовали о псалмопении убиенных. Всемогущий Бог для того сделал голоса этих душ слышимыми для телесного слуха, чтоб живущие еще в плоти знали, что, если будут служить Богу, и по смерти плоти будут жить истинной жизнью. (Св. Григорий Двоеслов. Собеседования о жизни италийских отцов. С. 294).

Жизнь земная.

См. также: Великодушие. № 114.

273. Притча преподобного Варлаама о человеке, упавшем в пропасть, окруженном со всех сторон опасностями, но, несмотря на это, спокойно лакомившемся медом

См. также: Время.

Некий муж, говорит преподобный Варлаам, встретил страшного, беснующегося зверя, который готов был растерзать его. Убегая от ярости животного, человек этот упал в глубокую пропасть и, падая, по счастью, успел ухватиться за ветви большого дерева, росшего в пропасти. Ухватившись крепко за ветви и найдя опору ногам, человек считал себя уже в безопасности, как вдруг, посмотрев вниз, увидел двух мышей, которые непрестанно грызли корень дерева, а еще ниже — страшного змея, раскрывшего пасть и готовившегося пожрать его. Отвратив свой взор от страшного зрелища, он увидел выползающего из скалы аспида, который был очень близко к нему. Окруженный со всех сторон опасностями человек, естественно, поднял глаза вверх и там, на вершине дерева, заметил какое-то количество меда. Между тем положение его становилось ужасным. Дерево, на котором он находился, подточенное мышами, уже готово было упасть, ноги соскальзывали, и со всех сторон грозила ему смерть. Что же в таком положении стал делать несчастный? Вместо того, чтобы хоть что-нибудь предпринять для своего спасения, он спокойно устремился к меду и стал вкушать его. Что же значит эта притча? Она представляет подобие нашей настоящей жизни. Зверь, неуклонно стремившийся пожрать человека, это образ смерти, которая преследует всех нас. Пропасть есть мир, исполненный всевозможных смертоносных сетей. Дерево, беспрестанно подтачиваемое мышами, есть наша жизнь, подтачиваемая временем. Аспид являет собой образ беды, грозящей телу от страстей, которые терзают и разрушают его. А страшный змей изображает ненасытное адово чрево, готовое безвозвратно нас поглотить. Что же, наконец, значат малые капли меда, за которыми устремился окруженный опасностями человек? Это как бы ничтожные блага мира, за которыми мы, очень хорошо зная, что впереди смерть и вечная мука, все-таки устремляемся и, таким образом, внезапно восхищаемся смертью и сводимся в ад. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 198).

274. Притча преподобного Варлаама о царе, избиравшемся жителями города на один год, а затем изгоняемом на необитаемый остров

См. также: Время; Жизнь Вечная.

Преподобный Варлаам в своей притче “О житии и о смерти человечьей” говорит следующее: “Был некий великий город, граждане которого имели обыкновение избирать царем мужа, чуждого им, из неизвестной им страны, но с тем, чтобы он процарствовал только год, а затем они ссылали его на один из необитаемых островов, и там царь их от всевозможных лишений погибал. Так погибло несколько царей. Наконец, в упомянутом городе был облечен царской властью муж весьма мудрый. Узнав о злой участи своих предшественников и о том острове, куда через год он должен быть сослан, царь на предназначенный ему остров послал множество верных рабов, золота и серебра и драгоценных камней — устроил все для своего благополучия на том острове. Когда же по прошествии года его сослали, то он жил в изобилии, беспечно и радостно. Что значит эта притча? Город — это наш суетный мир. Граждане города — это бесы, влекущие нас мирскими соблазнами в ад. Цари — это праведники и грешники. Первые обогащают себя делами добрыми и с ними идут в рай, последние ничего не имеют, кроме зла, и в Будущей Жизни погибают. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 203).

Жизнь нетрезвая.

См. также: Слава человеческая. № 1015; Супруги. № 1120.

Жития святых.

275. Обличение преподобным Максимом Афонским вольнодумца, сомневавшегося в исторической достоверности Житий святых

См. также: Вольнодумство; Неверие; Прозорливость.

В одно время ученый чиновник, так называемый грамматик, прибыв на Святую Гору из Константинополя, хотел видеть преподобного Максима Афонского, слава о котором разносилась всюду, и пришел к нему. Но прежде чем он мог выговорить что-нибудь, преподобный, провидя его чувства и мысли, строго и гневно спросил грамматика: “Видел ли ты подвиги и борения святых, благодать, которую дарует им за это Бог? И ты смеешь хулить их, полагая, что святые не так подвизались, как пишут о них в Житиях, что будто бы историки делают им милость, прибавляя много небывалого? И в рассуждении о чудесах, которые они творили, ты смеешь умствовать, считая это вымыслом, а не действительной правдой? Отстань от таких сатанинских помыслов, иначе ты раздражишь Бога и молния поразит тебя за твои заблуждения и неправые мысли. Напротив, знай, что из жизни святых только часть поддается описанию, потому что никто не в силах подробно раскрыть их тайные подвиги, которые ведомы только единому Богу. Итак, если хочешь себе добра, смирись, оставь глупые речи эллинских мудрецов и обратись к Богу всей силой души. Тогда не только не будешь отвергать данные подвиги святых, но убедишься истинно, что, как благодать Божия, действовавшая во всех их мыслях, начинаниях и подвигах, выше человеческого слова, так и сами подвиги святых выше исторического описания!” Пораженный прозорливостью преподобного, грамматик затрепетал и не только исправился сам, но, при помощи Божией, подействовал и на сердца других вольнодумцев. (Афонский патерик. Ч. 1. С. 334).

276. Святой мученик Орест, явившись святителю Димитрию, митрополиту Ростовскому, рассказал ему о своих страданиях за Христа и показал раны на своем теле

См. также: Видение; Явление святого.

Однажды ночью в пост Апостола Филиппа, окончив описание страданий святого мученика Ореста, память которого почитается 10 ноября, за час или меньше до утрени святитель Димитрий лег отдохнуть, не раздеваясь, и в сонном видении, как он потом рассказывал, “узрел святого мученика Ореста, с лицом веселым ко мне вещающего: “Я больше претерпел мук за Христа, чем ты написал.” Сие рек, открыл мне перси свои и показал в левом боку рану, насквозь во внутренность проходящую, сказав: “Сие мне железом прожжено.” Потом открыл правую руку до локтя, показал рану на самом против локтя месте и рече: “Сие мне перерезано,”— причем видны были и сами перерезанные жилы. Тако ж де и левую руку показавши на таком же месте, такую же показал рану, сказав: “И то мне перерезано.” Потом преклонишися, открыл ногу до колена и показал на сгибе колена рану, тако ж де и другую ногу до колена открывши, такую же рану на таком же месте показал и рече: “А сие мне косою рассечено.” И став прямо, взирая мне в лицо, рече: “Видиши ли, больше я за Христа претерпел, нежели ты написал.” Я против сего ничто же смея сказать, молчал и мыслил в себе: “Кто сей есть Орест? Не из числа ли пяточисленных?” (память их 13 декабря). На эту мою мысль святой мученик отвечал: “Не той я Орест, иже от пяточисленных, но той, его же ты Житие ныне написал.” В это самое время благовест к утрени пробудил меня.” (Ярославский патерик. С. 281).

З

Забывчивость.

См. также: Подвиг. № 726; Терпение. № 1141.

Завещание.

277. Черный, как уголь, человек, стоявший около могилы, просил юного Луку, чтобы исполнили его завещание — раздали бедным назначенную сумму, ибо в противном случае он останется в тяжелом положении

“Однажды в юности, проходя мимо кладбища, — говорит кир Лука, — я увидел при одной могиле стоящего человека, черного, как потухший уголь, и звавшего меня к себе. Когда я подошел к нему в испуге и онемении, он сказал мне: “Я написал в моем завещании, чтобы раздали бедным такую-то сумму денег за избавление моей души, почему же до сих пор не сделали этого? Ступай скажи, чтобы раздали непременно, а иначе я навсегда останусь в том положении, в каком ты меня видишь.” Испугавшись такого явления, я не сказал никому ничего от робости. Зато до сих пор мучаюсь угрызениями совести.” (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 843).

Зависть.

См. также: Мудрость. № 555; Ненависть. № 633; Послушание. № 835.

278. Трое путников нашли нечто драгоценное, каждый из них решил овладеть ею и не делиться с другими; убийство и яд сделали то, что все трое умерли и находка не досталась никому из них

См. также: Жадность; Коварство,

Три путешественника нашли однажды на дороге нечто драгоценное. Надлежало разделить это поровну между всеми. Находка была так велика, что часть каждого была бы весьма значительна, но тотчас явился диавол со своими спутниками — духами зависти, коварства и жадности. Полюбовавшись своей находкой, путешественники сели отдохнуть, чтобы подкрепить себя пищей, но каждый думал не о пище, а о том, как бы одному завладеть сокровищем. Нужно было кому-нибудь из них сходить в ближайший город, чтобы купить припасов. Один отправился. Двое оставшихся на месте договорились убить третьего, когда тот вернется, чтобы разделить между собой его часть. Между тем отправившийся за припасами решил отравить их ядом, чтобы по смерти обоих товарищей богатство осталось ему одному. Когда он вернулся, то немедленно был убит своими спутниками, а они, в свою очередь, поев принесенную им пищу, оба умерли. Драгоценная находка осталась на месте ждать или других безумцев, или более достойных людей. (Духовные беседы. Т. 16. № 42. С. 359).

Зависть духовная.

279. Подвижник, узнав, что одна девственница совершает большее правило, чем он, был уязвлен завистью и находился в скорби

См. также: Уныние,

Однажды благочестивый муж, Павел Фермейский, придя к святому Макарию, так называемому “городскому,” для свидания и духовного назидания, сказал ему: “Авва Макарий! Я нахожусь в великой скорби.” Раб Христов заставил его сказать причину скорби, и тот говорит ему: “В одном селении живет девственница, которая подвизается уже тридцатый год. Многие рассказывали мне, что она, кроме субботы и воскресенья, не вкушает пищи ни в какой день. Всегда, проводя так седмицы, вкушает через пять дней и совершает каждый день по семисот молитв. Я укорил себя, когда узнал об этом, рассуждая так, что я, будучи мужчиной и превосходя ее крепостью телесных сил, не мог совершать более трехсот молитв.” Святой Макарий отвечал: “Я вот уже шестидесятый год совершаю только по сто положенных молитв, зарабатываю нужное для пропитания своими руками, по долгу не отказываю братьям в свидании, однако ж ум не укоряет меня в нерадении. Если же ты, совершая и по триста молитв, осуждаешься совестью, то ясно, что ты или с нечистым сердцем молишься, или можешь больше молиться, однако не молишься.” (Лавсаик. С. 80).

Заповеди Божии.

См. также: Болезни. № 107; Монах. № 519; Самоосуждение. № 964.

280. Умирая, авва Исаак заповедал соблюдать заповеди

Когда настало время кончины аввы Исаака, собрались к нему старцы и спросили его: “Авва! Как проводить нам жительство по твоем отшествии?” Он отвечал: “Вы видели, как я жил. Если хотите, то подражайте мне: храните заповеди Божии, и Бог пошлет вам благодать Свою, а место это сохранит. Если же не будете соблюдать заповедей Божиих, то не пребудете и на месте этом. И мы скорбели, когда умирали наши отцы, но, соблюдая заповеди Божий и завещания наших отцов, прожили как бы в сожительстве с ними. И вы поступайте так и спасетесь.” (Еп. Игнатий. Отечник. С. 247. № 10).

Запрещение.

См. также: Пресвитер. № 901.

Затвор своевольный.

См. также: Прелесть. № 893; Своеволие. № 996.

Зверь.

См. также: Праведник. №№ 858-859.

Злопамятство.

См. также: Гнев. № 182. Памятозлобие.

Злоречие; злословие.

См. также: Осуждение. №№ 680-690.

Знание.

См. также: Вера. № 125.

Идолослужение.

См. также: Молитва праведника. № 491.

И

Икона.

См. также: Блудная брань. № 52; Богородица. №№ 82, 89, 91; Исцеление. № 296; Мать. № 425; Милосердие. №№ 435-436; Неверие. № 615; Помощь небесная в битвах. № 812; Пост. № 848; Путешествие. № 931.

281. Инок, пренебрегший малой иконой святого, был вразумлен сонным видением

См. также: Видение; Вразумление.

В годовую память святого Симона Мироточивого во время великой вечерни вошел в церковь один брат по имени Савва из обители святого Дионисия, что на Олимпе, чтоб приложиться к святому лику преподобного. Но заметив, что икона очень мала, оскорбился и сказал: “Я не хочу кланяться такому образу.” Конечно, это было следствием его невежества, а не пренебрежения к преподобному, однако ж преподобный все-таки вразумил его следующим образом. Когда этот инок удалился из церкви в келию, отведенную ему для отдыха, и заснул, то увидел, что открылся верх келии и страшный змей, дыша пламенем и испуская дым и смрад, раскрыл пасть, чтобы поглотить его. “Тебе не нравится малый образ святого, — человеческим голосом заговорил змей, — и ты с негодованием вышел из церкви, не дождавшись конца службы? Так знай, ты мой, и я поглощу тебя,” — и с ужасным шумом бросился на него. Несчастный Савва, вне себя от страха и трепета, завопил: “Преподобный Симон, помоги мне!” В это мгновение пробудившись, он с ужасом пошел в церковь, где, пав на колени перед образом преподобного, с любовью лобызал его, так что все бывшие тут удивились перемене в нем, ибо лицо его было бледно, как у мертвеца. Тогда же рассказал он всем, что за свое невежество пострадал от сатаны. “Малый образ, брат мой, — заметил при этом один из старцев, — при теплоте веры и благоговении, при чистоте ума и непорочности тела, ничем не отличается от большого, поэтому будь внимателен, воздавай достойную честь святым и священным их ликам, независимо от того, малые они или большие.” Таким образом, исправившийся брат воздал славу Богу и благодарение преподобному. (Афонский патерик. Ч. 1. С. 305).

282. Вода появилась колодце только после того, как была принесена икона святого Феодосия

Одна христолюбивая женщина рыла колодец. Она издержала много денег и дорылась до большой глубины, но вода не появилась. На нее напало уныние, ей жаль было и напрасных трудов, и денег. Однажды видит она незнакомца, который говорит ей: “Вели принести изображение аввы Феодосия из монастыря в Скопеле, и Бог, по его молитве, даст тебе воду.” Женщина немедленно отрядила в обитель двоих слуг и, приняв из их рук образ святого, опустила его в колодец. Тотчас показалась вода, наполнившая цистерну до половины, и все прославили единодушно Бога. (Луг духовный. С. 102).

Имя Божие.

См. также: Демонские козни. № 226; Кротость. № 366; Чародейство. № 1211.

Искусительница.

См. также: Бесстрастие. № 26; Блудная брань. №№ 63, 66; Мудрость. № 554; Супруги. № 1121; Целомудрие. № 1190.

283. Преподобный Филофей мужественно отверг намерения девицы, склонявшей его ко греху, и, когда его увещания не подействовали на нее, сообщил о ее поведении старцу

См. также: Блудная брань; Мудрость; Соблазн; Твердость.

Враг, всегда завистливый к подвижническим успехам святых людей и ненавидящий добро, видя Филофея на высоте духовного совершенства и не имея собственных сил повредить ему, избрал орудием своих козней одну девицу. Несчастная, Бог весть по каким побуждениям сердца вступившая в женский монастырь в числе непорочных агниц Христовых, имела свободный вход в обитель, где подвизался Филофей, так как настоятель был ее духовным старцем. Она постоянно встречалась с преподобным, пленилась его видом, возмутилась преступными движениями плотских страстей и начала искать удобное время, чтобы осуществить задуманный грех. Враг, со своей стороны, не замедлил предоставить ей удобный случай и, бедная в своем бесстыдстве решилась не только объясниться в своей укоризненной страсти к непорочному Филофею, но и насильно влекла его к исполнению ее беспутного желания. Напрасно божественный Филофей напоминал о ее долге, об обетах ангельского образа, о Страшном Суде Божием. Она не только не внимала его убеждениям, но, видя его непреклонность, как у древнего Иосифа, все бесстыднее нападала на него, как новая египтянка. Сначала Филофей в надежде на исправление несчастной скрывал от всех ее укоризненную склонность, но впоследствии, видя ее опасное положение и не доверяя собственным чувствам в ратовании и брани подобного рода, вынужден был открыться во всем игумену, убеждаясь к тому немало и в том, что мог и другой кто-либо впасть в искусительные сети женской страсти и погубить свой постнический труд. Следствием этого было то, что несчастную выслали из обители, как повинную в соблазне. (Афонский патерик. Ч. 2. С.284).

Искушения.

См. также: Бесстрастие. № 26; Делание внутреннее. № 212; Кротость. № 368; Терпение. № 1128.

284. Старец утешил брата, находившегося в искушении, и посоветовал ему помнить о присутствии Бога-Помощника

См. также: Помощь Божия.

Некий брат, искушаемый, пришел к некоему старцу и открыл ему свои искушения, которые терпел. И говорит ему старец: “Да не приведут тебя в отчаяние находящие на тебя искушения. Видя душу, горе восходящую и приближающуюся к Богу, враги негодуют, иссушаемые завистью. Но невозможно, чтобы в искушениях не пришел на помощь Бог и Его святые Ангелы, только ты не переставай призывать Его со многим смирением. Итак, если с тобой случится что-нибудь такое, вспомни о присутствии Бога — Помощника нашего, а так же нашу немощь и жестокость врага и получишь помощь Божию. (Древний патерик. 1874. С. 279. № 116).

Исповедничество.

См. также: Мученичество. № 574.

Исповедь.

См. также: Блудная брань. №№ 53, 56; Болезни. № 111; Воровство. № 173; Неверие. № 612; Покаяние. № 776; Помыслы хульные. № 827; Старец. №№ 1097-1098; Хула. № 1187.

285. Загробная участь покаявшегося князя

См. также: Жизнь загробная.

Однажды преподобный Пафнутий Боровский сидел на церковной паперти и погрузился в тонкую дремоту. Внезапно представилось ему, будто отверзаются врата монастырские и множество людей со свечами идут в церковь, посреди же них — князь Георгий Васильевич, который сперва поклонился храму Божию, а потом блаженному отцу. Равным образом и ему поклонился Пафнутий и сказал: “Ты уже преставился, сын мой и князь?” — “Действительно так,” — отвечал Георгий. “Каково же ныне тебе там?” — спросил Пафнутий. Тот отвечал: “Твоими святыми молитвами, отче, благое даровал мне Бог, наипаче же потому, что когда я шел против агарян под Алексия, у тебя чисто покаялся.” Когда начал звонить пономарь, преподобный очнулся от чудного видения и прославил Бога. Богобоязненный князь этот Георгий, безбрачный до конца своей жизни, часто приходил на исповедь к преподобному Пафнутию и говаривал своим присным: “Всякий раз, когда иду на исповедь к старцу, колена у меня подгибаются от страха.” (Троицкий патерик. С. 244).

Исповедь помыслов.

См. также: Блудная брань. №№ 60-52; Осуждение. № 684; Помыслы хульные. № 828.

Исповедь публичная.

См. также: Блудная брань. № 54.

286. По мере того как простолюдин публично исповедовал свои грехи, Ангел изглаждал их из хартии

См. также: Ангел; Грешник; Покаяние; Христос.

Некогда один святой старец, спасавшийся на горе Олимп, беседовал с братьями о спасении души. Во время беседы к старцу подошел простолюдин, поклонился ему и молча остановился. Старец спросил: “Что тебе нужно?” Простолюдин сказал: “Да пришел к твоей святыне исповедать свои грехи, честный отче.” Старец сказал: “Говори перед всеми, не стыдись.” Тогда простолюдин начал в присутствии всех исповедовать свои грехи, иные из которых были столь тяжки, что неудобно и называть их. Когда он все рассказал со слезами, то поник долу и стоял унылый с сокрушенным сердцем. Старец же, после его исповеди, долго размышлял о чем-то и, наконец, сказал: “Хочешь ли принять иноческий образ?” — “Ей, отче, — ответил простолюдин, — желаю и даже захватил сюда необходимые при пострижении одежды.” После этого старец преподал ему несколько наставлений, облек его в ангельский образ и, отпуская, сказал: “Иди, чадо, с миром и больше не согрешай.” Он же, поклонившись до земли, ушел, славя Бога. Монахи всему этому удивлялись и сказали старцу: “Что это значит, отче? Сколько тяжких грехов сейчас он назвал, и ты не дал ему никакого послушания, не наложил на него ни малейшей епитимий?” — “О, любезные дети, — сказал старец, — неужели вы не видели, что, когда он исповедовал свои грехи, близ него стоял страшный муж, лицо которого блистало, как молния, и одежды его были белы, как снег. Он держал в руках хартию грехов каявшегося, и когда простолюдин высказывал мне грехи перед всеми вами, он постепенно изглаждал их из хартии? И если таким образом простил его Бог, то как же я-то после этого смею давать ему какую бы то ни было епитимию?” Услышав это, монахи ужаснулись и возблагодарили Господа нашего Иисуса Христа, возвеличили благость и человеколюбие Его и разошлись, дивясь о преславных делах Бога нашего. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 769).

287. Смертно согрешивший епископ принес публичное покаяние и повелел, чтобы все находившиеся в храме попрали его ногами; за великое смирение епископа его грех был прощен

См. также: Епископ; Покаяние; Смирение.

В одном городе был епископ, который, по диавольскому наущению, впал как-то в смертный грех. Горько раскаявшись в своем падении, епископ, для того, чтобы получить прощение, поступил следующим образом. Когда в церковь собралось множество народа, он вышел на середину храма и перед всеми открыто исповедовал свой грех. После этого, считая себя, по глубокому смирению, недостойным святительского сана, он снял с себя омофор, положил его на престол и сказал народу: “Простите меня, братие, теперь я уже больше не могу быть у вас епископом.” Видя великое смирение и сокрушение своего пастыря, все, кто был в церкви, с плачем воскликнули: “Пусть грех твой на нас ляжет, отче, только не лишай нас своего пастырства.” Долго они умоляли епископа остаться с ними. Уступая, с одной стороны, молению своей паствы, а с другой, желая чем-либо искупить свой грех перед Богом, епископ, наконец, воскликнул: “Ну, если уж непременно хотите, чтобы я остался у вас, то я сделаю это, но только при одном условии: если вы дадите мне слово беспрекословно исполнить то, что я сейчас повелю вам.” Все дали слово. Тогда епископ приказал запереть церковные двери и сказал: “Знайте же теперь, что тот из вас не будет иметь части у Бога, кто сейчас не попрет меня своими ногами.” И с этими словами простерся ниц на земле. Все ужаснулись, но, не смея нарушить данного слова и боясь прещения епископа, стали проходить через него. И что же? Когда переступил через него последний человек из тех, кто был в церкви, голос с Неба сказал: “Ради великого его смирения Я простил его грех!” Все услышали этот голос и прославили Бога. (Алфавитный патерик. Л. 194).

Исповедь чистосердечная.

288. Больной вельможа получил исцеление после чистосердечной исповеди

См. также: Исцеление; Покаяние.

Когда мощи святителя Иоанна Златоуста были перенесены из селения Команы (под Сухуми) в Царьград и положены в церкви святых Апостолов, в эту церковь рабами был принесен один больной вельможа и положен у раки великого святителя. Тут он вспомнил содеянные им грехи и, рыдая, стал вопиять: “Увы мне, окаянному, не покаявшемуся; како иду путем, от него же не возвращусь? И како претерплю прещение Страшного Суда и вечных неминующих мук?” После этих слов он взглянул вверх и увидел там икону Господа Иисуса Христа. Тут он стал говорить так: “Даже и на Твой образ, Владыко, который человеческими руками написан, не смею взирать и трепещу! Что же будет тогда, когда я, окаянный, Самого Тебя, страшного Судию, узрю, когда Ты явишься судить всех? Согрешил я, Владыко, и не исполнил Твоих повелений, прости меня!” При этом вельможа начал исповедовать свои грехи перед святой иконой. Когда он кончил свою исповедь, то вспомнил еще один из тайных грехов и воскликнул: “Есть у меня грех, Владыко, но не смею говорить о нем, Человеколюбче, не смею, Милостиве.” В это время послышался голос: “Прощаются тебе грехи!” И сразу же после этого голоса вельможа встал со своего одра совершенно здоровым и стал громким голосом воспевать благодарственные песни Богу, не хотевшему смерти грешника, но хотящему всем — спастись и в разум истины прийти. Затем вельможа, поклонившись образу Спаса и цельбоносному гробу святого Златоуста, ушел к себе в дом и оставшиеся лета жизни, сказано, прожил целомудренно. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 421).

Испытание.

См. также: Блудная брань. № 64; Вера. № 121; Надежда. № 592.

Исцеление.

См. также: Бесстрашие. № 30; Богородица. № 92; Болезни. №№ 106, 111; Вера. № 124; Дар исцеления. № 206; Исповедь чистосердечная. № 288; Клятвопреступление. №315; Крестное знамение. № 357; Любовь к Богу. № 413; Любовь к птицам. № 420; Молитва. № 470; Мощи. № 532; Насмешка. № 606; Неверие. № 613; Подвижник. № 757; Пресвитер. №№ 899, 902; Прозорливость. № 915; Самоуничижение. № 992; Сребролюбие. № 1083.

289. Исцеление аввой Макарием расслабленного отрока

Имел некто в Египте расслабленного сына, принес его к келии аввы Макария и, оставив его плачущего у дверей, отошел поодаль. Старец увидел плачущего отрока и спросил: “Кто принес тебя сюда?” Отрок отвечал: “Отец мой бросил меня здесь и ушел.” Говорит ему старец: “Встань поищи его.” Отрок тотчас выздоровел, встал, нашел отца своего, и пошли они домой, радуясь. (Древний патерик. 1874. С. 439; Достопамятные сказания. С. 145. № 15).

290. Ангел исцелил больные ноги старцу; в свою очередь, перевязи, сделанные старцем, творили исцеления

См. также: Праведник.

Был старец, у которого были повреждены ноги, так что он не мог двигаться в продолжение долгого времени. Когда, хромая, он вышел и стал готовить пищу, то предстал ему Ангел, коснулся его уст, говоря: “Христос тебе истинная пища и питие,” — и, исцелив его, удалился. Он же, взяв пальмовые ветви, стал делать перевязи для животных. Потом как-то собрались отвезти к старцу хромого для исцеления, посадив на осла. Как только ноги болящего коснулись перевязи, сделанной святым, он тотчас исцелел. На благословение многим больным посылал он перевязи, и тотчас исцелялись они от болезней. (Древний патерик. 1874. С. 445. № 22).

291. Святитель Иоанн Златоуст исцелил болящую женщину после того, как они с мужем дали обещание оставить ересь и присоединиться к Православию

См. также: Еретик; Праведник; Церковь.

При жизни святителя Иоанна Златоуста в Антиохии был один муж, ослепленный маркионитской ересью, который сделал православным много зла. Однажды жена этого человека впала в жестокую болезнь, лечилась у многих лекарей, но ни один из них ей не помог. Тогда муж призвал еретиков-маркионитов в свой дом и стал умолять их, чтобы они помогли его жене своими молитвами. Еретики вняли мольбе и, как сказано, “с прилежанием многим моляхуся за ню беспрестанно по три дня и более и ничто же успеша.” После такой безуспешной молитвы жена сказала мужу: “Я слышала, что некий пресвитер по имени Иоанн, живущий у епископа Флавиана, что ни попросит у Бога, все дает ему Бог, и этот Иоанн многие чудеса творит. Умоляю тебя, сведи меня к нему, чтобы он помолился обо мне. Маркиониты не помогли мне нисколько, из чего я заключаю, что вера их не есть правая, ибо, если бы вера их была правой, то услышал бы Бог их моление обо мне.” Муж послушал жену, привел ее к православной церкви, но, как еретик, не смея внести жену в саму церковь, положил ее при дверях и послал сказать епископу и бывшему тогда пресвитером святителю Иоанну Златоусту, что он просит у них исцеления своей жены. Епископ и Иоанн пришли к церкви. Первый сказал мужу и жене: “Если отречетесь от своей ереси и присоединитесь к Святой Соборной и Апостольской Церкви, то получите от Христа Господа исцеление.” Муж и жена усердно обещали поступить именно так. Тогда Иоанн велел принести воды, епископ благословил ее, а Иоанн после этого возлил ее на болящую. Она тотчас же встала совершенно здоровой. Муж и жена, видя совершившееся над ними чудо, приняли Православие, и все православные жители города чрезвычайно обрадовались этому, а еретики были посрамлены... (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 173).

292. Инок, семь лет страдавший болезнью почек, был чудесно исцелен преподобным Афанасием

См. также: Болезни; Помощь Божия.

По кончине преподобного Афанасия игуменом Лавры был назначен один добродетельный инок по имени Евстратий. У него была болезнь почек, мочился он кровью, с трудом и с невыносимой болью. Семь лет страдал он и, испытав без пользы средства многих даже столичных врачей, наконец, отрекся от всякого человеческого врачевания, возложил все свое упование на Бога и молился об исцелении своему преподобному отцу. Молитва его была услышана Богом. Прибегнув к этому мощному, безмездному и скорому на помощь врачу, он тотчас же получил исцеление. Однажды ночью явился ему во сне преподобный и, подавая сосудец с каким-то питьем, велел выпить его весь. Евстратий, отказавшись от всякого врачевания, не хотел было принимать и этого, но, услышав сладкий отеческий голос: “Не бойся, чадо, пей, это послужит тебе во здравие,” — повиновался. Пробудившись и почувствовав облегчение, он прославил Бога и возблагодарил святого. Потом он всем рассказывал об этом великом чуде. (Афонский патерик. Ч. 1. С. 118).

293. Исцеление преподобным Нифонтом монаха от головной боли

См. также: Молитва праведника.

Один монах, много лет страдавший головной болью, вместо того чтобы искать помощи свыше, обратился к врачам, истратил на них все, что имел, и не получил никакой пользы. Видя такую тщету человеческих усилий, он, наконец, пришел к преподобному Нифонту и, припадая к его ногам, умолял о даровании исцеления. “Верую, святче, — говорил он, — что чего ни попросишь ты у Бога, дастся тебе.” — “Напротив, брат, — отвечал преподобный, — я — человек грешный, а грешного Бог не послушает.” Между тем больной, заливаясь слезами, не переставал припадать к его стопам и умолять об исцелении. Тогда блаженный Нифонт, тронутый страдальческим положением брата, прочел молитву над головой больного, и тот почувствовал, что как будто шум или сильный вихрь вылетел из его головы. Таким образом он исцелился и, славя Бога, возвратился в свое жилище, полный удивления и признательности своему врачу. (Афонский патерик. Ч. 1. С. 369).

294. Инок, у которого болели глаза, получил исцеление у раки преподобного Саввы; другой инок, проявивший при этом неверие, ослеп

См. также: Кощунство; Наказание; Неверие.

Один инок, у которого болели глаза, со слезами молился у гробницы преподобного Саввы Сторожевского и отер глаза покрывалом с его гробницы. Другой инок при этом сказал с усмешкой: “Вместо исцеления ты только засоришь себе глаза песком.” Тут же болевший исцелился, а высмеивавший его брат ослеп. После слезной молитвы и покаяния и он получил исцеление. (Троицкий патерик. С. 89).

295. Чудесное исцеление преподобным Иовом игумена Досифея

См. также: Видение; Чудо.

Через несколько дней после открытия мощей преподобного Иова Почаевского игумен Досифей заболел “огнем прозельным,” как говорится в книге чудес, “вследствие тяжелых накожных нарывов” так, что “никому из врачей даже и на ум не приходила надежда на его выздоровление.” В это время в праздник Воздвижения прибыла в Почаев “ради всенощного пения и воздаяния иных молитв Господеви” благотворительница обители пани Домашевская и со своей прислугой проводила “ночной покой” в отведенной для нее келии. Вдруг в полночь она слышит поразительное пение в храме, кроме того, необыкновенный свет сиял в его окнах. Домашевская подумала, что иноки совершают всенощное бдение, потому послала свою служанку по имени Анна к церковным дверям, чтобы она узнала и возвестила ей, так ли это? Посланная, действительно, нашла церковные двери отворенными и, когда вошла в храм (“ангельской бо рукой были отверсты двери,” как замечает Досифей), увидела тот же необычайный свет, а посредине — преподобного Иова, совершающего молитву с двумя “прекрасными юношами, имевшими на себе светлое одеяние.” В страхе Анна остановилась и стояла неподвижно. Тогда преподобный “со светолепными юношами” обратился к ней и сказал: “Не бойся, девица, но пойди и позови ко мне игумена обители.” — “Он лежит на смертном одре,” — отвечала Анна. Тогда преподобный подал ей шелковый плат, омоченный в Миро, и велел отнести его к больному. Анна пошла и от имени новоявленного угодника начала звать Досифея в храм у дверей келии. Больной сначала принял это за мечту, но Анна не переставала “стужать старцу, толкуще в двери” и говорить: “Если святыня твоя считает меня за привидение, то пошли хоть служителя своего, чтобы он принял от меня свиток врачевания, данный тебе от блаженного.” Вооружившись крестным знамением, Досифей впустил к себе девицу, взял от нее плат и, помазав “от напоенного Мира” свое тело, вдруг совершенно выздоровел так, что встал с постели и пошел в храм. Но там небесное видение уже прекратилось, и екклесиарх отпирал церковные двери для всенощного бдения. Изумленный Досифей сказал ему: “Что это такое, отче брате, божественной силой совершается в этой святыне?” Екклесиарх, со своей стороны, испугался еще более и отвечал с ужасом: “Что, отче всечестнейший? Я ради великой болезни твоей не пошел к тебе и за благословением, ибо вчера мы оставили тебя едва живым на ложе, а се ты всецел спешишь на утреннее пение.” — “Спешу, — отвечал Досифей, — исполняя веление блаженного отца нашего Иова, он бо с Ангелами в полуночи, когда мы все спали, помолился о моем спасении Пресвятой Деве Богородице, и ангельской рукой вратам отверстым вошла служанка госпожи нашей, которой блаженный отец наш Иов вручил свиток, Миром исполненный, и, сам исцелив меня, немедленно повелел мне идти в церковь, и как ты видишь, теперь у меня нет никакой болезни.” И лишь только екклесиарх отпер церковные двери, Досифей тотчас припал к земле перед ракой блаженного Иова и, воздав Богу благодарение за чудеса, совершаемые преподобным, немедленно приступил к служению всенощного бдения, (Прот. А. Хойнацкий. Волыно-Почаевский патерик. С. 180).

296. Исцеление болящего крестьянина в Глинской пустыни

См. также: Икона; Явление умершего.

В одной из деревень, расположенной в семи верстах от Глинской пустыни, жил бедный крестьянин, имевший жену и детей. Он заболел и не только не работал, но не мог и ходить. Четыре года продолжалась болезнь; бедная его жена, выбиваясь из сил, добывала пропитание семейству. Домашние средства не помогали, а пригласить врача было немыслимо — в то время черствый кусок хлеба считался в доме великой милостью Божией. Поставив себя на место бедной женщины, мы поймем глубину ее скорби. Неоднократно с истерзанным сердцем падала она на колени перед иконами и со слезами молилась Матери Божией об исцелении мужа. Однажды после подобной усердной молитвы она уснула и увидела перед собой благолепного старца, который спросил ее: “Зачем ты так плачешь?” — “Как мне не плакать, батюшка?” — отвечала несчастная и рассказала старцу о своем великом горе. “Не плачь, — сказал ей тогда старец, — а пойди в Глинскую пустынь и попроси игумена в скиту отслужить Богоматери молебен с крестным ходом, и выздоровеет твой муж.” — “Но как же, батюшка, — возразила ему женщина, — ведь у меня нет денег ни копейки.” — “Ты пойди к настоятелю, он добрый, велит отслужить без денег.” — “Имя-то ваше как, батюшка?” — спросила она. “Макарий,” — ответил ей явившийся и стал невидим. Это необычное сновидение так подействовало на женщину, что она, не сказав никому ничего, тотчас отправилась в пустынь. Первым встретился ей в монастыре ризничий иеромонах Гурий. Ему она передала все виденное. Отец Гурий сообщил об этом игумену Иннокентию, и тот благословил безвозмездно исполнить желание просительницы. Началось в скитском храме молебствие с акафистом о здравии болящего. В конце акафиста входит сам болящий крестьянин и начинает усердно молиться. Все, слышавшие рассказ женщины о безнадежном состоянии ее мужа, были изумлены его появлением. Более же всех, конечно, изумилась жена. Ему, как рассказывал после крестьянин, тоже явился во сне отец Макарий, которого он лично знал при жизни. Подойдя к нему, взял его за руку и говорит: “Что же ты лежишь? Вставай и иди в Глинскую пустынь. Жена твоя будет молиться в скиту, молись и ты.” Проснувшись, крестьянин почувствовал возвращение сил, способность к движению, и хотя с трудом, но поспел в скит к окончанию молебна. Обратно в монастырь он сам нес чудотворную икону Богоматери. Какова была радость этих бедных поселян, может понять всякий, испытавший нечто подобное. (Глинский патерик. С. 22).

297. Исцеление Преподобным Сергием расслабленного солдата

См. также: Болезни; Мать; Молитва услышанная.

Один человек рассказывал отцу архимандриту Крониду. “Я, — говорил он, — в свое время по воинской повинности служил в Петербурге в гвардейском полку. Были мы на маневрах под Царским Селом. Стояла ненастная дождливая погода, так что все наши палатки были залиты дождем, даже наши постели подмочило. Когда я ложился вечером спать, то не обратил на это внимания и на мокрой, холодной постели проспал всю ночь. Когда утром проснулся, то у меня руки и ноги сделались бесчувственными. Я весь стал как деревяшка: не владел ни руками, ни ногами. Положили меня в лазарет, где я пролежал целый год, а пользы не получил никакой. Я слезно стал просить милости и помощи у Бога. Вспомнилось мне тогда мое детство, когда я со своей матушкой ходил на богомолье к Преподобному Сергию и когда моя мать, стоя на коленях перед ракой Преподобного, в пламенной молитве и слезах говорила вполголоса угоднику Божию: “Преподобный Сергий, посети нас милостью своей и предстательством своим. Испроси нам милости у Бога во все дни жизни нашей настоящей и Будущей. Батюшка, Преподобный Сергий! Услышь меня, грешную, и сыну моему, отроку Василию, в его нуждах и испытаниях помоги. Посети его и подай ему руку помощи в тяжких болезнях и будь его заступником в этой и Будущей Жизни.” Лежа в постели, всеми оставленный, беспомощный и одинокий, больной, я вспомнил эту материнскую молитву, вспомнил лик Преподобного и, зарыдав, воскликнул: “Угодник Божий, Преподобный Сергий, помоги мне не ради меня, но ради молитв моей усопшей матери, которая при жизни просила тебя о милостивом предстательстве перед Богом за грешную мою душу.” Слезы мои были столь обильны, что я омочил ими всю мою подушку, не переставая мысленно просить и усопшую свою мать, чтобы она там, перед престолом Божиим, воздохнула обо мне, грешном. Вдруг чувствую, что в руках и ногах моих внезапно появилась неизъяснимая теплота. Затем нахожу, что возвращается ко мне осязание, замечаю, что руки и ноги начинают приходить в движение. При этом я осмелился опустить ноги на пол, встал и даже немного попытался пройтись по палате. Иду, а сам не верю в то, что хожу, думаю: “Уж не умер ли я?” Подхожу к двери палаты, там дежурный часовой останавливает меня: “Нельзя.” Тогда я спрашиваю его: “Скажи мне, пожалуйста, я жив или мертв?” Часовой взглянул на меня с недоумением: “Да ты что, с ума сошел? Конечно, жив.” Вернувшись к своей кровати, я опустился на колени и горячо заплакал, благодаря Всемилостивого Бога и Его угодника Преподобного Сергия, посетившего меня своей милостью за молитвы моей матери. Прошло десять лет, и, как видите, я остаюсь, слава Богу, жив и здоров” (Троицкие листки с луга духовного. С. 9).

298. Исцеление Преподобным Сергием женщины, сломавшей руку

См. также: Молитва услышанная.

Варвара Ветлицкая рассказывала о себе следующее: “Весной 1935 года по жизненным обстоятельствам мне необходимо было переселиться из Мытищ в Загорск Московской области. Сюда я приехала с двумя внуками-юношами. Идя с вокзала к Красюковке, я упала, сильно ударилась о землю и, как потом оказалось, сломала правую руку. В больнице мне наложили гипсовую повязку, но я не находила себе места от боли. С юности для меня было привычно прибегать в скорбях и болезнях к Преподобному Сергию. Теперь, прежде чем приступить к систематическому больничному лечению, я упросила внуков отвести меня в храм Петра и Павла к чудотворному образу Преподобного Сергия, перед которым одним из иноков был отслужен молебен. Стоя перед образом Преподобного Сергия, как перед живым угодником Божиим, я воскликнула: “Преподобный Сергий! Неужели я приехала в твой город затем, чтобы сломать руку. Воззри на меня милостиво и своим предстательством перед Богом и Пречистой Его Матерью испроси у Них небесную помощь мне, недостойной. Верую, угодниче Божий, что тебе дана благодатная сила врачевать всякие болезни.” Так молясь Преподобному Сергию, я вдруг неожиданно для себя перестала чувствовать жгучую боль в руке. Не отдавая себе отчета, стала больной рукой налагать на себя крестное знамение. Раньше я не могла этого сделать. Тут только я поняла, что рука моя совершенно здорова. Полагая земной поклон перед образом Преподобного Сергия, я убедилась, что угодник Божий творит великие и дивные чудеса.” (Троицкие листки с луга духовного. С. 7).

299. Исцеление Преподобным Сергием женщины, ослепшей на один глаз

См. также: Молитва услышанная; Явление святого.

Одна жительница города Москвы, Ольга Петровна Блинникова, осенью 1906 года сообщила администрации Троицкой Лавры о знаменательном случае помощи ей в болезни по молитвам Преподобного Сергия Радонежского. В начале декабря у нее вдруг неожиданно заболел правый глаз. Чем дальше шло время, тем больше усиливалась боль. Вскоре этим глазом она перестала видеть и немедленно обратилась к известному профессору по глазным болезням Гуревичу. Тот, осмотрев глаз, заявил, что в нем темная вода и что глаз надо удалять, иначе пострадает и другой глаз, тогда она совсем ослепнет. Больная в горести вышла от профессора. Не зная, что делать, она зашла в Кремль помолиться. Здесь со слезами и сердечным умилением она отслужила молебен перед иконой Божией Матери, именуемой “Нечаянная радость,” и просила Божию Матерь не ради Себя, но ради рожденного Ею Спасителя исцелить ее. Оттуда ее словно само собой повлекло в часовню на Ильинской улице, где она заказала молебен Преподобному Сергию Радонежскому. Придя вечером домой, она, усталая, заснула. И вот видит во сне: входит к ней дивный старец с лицом необыкновенной доброты и ласки и говорит ей: “Не бойся за глаз. Предстательством Божией Матери твой глаз будет здоров.” После этих слов она проснулась. Закрыла здоровый глаз и попробовала посмотреть больным. И что же? При лунном освещении она увидела в комнате все вещи. Тогда она разбудила мужа и радостно сообщила ему о своем сне и о том, что глаз ее прозрел. Муж ее поднялся с кровати, стал ей показывать разные вещи, а Ольга Петровна называла их. Тогда оба супруга окончательно убедились, что глаз действительно исцелен, и в умилении возблагодарили Бога. На другой день исцеленная пошла к профессору, который после осмотра глаза с необычайным удивлением заметил, что глаз совершенно чист. Думая, что вода временно ушла из глаза, профессор просил Ольгу Петровну зайти к нему через неделю, так как, по его словам, иногда бывают случаи временного улучшения. Но и через месяц и потом долгие годы глаз видел нормально, даже лучше, чем здоровый. (Троицкие листки с луга духовного. С. 12).

300. Исцеление слепой девочки преподобным Серафимом Саровским

См. также: Вера; Помощь Божия; Чудо.

“Лет 20 тому назад, — вспоминала достопочтенная жительница Петербурга Елизавета Павловна Иванова, — я отдыхала летом в Кривоезерской женской пустыни Костромской области. Здесь я встретила женщину с девятилетней девочкой. Женщина рассказала: “Это моя дочь Вера, она родилась слепая и была слепой девять лет. Я страдала за нее беспредельно, не зная покоя ни днем ни ночью. Я была с ней у самых лучших глазных врачей, и все говорили мне, что болезнь ее неизлечима. У меня осталась только единственно надежда на помощь Божию и помощь преподобного Серафима. В Саров, к святым мощам угодника Божия, мы прибыли всего две недели тому назад. Всю первую неделю мы не выходили из собора от святых мощей преподобного Серафима и со слезами просили его помощи и предстательства перед Богом о даровании Верочке зрения. Но слезной мольбы нашей преподобный Серафим как бы не слышал. По прошествии недели я решилась вернуться домой. Наняла извозчика, который стоял уже у подъезда гостиницы. Сердце мое разрывалось на части от невыносимой печали, и в то же время я не теряла надежды на помощь Божию и преподобного Серафима. Я взяла Верочку, и в последний раз мы с ней пошли в собор. Здесь я поставила ее перед ракой преподобного Серафима на колени и с рыданием, обращаясь к Верочке, сказала: “Молись, пламенно молись преподобному Серафиму об исцелении твоих глаз. Для него все возможно перед Богом,” — и сама со скорбными слезами просила угодника Божия наполнить мою душу радостью, не отпускать меня и Верочку неутешенными. От скорби во время молитвы я готова была умереть. Вдруг Верочка закричала на весь собор: “Мама, вижу! Мама, я вижу!” И в порыве радости стала прикасаться ко всему блестящему: к раке святых мощей, к святому кресту, Евангелию. Все ее поражало и интересовало. Своего состояния я не могу передать словами. Я радовалась с дочкой, а с ней радовались все, кто был в храме, и от умиления плакали, славили Бога и преподобного Серафима.” Когда мать закончила свой дивный рассказ, я подошла к Верочке, чтобы увидеть ее чудные глаза, которые горели, как драгоценный изумруд.” (Троицкие листки с луга духовного. С. 76).

301. Исцеление болящей и слепой женщины преподобным Серафимом

См. также: Видение; Молитва услышанная; Помощь Божия.

В 1903 году, в год открытия мощей преподобного Серафима Саровского, — сообщает о себе жительница Сергиева Посада Анна Георгиевна Заботина, — я с нетерпением ожидала наступления 19 июля — дня памяти преподобного. Сама я в это время переживала большое несчастье. 9 лет уже прошло, как я пребывала в беспомощном состоянии по причине неожиданной слепоты, поразившей меня. 20 июля 1903 года моя дочь Татьяна Петровна со своим семейством собрались ко всенощной. И я просилась с ними пойти в храм Божий, но дочь сказала: “Ты нас свяжешь своей слепотой.” Мои слезные мольбы не тронули ее сердца. Она с детьми ушла в храм, так и оставив меня одну в доме. Скорбь моя была беспредельна. Кроме слепоты, я страдала еще болезнью позвоночника, что мучило меня нестерпимо. Когда нужно было сесть или встать, то движения причиняли мне острую боль. Оставшись дома одна, я с большим трудом села возле двери, ведущей внутрь дома, и горько-горько заплакала. Свою неописуемую скорбь я мысленно стала рассказывать Серафиму, как живому, и молила его, чтобы он не покинул меня, забытую даже самыми близкими. В безграничной печали я погрузилась в тонкий сон: вижу себя находящейся в обители Преподобного Сергия на паперти Троицкого собора перед образом Божией Матери “Всех скорбящих радость.” Будто бы и во сне я горько плачу. В западную дверь паперти, вижу, входит преподобный Серафим. Лик его преисполнен небесной красоты и неописуемой доброты. Приблизившись ко мне, он с отеческой любовью благословил меня и сказал: “Радость моя! Буди милость Господня с тобой по вере твоей.” Я упала перед ним на колени и, заливаясь слезами, воскликнула: “Батюшка, преподобный Серафим! Молю тебя и прошу, помилуй меня, не лиши меня отеческой своей великой милости. Утешь меня дарованием зрения, хотя бы несовершенным, чтобы я могла видеть под ногами своими дорожку и ходить в храм Божий без помощи других.” Видение кончилось. Я пришла в себя. И чувствую: глаза мои ясно видят, а спина не болит, Я легко встала с порога, свободно вошла в дом. На божнице я увидела святую икону преподобного Серафима, склонилась перед ним, как перед живым, и, заливаясь слезами, благодарила его за беспредельное милосердие ко мне, грешной и недостойной. Радость моя была столь велика, что описать ее словами невозможно. Когда вернулась моя дочь с детьми от всенощной, я встретила их со слезами счастья и сказала, что все вижу совершенно ясно. При этом поведала им о явлении мне преподобного Серафима и исцелении. Все целовали меня и поздравляли. Когда первые минуты общей семейной радости прошли, дочь и внуки стали меня экзаменовать: интересно было, как я вижу. Они подносили разные предметы, чтобы я их называла, говорила, какого они цвета. Семейные скоро убедились в моем дивном и чудесном исцелении. На другой день я одна, без посторонней помощи ходила в храм Божий, где и отслужила благодарственный молебен Спасителю, Божией Матери и преподобному Серафиму, моему чудному исцелителю.” (Троицкие листки с луга духовного. С. 78).

302. Исцеление святым великомучеником Пантелеймоном еврея, болевшего раком желудка

См. также: Болезни; Вера; Рак; Чудо.

Лет 20 тому назад молитвами святого великомученика Пантелеймона получил исцеление от неизлечимой болезни Григорий Моисеевич Кальманович, еврей, принявший после того Святое Крещение. О его дивном исцелении сообщил священник села Гагина Владимирской губернии отец Петр Елхимов, который и крестил исцеленного. Григорий Моисеевич Кальманович, по профессии парикмахер, много лет страдал от рака пищевода. Лечение ему не помогало. Болезнь все усиливалась, и он, в конце концов, вовсе не мог принимать твердой пищи. В 1927 году он со своей женой поехал в Москву к профессору одной из московских клиник. После тщательного осмотра профессор сказал жене больного: “Вашему мужу остается жить самое большое две недели. Никаких лекарств я ему не прописываю, так как все уже бесполезно. Поезжайте домой и покоритесь судьбе.” Проезжая обратно из клиники на Ярославский вокзал по Никольской улице мимо часовни святого великомученика Пантелеймона, больной вдруг говорит жене: “Я хочу сюда зайти.” Та стала отговаривать его. “Это христианский храм, — возражала она, — противный нашей религии. Поедем прямо к вокзалу.” Но больной, не обращая никакого внимания на замечание жены, сказал ей: “Я непременно хочу побывать здесь.” Он вошел в часовню, где в это время совершался общий молебен. Больной подошел к иконе святого великомученика Пантелеймона, опустился на колени и весь молебен простоял так в слезах. Затем подошел к иконе с пламенным чувством веры, приложился к ней и, обращаясь к жене, сказал: “Ты знаешь, я совершенно здоров. У меня ничего не болит. Сейчас же возвращаемся в клинику, и я буду просить переосвидетельствовать меня.” Профессор, услышав о возвращении больного, вспылил и велел сказать ему, что он никогда не ставит вторичного диагноза. Тогда больной стал усердно просить, чтобы, по крайней мере, ассистент профессора произвел осмотр. Ассистент, найдя пациента вполне здоровым, доложил об этом профессору, который с саркастической улыбкой сказал своему помощнику: “Я вижу, что или больной сошел с ума, или вы.” Но ассистент, в свою очередь, убедительно просил профессора еще раз осмотреть больного, так как случай был из ряда вон выходящий. После осмотра на лице профессора отразилось немое удивление. Он сказал своему ассистенту: “Да, действительно, этот больной совершенно здоров.” Причину этого чуда знал один только Кальманович, он помнил, что его дивным целителем был небесный врач, святой великомученик Пантелеймон. По возвращении домой Кальманович немедленно направился в храм с непреодолимым желанием принять Крещение. Священник села Гагина, Петр Елхимов, подготовил его к Таинству и крестил. Новокрещеный, как рассказывал отец Петр, после совершения над ним Крещения весь пламенел верой и любовью к Богу и заявил открыто, что он готов, если бы потребовалось от него, за Христа положить и жизнь свою. (Троицкие листки с луга духовного. С. 82).

Исцеление бесноватого.

См. также: Беснование. №№ 17, 19; Осуждение пресвитера. № 690; Смирение. № 1043.

303. Авва Виссарион исцелил бесноватого, повелев ему встать и освободить его место в храме

См. также: Беснование.

Однажды в скит был приведен беснующийся. О нем совершили молитву в церкви, но бес не выходил из него, потому что был жесток. Клирики говорили между собой: “Что делать нам с этим демоном? Никто не в состоянии изгнать его, кроме аввы Виссариона, но если мы будем просить его об этом, то он даже не придет в церковь.” Потом решили посадить беснующегося на его место в церкви. Когда войдет авва Виссарион, решили братия, встанем на молитву и скажем ему: “Авва! Вели встать и брату.” Они так и сделали. Когда старец пришел рано утром в церковь, они, встав на молитву, указали на брата. Старец, ничего не подозревая, прорек: “Встань и пойди отсюда,” — и немедленно демон вышел из больного, который стал здоровым. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 80. № 9).

304. Исцеление бесноватой женщины в Почаеве

См. также: Беснование.

19 января 1870 года собор Почаевской Успенской Лавры доносил Его Высокопреосвященству, что солдатка Екатеринославской губернии Ростовского уезда Екатерининской волости села Екатериновка Ирина Васильевна Волошинова, от роду 37 лет, одержимая беснованием уже шестнадцатый год, бывшая во многих святых местах с мольбой об освобождении ее от злого духа, но нигде не получившая исцеления, прибыв 27 декабря 1869 года в Почаевскую Лавру, 14 января 1870 года, по милости Божией, совершенно освободилась от духа беснования. Обстоятельства ее болезни и исцеления следующие. Прибыв в Почаевскую Лавру в сопровождении своего пятнадцатилетнего сына Михаила, Ирина Волошинова хотя и присутствовала при богослужениях в лаврских церквах, но шла туда по принуждению, часто сопротивлялась до того, что ее приводили силой несколько человек. В самой же церкви она постоянно издавала неистовый крик, ни на кого не смотрела и только в стенаниях произносила разные несвязные слова, ругательства и хулы, покушаясь даже ударить кого-нибудь, особенно служащих, но ее удерживали. В сильных припадках она падала на землю, кричала, чем возбуждала к себе сострадание. Она обращала на себя внимание еще и потому, что находившийся в ней бес вел разговор мужским голосом. Столь явное озлобление врага рода человеческого возбуждали в лаврской братии особенное усердие к молитвенному возношению об исцелении страждущей при всех церковных службах и в особенности перед чудотворной иконой Божией Матери и перед нетленными мощами преподобного отца нашего Иова. После исповеди больную причастили Святых Тайн, и иеромонах Иоанникий, как чередной Пещерной церкви, по совету и благословению наместника Лавры начал совершать над больной первоначально освящение воды, а потом и Таинство Елеосвящения с чтением заклинательных молитв святого Василия Великого, что исполнено было 11, 12 и 13 января после литургии. Во время этих священнодействий, особенно во время помазания елеем больная так бесновалась, что несколько дюжих мужчин не могли удержать ее. Наконец, 14 января, по совершении над ней водоосвящения, когда при чтении заклинательных молитв не без усилий она была помазана елеем от лампад Божией Матери и преподобного Иова, бес с криком: “Куда мне выйти?” —· поверг женщину на землю и начал мучить её до того жестоко, что она казалась мертвой. На грудь ей положили копию чудотворной иконы Божией Матери, а на лицо — честный крест. Через некоторое время, после страшных припадков лицо ее приняло надлежащий вид, она встала, начала креститься, молиться и благодарить Господа и Пречистую Его Матерь за явленное ей милосердие. (Прот. А. Хойнацкий. Волыно-Почаевский патерик. С. 206).

К

Карьеризм.

См. также: Клевета. № 312.

Келия.

См. также: Безгневие. № 12; Безмолвие. № 13; Демонские козни. № 228; Монах. №№ 521, 523; Терпение. № 1131; Трапеза (обед). № 1148.

305. Пребывание в келии приводит монаха к должному жительству

См. также: Терпение; Уединение.

Брат сказал авве Арсению: “Что мне делать? Меня возмущают помыслы. Они мне внушают: ты не можешь ни поститься, ни трудиться, посещай хотя бы больных, ибо и это — дело любви.” Но старец, зная козни демонов, посоветовал: “Ешь, пей, спи, только келии своей не оставляй.” Ибо он знал, что терпение в келии приводит монаха в должное расположение. Когда брат провел три дня безвыходно, то утомился, но взяв немного молодых прутьев, расщепил их и тут же стал плести. Почувствовав голод, он сказал себе: “Вот еще осталось немного прутьев, когда закончу с ними, тогда поем.” А когда окончил плетение, сказал: “Пропою несколько псалмов, и тогда уже можно будет поесть.” Таким образом при содействии Божием он преуспевал мало-помалу, пока не вошел в должный порядок. И получив силу над помыслами, побеждал их. (Древний патерик. 1874. С. 147. № 32).

Клевета.

См. также: Вера. № 123; Дерзновение. № 241; Молитва праведника. № 489; Надежда. № 591; Целомудрие. № 1197.

306. Зная о клевете, распускаемой о нем, святитель Иоанн Златоуст не обращал на нее никакого внимания

Когда святитель Иоанн Златоуст стал Патриархом, то он обратил особое внимание на благоустройство в церковном клире. Добрых из клира поощрял и утверждал в добре, а злых наказывал и обличал. Вследствие этого его очень любили добрые и ненавидели злые. Жившие худо особенно невзлюбили святого за то, что он их беззаконные дела выводил наружу, а некоторых из них отлучал от Церкви. И вот эти злые клирики из мести стали распространять о Патриархе худую молву, хулили того, кто достоин был одних похвал. Иоанн знал о клевете, но как он к ней отнесся? Не обращал на нее никакого внимания, предоставив все суду Божию. И вышло так: чем более хулили Иоанна его враги, тем более разрасталась добрая слава о нем. До клеветы он был славен лишь в своем Отечестве, а после прославился и в далеких странах, и многие люди из этих стран приходили в Царьград затем, чтобы видеть его и насладиться слышанием его высокого учения. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 178).

307. Старец Пафнутий был оклеветан в краже и три недели добровольно нес епитимию; через три недели клеветник стал бесноватым, признался в клевете на Пафнутия и был исцелен по его молитвам

См. также: Беснование; Молитва праведника; Смирение.

Авва Кассиан рассказывал: “У Великого Исидора, пресвитера скитского, был некто Пафнутий, диакон, которого он за добродетель хотел сделать пресвитером, чтобы тот стал его преемником после смерти. Тот же не принял рукоположения из благоговения, но остался диаконом. Вот этому, по злоумышлению врага, позавидовал некто из старцев. Когда все находились в церкви на молитве, он, выйдя, подбросил собственную книгу в келию аввы Пафнутия и возвестил авве Исидору, что кто-то из братьев украл его книгу. И удивился авва Исидор: никогда не случалось такого в скиту. Старец, подбросивший книгу, сказал ему: “Пошли двух отцов со мной, чтобы мы обыскали келии.” Наконец, в келии аввы Пафнутия книгу находят и приносят ее пресвитеру в церковь. Авва Пафнутий творит раскаяние пресвитеру перед всем народом, говоря: “Я согрешил, дай мне епитимию.” В течение трех недель он не должен был общаться с братией, а приходить каждый раз в церковь, падать перед всем народом и говорить: “Простите меня, я согрешил!” По прошествии же трех недель он принят был в общение, и тотчас старец, оклеветавший его, сделался одержим бесом и начал признаваться: “Я оклеветал раба Божия.” Когда была о нем молитва всей церкви, то он не уврачевался. Тогда Великий Исидор говорит при всех авве Пафнутию: “Помолись за него, ибо ты оклеветан был и только тобой он уврачуется.” Когда Пафнутий помолился о нем, старец немедленно стал здоровым. (Древний патерик. 1874. С. 368. № 28).

308. Оклеветавшая авву Макария женщина не могла разрешиться от бремени, пока не призналась в клевете

См. также: Блуд; Терпение.

Авва Макарий рассказывал о себе: “Когда я был молод и жил в келии в Египте, меня сделали клириком в селе. Не желая быть клириком, я убежал в другое место. Ко мне приходил благочестивый мирянин, брал мое рукоделие и доставлял мне все нужное. По диавольскому искушению одна девица в том селе впала в любодеяние. Когда она зачала, ее спрашивали, кто виновник этого? Она отвечала: “Отшельник.” Тогда пришли и взяли меня, навесили мне на шею закопченных горшков и ручек от посуды и водили меня по улице, били и кричали: “Этот монах растлил нашу девицу, возьмите его, возьмите!” — и избили меня едва не до смерти. Подошел один старик и сказал: “Долго ли вам бить этого монаха-странника?” А мирянин, служивший мне, шел за мной, пристыженный, и его много ругали, говоря: “Вот отшельник, которого ты хвалил! Что он сделал?” Родители девицы говорили: “Мы не отпустим его, пока не представит нам поручителя, что будет кормить ее.” Я попросил служившего мне мирянина, и он поручился за меня. Возвратившись в свою келию, я отдал ему корзины, сколько было, и сказал: “Продай и отдай моей жене на пропитание.” И говорил потом самому себе: “Макарий! Нашел ты себе жену, теперь тебе надобно побольше работать, чтобы кормить ее.” Работал я день и ночь и посылал ей. Когда же пришло время несчастной родить, то она много дней мучилась и не могла разродиться. Тогда она призналась: “Я оклеветала отшельника и ложно обвинила его. Не он сделал это, а такой-то юноша!” Служивший мне мирянин пришел ко мне с радостью и сказал: “Та девица не могла родить, пока не призналась, что ты не виноват и что она солгала на тебя. Все село хочет с почестью идти сюда и просить у тебя прощения.” Услышав об этом и избегая беспокойства от людей, я встал и убежал сюда, в скит. Вот первая причина, по которой я пришел сюда!” (Достопамятные сказания. С. 138).

309. Девица, впавшая в грех, оклеветала чтеца; в течение десяти дней она не могла разрешиться от бремени, пока ни призналась в клевете и оклеветанный чтец ни помолился за нее

См. также: Блуд; Мужество; Твердость.

Дочь одного пресвитера в Кесарии Палестинской пала и научена была своим соблазнителем оклеветать чтеца этого города и на него переложить весь свой срам. Когда она забеременела, отец стал расспрашивать ее, и она назвала чтеца. Услышав это и придя в смущение, пресвитер донес епископу; тот немедленно созвал церковный совет. Призвали чтеца и стали допытываться, как было дело. “Клянусь, — отвечал чтец, — что не имею к этому никакого отношения; я не повинен даже и в помысле о ней. Если же вам хочется, чтобы я сказал то, чего на самом деле не было, то — виноват.” Когда он сказал это, епископ отрешил его от должности чтеца. После этого тот заключился в нечистую келию и стал вести жизнь крайне суровую, припадая ко Христу с сокрушенным сердцем, со многими слезами и стенаниями. “Ты знаешь, Господи, мои дела, — говорил он, — Ты Сам защитник оклеветанных, недоступный никакому обману, ибо всякая неправда тебе неугодна и весы правды Твоей всегда склоняются на сторону справедливости. Итак, Твоему Праведному и неизменяемому Суду предстоит открыть и мою правду.” Между тем, как юноша прилежно молился и с терпением пребывал в посте, приближалось время родов, а когда оно настало, то начал свершаться и Праведный Суд Божий, который подверг клеветницу жестокому и нестерпимому страданию. Безмерные стенания, несказанные муки, страшные видения ада терзали несчастную: младенец из-за своей величины не выходил из чрева. Прошел день, другой, муки становились все несноснее, разрастались с каждым днем, наконец, настал и самый тяжкий — седьмой день. Несчастная от сильных мучений была при смерти. В эти дни она и пищи не принимала, и сна нисколько не было, но вслед за болезненными родами, по молитвам юноши, преклонилось, наконец, сердце грешницы и лжесвидетельницы. Признание ее сопровождалось жалобными воплями: “Увы мне, несчастной! Мне предстоит погибнуть, мне, отягченной двумя грехами — клеветой и блудом. Погубила я свое девство и отдалась на позор, меня осквернил другой, а я обвинила чтеца.” А между тем она не переставала мучиться. Наступил восьмой, потом девятый день, покрывший несчастную глубочайшей тьмой неутихающих мук. Ее сильные вопли стали невыносимы и для окружающих, они решили оповестить епископа, что вот уже девятый день, как такая-то признается, что она напрасно обвинила чтеца, потому и не может родить, что оклеветала его... Епископ сам решился пойти в келию, где находился чтец. Когда он постучал в дверь, чтец не хотел ему отпирать. Епископ долго простоял за дверью, наконец, приказал снять двери. Когда вошли внутрь, застали юношу в усердной молитве, простертого на земле. Епископ после долгих увещаний поднял его и сказал: “Брат, чтец Евстафий! По смотрению Божию клевета открыта, молитвы твои услышаны, сжалься же над согрешившей перед тобой, которая измучилась от тяжких страданий, прости ей грехи, ибо по твоим молитвам она терпит это. Скажи ко Господу, да разрешит ее от бремени.” Когда же достопочтенный чтец усердно помолился вместе с епископом, несчастная тотчас освободилась от мук, родила дитя и стала просить всех, чтобы простили ей беззаконие ради молитв праведника, которого с тех пор за мужество все ставили в чине мучеников. Ибо, сложив с себя все заботы, он взошел на такую высоту добродетели, что удостоился духовного дара. Я это написал, чтобы никто за клевету не попал в сети врага и не подвергся несносным страданиям в этой жизни, как случилось с упомянутой лжесвидетельницей, и по отрешении от плоти, чтобы не был предан мукам вечным и нескончаемым, ибо клеветник гневит Бога. А кто, будучи оклеветан, терпит благодушно и молитвой достигает обнаружения клеветы, ожидая Праведного Суда Божия, тот, подобно этому чтецу, увенчанному Христом, и здесь, насколько возможно, прославится и удостоится вечных венцов. (Лавсаик. С. 286).

310. Авва Никон был оклеветан в блуде и три года нес покаяние, пока злой дух не напал на человека, виновного в грехе и научившего оклеветать отшельника; виновный признался в церкви, и все просили прощения у аввы Никона

См. также: Покаяние.

Брат спросил отца: “Как диавол искушает святых?” Старец отвечал: “В горе Синайской жил один отец, по имени Никон. И вот некто пришел в хижину фаранита, застал его дочь одну и пал с ней. Потом он научил ее: “Скажи, что отшельник, авва Никон, сделал это с тобой.” Когда отец узнал о случившемся, то взял меч и пошел к старцу. Как только он постучал, старец вышел. Но только фаранит поднял меч, чтобы умертвить старца, рука его сделалась сухой. Фаранит пошел и рассказал о том пресвитерам. Они послали за старцем. Старец пришел. Они избили его и хотели выгнать, но он начал просить: “Бога ради оставьте меня здесь, чтобы мне покаяться.” Пресвитеры отлучили его на три года и повелели, чтобы никто не ходил к нему. Старец три года провел в покаянии, ходил каждый воскресный день каяться в церковь и упрашивал всех: “Помолитесь обо мне.” Наконец, злой дух начал мучить того, кто сложил вину на отшельника. Он признался в церкви: “Я совершил грех и научил оклеветать раба Божия.” Тогда весь народ пошел и пал перед старцем: “Прости нас, авва!” Старец сказал им: “Простить прощу вас, но жить с вами больше не хочу. Среди вас не нашлось никого, кто бы имел столько рассудительности, чтобы сжалиться надо мной.” Таким образом, авва Никон удалился.” Старец в конце добавил брату: “Видишь, как диавол искушает святых?” (Достопамятные сказания. С. 179).

311. Свою чистоту старец доказал тем, что горящие угли, положенные в его одежду, не попалили ее

См. также: Блудница; Девство; Соблазн; Чудо.

Однажды некий монах шел на службу. На пути встретила его блудница и сказала: “Спаси меня, отче, как и Христос спас блудницу.” Монах, несмотря на то, что его могли осудить, взял ее за руку и прошел с ней через весь город. Народ видел это и говорил: “Монах взял себе в жены блудницу!” Когда они шли в монастырь, женщина увидела около церкви брошенного младенца и взяла к себе, чтобы его воспитать. Прошел год, теперь уже бывшую блудницу видели с ребенком на руках и говорили: “Хороша монахиня, вот и монаха родила от старца, и ребенок очень похож на него.” Когда же инок получил от Бога откровение о своей смерти, он позвал к себе бывшую блудницу, а теперь инокиню Порфирию, и сказал ей: “Пойдем в Тир, там мне необходимо быть, и я хочу, чтобы ты шла со мной.” Порфирия пошла, с ней был и воспитанный ею, теперь уже семилетний отрок. Когда они пришли в город, старец уже сильно разболелся. В это время навестить его собрались сто человек жителей. Старец сказал: “Принесите огонь.” Принесли жаровню, наполненную горящими углями. Старец взял их в полы своей одежды и сказал окружающим: “Знайте, братие, что, как купина Моисеева горела и не сгорала и как эта одежда моя сохранилась невредимой, так и я со дня своего рождения и до этого времени не познал греха женского и сохранил свое девство.” Все удивились, увидя на старце одежду, совершенно не тронутую огнем, и прославили Бога, имеющего у Себя таких тайных святых рабов. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 873).

312. Наказание оклеветавших святителя Филиппа, Митрополита Московского

См. также: Карьеризм; Наказание хулителей.

Когда приступили к следствию над оклеветанным митрополитом Московским Филиппом, митрополичьих бояр взяли под стражу и пытали, но этим путем ничего не добыли к обвинению праведника. После этого послали в Соловецкий монастырь Филиппова недоброжелателя — епископа Пафнутия — с архимандритом Феодосием, князем Василием Темкиным, диаконом Пивовым и военным конвоем. Посланные расточали сначала инокам деньги, ласки и обещания, а потом — угрозы, но безуспешно: никто не отважился на лжесвидетельство. Тогда Пафнутий употребил хитрость и прельстил игумена Паисия обещанием епископского сана, а Паисий, в свою очередь, увлек нескольких монахов, и все они поспешили в Москву, выдумывая на святого обвинения. На суде праведник встретил своего преемника в соловецком игуменстве Паисия, клеветавшего на него. С сожалением посмотрев на ослепленного честолюбца, он заметил ему, что злое сеяние не принесет доброго плода. После мученической кончины святитель Филипп переселился в небесные обители, чтобы принять от Подвигоположника Христа венец мученика. Суд Божий отяготел над гонителями и клеветниками. Несколько дней спустя Малюта Скуратов был тяжело ранен, злобный пристав Кобылий — против воли пострижен в монахи и заточен на каменный остров. Честолюбивый Паисий — сослан на Валаам. Соловецкие монахи, участвовавшие в клевете, были разосланы по разным монастырям и дорогой одни из них умерли от жестоких болезней, а другие обезумели. Из епископов, угодников Иоанна, Пимен Новгородский был сослан в Тулу, где умер в заточении, а Филофей Рязанский лишен архиерейства. Иоанн Грозный до конца жизни не находил себе покоя и сам для себя был наказанием. (Соловецкий патерик. С. 61).

Клирик.

См. также: Воздаяние праведникам и грешникам. № 147.

Клятва.

См. также: Богородица. № 75.

313. О том, что не следует ни давать неразумных клятв, ни исполнять их

Однажды пришлось мне (Иоанну Мосху, — Ред.) быть во святом граде. Ко мне пришел один христолюбец и сказал: “У меня с братом произошла небольшая ссора, и он не хочет мириться со мной. Уговори его, пожалуйста.” Я с радостью согласился и, пригласив брата, стал склонять его к любви и миру. Казалось, мои слова произвели на него впечатление. В конце концов он признался: “Не могу я примириться с ним! Я поклялся крестом.” Улыбнувшись, я сказал: “Твоя клятва имеет такое же значение, как если бы ты сказал: “Клянусь Честным Крестом Твоим, Христе, что я не стану исполнять Твоих заповедей, но буду творить волю врага Твоего, диавола...” Мы не только не должны упорствовать в своих дурных решениях, но должны каяться и скорбеть о том, что мы задумываем дурное против себя самих, как говорит богоносный Василий. Если бы Ирод покаялся и не упорствовал в своей клятве, он не совершил бы великого злодеяния, обезглавив Предтечу Христова.” В заключение я опять воспользовался изречением святителя Василия, которое он заимствовал из Евангелия, о том, как Петр противоречил Господу, когда Он хотел омыть ноги святого Петра. (Луг духовный. С. 265).

Клятва неразумная.

См. также: Родители. № 958.

Клятвопреступление.

314. Чудесная помощь мученика Мины еврею, обманутому клятвопреступником христианином, побудившая еврея принять христианство

См. также: Обман; Помощь небесная.

В городе Александрии жили неподалеку друг от друга христианин и еврей-купец. Между ними была большая дружба. Однажды купец, отправляясь в дальний путь на торговлю, оставил христианину ковчег с золотом на хранение. Прошло довольно много времени, он возвратился домой и прежде всего, в благодарность за хранение золота, послал христианину дары. Тот дары принял, но про себя подумал: “Дары-то твои я возьму, а золота все-таки не отдам.” Затем посоветовался с женой, и оба они решились на обман, что, дескать, не брали у еврея золота. Рассудили, что если бы они христианина обокрали, тогда бы другое дело, а из-за жида в ответе перед Богом не будут. Когда утром купец пришел к христианину и потребовал свое золото, тот клятвенно уверял, что золота у него не брал. Долго они спорили между собой, наконец, еврей сказал: “Слышал я о святом мученике Мине, что он великие дела творит и наказывает неправедно клянущихся; пойдем же в его церковь и там поклянись мне, что не брал у меня золота.” Пошли. Дорогой купец опять стал уговаривать христианина: “Ну уж делать нечего, возьми себе сколько хочешь из моего золота, а остальное отдай мне, только не клянись.” Христианин сказал: “Ты, как жид, недостоин войти в церковь.” — “Если недостоин, я стану вне церкви, ты же, войдя внутрь, клянись мне.” И затем, преклонив колена, еврей воскликнул: “Боже, сподобивший меня подойти к церкви святого мученика Мины, Ты Сам будь свидетелем между мной и христианином в этот час. Святой Мина, рассуди между мной и христианином!” Христианин же произнес обещанную клятву в церкви, и после этого оба отправились в обратный путь. Вдруг, конь, на котором ехал христианин, чего-то испугался, сбросил с себя седока, и в это время у него выпал из кармана ключ от ковчега, в котором хранилось золото. Поднявшись с земли, христианин долго искал ключ, но не найдя его, сел опять на коня и поехал, думая: “Вот в том, что я упал с коня, и все мне наказание за ложную клятву.” Когда же они, продолжая путь, приехали в одно местечко, то остановились на торжище, купили пищи и стали есть. Тут еврей сказал: “Почему это я верю святому Мине, когда слышу о его чудесах, сам же я ни одного чуда от него не видел? Лучше бы мне не принуждать христианина к клятве, и он бы, может быть, понемногу золото мое возвратил. Впрочем, возложу надежду мою на Бога.” Когда они так сидели, вдруг появился раб христианина, держа в руках ковчег с золотом купца. Христианин ужаснулся и спросил раба: “Откуда ты явился и зачем принес сюда ковчег?” Раб отвечал: “Я послан к тебе от твоей жены исполнить то, что ты ей приказал.” — “Да что же я приказал?” Раб сказал: “Сегодня явился к твоей жене сидящий на коне неизвестный славный воин и, держа в руках ключ, спросил ее: “Знаешь ли ты этот ключ?” Она сказала: “Знаю.” — “Возьми его, ибо муж твой, умоляя, послал к тебе сказать, чтобы ты скорее передала ему ковчег, потому что он тяжко мучается в церкви святого.” Так, заключил раб, я исполнил, что ты велел. А если не веришь, то вот тебе и ключ, который дал воин моей госпоже.” Тогда купец, взяв свое золото, с радостью воскликнул: “Велик и Бог, и святой мученик Его Мина! Дивна вера христианская, и всякий надеющийся на Тебя, Господи, и на помощь Твою и силу святых Твоих не постыдится. С этого дня и я буду христианином.” Затем он отдал третью часть золота в церковь святого Мины и крестился со всем своим семейством. Христианин же в церковь святого Мины отдал половину своего имения, остался при этой церкви и до конца жизни оплакивал свои грехи. Скончался же он в покаянии, получив прощение грехов от святого мученика Мины. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 787).

315. За клевету человек был наказан слепотой

См. также: Исцеление; Наказание.

Однажды к святителю Евтихию, Патриарху Константинопольскому (+582 г.), пришел слепец. “Давно ослеп?” — спросил его Патриарх. “Уже год,” — ответил недужный. На вопрос, отчего случилась болезнь, слепец рассказал следующее: “Я судился с одним человеком и, чтобы выиграть дело, согрешил — подтвердил иск ложной присягой. Дело-то я выиграл, но зато вскоре после того ослеп. Помолись за меня, угодниче Божий!” Святой сжалился над несчастным, сотворил о нем молитву, и Господь послал слепцу прозрение. Настоящий случай с клятвопреступником да будет всем спасительным уроком: суд человеческий можно обмануть клятвопреступлением и лжесвидетельством, но Бога обмануть нельзя, и суд Божий строго наказывает призывающих всуе имя Божие. (Четьи-Минеи. Апрель).

316. Сребролюбивый клятвопреступник был предан бесам и признался, где спрятал присвоенное серебро

См. также: Наказание; Сребролюбие.

Два человека — Иоанн и Сергий — из великого города Киева дружили между собой. Однажды пришли они в Печерскую церковь, Богом нареченную, и увидели свет, ярче солнечного, на чудной иконе Богородицы и вступили в духовное братство. Спустя много лет разболелся Иоанн, а у него оставался пятилетний сын Захария. Вот больной призвал игумена и отдал ему все свое имущество для раздачи малоимущим, а сыновнюю часть, тысячу гривен серебра и сто гривен золота, дал Сергию, да и самого малолетнего сына своего, Захарию, отдал на попечение другу, как верному брату, и завещал: “Когда сын возмужает, отдай ему золото и серебро.” Когда исполнилось Захарии 15 лет, захотел он взять у Сергия отцовское наследство. Сергий же, уязвленный диаволом, задумал придержать богатство и жизнь с душой погубить. Он сказал юноше: “Отец твой все имение отдал Богу. У Него проси своего золота и серебра: Он тебе должен, может быть, и помилует. А я ни твоему отцу, ни тебе не должен ни одной златницы. Вот что сделал с тобой отец своим безумием! Все свое имущество он раздал в милостыню, а тебя оставил нищим и убогим.” Выслушав это, юноша затужил о своем лишении и стал молить Сергия, чтобы тот хотя бы половину отдал ему, а другую оставил бы себе. Сергий же жестокими словами укорял его отца и его самого. Захария просил третьей части, даже десятой. Наконец, видя, что он лишен всего, сказал Сергию: “Приди поклянись мне в Печерской церкви перед чудотворной иконой Богородицы, возле которой вы с отцом побратались.” Тот поклялся, что не брал тысячи гривен серебра и ста гривен золота, хотел поцеловать икону, но не мог приблизиться к ней. Пошел к двери и вдруг стал кричать: “Святые Антоний и Феодосий! Не велите убивать меня этому немилостивому и молитесь Госпоже Пресвятой Богородице, чтобы Она отогнала от меня это множество бесов, которым я предан. Пусть берут золото и серебро: оно запечатано в моей клети.” И страх напал на всех. С тех пор никому не разрешали клясться перед той иконой. Послали в дом к Сергию, взяли запечатанный сосуд и нашли в нем две тысячи гривен серебра и двести — золота: так удвоил Господь милостивым подателям. Захария же отдал все деньги игумену Иоанну, чтобы употребил их по своему усмотрению, сам же постригся в Печерском монастыре, где и закончил жизнь. (М. Викторова. Киево-Печерский патерик. С. 75).

317. Наказанный и раскаявшийся клятвопреступник

См. также: Богородица; Блуд; Венчание; Видение; Наказание; Обман.

Московский протоиерей Иван Григорьевич Виноградов, священствовавший при храме святой Параскевы Пятницы, что в Охотном ряду, из своей пастырской практики вспомнил такой случай. “В моем приходе, — говорил он, — жило благочестивое купеческое семейство, в котором был единственный сын, любимец отца и матери. Когда ему исполнилось двадцать лет, в семье одной благочестивой вдовы он познакомился с ее, тоже единственной, дочерью, имевшей среднее образование и отличавшейся редкостной красотой. Девушка была бедна состоянием, но богата благочестием и добрыми душевными качествами. Молодой человек стал у них бывать и, видимо, увлекся девицей. Первоначально его визиты были благородны, но со временем девушка стала жаловаться матери на то, что молодой человек, когда они остаются наедине, позволяет себе в обращении с ней разные нескромности. Благородная мать, охраняя достоинство своей дочери, при первом удобном случае высказала молодому человеку, что она свободного обращения со своей дочерью не потерпит, и просила его больше к ним не приходить. Молодой человек со слезами стал уверять мать, что он так привязан к ее дочери и сердце его полно такой любви, что он жить без нее не может и погибнет от отчаяния, если перед ним закроют двери их дома. Тогда мать сказала ему: “Коли моя дочь действительно нравится вам, я не против того, чтобы она была вашей женой. Но вы повенчайтесь!” Молодой человек, видимо, готов был исполнить желание матери и повенчаться. Но в то же время стал уверять, что он только через год может сочетаться с невестой церковным браком, в чем и дал матери честное и благородное слово. “Только ради Бога разрешите мне, — продолжал он, — бывать у вас, как жениху вашей дочери.” Мать подумала и ответила: “Я только тогда позволю вам бывать в нашем доме, когда вы в первый же воскресный день со мной вместе согласитесь пойти в кремлевский Успенский собор, где перед святой чудотворной Владимирской иконой Божией Матери дадите клятву исполнить свое обещание.” На это предложение он охотно согласился. И в первый же воскресный день, стоя на коленях перед чудотворным образом Богоматери, в присутствии вдовы дал следующую клятву: “Владычице, клянусь перед святым Твоим образом, как перед живой, что я через год исполню свое обещание свято и женюсь на девице, избранной мной. Если же я этого не исполню и окажусь клятвопреступником, тогда Ты, Матерь Божия, иссуши меня до основания.” После этой великой и страшной клятвы молодой человек стал бывать у вдовы, как родной, а через год молодая девица разрешилась от бремени мальчиком. В первое время молодой человек, будучи отцом ребенка, приходил каждый день, затем посещения его стали все реже и реже и, наконец, совсем прекратились. Мать и дочь были в неописуемом горе. В довершение своего ужаса и беспредельного несчастья, мать и дочь узнали, что юноша женится на другой. Его соблазнило чуть ли не миллионное приданое второй невесты. Думая составить себе земное счастье с богатой женой, он забыл самое главное: счастье не в деньгах, а в благословении и помощи Божией, которых он лишился через свое клятвопреступление и вероломство. В чаду своего призрачного, безумного счастья он мечтал, что жизнь его будет обеспечена до смерти. Но суд Божий стерег его. В день свадьбы молодой человек почувствовал себя нехорошо. У него появилась слабость, которая не покидала его. Он стал худеть не по дням, а по часам и постепенно сделался живым скелетом, слег в постель и буквально иссох. Ничто не могло его утешить. Душа его была полна неописуемой скорби и тоски. Находясь в такой беспредельной печали, однажды среди бела дня он видит, как в комнату входит величественная дивная Жена, исполненная великой славы. Вид Ее был строгим. Она подошла к нему и сказала: “Клятвопреступник, ты за свое безумие достоин этого наказания. Покайся и принеси плоды покаяния.” Своей рукой Она прикоснулась к его волосам, и они выпали на подушку, а Сама Жена стала невидимой. После того больной тотчас же пригласил к себе своего духовного отца, с великим плачем во всем покаялся ему, а затем к смертному одру позвал своих родителей. В их присутствии он подробно рассказал духовнику всю историю своего увлечения бедной девицей, о своей клятве перед Владимирской иконой Божией Матери и о явлении ему в этот день дивной и величественной Жены, в Которой он признал Царицу Небесную. В заключение он со слезами просил отца и мать, чтобы они проявили великое милосердие к обманутой им девушке, младенцу, рожденному от него, и вдове, обеспечили их на всю их жизнь. На другой день, утром, меня снова пригласили к нему. Больной был напутствован Таинствами Причащения и Елеосвящения. С каждой минутой он слабел. Прочитан был, наконец, Канон на исход души. Все молились и плакали. Вдруг больной воодушевился, силился приподняться и с чувством радости тихо-тихо, но ясно произнес: “Вижу Тебя, Владычице мира, грядущую ко мне, но взор Твой не строгий, а милостивый,” — и с этими словами скончался.” (Троицкие листки с луга духовного. С. 109).

Книга гадательная.

См. также: Чародейство. № 1210.

Книги душеспасительные.

См. также: Болезни. № 105; Милостыня выше собирания книг. № 460; Нестяжательность. № 669.

318. О чтении душеспасительных книг

Некто спросил мудреца: “Зачем ты постоянно читаешь книги, в которых содержится учение о Божестве и обязанностях человека? Ведь ты уже несколько раз их читал?” Мудрец сказал: “Зачем ты сегодня требуешь пищи? Ведь ты вчера ел?” — “Я делаю это для того, чтобы жить.” — “И я читаю для того, чтобы жить,” — ответил мудрец. Видно, по представлению мудреца, как для жизни тела ежедневно требуется материальная пища, так и для души ежедневно нужна пища духовная. (Цветник духовный. Ч. 1. С. 28).

319. О любви Сальвии к изучению душеспасительных книг

Сальвия была весьма учена, любила божественные книги и ночи обращала в дни, употребляя на освещение множество масла, и перечитывала все сочинения древних толковников, в числе которых было три миллиона объяснительных стихов Оригена, двести пятьдесят тысяч Григория, Пиерия, Стефана, Василия и других ученых. Она не пробегала их только, как бывает, но с большим вниманием прочитывала каждую книгу раз по семь или восемь. Благодаря этому, освободившись от лжеименного знания, она сперва окрылилась благодатью Божией, потом силой духовных слов и благих надежд, сделав себя духовной птицей и пролетев сквозь мрак этой жизни, воспарила ко Христу, чтобы принять от Него бесконечные награды. (Лавсаик. С. 293).

320. О чтении душевредных книг

Некогда египетский царь велел написать над входом основанной им библиотеки “Лекарство для души.” В наше время, напротив, есть книги, которые смело можно назвать ядом для души и которые должно удалять от нее точно так же, как мы удаляем со своего стола вредные или отравленные яства, потому что чтение для души то же, что питание для тела. Как тело, принимая пищу, обращает ее в соки и кровь, так душа питается, проникаясь впечатлениями и мнениями, почерпнутыми в книгах. (Цветник духовный. Ч. 1. С. 126).

Книга еретическая.

321. Божия Матерь не вошла в келию, в которой хранилась еретическая книга

См. также: Богородица.

Пресвитер Кириак, служивший в находившейся близ Иордана Каламонской Лавре, повествует: “Видел я во сне Жену, благоговейную образом, одетую в багряницу, и с ней двух мужей. Они стояли около моей келии. В Жене я узнал Пресвятую Богородицу, а в сопутствовавших Ей — Иоанна Крестителя и евангелиста Иоанна. Радуясь такому посещению, я бросился к стопам Ходатаицы мира и стал просить Ее, чтобы Она вошла в мою келию и в ней сотворила молитву обо мне к Богу. Но Она не соглашалась. Когда же я со слезами не переставал умолять Ее, Она сказала мне: “В келии ты держишь Моего врага, как же ты хочешь, чтобы Я пошла к тебе?” С этими словами Она удалилась, и видение кончилось. Пробудившись от сна, я начал скорбеть и размышлять: кто же может быть врагом Пресвятой Богородицы в моей келии? Сам себя я ни в чем не считал виноватым против Нее, а другого никого не было. Долго предаваясь скорби, я, наконец, вздумал развлечь себя чтением бывших у меня книг, и в конце одной из них нашел поучение еретика Нестория, который осужден на Третьем Вселенском Соборе за то, что называл Пресвятую Деву не Богородицей, а Христородицей, утверждая, будто от Нее родился простой человек, а не Бог во плоти. Тут только я понял, кто был в моей келии врагом Пресвятой Богородицы. Взяв книги, я тотчас снес их брату, которому они принадлежали, рассказал ему свое видение и, исполняясь ревности, при нем же вырезал и сжег листы, заключавшие лжеучение Нестория. Пусть же не будет с этих пор в моей келии врага Пресвятой Богородицы!” (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 88).

Князь тьмы (диавол).

322. Преподобный Антоний Великий видел огромного великана, который стремился бросать души человеческие в озеро

См. также: Ад; Видение; Диавол; Памятозлобие; Праведник.

Антоний Великий рассказал нам следующее: “Целый год молился я, чтобы мне были показаны места праведных и грешных. И вот увидел я огромного черного великана, который поднимался до облаков и доставал руками до неба; под ним было озеро, величиной с море. Потом увидел я человеческие души, они летали, как птицы. Те, которые перелетали через руки и голову великана, были охраняемы Ангелами. А те, которых он ударял своими руками, падали в озеро. Дошел до меня голос: “Те, кого ты видишь перелетающими через голову и руки великана, — это души праведников; Ангелы охраняют их в раю. А те, кого черный великан ударяет руками, погружаются в ад, потому что увлеклись пожеланиями плоти и предались памятозлобию.” (Лявсаик. С. 89).

Коварство.

См. также: Зависть. № 278; Предательство. № 887.

Колдовство.

См. также: Чародейство. №№ 1210, 1216.

Кончина грешника.

См. также: Молитва за умерших. № 477; Церковь. № 1208.

323. За душой умирающего богача явились черные всадники, и когда он стал призывать Господа, они сказали ему, что уже поздно

Некий старец пришел однажды в город для продажи корзин своего изготовления. Распродав их, он сел — совершенно ненамеренно — у входа в дом некоего богатого человека, который уже умирал. Сидя тут, старец увидел черных коней, на которых были черные и страшные всадники. Каждый из этих всадников держал огненный жезл в руке. Когда они достигли дверей дома, спешились, оставив лошадей у входа, а сами, один за другим, поспешно вошли в дом. Умирающий богач, увидя их, воскликнул громким голосом: “Господи! Помоги мне.” А они сказали ему на это: “Теперь-то вспомнил ты о Боге, когда солнце померкло для тебя? Почему же до этого дня не взыскал ты Его, пока светил для тебя день? Но ныне, в этот час, уже нет тебе части ни в надежде, ни в утешении.” (Еп. Игнатий. Отечник. С. 527, № 161).

324. Нерадивый брат в час смерти видел страшного дракона, которому он был отдан на съедение

См. также: Молитва; Смертный час.

.”..В мой монастырь поступил вслед за своим братом и более по необходимости, чем по собственной воле, один весьма неспокойный инок по имени Феодор. Ему тяжело было, если кто-то говорил что-нибудь о его спасении, потому что он не только не мог делать добро, но и слышать о нем не хотел. Феодор клятвой, гневом и насмешками свидетельствовал, что никогда не хотел святой монашеской жизни. Во время язвы, которая истребила значительную часть жителей города, он заболел и приближался уже к смерти. При последнем издыхании Феодора сошлись братия сопровождать молитвой его исход. Тело его стало уже холодеть в конечностях, и в одной только груди сохранилась жизненная теплота. Братия тем ревностнее молились, чем яснее видели его близкий конец. Вдруг он закричал к предстоящим громким голосом, прервав их молитву: “Отойдите, отойдите, я отдан на съедение дракону, но он не может пожрать меня по причине вашего присутствия. Мою голову он уже проглотил, дайте ему возможность, чтобы он не мучил меня, но сделал со мной, что хочет. Если я отдан ему на съедение, то зачем из-за вас терплю замедление?” Тогда братия стали успокаивать его: “Что это ты говоришь, брат? Положи на себя знамение святого креста.” С великим криком он отвечал: “Хочу перекреститься, но чешуя дракона препятствует мне.” Услышав об этом, братия простерлись на земле со слезами и стали еще усерднее молиться об его избавлении. Вдруг больному стало лучше, и он воскликнул: “Благодарение Богу! Дракон, намеревавшийся пожрать меня, бежал. Отгоняемый вашими молитвами, он не мог стоять здесь. Молитесь только за мои грехи, потому что я готов раскаяться и совсем оставить мирскую жизнь.” Таким образом, человек, который, как сказано было, стал уже холодеть, был сохранен для жизни, чтобы всем сердцем обратиться к Богу. После того, изменив свои мысли, он долго подвизался с сокрушением сердца, и тогда только душа его разрешилась от тела.” (Свт. Григорий Двоеслов. Собеседования о жизни италийских отцов. С. 333).

325. Богач Хрисаорий при смерти видел страшных духов, готовых схватить его, и просил об отсрочке, которая не дана была ему

“Хрисаорий был в этом мире человеком весьма богатым, но обладавшим столькими же пороками, сколько было у него имущества: надменный и гордый, преданный пожеланиям своей плоти, корыстолюбивый и жадный к богатству. Но Господь определил положить конец его порокам и поразил его телесной болезнью. Хрисаорий приблизился к смерти и перед тем самым моментом, как душе выйти из тела, ясно увидел черных и страшных духов, которые стояли перед ним и готовы были схватить его душу, чтобы отнести ее в адскую темницу. Он затрепетал, побледнел, громко стал просить об отсрочке, страшным и смущенным голосом звал своего сына Максима, которого я, будучи уже в монашестве, видел монахом: “Максим, я тебе никогда не делал ничего худого, поддержи меня своей верой.” Встревоженный Максим тотчас прибежал, с плачем и трепетом собралось и все семейство. Злых духов, от которых он так сильно страдал, домашние не могли видеть, но узнали об их присутствии из смущения, бледности и трепета больного. От страха перед их черными лицами Хрисаорий метался по постели, ложился на левый бок, и не мог удалить их от взора, поворачивался к стене, но и там они были. Стесненный ими до чрезвычайности, он отчаялся уже освободиться от них и стал громким голосом кричать: “Отсрочку, хоть до утра! Хоть до утра!” Но во время этого крика душа была взята из тела. Из этого очевидно, что такое видение было не столько для него, сколько для нас, чтобы оно принесло пользу нам, которых ожидает еще долготерпение Божие. Ибо какую пользу принесло ему то, что он видел перед смертью мрачных духов, а отсрочку, которую просил, не получил?” (Свт. Григорий Двоеслов. Собеседования о жизни италийских отцов. С. 335).

326. Умирая, монах-лицемер поведал, что он предан на съедение дракону

См. также: Лицемерие; Наказание.

Один монах пользовался большим почетом. Внешне он был добр и казался благонадежным во всех своих действиях. Но на самом деле жил совсем не так, как казалось, — об этом свидетельствовал конец его жизни. Перед братией он выглядел постящимся, но имел обыкновение есть тайно. От приключившейся болезни он приблизился к смерти. При кончине он позвал к себе всех братии, живших в монастыре. Те надеялись услышать что-нибудь великое и утешительное от умирающего, по их мнению, великого мужа. Но в смущении и трепете он должен был сознаться, какому врагу предан при смерти. Умирающий говорил: “Когда вы думали, что я пощусь вместе с вами, я тайно ел, и вот теперь предан дракону, который своим хвостом опутал мои колени, а голову сунул в мой рот и высасывает из меня душу.” С этими словами он умер. Дракон, которого он видел, не ждал, пока он освободится от него покаянием. Очевидно, он имел видение только для пользы слушателей. Он не избежал врага, которому так явно был предан. (Свт. Григорий Двоеслов. Собеседования о жизни италийских отцов. С. 337).

Кончина грешницы.

См. также: Непослушание. № 654.

Кончина детей.

См. также: Вера. № 126; Кончина детей. № 327; Молитва неразумная. № 479; Сквернословие. № 1007; Скорбь об умерших. № 1012; Супруги. № 1119.

327. В момент кончины девочки душа ее “блеснула” к Небу

См. также: Воля Божия; Неверие; Пресвитер.

Покойный ныне священник одной из московских церквей отец Николай Смирнов с величайшей горечью, как своего рода семейное несчастье, переживал совершенное неверие в Бога своей жены. У них родилась дочь Мария, чудный ребенок, по душе и по виду подобный Ангелу. Когда Марии исполнилось 5 лет, она от отца не отходила ни на шаг. Для нее величайшим удовольствием было участвовать во всех его молитвах, сопровождать в храм и вместе с ним возвращаться из храма. Добрые уроки отца Николая благотворно действовали на юную чистую душу. Девочка, развивавшаяся телесно и духовно не по летам, была радостью и утешением родителей и всех родных. Когда ей исполнилось 7 лет, она неожиданно заболела, появился сильный жар. Пригласили доктора, который сказал, что у нее дифтерит в острой форме. Прошло три дня, и доктор сообщил отцу Николаю, что девочка безнадежна. Мать Марии была в отчаянии, и отец Николай боялся, что она не перенесет смерти дочери. Сам священник, как истинный слуга Божий, верил, что все совершается промыслительно. Наступил роковой час смерти девочки, выразившийся в ее предсмертных судорогах. Видя отчаяние матери, умирающая сказала: “Мама! Не проси у Бога и не желай мне продолжения жизни. Я в ней сгорю,” — и скончалась. В момент исхода души мать промыслительно увидела, как от тела почившей, подобно молнии, отделилось точное ее подобие и “блеснуло” к Небу. Этот момент был решающим в обращении жены отца Николая к Богу. Она вдруг стала верующей и такой, что после смерти дочери заменила ее в неотлучном сопровождении отца Николая в храм и из храма. С ним она участвовала в его домашней молитве, сделавшись истинной спутницей его жизни. (Троицкие листки с луга духовного. С. 106).

Кончина лжеправедника и праведника.

328. Душу отшельника-лжеправедника, почитаемого всем городом, исхитил со многими муками демон; за душой же странника-монаха были посланы Архангелы и святой пророк Давид с гуслями

См. также: Лжеправедник.

Брат спросил старца: “Имя спасает или дело?” Говорит ему старец: “Дело. Знаю я, что однажды молился брат и пришел ему такой помысл, что пожелал он видеть души грешника и праведника, разлучающиеся с телом. Бог же не восхотел огорчить его в желании. Пошел этот брат в один город. Когда же он сидел вне города у монастыря, в этом монастыре некий великий по имени Отшельник был болен и ожидал своего часа. И видит брат большой запас свечей и лампад, приготовленных для него, и весь город плачет о нем, потому что Бог как бы только ради его молитв давал всем хлеб и воду и будто весь город Господь спасал ради него. “Если же случится с ним что-нибудь, все мы, — говорили граждане, — умрем.” Когда же настал час смерти, то наблюдающий брат увидел адский тартар с огненным трезубцем и услышал голос: “Так как душа его не утешила меня ни одного часа, и ты ее не милуй, владей его душой, ибо не получит покоя вовеки.” И тот, к кому относилось это повеление, опустил огненный трезубец в сердце подвижника, долго мучил его и исхитил его душу. После этого вошел брат в город плача. Вдруг видит брата-странника на площади. Тот лежал больной, и не было никого, кто бы позаботился о нем; и пробыл брат возле него один день. Во время его успения брат видел Архангелов Михаила и Гавриила, пришедших за его душой. Один сел с правой стороны, другой — с левой, звали его душу, желая взять ее. Когда же она не хотела оставить тело, Михаил сказал Гавриилу: “Восхить ее, и пойдем.” Говорит ему Гавриил: “Повелено нам от нашего Владыки взять ее безболезненно, поэтому не можем принуждать ее.” Возгласил же Михаил голосом великим: “Господи, что изволишь о душе этой, поскольку не хочет она выходить?” Пришел же к нему голос, говорящий: “Посылаю Давида с гуслями и всех поющих, чтобы она, услышав сладкопение их голосов, вышла с радостью, чтобы не принуждать ее.” И когда сошлись все и окружили душу и воспели песни, душа пришла на руки Михаила, и вознесена была с радостью.” (Древний патерик. 1874. № 45. С. 420).

Кончина мученика.

329. С чувством невыразимой радости и непоколебимой твердости святой Пахомий Афонский принял мученическую смерть

См. также: Мужество; Мученик; Радость мученика.

Когда преподобномученику Пахомию сообщили, что турецкое правительство решило умертвить его, он с чувством невыразимой радости, прославляя Бога, выслушал эту весть и следующую ночь провел в славословии и молитвенном подвиге. Утром, когда представили его в суде, чтобы вынести окончательное решение, Пахомий с прежним дерзновением исповедал Господа Иисуса, за что и был отдан исполнителям смертного приговора. Когда повлекли его, связанного, на место казни, множество турок и христиан следовали за ним. Турки неистовствовали над страстотерпцем, оплевывая и понося его, а христиане шли, чтобы видеть его блаженную кончину. Когда святой Пахомий, достигнув места смерти, в тайной молитве за всех преклонил колена, палач не хотел его обезглавливать и шептал ему, чтоб он не губил напрасно своей жизни, а отрекся от Христа и наслаждался земным блаженством, которое предоставляет ему Магомет и его верные рабы. “Делай то, что тебе приказано, — отвечал святой Пахомий, — и не теряй напрасно времени!” Святая голова дивного страстотерпца была отсечена! Таким образом, Пахомий получил славный венец мученичества: святые мощи его через три дня были взяты христианами и с честью погребены. (Афонский патерик. Ч. 2. С. 146).

Кончина праведника.

См. также: Болезни. № 105; Вера. № 127; Кротость. № 368; Подвижник. № 758; Прозорливость. № 914.

330. Отшельник, предвидя свою кончину, пригласил поселянина, попросил вырыть могилу, лег в нее и мирно скончался

Двое отшельников жили близ обители аввы Феодосия в Скопеле. Старец скончался, и ученик его, совершив молитву, похоронил его в горе. Прошло несколько дней. Ученик отшельника спустился с горы и, проходя мимо селения, встретил человека, трудившегося на своем поле. “Почтенный старец, — обратился он, — сделай милость, возьми свой заступ и пойдем со мной.” Земледелец пошел за ним. Взошли на гору. Отшельник указал мирянину на могилу своего старца и сказал: “Копай здесь!” Когда тот вырыл могилу, отшельник встал на молитву и, окончив ее, спустился, лег над своим старцем и отдал душу Богу. Мирянин, зарыв могилу, вознес благодарение Господу. Сойдя с горы на такое расстояние, как может упасть брошенный камень, сказал сам себе: “Я должен был бы принять благословение от святых!” Подвернувшись, он уже не мог найти их могилу, (Луг духовный. С. 110).

331. Святой Иоанн Молчальник видел, что душу странника приняли Ангелы и вознесли ее на Небо с псалмопением

См. также: Ангелы.

Святой Иоанн Молчальник возымел желание видеть, как разлучается душа с телом, и, когда просил об этом Бога, был восхищен умом во святой Вифлеем и увидел на паперти церкви умирающего странника. После кончины странника Ангелы приняли его душу и с песнопениями и благоуханием вознесли на Небо. Тогда святой Иоанн захотел наяву своими глазами увидеть, что это действительно так. Он пришел в святой Вифлеем и убедился, что в тот самый час действительно преставился этот человек. Облобызав его святые останки, он положил их в честной гроб и возвратился в свою келию. (Палестинский патерик. С. 17).

332. Умирая, авва Иосиф увидел диавола и повелел ученику подать жезл; видя это, диавол исчез

См. также: Демонские козни; Ревность.

Поведали: “Когда авва Иосиф Панефосский кончался, сидели у него старцы. Посмотрев на дверь, он увидел диавола, сидевшего у двери. Тогда, подозвав своего ученика, авва сказал ему: “Подай жезл. Он думает, что я состарился и не могу с ним справиться.” Ученик исполнил просьбу. Авва взял жезл, и старцы увидели, что диавол, в образе собаки, протиснулся в дверь и исчез.” (Еп. Игнатий. Отечник. С. 304. № 9).

333. Пресвитер Исидор видел, что душе умирающего Захарии отворились врата Царствия Небесного

Поведал авва Пимен: “В то время, как умирал брат Захария, авва Моисей спросил его: “Что видишь?” Захария отвечал: “Авва! Не лучше ли умолчать об этом?” Моисей сказал: “Умолчи, сын мой.” В час смерти Захарии сидел у него авва Исидор, пресвитер, и, воззрев на Небо, сказал: “Веселись, Захария, чадо мое! Тебе отворились врата Царствия Небесного.” Тогда Захария испустил дух; он погребен был отцами в скиту. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 133. № 6).

334 В час кончины авва Арсений плакал и говорил, что страх, ощущаемый им сейчас, пребывает с ним с того времени, как он стал монахом

См. также: Молчание; Страх перед смертью.

Когда приближалась кончина аввы Арсения, его ученики пришли в смятение. А он говорил им: “Еще не настал час, когда же настанет, скажу вам. Но я буду судиться с вами на Страшном Суде, если вы отдадите кому-либо мои останки.” Они сказали: “Что же нам делать? Мы не знаем, как похоронить тебя.” Старец отвечал им: “Неужели не знаете, как привязать к моей ноге веревку и тащить меня на гору?” Старец обыкновенно говорил: “Арсений, для чего ты ушел из мира? После долгих бесед ты часто раскаивался, а после молчания — никогда.” Когда приблизилась его кончина, братия увидели, что старец плачет. Они его спрашивают: “Правда ли, что и ты, отец, страшишься?” Он им отвечает: “Правда. Нынешний мой страх всегда был со мной, с самого начала времени, как я сделался монахом.” И, таким образом, он почил. (Достопамятные сказания. С. 25. № 40).

335. Предсмертное признание аввы Памвы о своей жизни в пустыне

См. также: Молчание; Самоукорение; Труд.

Рассказывали об авве Памве. Приближаясь к смерти, в самый час своей кончины он говорил стоявшим около него святым мужам: “С того времени, как, придя в эту пустыню, построил себе келию и поселился в ней, не помню, чтобы когда-либо я ел иной хлеб, кроме приобретенного своими руками, и никогда не раскаивался в словах, которые говорил когда-либо, даже до сего часа. А теперь отхожу к Богу так, как будто еще и не начинал служить Ему.” (Достопамятные сказания. С. 288. № 8).

336. К умирающему авве Сисою явились святые Антоний, пророки, Апостолы, Ангелы, но он просил, чтобы оставили его на покаяние; затем ему предстал Господь, и он скончался, просияв, как солнце

См. также: Покаяние.

Рассказывали об авве Сисое. Перед его смертью, когда около него сидели отцы, лицо его просияло, как солнце. И он сказал: “Вот пришел авва Антоний.” Немного погодя: “Вот пришел лик пророков.” И лицо его заблистало еще светлее. Потом он сказал: “Вот вижу лик Апостолов.” Свет лица его усилился, и он с кем-то разговаривал. Тогда старцы стали спрашивать его: “С кем ты, отец, беседуешь?” Он отвечал: “Пришли Ангелы взять меня, а я прошу, чтобы на некоторое время оставили меня для покаяния.” Старцы сказали ему: “Ты, отец, не имеешь нужды в покаянии.” Он отвечал им: “Нет, я уверен, что еще и не начинал покаяния.” А все знали, что он совершен. Вдруг опять лицо его заблистало, подобно солнцу. Все пришли в ужас, а он говорит им: “Смотрите, вот Господь. Он говорит: “Несите ко Мне избранный сосуд пустыни,” — и тотчас предал дух и был светел, как молния. Вся храмина наполнилась благоуханием. (Достопамятные сказания. С. 250. № 12).

337. Перед своей кончиной авва Агафон был восхищен на Суд Божий и трепетал, не зная, угодны ли его дела Богу, и испустил дух с радостью

См. также: Смирение; Суд Божий.

Когда настало время кончины аввы Агафона, он пробыл три дня без движения, лежал с открытыми глазами и смотрел в одном направлении. Братия толкнули его, сказав: “Авва! Где ты?” Он отвечал: “Предстою суду Божию.” Братия сказали ему: “Отец! Неужели и ты боишься?” Он отвечал: “Хотя я старался всеусиленно исполнять заповеди Божии, но я человек и не знаю, угодны ли мои дела Богу.” Братия допытывались: “Неужели ты не уверен, что твои дела благоугодны Богу?” Старец отвечал: “Невозможно удостовериться мне в этом прежде, нежели предстану Богу, потому что суд Божий — это одно, а человеческий — это другое.” Когда братия хотели задать еще один вопрос, он сказал им: “Окажите любовь, не говорите со мной, потому что я занят,” — и тут же испустил дух с радостью. Братия видели, что он кончился, как бы приветствуя своих возлюбленных друзей. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 61. № 25).

338. Авва Иоанн Колов умирал с радостью, как бы возвращаясь на родину

Когда авва Иоанн отходил из этой жизни, отходил в радости, как бы возвращаясь на родину. Смятенные братия окружили одр его, они убедительно просили его, чтобы он в духовное наследство оставил им какое-либо особенно важное наставление, которое споспешествовало бы удобнейшему достижению ими христианского совершенства. Он вздохнул и сказал: “Никогда я не исполнял своей воли и никогда не учил тому, чего сам прежде не сделал.” (Еп. Игнатий. Отечник. С. 297. № 48).

339. Умирая, благочестивый старец был полон радости

Один благочестивый старец, достигнув глубокой старости, слег, наконец, на смертный одр. Братия окружили его и горько плакали о разлуке. Старец же, напротив, был полон радости и, открыв глаза, тихо улыбнулся, помолчав немного, опять улыбнулся и через несколько минут тишины улыбнулся в третий раз. “Мы плачем, а ты смеешься,” — сказали ему братия. “Да, — отвечал старец, — смеюсь. И в первый раз я улыбнулся тому, что все вы боитесь смерти, в другой — тому, что вы не готовы к ней, а в третий — что иду от трудов на покой.” (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 94).

340. Душу нерадивого монаха сопровождали на Небо Ангелы; праведник же не был удостоен этого; прозорливому старцу было открыто, что Ангелы не явились к подвижнику потому, что при кончине он был утешен многими родственниками

См. также: Ангелы; Прозорливость.

Поведал некий старец. Два брата жили по соседству с ним. Один — странник, другой — туземец. Иноземец жил немного нерадиво, туземец был великим подвижником. Настало время, и иностранец скончался в мире. Прозорливый старец, сосед их, увидел множество Ангелов, сопровождавших его душу. Когда он приблизился ко входу на Небо, на вопрос о нем пришел голос свыше: “Ясно, что он был немного нерадив, но за странничество его отворите ему вход в Небо.” После этого скончался и туземец, и собрались у него все его знакомые. Старец увидел, что Ангелы не пришли для сопровождения его души, и удивился. Упав ниц перед Богом, он спросил: “Почему иноземец, живший нерадивее, сподобился такой славы, а этот, будучи подвижником, не удостоен ничем подобным?” И последовал ответ: “Подвижник, умирая, видел своих плачущих родственников, и этим душа его была утешена, а странник хотя и был нерадив, но не видел никого из своих. Находясь в таком состоянии, он плакал сам, и Бог утешил его.” (Еп. Игнатий. Отечник. С. 524. № 115).

341. Кончина преподобного Никона Радонежского

Преподобному Никону Радонежскому в предсмертном видении было показано место его будущего упокоения: вместе с Преподобным Сергием. Перед смертью он произнес сам в себе: “Изыди, душа, туда, где тебе уготовано место, гряди с радостью — Христос призрит тебя.” (Е. Поселянин. Московский патерик. С. 30).

342. Предсмертная молитва и блаженная кончина голгофского иеросхимонаха Иисуса

Однажды иеросхимонах, служивший больному старцу иеросхимонаху Иисусу, тайно через скважину посмотрел на больного и увидел, что, проводив из келии иноков, старец встал с одра, преклонился на колена посреди келии и начал молиться со слезами Богу и Пресвятой Богородице, призывая и святых угодников, и в молитве этой часто поминал устроенную им святую киновию и братию. После молитвы он лег на одр и перекрестился. Через несколько минут опять встал с одра и на коленях молился Господу с воздетыми руками: “Господи, Боже мой! Благодарю Тебя, что призрел на мое смирение и сподобил меня скончаться в православной вере в Тебя, в исповедании и в исполнении заповедей Твоих! Прими, Владыко Преблагий, в мире дух мой, а Твоих рабов, которых во едино стадо через меня, грешного, собрал, сохрани...” Непродолжительна была эта молитва добродетельного подвижника, и он лег на одр. В эти минуты лицо умирающего изменилось, с устремленным к небу взором оно сияло необъяснимым спокойствием и радостью. Он пребывал уже недвижим, в молчании, будто бы с кем-то душевно беседовал. Вдруг старец прервал свое молчание восклицанием: “Благословен Бог отцов наших! Если так, то уже не боюсь, но в радости отхожу от мира сего!” С этими словами в келии появился необыкновенный свет, разлилось великое благоухание и слышен был пресладкий голос многих неизвестно где поющих псаломскую песнь: “я ходил в многолюдстве, вступал с ними в дом Божий со гласом радости и славословия празднующего сонма” (Пс. 41:5). В эту минуту блаженный на своем одре совершенно обратился лицом вверх, ноги вытянул, руки положил на персях крестообразно, и душа его отлетела в обители небесные, куда постоянно стремилась в течение всего своего земного странствования. (Соловецкий патерик. С. 130).

343. Игумен Филарет Глинский видел сияние на небе и душу преподобного Серафима, возносимую Ангелами на Небо

См. также: Ангелы.

Ночью 2 января 1833 года после утрени, стоя на крыльце своей келии, отец Филарет Глинский увидел сияние на небе и чью-то душу, с пением возносимую Ангелами на Небо. Долго смотрел он на это чудное видение. Подозвав к себе некоторых братий, оказавшихся тут, показал им необыкновенный свет и, подумав, сказал: “Вот как отходят души праведных! Ныне в Сарове почил отец Серафим.” Видеть сияние сподобились только двое из братии. После узнали, что, действительно, в ту самую ночь скончался отец Серафим. (Глинский патерик. С. 91).

344. Глинский схимонах Евфимий умирал со слезами радости

См. также: Любовь к Богу; Слезы радости.

Когда Глинский старец схимонах Евфимий приближался к кончине, он просил напутствовать его Святыми Таинствами. Просьба была исполнена: над ним совершили Таинство Елеосвящения и Святого Причащения. По принятии Тела и Крови Христовых он сидел на коечке, мирно ожидая своего переселения в иной мир, При светлой улыбке из его глаз лились слезы. Один из братии по своей простоте спросил отходящего старца: “Батюшка, что вы плачете, разве и вы боитесь умирать?” Старец, посмотрев на него с приятной улыбкой, сказал: “Чего мне бояться? Идти к Отцу Небесному и бояться! Нет, брат, я, по благости Божией, не боюсь, а слезы, что ты видишь, это слезы радости. Столько лет душа моя стремилась ко Господу, а теперь приближается желанное время, — я скоро предстану Тому, к Которому всю мою жизнь стремилась моя душа, и увижу Его, вот слезы и текут.” Мирно пребывая в сердце с любимым Господом Иисусом, он скоро испустил последний тихий вздох, с которым его блаженная душа оставила земное многотрудное тело и потекла к любимому Господу со страхом и радостью. (Глинский патерик. С. 242).

345. Вифанский инок Авель был извещен о своей кончине митрополитом Платоном

См. также: Видение; Кротость; Праведник; Явление умершего.

Среди братии Вифанского скита проживал инок, отец Авель. По своей кротости он воистину был подобен своему небесному покровителю, праведному Авелю. Он имел простоту ребёнка, незлобие — голубя, нищету — великую. Свою келию он никогда не запирал, да и взять там было нечего. На кровати вместо матраца лежала рогожа, а вместо одеяла — какие-то лохмотья. Подушкой ему служил мешок, набитый соломой. Белья у него в запасе никогда не было. Данное ему из рухольной белье изнашивалось обычно до основания. Потому он, будучи звонарем, нередко ходил звонить, так казалось многим, без белья, в одном рваном ватном подряснике. Здоровье его явно хранил Господь за молитвы святителя Божия митрополита Платона. Видеть его всегда было приятно, потому что сам облик его, благодатный и светлый, вносил в душу приятное ощущение. Из редкой скромности Авель по наставлению Иисуса, сына Сирахова, не учащал ноги своей к другу своему, боясь наскучить ему. Лишь в крайнем случае и только к немногим братьям он приходил по какой-либо особой необходимости. Раз в начале августа 1826 года в келию отца Авеля по делу вошел иеромонах отец Валериан. Встречая его, отец Авель с неописуемой детской радостью громко спросил: “Батюшка, отец Валериан! Разве с вами не встретился сейчас Владыка, митрополит Платон? Он только что вышел от меня, сказав: “Авель, потерпи еще немного, и ты будешь вместе с нами ровно через две недели.” Владыка был в лиловой рясе с панагией на груди и в шапочке. Лицо его было столь милостиво и благостно, что словом передать невозможно. Благословив, он вышел от меня перед твоим приходом.” Через двенадцать дней после этого разговора отец Авель заболел. Его напутствовали Святыми Тайнами, особоровали и отправили в земскую больницу, где он через два дня скончался. (Троицкие листки с луга духовного. С. 30).

346. Предсмертное видение монаха Израиля

См. также: Видение.

Блаженной памяти отец Израиль, монах Черниговского скита, что близ Сергиевой Лавры, за свою истинно монашескую жизнь сподобился и блаженной райской кончины, как об этом рассказывает братия скитской больницы. Перед самой своей смертью он подозвал к себе больничного служителя и с восторженным лицом сказал ему: “Ах, что я вижу, дорогой брат Василий! Вот в палату входят святители, а за ними великое множество иноков. И какие они все светлые и прекрасные. Вот они приближаются ко мне. О, какая радость! О, какое счастье!” Брат Василий отвечал: “Батюшка! Я никого не вижу.” Когда он и все присутствовавшие взглянули на отца Израиля, он был уже мертв. В момент смерти он сподобился посещения всех тех святителей и преподобных, к которым прибегал в своих молитвах всю свою жизнь и всегда молитвенно призывал на помощь. (Троицкие листки с луга духовного. С. 32).

347. Старец, умирая, видел светлого Ангела

См. также: Ангел.

Иеромонах Троице-Сергиевой Лавры отец Мануил, служивший при храме Петроградского подворья, сообщил: “Однажды часов в десять вечера позвали меня напутствовать одного больного старца. Лицо его было светло и приятно, и весь он дышал благочестивым чувством преданности воле Божией. После исповеди я поспешил приобщить его, так как он был очень слаб, а соборован он был еще раньше. По принятии Святых Христовых Тайн он сделал мне знак, чтобы я подошел к нему. Лицо его сияло светом радости. Когда я приклонил ухо к его устам, он тихо спросил меня, показывая вдаль: “Батюшка! Видите ли вы Ангела светлого, блистающего, как молния?” Я сказал, что ничего не вижу. Он употребил последнее усилие, чтобы сотворить крестное знамение и скончался.” (Троицкие листки с луга духовного. С. 101).

348. Два светоносных юноши причастили благочестивых путников перед смертью

См. также: Видение; Молитва; Причастие.

Лет 40 тому назад в одном духовном журнале был напечатан рассказ странника. “Однажды зимой, — рассказывает он, — я зашел для ночлега на постоялый двор. Хозяйка, накормив меня ужином, постлала спать на полатях, говоря, что там мне будет спокойно. Когда я улегся, вижу, что над дверью в соседнюю комнату есть окошко. Через него видно все, что делается в комнате. Вскоре послышался стук в дверь дома. Я увидел через окошко, как в комнату вошел пожилой мужчина, хорошо одетый, и с ним юноша, по-видимому, его сын. Путники поужинали, затем встали на молитву и долго и усердно молились. Наконец, они улеглись спать. Я тоже заснул. Вдруг ночью я проснулся как бы от сильного толчка и вижу: в комнате два светоносных юноши. Один облачен в священнические одежды, а другой — в диаконском стихаре и препоясан орарем. Священник держит в руках потир и, указывая на спящего мужчину, говорит другому светоносному мужу в сане диакона: “Приподними его, я его приобщу.” Светоносный священник причастил мужчину прямо из потира. Указывая на мальчика, лежащего на постели лицом вниз, он говорит: “Поверни его и тоже приподними,” — и затем причастил и его. После этого видение кончилось. Как только свет померк, я вдруг услышал страшный треск. Оказалось, в этой комнате был ветхий потолок, он обвалился, и отец с сыном были раздавлены насмерть. Блаженная кончина двух путников, вероятно, была подготовлена их предыдущей светлой жизнью. Так по жизни человека Господь нередко предуготовляет его кончину напутствием в Вечную Жизнь.” (Троицкие листки с луга духовного. С. 107).

349. Христианская кончина благочестивого финна

См. также: Пресвитер; Причастие.

Один священник рассказал архиепископу Никону Вологодскому случай из своей пастырской практики: “Произведен я был в священники на приход близ нашей северной столицы, где живет много православных финнов. Помню, день клонился к вечеру. Смотря в окно, я увидел подъезжающего к дому молодого финна. Он, войдя ко мне, помолился святым иконам и приветствовал меня. Я спросил его, какова причина его приезда? Финн ответил: “У моего отца родился сын, которого необходимо окрестить на дому. Наша приходская церковь от нас далеко, да, кстати, и отцу нездоровится, и он просит приобщить его.” Я сказал финну: “Теперь уже поздно. Распряги лошадь, поставь на отдых, а сам подкрепись у меня чем Бог послал и отдохни.” Финн так и сделал. Прошло два часа. Сколько я ни старался уснуть, никак не мог. Наконец, не в состоянии бороться с преследовавшей меня мыслью о том, что больной меня ждет и мне необходимо спешить к нему, я стал будить его сына с просьбой собираться и ехать. Молодой финн стал уверять, что его отец не так слаб и что можно обождать до утра. Но неотвязная мысль упорно твердила мне, что надо ехать немедленно. Финн с неохотой внял моей просьбе, запряг лошадей, и мы отправились в путь. Вот уже шестнадцать верст мы проехали благополучно. На горизонте заблестели огоньки той деревни, куда мы ехали. Еще несколько мгновений, и наша лошадь доставила нас к дому финна, который имел нужду в пастырской помощи. При выходе из повозки в ночной полутьме я увидел в окне дома высокую фигуру хозяина. Он протирал запотевшие стекла в окне. Тогда я подумал: “Напрасно было предпринимать ночной путь из опасения, что больной умрет без напутствия Святыми Тайнами.” Войдя в дом, я, видя новорожденного малютку слабым, поспешил его окрестить и затем приступил к исповеди самого отца. На исповеди я узнал, что финн весьма благочестив. В течение всей своей жизни он ежедневно слезно просил Господа о даровании ему христианской кончины и напутствования перед смертью Святыми Тайнами. После искренней, слезной исповеди и благоговейного причащения больной лег на лавку в передний угол и попросил позволения немного отдохнуть. Я сел рядом с ним и стал записывать в памятную книжку имя новорожденного младенца. Вдруг чувствую позади себя судорожную дрожь больного. Когда я оглянулся и посмотрел на него, то понял, что он уже скончался.” (Троицкие листки с луга духовного. С. 108).

Кончина праведника и грешника.

См. также: Судьбы Божии. № 1116.

Кончина скоропостижная.

См. также: Покаяние. № 763.

Кощунство.

См. также: Исцеление. № 294.

350. Человек, кощунствовавший над великомучеником Артемием, был наказан лютой болезнью

См. также: Наказание хулителей.

Один благочестивый человек, питавший особенную любовь к святому великомученику Артемию, взял свечей и масла и пошел к его мощам. По пути ему встретился один из его знакомых и спросил: “Куда, друг, свечи и масло несешь?” — “Иду помолиться святому Артемию,” — был ответ. Встретившийся, насмехаясь, сказал: “Не забудь, друг, от него болезнь захватить и сюда принести, когда назад пойдешь.” Шедший к великомученику не ответил на насмешку и, совершив при мощах святого молитву, пошел домой. Что же? На обратном пути его действительно застигла жестокая болезнь: он почувствовал нестерпимую боль в теле, оно местами стало отекать, и он не в состоянии был дойти до дома. Так как на пути стоял дом того самого насмешника, то ему ничего не оставалось, как побрести туда. И, придя, он почувствовал, что болезнь его еще более усилилась. На него напало нечто вроде беснования, язык его онемел, и болезнь казалась смертельной. Однако через некоторое время он пришел в себя и, полагая, что болезнь приключилась из-за насмешника, сказал: “За что я так страдаю? Не из-за слов ли моего друга?” Тот же, со своей стороны, начал укорять больного и снова насмехаться. Между ними дело дошло уже до явной ссоры, так что многие останавливались и спрашивали о причине ссоры. Больной пересказал им о своей встрече с другом по пути к святому Артемию и о его кощунстве и, сказав это, тотчас почувствовал себя совершенно здоровым. Но, о ужас! Его болезнь мгновенно перешла на кощунника, который начал кричать: “Увы мне! Горе мне!” Присутствовавшие ужаснулись, видя это, и прославили Бога и святого угодника: “Праведен суд Божий! Ты бо, еже искал еси, обрел, и прочии тобою да вразумлены будут не вменять в хулу и посмех чудеса, бывающая от Бога святыми Его угодники.” (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 121).

351. Когда дети, играя, стали совершать литургию, огонь пал с неба и истребил приношение

См. также: Литургия.

В одном из сел дети пасли овец. Дети, разумеется, везде дети и при случае всегда стараются воспользоваться временем для того, чтобы отдаться детским играм. Так было и с упомянутыми подпасками. Но игра игре рознь: одна игра полезна для детей, а другая может составить для них большое зло. Дети-подпаски вздумали устроить следующее. “Давайте, — сказал один из них, — совершим литургию и приобщимся, как и священник, в церкви.” Предложение было принято. И вот дети поставили одного священником, а двоих других — диаконами. Началось кощунство. Один из камней они сделали алтарем и положили на него хлеб, а в чаше поставили вино. И стали они говорить возгласы диаконские и священнические. Видимо, постоянно присутствуя в церкви при службах, они знали порядок службы. И вот, когда, при их кощунстве, настало время к раздроблению хлеба и причащению, внезапно упал с неба огонь и истребил и хлеб, и вино, и камень, на котором все было поставлено. Видя явный гнев Божий, дети от ужаса пали на землю, не могли подняться и сказать хотя бы слово. Ужас их был безграничен. Родители, не дождавшись их возвращения, вышли им навстречу. Так дошли до того места, где отроки кощунствовали. Но в каком виде нашли их? Они были без сознания, близкие к смерти. Отцы недоумевали, отчего все так произошло. Но вскоре дело объяснилось. Когда дети пришли в себя, то рассказали про то, что с ними случилось. Кончилось тем, что все прославили Правосудного и Всевидящего Бога. Истина, что Бог поругаем не бывает, доказана в данном случае тем, что, когда Святейшее Таинство было, хотя и без полного разумения, оскорблено, тут могущество и правосудие Божие явили себя в полной мере. Внезапно упал с неба огонь и попалил все, если так можно выразиться, кощунственное дело. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 343).

Кража.

См. также: Вор; Воровство. №№ 170-173.

Красота телесная.

См. также: Святой. № 1001.

Крест.

См. также: Вера. № 116; Наказание. № 594.

Крестное знамение.

См. также: Вера. № 123; Самоубийство. № 979; Супруги. № 1122; Чародейство. № 1216.

352. Сотворив крестное знамение, авва Дорофей выпил воду, взятую из колодца, на дне которого был аспид

Однажды авва Дорофей послал меня, Палладия, часу в девятом к своему колодцу налить кадку, из которой все брали воду. Было уже время обеда. Придя к колодцу, я увидел на дне его аспида и в испуге, не начерпав воды, побежал с криком: “Погибли мы, авва, на дне колодца я видел аспида.” Он усмехнулся скромно, потому что был ко мне весьма внимателен, и, покачав головой, сказал: “Если бы диаволу вздумалось набросать аспидов или других ядовитых гадов во все колодцы и источники, ты не стал бы вовсе пить?” Потом, придя из келии, он сам налил кадку и, сотворив крестное знамение над ней, первый тотчас испил воды и сказал: “Где крест, там ничего не может злоба сатаны.” (Лавсаик. С. И).

353. Трижды сотворив крестное знамение над чашей с ядом, епископ выпил ее и остался невредим

См. также: Епископ; Сила Христова; Яд.

Отец наш, архимандрит Георгий, рассказывал нам об авве Иулиане, бывшем епископе Бострском. Когда он удалился из обители и сделался епископом в Бостре, некоторые из жителей города, ненавистники имени Христова, задумали погубить его с помощью яда. Они подговорили и подкупили слугу, подававшего епископу вино, разбавленное водой, дали ему яд, чтобы он подмешал его в чашу с вином. Тот так и сделал: подал блаженному Иулиану вино с ядом. Епископ принял чашу и по вдохновению свыше узнал о злом умысле, равно как и о том, кто это подстроил. Взяв чашу, епископ поставил ее перед собой, ни слова не сказав слуге. Потом он созвал к себе всех жителей, в числе которых были и злоумышленники. Дивный Иулиан, не желая подвергать позору заговорщиков, обратился ко всем со скромными словами: “Если вы желаете умертвить смиренного Иулиана при помощи яда, то я пью его перед вами.” Сказав это, он трижды крестообразно осенил чашу. “Во имя Отца и Сына и Святого Духа выпиваю сию чашу!” — произнес он и, выпив отраву, остался невредим. Увидев это, злоумышленники пали перед ним и просили прощения. (Луг духовный. С. 115).

354. Сотворив крестное знамение над бесноватым человеком, святитель Иоанн Златоуст исцелил его

Когда святитель Иоанн Златоуст, став Цареградским Патриархом, однажды говорил проповедь, один бесноватый упал на землю и стал кричать таким страшным голосом, что все находящиеся в церкви ужаснулись. Иоанн же велел привести бесноватого к себе, сотворил на нем знамение честного креста, и бес тотчас же оставил человека. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 176).

355. Демон исчез, как только мученица Иустина осенила свое лицо крестным знамением

Некогда к святой мученице Иустине явился один из бесовских князей и со многими словами стал склонять ее к скверному браку. Иустина, поняв кто с ней говорит, не входя в беседу с диаволом, с благоговением положила крестное знамение на своем лице, и диавол тотчас же исчез. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 176).

356. Крестным знамением священномученик Киприан отогнал от себя беса, пытавшегося задушить его

См. также: Демонские козни.

Однажды священномученик Киприан, увидев диавола, сказал ему: “Пагубник, прелестник, вместилище всякой скверны! Поскольку я знаю, что ты боишься крестного знамения и трепещешь от имени Христова, то что же с тобой будет, если придет Сам Христос? Отступи от меня, проклятый, уйди, беззаконник и ненавистник!” Слыша это, диавол устремился на Киприана и стал его душить. Не видя ниоткуда помощи, Киприан вспомнил о силе крестного знамения, оградил себя им, и бес, сказано, “яко стрела напряженна, отскочил от него.” (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 176).

357. Инокиня, не сотворившая крестного знамения и с жадностью евшая овощи, стала бесноватой, ибо бес, находившийся в овощах, вошел в нее

См. также: Беснование; Исцеление бесноватой.

Раба Божия из женской обители пошла однажды в монастырский сад. Увидев там овощи, она начала их есть, забыв предварительно оградить себя крестным знамением. Вдруг нечистая сила схватила ее и повергла на землю. Когда застали ее в страшных мучениях, попросили отца Эквиция, чтобы он поспешил исцелить болящую своей молитвой. Едва только святой Эквиций вошел в сад, нечистый дух, овладевший инокиней, начал ее устами кричать, как бы прося пощады: “Что я сделал, что я сделал? Я был в овощах, а она вместе с ними приняла в себя и меня.” Но человек Божий с великим гневом повелел нечистому духу выйти из инокини и никогда не возвращаться к рабе Всемогущего Бога. Дух тотчас вышел и после не смел даже прикоснуться к ней. (Свт. Григорий Двоеслов. Собеседования о жизни италийских отцов. С. 28).

358. Наставление соловецкого подвижника Феофана о троеперстии и двуперстии

См. также: Мудрость; Троеперстие.

Испытывая одного из своих учеников, соловецкий пустынник Феофан спросил: “Как ты слагаешь персты для крестного знамения?” Тот, показав ему троеперстие, сказал: “Так, отче, как Православная Церковь учит. Во всей России послушные сыны Церкви слагают персты для крестного знамения так же, как и я.” Феофан сказал: “Будучи в пустыне, я грубым людям не воспрещал знаменоваться двумя перстами, только бы они ходили в церковь, но ты берегись последователей раскола. Когда я жил в Киеве, то во всей Малороссии не видел ни одного, кто бы молился двуперстным сложением. Был я и в Молдавии, в Нямецком монастыре, у аввы Паисия. Там было более 700 братий из разных стран: молдаван, сербов, болгар, венгров, греков, армян, евреев, турок, великороссиян и малороссиян — и все они молились троеперстным сложением, о двуперстии же там и не слышали.” (Соловецкий патерик. С. 150).

Крещение.

См. также: Милосердие. № 437; Любовь к ближним. № 388; Пресвитер. № 901.

Крещение песком.

359. Умиравший в пустыне еврей был крещен песком и сразу же получил исцеление

См. также: Вера.

“Когда я был молод, — рассказывал авва Андрей, — я вел себя беспутно. Начались брань и беспорядки. И вот я вместе с девятью другими бежал в Палестину. Впрочем, один из них был евреем. В пустыне он ослаб до полного изнеможения, и все мы пали духом, не зная, как нам с ним быть. Однако мы не бросили его, но каждый по мере своих сил нес его на себе. Мы хотели донести его до города или до пристани, чтобы не дать ему умереть в пустыне. Но юноша от голода и палящей жажды, от сильнейшей лихорадки и страшного утомления был близок к смерти. Тогда, пролив над ним слезы, мы решились оставить его в пустыне. Страх напал на нас, как бы и самим не умереть от жажды. Увидев, что мы собираемся уйти, он начал заклинать нас: “Во имя Бога, грядущего судить живых и мертвых, не дайте мне умереть иудеем. Я желаю быть христианином. Сделайте милость, окрестите меня, чтобы мне христианином окончить мою жизнь и отойти ко Господу.” — “Брат, — сказали мы ему, — увы, мы — миряне, а это — дело епископов и священников. Да и воды здесь негде взять.” Но он неотступно, со слезами заклинал нас: “Христиане, не лишите меня этого дара.” Мы были в величайшем затруднении. Тогда один из нас, как бы вдохновленный свыше, говорит: “Поднимите его и разденьте!” С большим трудом поставив его на ноги, мы сняли с него одежду. Трудолюбец, наполнив свои руки песком, три раза посыпал еврею на голову, говоря: “Крещается раб Божий Феодор во имя Отца и Сына и Святого Духа,” — а мы на каждое призывание Святой, Единосущной и Поклоняемой Троицы возглашали: “Аминь!” И Христос, Сын Бога Живого, исцелил и так укрепил немощного, что в нем не осталось ни малейшего признака слабости. Напротив, он в добром здравии, с воспрянувшими силами, бодро пошел впереди нас по пустыне. Придя в Аскалон, обо всем, что произошло с нами, мы рассказали епископу города, блаженному Дионисию. Святой муж, выслушав рассказ, был поражен необыкновенным знамением.” (Луг духовный. С. 206).

Кротость.

См. также: Ближний. № 47; Кончина праведника. № 345; Любовь к ближним. № 397; Любовь к животным. № 417; Мученик. № 571; Незлобие. № 617; Ненависть. № 634; Смирение епископа. № 1055.

360. Кротость — один из благодатных даров

См. также: Дар.

Один из монахов просил авву Аполлоса помолиться за него, чтоб ему сподобиться какого-нибудь благодатного дара. Когда тот помолился, то монаху был дан благодатный дар смиренномудрия и кротости так, что все дивились, как он стяжал великую кротость. (Лавсаик. С. 165).

361. О кротости достохвальной Олимпиады

См. также: Твердость.

Кротость Олимпиады была такова, что превосходила простоту самих детей. Никто из близких к ней никогда не замечал, чтоб кого-нибудь порицала эта крестоносица, но вся ее тягостная жизнь прошла в сердечном сокрушении и в обильном излиянии слез. Скорее можно было увидеть во время зноя источник без воды, чем без слез ее поникшие очи, всегда созерцавшие Христа. И что я говорю? Чем больше останавливаюсь мыслью на рассказе о подвигах и добродетелях этой твердой, как камень, души, тем больше слова мои не поспевают за ее делами. И да не подумает кто-нибудь, что я приукрашено говорю о бесстрастии достохвальной Олимпиады, которая вся была многоценным сосудом Святого Духа. (Лавсаик. С. 296).

362. Отличаясь великой кротостью, архиепископ Феодот поменялся во время пути местами со своим возницей (клириком).

См. также: Доброта; Смиренномудрие.

Один из отцов поведал нам, что в Феополисе был архиепископ, по имени Феодот, отличавшийся добротой сердца. Он был очень кроток и смиренномудр. Например, однажды он оказался в дороге вместе с одним клириком. Архиепископ совершал путь в носилках, а клирик ехал на коне. И говорит архиепископ клирику: “Поделим длину пути и будем меняться местами.” Клирик не соглашался: “Это будет бесчестье для святителя, если я сяду в носилки, а ты поедешь на коне.” Но чудный Феодот настоял на своем и, убедив клирика, что в этом не будет для него бесчестья, заставил поступить по своему желанию. (Луг духовный. С. 43).

363. Когда разбойники унесли единственный плащ аввы Феодосия, он никому не сказал об этом

См. также: Незлобие.

Авраамий, настоятель Новой киновии Пресвятой Богородицы Марии, рассказал нам об авве Феодосии, что у того не было зимнего плаща, и он купил ему. Однажды, прикрывшись им, старец заснул, а спал он при храме. Пришли разбойники, сняли с него плащ и ушли. И старец никому ничего не сказал об этом. (Луг духовный. С. 83).

364. Путь к кротости — перенесение укоризн. Богатая сенаторша взяла к себе на содержание женщину крутого нрава; перенося ее укоризны, она стяжала кротость

См. также: Укоризны.

Один из отцов рассказывал нам о некой знатной особе из сенаторского рода. Она отправилась на поклонение святым местам. Прибыв в Кесарию, захотела там остаться и проводить жизнь в уединении. “Дай мне девицу, — стала просить она епископа, — чтобы она воспитывала меня для иноческой жизни и научила страху Божию.” Избрав одну смиренную девицу, епископ поставил ее к ней. Спустя немного времени епископ при встрече спросил: “Ну, как девица, приставленная к тебе?” — “Она прекрасного поведения, — отвечала знатная женщина, — только совершенно бесполезна для моей души, потому что предоставляет мне возможность действовать по произволу. Она очень скромна, а мне нужно, чтобы меня бранили и не позволяли исполнять мои прихоти.” Тогда епископ нашел другую, крутого нрава, и приставил ее к ней. Та то и дело говорила ей: “Дура богатая,” — или бранила госпожу другими словами. Вскоре епископ опять спросил: “Какова девица?” — “Вот эта воистину приносит пользу моей душе.” Таким-то образом она стяжала великую кротость. (Луг духовный. С. 255).

365. Кротость аввы укротила земледельца и побудила его стать монахом

Авва Сергий, игумен монастыря аввы Константина, рассказывал: “Однажды мы путешествовали с одним святым старцем. Сбившись с пути и не зная, как выйти, мы против желания попали на засеянное поле и потоптали немного всходов. На поле тогда работал земледелец. Увидев нас, он в гневе осыпал нас бранью: “Монахи ли вы? Есть ли у вас страх Божий? Если бы вы имели перед очами страх Божий, вы бы так не поступали.” — “Ради Господа, никто ничего не говорите!” — быстро сказал нам святой старец. Затем, обратившись к крестьянину, ответил: “Правильно, чадо мое, ты сказал. Если бы мы имели страх Божий, мы не поступали бы так.” Но крестьянин продолжал гневно браниться. “Правду говоришь ты, чадо! — снова отвечал старец, — если бы мы были истинными монахами, мы бы не сделали этого. Но, ради Господа, прости нас за то, что согрешили против тебя.” Тронутый этими словами, крестьянин, приблизившись, бросился к ногам старца. “Я согрешил! — воскликнул он. — Прости меня! И, ради Господа, возьмите меня с собой.” И, действительно, он последовал за нами и принял иноческий чин.” (Луг духовный. С. 266).

366. Старец, исполненный кротости, повелевал зверями

См. также: Имя Божие; Смирение; Христос.

Один из старцев по имени Бен превосходил своей кротостью многих людей. Бывшие с ним братия уверяли, что ни клятва, ни ложь никогда не сходили с его уст, и ни один человек никогда не видел его в гневе. Он не произносил ни одного лишнего или праздного слова. Вся жизнь его проходила в глубоком безмолвии. Нравом он старался во всем уподобляться Ангелам. В бесконечном смирении он считал себя ничтожеством. Уступая нашим усердным просьбам преподать нам слово назидания, сказал как-то несколько слов о кротости. Однажды гиппопотам опустошал близлежащие земли. Земледельцы просили его о помощи. Придя в ту местность и увидев огромного зверя, он обратился к нему со словами: “Именем Иисуса Христа запрещаю тебе опустошать эту землю!” Зверь бросился бежать, как бы гонимый Ангелом, и никогда более не появлялся там. Рассказывали, что подобным образом в другой раз он прогнал крокодила... (Руфин. Жизнь пустынных отцов. С. 33).

367. О кротости начальника обители аввы Давида

См. также: Мужество; Постоянство; Совершенство; Терпение.

Блаженный Феодорит, епископ Кирский, повествует: “Прожив у боголюбивого Давида целую неделю, мы не видели никакой перемены в его лице. Оно не покрывалось ни радостью, ни угрюмостью, и взор его был всегда одинаков: не суровый, не смеющийся; глаза выражали одно и то же — проявление скромности. Это уже вполне доказывает спокойствие его души. Но, может быть, кто-нибудь подумает, что мы видели его таким тогда, когда не было причины к смущению. Потому я считаю необходимым рассказать о том, что там случилось при нас. Сидел дивный Давид с нами, беседуя о любомудрии и исследуя сущность евангельской жизни. Когда происходила между нами такая беседа, некто Олимпий, по происхождению римлянин, по образу жизни достойный уважения, почтенный саном священства и по управлению занимающий второе место, пришел к нам и упрекал дивного Давида, говоря, что кротость его вредна для всех, называл его снисходительность общим злом, а его возвышенное любомудрие считал не кротостью, а безумием. Тот же, будто имея адамантовую душу, воспринял его слова так, что нисколько не оскорбился, хотя высказывания эти по самому своему свойству были колки. Он не изменился в лице и не прервал текущего разговора, но кротким голосом и словами, выражающими спокойствие души, отослал того старца, обещая ему поправить то, что он хочет. “А я, — сказал Давид, — как видишь, беседую с пришедшими к нам, считая это необходимой своей обязанностью.” Каким иным образом можно лучше показать кротость души? Тот, которому вверено было первенство, перенес такую дерзость со стороны занимающего второе после него место, притом в присутствии посторонних, слышавших укоризны, не потерпел никакого смущения от гнева. Какую он показал здесь высоту мужества и терпения!” (Блаж. Феодорит. История боголюбцев. С. 72).

368. Авва Кир стяжал великую кротость; перенося искушения от ближних, он не был искушаем бесами

См. также: Кончина праведника.

Иоанн Лествичник о преподобном Кире рассказывал, что он был настолько кроток, что, будучи каждый день оскорбляем и высшими, и низшими, будучи всеми всегда унижаем, каждый день от трапезы отгоняем, все терпел не только без ропота, но и с благодарностью, В таком положении он прожил в монастыре пятнадцать лет и, принимая от всех обиды, терпя гонение даже от рабов, никогда никому не возразил ни слова. Напротив, когда Иоанн спросил его, как он в состоянии каждый день переносить и голод, и унижение, Кир отвечал: “Поверь мне, брат, отцы не по злобе со мной так поступают, а только испытывают, подлинно ли я монах. Так, когда я поступал сюда, мне сказали, что здесь до тридцати лет искушают отрекшихся от мира. Да ведь без огня и золото не светится.” И вот, когда наступила смерть этого подвижника, прощаясь с братьями, он воскликнул: “Благодарю Господа и вас, отцы, что ради вашего искушения я был не искушаем от бесов, и все послужило к моему спасению.” (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 538).

 

369. Оптинский схиархимандрит Моисей своей кротостью обезоружил монаха, боримого помыслами недоверия к распоряжениям настоятеля

См. также: Мудрость.

По своей духовной мудрости архимандрит Моисей на всех смотрел, как на детей, на которых не мог сердиться, а в случае надобности только отечески вразумлял их. Одному монаху из оптинских старожилов некоторые распоряжения настоятеля показались неосновательными. Долго он боролся с самим собой, желая объяснить это настоятелю, но боялся его расстроить. Наконец, решился высказать свои мысли, а там, подумал он, будь что будет! Пришел он к отцу архимандриту и сказал: “Батюшка, меня один помысл очень беспокоит.” — “Что же тебе, брат, помысл говорит?” — “А вот, батюшка, помысл мне говорит, что вы не так делаете то-то и то-то.” И высказал все, что было у него на уме. Отец архимандрит выслушал его молча и внимательно, а потом тихо, с улыбкой отвечал: “Скажи, брат, своему помыслу, что это не его дело.” С тем и отпустил этого монаха, так что он, обезоруженный кротостью настоятеля, удалился совершенно успокоенный и после сам смеялся над собой, как просто разрешились все его мысленные колебания. (Оптинский патерик. С. 45).

Л

Легковерие.

370. Чтобы ученики не всему верили, что видят, авва Илия рассказал, что однажды он видел, как один человек у себя в одеждах спрятал тыкву с вином; когда же его проверили, то тыквы не оказалось

См. также: Демонские козни; Недоверие себе.

Авва Илия рассказывал: “Увидел я, что один взял себе под мышку тыкву с вином. Чтобы пристыдить бесов (ибо это был призрак), я сказал брату: “Сделай милость, подними это.” Когда он приподнял свою одежду, оказалось, что там у него ничего нет. Это я сказал вам для того, чтобы вы не всему верили, хотя бы сами все видели или слышали. Особенно же наблюдайте за помыслами, пожеланиями и мыслями, зная, что их часто внушают демоны, чтобы осквернить душу помышлением о вещах бесполезных и отвлечь ум от размышления о своих грехах и о Боге.” (Достопамятные сказания. С. 87. № 4).

371. Совет аввы Пимена не обличать даже в том, что сам видел; ибо в виденном можно обмануться

См. также: Недоверие себе; Обличение.

Авва Пимен говорил: “В Писании сказано: “Яже видели очи твои, глаголи,” — а я советую вам не говорить даже и о том, что осязали вы своими руками. Один брат был обманут точно таким образом. Представилось ему, будто брат его грешит с женщиной. Долго боролся он сам с собой, наконец, подошел, толкнул их ногой, думая, что это в самом деле они, и сказал: “Полно вам, долго ли еще?” Но оказалось, что то были снопы пшеницы. Потому-то я и говорю вам: не обличайте, если даже и осязаете своими руками.” (Достопамятные сказания. С. 212. № 114).

Легкомыслие.

См. также: Насмешка. № 606.

Леность.

См. также: Блаженство вечное. № 42; Демонская брань. № 213; Подвиг. № 726.

Лжеправедник.

См. также: Кончина лжеправедника и праведника. № 328.

Лжеучитель.

См. также: Старец неискусный. №№ 1100-1102.

Литургия.

См. также: Благодать. № 38; Боговидение. № 74; Кощунство. № 351; Молитва за умерших. № 476; Пресвитер. №№ 900-902; Утешение. № 1169.

Лицемерие.

См. также: Кончина грешника. № 326; Старец неискусный. № 1102.

372. Друг блаженного Онисифора Печерского лицемерно казался праведником, на самом же деле вел порочную жизнь; за это он был поражен внезапной смертью и от тела его исходил ужасный смрад

См. также: Ангел; Наказание; Делание внешнее.

Был у блаженного Онисифора Печерского духовный сын и друг по любви, некто из черноризцев. Он лицемерно подражал житию этого святого: представлялся постником, притворялся целомудренным, втайне же ел и пил и худо препровождал лета своей жизни, И утаилось это от того духовного мужа, и никто из братии не узнал этого. Однажды совсем здоровый он умер без видимой причины. От его тела шел такой смрад, что никто не мог и приблизиться. Страх напал на всех. Насилу вытащили его, но отпевать не могли: положили тело особо и, встав поодаль, творили обычное пение; иные же затыкали ноздри. Схоронили, положили его внутри пещеры, и оттуда исходил такой смрад, что бессловесные твари отбегали от пещеры подальше. Много раз слышался и горький вопль, как будто кто-то мучил умершего брата. И явился святой Антоний пресвитеру Онисифору и с угрозами говорил ему: “Что это ты сделал? Зачем положил здесь такого скверного, многогрешного, какого еще никогда не было положено! Он осквернил это святое место.” Очнувшись от видения, Онисифор пал ниц и молился Богу, говоря: “Господи! Для чего Ты сокрыл от меня дела этого человека?” И, приступив, Ангел сказал ему: “Это было в назидание всем согрешающим и нераскаянным, чтобы, видев это, покаялись.” И, сказав это, сделался невидим. Тогда пресвитер пошел и возвестил все это игумену Пимену. (М. Викторова. Киево-Печерский патерик. С. 27).

Ложь.

373. Блаженный Иоанн узнал, что среди посетивших его монахов был диакон, и когда тот, скрываясь от всех, стал это отрицать, кротко обличил его

См. также: Прозорливость; Сан священный.

Когда мы (монахи Нитрийской пустыни) пришли, блаженный Иоанн Ликопольский приветствовал нас, обращаясь к каждому с веселым лицом, а мы прежде всего просили его помолиться о нас. Потом он спросил, нет ли кого с нами из клириков? Когда мы отвечали, что нет, он, осмотрев всех, понял, что между нами есть клирик, но скрывается. (С нами, действительно, был один диакон, но об этом никто не знал, кроме его брата, которому он по смирению запретил говорить об этом, почитая себя, в сравнении с такими святыми, едва достойным и имени христианина, не то что этого сана). Указав на него рукой, преподобный сказал всем: “Вот диакон.” Когда он, желая скрыть свое звание, продолжал отрицать это, святой, взяв его за руку, облобызал и, вразумляя, сказал: “Чадо! Не отметай благодати Божией и не лги, отрицаясь от дара Христова. Ложь чужда Христу и христианину, будь она сказана по малому или по великому делу. Если даже для доброй цели говорят ложь, то это непохвально, ибо ложь, по слову Спасителя, от диавола (Ин. 8, 44).” Обличенный молча принял кроткое обличение старца. (Лавсаик. С. 132).

Лукавство.

См. также: Падение. № 702.

Любовь Божия.

374. Об удалении людей от Божией любви и люблении вражьих скверн

См. также: Неразумие.

Однажды, проходя с братьями через Египет, авва Макарий услышал слова отрока, который говорил своей матери: “Матушка! Один богач любит меня, а я ненавижу его, а такой-то бедный ненавидит меня, а я люблю его.” Услышав это, авва Макарий удивился. Братия спросили: “Что значат эти слова, что ты, отец, им удивился?” Старец отвечал им: “Действительно, Господь наш богат и любит нас, а мы не хотим Его слушать, а враг наш, диавол, беден и ненавидит нас, а мы любим его скверны!” (Достопамятные сказания. С. 148. № 24).

Любовь к ближним.

См. также: Бесстрастие. № 26; Благодать. № 38; Ближний. №№ 44-47; Больной. № 113; Воздержание. № 154; Воля своя. № 167; Дружба. № 249; Еретик. № 264; Милосердие. №№ 428-429; Милостыня. №№ 449-455; Миролюбие. № 464; Мудрость. №№ 536-540; Мужество. № 566; Награда. № 584; Нищий. № 674; Осуждение. № 683; Падение. № 701; Самоотречение. № 966-967; Самопожертвование. №№ 968, 971, 977; Страннолюбив. № 1103; Терпение. № 1138; Трудолюбие. № 1158.

375. Авва Агафон не выпустил брата из келии, пока не убедил принять понравившийся тому нож

См. также: Самопожертвование.

Однажды братия в присутствии аввы Иосифа начали разговор о любви. Старец сказал: “Мы не знаем, что такое любовь. Вот образец любви: у аввы Агафона был ножик, необходимый ему для рукоделия. Пришел к нему брат и, увидев ножик, похвалил эту вещь. Авва Агафон немедленно начал упрашивать брата, чтоб он принял ножик в подарок, и не дал брату выйти из келии, пока ни уговорил его принять понравившуюся ему вещь” (Еп. Игнатий. Отечник. С. 56. № 4).

 

Епископ Игнатий: “Надо принять в соображение, какого труда стоило вновь приобрести в глубокой пустыне орудие, необходимое для рукоделия, составлявшего и часть келейного подвига, и единственное средство к содержанию себя. При таком только соображении можно оценить должным образом поступок старца, строго внимательного к себе, дорожившего своим безмолвием.”

376. Авва Агафон, подобрав на улице больного странника, в продолжение четырех месяцев ухаживал за ним, пока тот не выздоровел

Поведали об авве Агафоне, что он, придя однажды в город для продажи своего рукоделия, увидел там больного странника, лежащего на улице. Никто не принял на себя попечений о нем. Старец остался при больном. На средства, полученные за свое рукоделие, нанял хижину, оставшиеся деньги употребил на нужды больного. Так провел он четыре месяца до выздоровления странника и только после этого вернулся в свою келию. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 56. № 6).

377. Авва Агафон, найдя на дороге прокаженного, исполнял все его прихотливые просьбы, после чего прокаженный произнес ему благословение и стал невидим, ибо это был Ангел, пришедший испытать его

См. также: Ангел.

В другой раз шел авва Агафон в город для продажи скромного рукоделия и на дороге увидел лежащего прокаженного. Тот спросил его: “Куда идешь?” — “Иду в город, — отвечал авва Агафон, — продать свое рукоделие.” — “Окажи любовь, снеси и меня туда.” Старец поднял его, на своих плечах отнес в город. Прокаженный сказал ему: “Положи меня там, где будешь продавать свое рукоделие.” Старец так и сделал. Когда он продал одну вещь, прокаженный спросил его: “За сколько ты это продал?” — “За столько-то,” — отвечал старец. Прокаженный попросил: “Купи мне хлеба.” Когда старец продал другую вещь, прокаженный спросил: “Это за сколько продал?” — “За столько-то,” — отвечал старец. “Купи мне еще хлеба.” Старец купил. Когда едва распродал свое рукоделие и хотел уйти, прокаженный спросил: “Ты уходишь?” — “Ухожу,” — отвечал авва. Прокаженный сказал: “Окажи любовь, отнеси меня туда, откуда принес.” Старец исполнил и это. Тогда прокаженный сказал: “Благословен ты, Агафон, от Господа на небеси и на земли.” Авва оглянулся на прокаженного — и не увидел никого. Это был Ангел Господень, пришедший испытать старца. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 57. № 7).

378. Патриарх Александр выкупил за 85 златниц своего служителя, укравшего у него несколько златниц и бежавшего в пустыню, где его пленили варвары

Был в Антиохии Патриарх, по имени Александр, особенно милостивый и сострадательный ко всем. Один из его письмоводителей украл у него несколько златниц и бежал в египетскую Фиваиду. Там в пустынном месте варвары схватили письмоводителя и завели в глубину своей страны. Блаженный Александр, узнав об этом, выкупил пленника, дав за него восемьдесят пять златниц. Когда пленник возвратился, Патриарх оказал ему столько благодеяний, что некоторые из граждан говорили: “Благость Александра не может быть побеждена никаким согрешением.” (Еп. Игнатий. Отечник. С. 72. № 1).

379. Старец отдал продавцу лука чистую пшеницу вместе с его луком

См. также: Самоукорение; Старец.

Ученик аввы Феодора рассказывал: “Однажды пришел к нам продавец лука и насыпал мне целую чашу. Старец сказал: “Насыпь пшеницы и дай ему.” У нас было две меры пшеницы: одна мера — чистой, а другая — нечистой. Я насыпал ему нечистой. Старец посмотрел на меня пристально и печально. От страха я разбил чашу и пал перед старцем, прося прощения. Но старец сказал мне: “Встань, не твоя в том вина, а я согрешил, поручив тебе это дело.” Старец насыпал себе полную пазуху чистой пшеницы и отдал продавцу вместе с его луком.” (Достопамятные сказания. С. 285. № 20).

380. Побуждаемый любовью отшельник понес соседу хлеб; по дороге поранил палец и заплакал; явившийся Ангел утешил его

См. также: Ангелы; Награда; Ревность.

Был один отшельник, имевший под своим смотрением другого отшельника в келии за десять миль от него. И сказал ему однажды помысл: “Позови брата, чтобы пришел и взял хлеб.” И стал он раздумывать: “Из-за хлеба утружу я брата идти десять миль, лучше отнесу ему половину хлеба.” И, взяв, пошел в келию брата. На пути повредил палец на ноге, и когда пошла кровь, он, стеная, начал плакать от боли. И вот пришел Ангел, говоря ему: “Что ты плачешь?” Говорит ему отшельник: “Палец поранил и чувствую боль.” Сказал ему Ангел: “Надо ли из-за этого плакать? Не плачь. Ибо шаги, которые ты делаешь ради Господа, исчисляются и за великую цену считаются перед лицом Господа. И чтобы ты знал, вот перед тобой беру кровь твою и возношу к Богу.” Тогда с благодарностью завершил он путь и, отдав монаху половину хлеба, рассказал ему о человеколюбии Божием и возвратился в свою келию. Через день опять, взяв половину хлеба, пошел к другому монаху. Случилось же, что и этот, другой, возревновал сделать так же. Встретились же они друг с другом на дороге. И начинает первый, сделавший доброе дело, говорить ему: “Имел я сокровище, и ты захотел похитить его.” Говорит же ему другой: “Где написано, что тесные врата для тебя одного отверсты? Допусти и нас войти вместе с тобой.” И, когда они спорили, вдруг является Ангел Господень и говорит им: “Спор ваш, как благоухания вошел к Господу.” (Древний патерик. 1874. С. 386. № 39).

381. Старец с учеником уступили другому старцу верблюда, который был нужен им самим

См. также: Самопожертвование.

Один из старцев скита послал своего ученика в Египет за верблюдом, чтобы отвезти сделанные им корзины. Когда ученик вел верблюда, другой старец, встретившись с ним, сказал: “Если б я знал, брат, что ты едешь в Египет, то я попросил бы тебя привести и для меня верблюда.” Брат передал это своему старцу. Этот, движимый великой любовью, сказал ученику: “Пойди, сын мой, отведи верблюда к нему и скажи: мы еще не готовы, исполни свою нужду. Ты пойди с этим верблюдом в Египет и снова приведи к нам его, чтобы отвезти и наши сосуды.” Брат поступил так, как было приказано. Пошел к старцу и передал ему: “Отец мой сказал: так как мы еще не готовы, возьми верблюда и исполни твою нужду.” Старец навьючил верблюда и пошел в Египет. Там, когда он снял поклажу, брат взял верблюда, чтобы опять отвести его в скит. Отправляясь в путь, он сказал старцу: “Молись обо мне.” Старец спросил, куда он идет. “Иду в скит, — отвечал брат, — чтобы привезти сюда наши корзины.” Старец, услышав это, пришел в умиление, пожалел о случившемся и сказал со слезами: “Простите меня, сладчайшие! Любовь ваша похитила плод у меня.” (Еп. Игнатий. Отечник. С. 468. № 59).

382. Старец уступил соседу веревки, в которых сам нуждался

См. также: Самопожертвование.

Один старец, когда сделал свои корзины и уже перевязал их веревками для отправки, услышал, что сосед его говорил: “Что мне делать? Торговый день приблизился, а мне нечем связать мои корзины.” Старец немедленно развязал свою поклажу, а веревки принес соседу, говоря: “Вот! Эти у меня лишние. Возьми и перевяжи свои корзины.” По великой любви он сделал так, чтоб дело брата было окончено, его же собственное дело осталось незавершенным. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 468. № 60).

383. Старец отдал соседу ручки для корзин, оставив свою работу неоконченной

См. также: Самопожертвование.

Рассказывали о некоем брате, что, когда он сделал уже корзины и приделал к ним ручки, услышал, что сосед его, монах, говорит: “Что мне делать, скоро торговый день, а у меня нет ручек для корзин?” Тогда брат отвязал ручки от своих корзин и отнес их брату, говоря: “Вот эти у меня лишние, возьми и приделай к своим корзинам.” Таким образом дал ему возможность доделать работу, а свою оставил неоконченной. (Древний патерик. 1874. С. 377. № 19).

384. Святитель Макарий предпринял путешествие в Александрию, чтобы принести больному пастилы

См. также: Самопожертвование.

Авва Петр рассказывал о святом Макарий. Пришел он некогда к одному отшельнику, нашел его больным и спросил, не хочет ли он съесть чего-либо, хотя в келии у больного ничего не было. Больной отвечал: “Хочу пастилы.” Мужественный старец не поленился сходить в Александрию, чтобы достать больному желаемое. Об этом чудном подвиге никто не знал. (Достопамятные сказания. С. 144. № 8).

385. Подвижник молился, чтобы демон оставил бесноватого и перешел в него, что и произошло; но за его любовь Бог изгнал через несколько дней демона из подвижника

См. также: Беснование; Самопожертвование.

Видя некоего бесноватого, который не мог поститься, подвижник, движимый любовью к Богу и ища не своей, а ближнего пользы, молился, чтобы демон перешел к нему, а больной освободился от него. И вот молитву его услышал Бог: вместо того демоном был обременен он. Подвижник продолжал пост, упражняясь в молитве и подвигах. За это, а преимущественно — за его любовь через несколько дней Бог изгнал из него демона. (Древний патерик. 1914. С. 52. № 4).

386. Авва Феодор отложил приготовление своих хлебов, пока не помог ближним

См. также: Самопожертвование.

Авва Феодор Еннатский рассказывал о себе: “Когда в юности я жил в пустыне, однажды пошел в хлебную приготовить себе два пшеничных хлеба и застал там брата, который тоже хотел испечь хлеб, но не имел никого, кто бы ему помог. Я оставил свое дело и пособил ему. Но только что закончил с ним, как пришел другой брат, и этому я помог испечь хлеб. После того пришел третий, и я сделал то же. Так делал я для каждого из приходящих и приготовил шесть хлебов. Наконец, когда уже больше никто не приходил, испек я и свои два хлеба.” (Достопамятные сказания. С. 288. № 1).

387. Корнилий, оставив общество дурных людей, помог женщине выкупить ее мужа, посаженного в темницу за долги, и этим угодил Богу

См. также: Милосердие.

Удалившись от мира, преподобный Феодул взошел на столп близ Эдеса и тридцать лет провел на нем в посте и молитве. Перед кончиной ему однажды пришла мысль просить Бога, чтобы Он указал ему тех, которые в этой жизни преимущественно, по сравнению с другими, угодили Ему. Молитва его дошла до Бога, и Феодул услышал голос: “Корнилий, который родом из Мимон, тот стоит на высоте духовного совершенства и Царства Небесного достоин. Найдешь же ты его близ Дамаска, в селении, именуемом Пандуро.” Феодул тотчас отправился искать этого Корнилия и нашел. Упав к его ногам, Феодул стал умолять, чтобы он открыл ему свою жизнь. “Грешник я, — отвечал Корнилий, — и никакого хорошего дела не сделал.” Старец не переставал просить. Тогда Корнилий сказал: “Воспитан я, отче, в обществе дурных людей, но теперь, благодаря Богу, дал обещание жить целомудренно и быть милостивым, насколько можно, и забочусь об этом.” — “Скажи мне и остальное о своей жизни,” — не переставал умолять Феодул. Тогда Корнилий сказал: “Не так давно, отче святый, был со мной следующий случай. Некая женщина, славная родом, богатая и целомудренная, вступила в брак с одним человеком, который оказался нестоящим ее. Он вскоре истратил не только ее имение, но и много задолжал у людей. Заимодавцы бросили его в темницу, в которой он и пробыл долгое время. Это причиняло его жене самые тяжкие страдания. Не имея денег, она вынуждена была выпрашивать милостыню для того, чтобы накормить мужа, а также день и ночь искала человека, который бы взялся выкупить его, и не находила. Женщине этой пришлось встретиться и со мной, и я, узнав о ее положении, сжалился над ней и, желая помочь, спросил: “Сколько должен твой муж?” Она отвечала: “Четыреста пенязей.” А так как у меня в то время было только двести тридцать пенязей, то я, чтобы дополнить недостающее, продал некоторые из своих вещей, вырученными деньгами дополнил недостающую сумму и передал все бедной женщине, сказав, чтобы та шла с миром, освободила своего мужа из темницы и помолилась всем сердцем обо мне, грешном, чтобы помиловал меня Господь на Суде Своем.” Слыша это, Феодул прославил Бога, возвратился на свой столп и после, недолго пожив, отошел ко Господу. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 233).

388. Блудница, спасшая в юности человека от самоубийства, во время болезни покаялась и была крещена Ангелами

См. также: Ангелы; Ближний; Блудница; Крещение; Самоубийство.

В Александрии египетской после смерти родителей осталась одна девица с большим богатством. Однажды, гуляя в своем саду, она увидела человека, приготовившего петлю, чтобы удавиться. “Что ты делаешь?” — в ужасе спросила девица. Несчастный отвечал ей: “Оставь меня, я пребываю в великой скорби!” Девица сказала: “Поведай мне ее причину, и я, насколько могу, помогу тебе.” Он отвечал: “Я весь в долгах, и заимодавцы не дают мне покоя, требуя, чтобы я уплатил свой долг. Нет, лучше умереть, чем жить злой жизнью!” Дева сказала: “Иди за мной, что есть у меня, — возьми и уплати свой долг. Только умоляю, не губи себя!” Он взял деньги, уплатил долги и стал свободным. А девица со временем обеднела и, не видя ниоткуда помощи и нравственной поддержки, впала в грех. По прошествии года она сильно заболела, смирилась, пришла в себя и сказала своим соседям: “Бога ради, попекитесь о моей душе! Попросите Патриарха, чтобы он крестил меня и сделал христианкой.” Но никто не сжалился над ней, все говорили: “Недостойна помощи эта блудница!” И вот, когда она осталась одинокой, скорбела и молилась о себе, Господь явил ей Свое милосердие. Он послал ей Ангела в образе человека, которого она спасла от смерти, и тот сказал ей: “Что скорбишь, госпожа моя?” Она отвечала: “Хочу стать христианкой и креститься, но никто не хочет доложить обо мне Патриарху.” Ангел сказал ей: “Подлинно ли ты этого желаешь?” — “Да, воистину, от всего сердца желаю,” — отвечала девица. Ангел сказал ей: “Не унывай! Я приведу к тебе неких мужей, и они донесут тебя до церкви.” И тут явились еще два Ангела и донесли ее до церкви. Там девица увидала и Патриарха, и пресвитеров с диаконами и была крещена ими во имя Святой Троицы. О чудо милосердия Божия! Ведь это были Ангелы Божии. Когда дело разъяснилось и все узнали о милости Господа, епископ призвал девицу и сказал ей: “Не утаи от меня и откровенно скажи, какое доброе дело ты сотворила перед Богом?” Она ответила: “Какое же, Владыко, может быть доброе дело от блудницы? Разве только то, что однажды Господь привел мне спасти от смерти человека, которого мучили заимодавцы, и он хотел наложить на себя руки. Я отдала ему все свое имение, он им уплатил свои долги и таким образом был спасен.” И, к удивлению всех, девица после этих слов тотчас скончалась. Тогда все прославили Бога и Патриарх воскликнул: “Праведен еси, Господи, и правы суды Твои! И слава Тебе, творящему великие чудеса!” (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 604).

389. Старец не разрешил монаху больше одного раза напоминать о долге, чтобы не опечалить должника

См. также: Долг; Должник.

Монах спросил старца: “Если брат должен мне немного денег, то позволишь ли мне попросить у него их возвращения?” Старец ответил: “Скажи ему один раз со смирением.” — “Если я скажу ему один раз и он ничего не даст мне, что тогда мне делать?” — “Более одного раза не проси.” — “И что же мне делать, когда я не могу победить своих помышлений, понуждающих беспокоить брата о возвращении денег?” — “Предоставь помышлениям угнетать себя, но ничем не опечаль своего брата, потому что ты — монах.” (Еп. Игнатий. Отечник. С. 470. № 64).

390. Любовь к ближним выше заучивания, переписывания Писания и чудотворений

Некогда три инока, не имевшие в сердцах своих любви к ближним, пришли к одному опытному в духовной жизни старцу и стали хвалиться своими делами. Первый сказал: “Я выучил наизусть Ветхий и Новый Заветы, что мне будет за это?” Старец отвечал: “Воздух ты наполнил словами, а все-таки пользы тебе от твоего труда нет.” За первым второй приступил и тоже спросил: “А я, отче, все Священное Писание переписал для себя!” Старец сказал: “И тебе нет пользы.” Тогда третий воскликнул: “А я, отче, чудеса творю!” — “И тебе нет пользы, — сказал и этому старец, — ибо и ты любовь отогнал от себя.” Потом, обратившись ко всем, сказал: “Если хотите спастись, имейте ко всем любовь и милости прилежите и тогда спасетесь.” (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 395).

391. Во время голода ради любви к ближним святитель Ефрем оставил пустынную келию и вышел на подвиг служения ближним

См. также: Подвиг.

Когда настал сильный голод в городе Едессе, святой Ефрем, этот божественный муж, сжалившись над поселянами, погибавшими от голода, пришел к богатым гражданам и сказал им: “Отчего вы не имеете сострадания к погибающим людям и гноите свое богатство к осуждению душ ваших?” Они, придумав будто бы благовидную отговорку, сказали святому: “У нас некому доверить раздачу хлеба голодным, потому что все занимаются торговлей.” Добродетельный Ефрем сказал им: “Отныне я буду вместе с вами попечителем о бедных.” Взяв у них серебро, он устроил дома с разными отделениями, поставил в них до трехсот кроватей, заботился о больных и кормил голодных, погребал умиравших, а у кого была еще надежда на жизнь, за теми ухаживал. Одним словом, всем, кто прибегал к нему, он каждодневно давал пристанище и продовольствие из того, что ему доставляли. По прошествии года, когда настало благоденствие, и все пошли по своим домам, этот достославный муж, не имея уже дела для себя, опять вернулся в свою келию и спустя месяц умер, наследовав блаженную землю кротких. Сверх других его подвигов Бог напоследок доставил ему и это служение для получения славнейших венцов за кротость нрава. (Лавсаик. С. 242).

392. Авва Аполлон до глубокой старости проходил подвиг служения больным

См. также: Подвиг.

Авва Аполлон в продолжение двадцатипятилетнего пребывания на Нитрийской горе подвизался таким образом: покупал в Александрии на деньги, приобретенные собственными трудами, все необходимое для врачебных и келейных потребностей. Он опекал всю братию во время болезни. Бывало, с раннего утра до девятого часа ходит он около обители и монастырей по всем кущам. Отворяет двери и смотрит, не лежит ли кто. С собой он носил изюм, гранаты, яйца, пшеничный хлеб — все, что бывает нужно больному. Такой образ жизни раб Христов вел до глубокой старости. Перед смертью он передал все свои вещи другому, подобному себе, упросив его проходить это служение. (Лавсаик. С. 40).

393. Авва Пимен любовью и смирением покорил огорченного старца

См: также: Ближний; Мудрость; Терпение.

До прихода аввы Пимена с учениками в Египет жил там один старец, который имел большую известность и был уважаем. Но люди оставили его и стали ходить к авве Пимену, когда он с братией пришел из скита. Это огорчило Пимена. Он сказал братьям: “Что нам делать с тем великим старцем? Прискорбно, что все оставили его и обратились к нам, людям ничтожным. Как бы нам утешить старца? Приготовьте снеди, — сказал Пимен, — и возьмите меру вина, пойдем к старцу и разделим вместе с ним трапезу. Может быть, через это утешим его.” Взяли пищу и отправились. Когда постучались в дверь к старцу, ученик его, услышав, спросил: “Кто вы?” Они отвечали: “Скажи авве, что Пимен желает принять благословение от него.” Когда ученик сказал об этом старцу, тот отвечал: “Уходи, мне недосуг.” Авва же Пимен и братия стояли на жаре и говорили: “Не уйдем отсюда, пока не удостоимся видеть старца.” Старец умилился их смирению и терпению и отворил им свою келию. Они вошли и вместе пообедали. Во время обеда старец сказал им: “Истинно говорю вам, много я слышал о вас, но на деле вижу в вас во сто раз более.” С того дня они подружились. (Достопамятные сказания. С. 187. № 4).

394. Старец принял на себя половину предполагаемого греха брата, и только после этого тот решился жить вместе с ним

Жили два брата. Один из них был старец, другой — молодой. Старец предложил молодому жить вместе. Тот отвечал: “Я — грешен, мы не можем жить вместе.” Старец сказал: “Можем.” И снова стал просить его о том же. Старец был самой чистой жизни и не хотел даже слышать, что монах может иметь когда-либо лукавое помышление. Молодой сказал ему: “Дай подумать в течение этой недели, потом опять поговорим.” Когда по прошествии недели старец пришел к нему, он, желая испытать старца, сказал: “Авва! На этой неделе я впал в великое искушение.” Старец спросил: “И хочешь покаяться?” Когда молодой монах выразил желание покаяться, старец сказал: “Половину этого греха я принимаю на себя.” Тогда молодой согласился: “Теперь мы можем жить вместе.” И они пребывали вместе до своего переселения в вечность. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 469. № 62).

395. Отшельник повелел изгнать из обители падшего брата; авва Пимен, узнав об этом, призвал к себе брата и был с ним очень ласков; он пригласил отшельника и притчей о мертвеце вразумил его

См. также: Осуждение.

В неком общежитии один из братий подвергся греховному искушению. Жил в тех местах отшельник, не выходивший из келии много лет. Отец общежития пришел к старцу и поведал ему о брате, подвергшемся искушению. Старец повелел изгнать его из обители. Брат, выйдя из общежития, зашел в пещеру и там предался плачу. Случилось проходить тут братиям, шедшим к отцу Пимену. Они услышали плач и, войдя в пещеру, нашли брата в великой скорби. Они упрашивали его пойти вместе с ними к отцу Пимену, но он не захотел, а сказал: “Оставьте меня, пусть уж лучше здесь умру.” Братия, придя к отцу Пимену, рассказали ему об этом. Авва упросил их сходить к брату и сказать, что авва Пимен зовет его. Брат пришел. Увидев его очень печальным, старец встал, заключил его в свои объятия, обошелся с ним очень приветливо и упросил его вкусить с ним пищи. Между тем авва Пимен послал одного из живших при нем братии к отшельнику со следующим приглашением: “С давних лет желаю видеть тебя, слышав о тебе, но, по общей лености нашей, мы доселе не виделись друг с другом. Ныне же по усмотрению воли Божией и по встретившейся нужде прийти тебе сюда приди и увидимся.” Этот старец давно не выходил из своей келии. Услышав такое приглашение, он сказал сам себе: “Если б Бог не возвестил старцу, то он не послал бы за мной.” Он встал и пришел к авве Пимену. Они радостно приветствовали друг друга и сели. Пимен сказал старцу: “В одном месте жили два человека и оба имели по мертвецу. Один из них оставил своего мертвеца и пошел плакать над мертвецом другого.” Эти слова привели старца в умиление, он вспомнил о своем поступке, а авва Пимен сказал ему: “Высокий, высокий! Ты на Небе, а я на земле.” (Еп. Игнатий. Отечник. С. 338. № 71).

396. Ради молитв заболевшего брата два других сжали поле, которое они нанялись убрать втроем; по окончании работы они принудили неработавшего брата взять часть заработанного

Однажды три брата отправились на жнитво и нанялись убрать отведенное им поле. Один из них с первого дня почувствовал себя больным и вернулся в свою келию. Два остались жать. Один из них сказал другому: “Брат! Ты видишь, что третий брат наш заболел, воодушевись ревностью, — воодушевлюсь и я ею в надежде на Бога. За молитвы брата нашего вдвоем сделаем дело, за которое взялись втроем, выжнем участок.” Когда, таким образом, они выжали все поле и пришли получать плату за труд, то пригласили заболевшего брата, сказав ему: “Приди, брат, получи плату за свой труд.” Он отвечал им: “Какую плату, когда я не жал?” Они сказали на это: “Твоими молитвами совершена жатва, приди получи плату.” Из-за этого у них возник спор. Он говорил: “Не возьму денег, потому что я не работал.” Они не хотели успокаиваться, пока тот не возьмет своей части. Не договорившись, все трое пошли судиться к некоему великому старцу. Первый брат рассказал старцу: “Мы пошли втроем жать поле за плату. Когда пришли на место жатвы, я в самый первый день заболел и возвратился в келию, не в состоянии даже в течение одного дня принять участие в работе. Ныне они принуждают меня, говорят: “Брат, приди получи плату за работу, которую ты не делал.” Другие два брата пояснили: “Если б мы жали втроем, то лишь с великим трудом могли бы выжать такой участок. За молитвы же нашего брата мы вдвоем убрали поле скорее, чем могли бы убрать втроем, потому и сказали ему: “Приди получи причитающуюся тебе плату.” А он не хочет сделать этого.” Старец, услышав такой спор, удивился и сказал одному из своих монахов: “Ударь в било, чтоб братия, находящиеся по келиям, сошлись все сюда.” Когда они пришли, старец сказал им: “Придите, братия, послушайте праведный суд.” Потом он пересказал им все слышанное от братии и присудил первому брату взять причитавшуюся ему плату, употребить ее по своему усмотрению. И вышел этот брат печальным и плакал. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 521. № 147).

397. Любовью, кротостью и незлобием преподобный Авраамий обратил многих язычников ко Христу

См. также: Кротость; Незлобие; Терпение.

Преподобный Авраамий жил среди язычников, из которых одни ругали его и вынудили уйти, а другие надоедали ему постоянными просьбами о помощи. Тем, что получал от православных, Авраамий делился с ними и через это, сказано, “освобождался от ругательных мучений.” И чем же все кончилось? Язычники, пораженные человеколюбием преподобного, построили христианскую церковь и сами стали христианами. А Авраамия умолили быть у них священником. Так кротость и незлобие победили зло и ненависть и умножили стадо Христово. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 486).

398. Принять гостя с любовью для старца было выше, чем исполнить полностью все дневное правило

См. также: Гостеприимство.

Брат посетил старца и, уходя от него, сказал: “Авва! Прости меня, я помешал тебе совершить твое правило.” Старец отвечал: “Мое правило — принять тебя по заповеди странноприимства и отпустить с миром.” (Еп. Игнатий. Отечник. С. 506. № 119).

399. Для пользы Церкви блаженный Афраат оставил уединение и пришел в город для утверждения жителей в Православии

См. также: Ересь; Церковь.

Воспитанный в тиши и решивший жить в уединении авва Афраат, как говорится, был далеко от стрел мирской суеты. Но, увидев жестокость еретической брани (ересь Ария), пренебрег собственной безопасностью и, оставив на время уединение, сделался предводителем сонма благочестивых (православных), всегда приобретавших победы жизни словом и чудесами, но никогда не побеждаемых. Император Валент, увидев его, когда он шел к месту воинского учения, где тогда собрались почитатели Троицы (некто, увидев его идущим по берегу моря, указал на него Валенту, смотревшему в окно), спросил, куда он направляет свой путь. Тот отвечал, что идет сотворить молитву за вселенную и за царство. Валент снова спросил: “Зачем же ты, избравший уединенную жизнь, оставил уединение, без опасения идешь на площадь?” Афраат, говоря обыкновенно притчами в подражание Господу, отвечал: “Скажи мне, государь, если бы я был девой и, будучи скрыт в каком-либо потаенном тереме, увидел, что огонь объял дом моего отца, что бы ты посоветовал мне делать? Сидеть в своем тереме и спокойно смотреть, как огонь истребляет дом? Но, таким образом, и я сделался бы жертвой пожара. Если же скажешь, что я должен был бежать, носить воду, тушить огонь, то не укоряй меня, когда я именно это и делаю. Если же ты укоряешь меня за то, что я оставил уединение, то не справедливее ли было бы тебе укорить себя за то, что ты внес огонь в дом Божий (Валент всеми мерами насаждал арианство), а не меня, вынужденного тушить этот огонь? Что необходимо идти на помощь отцовскому дому, в этом ты со мной согласен, А то, что Бог есть Отец наш, что Он ближе земных родителей, ясно даже и для совершенно не сведущего в вещах божественных. Итак, собирая питомцев благочестия и доставляя им божественную пищу, мы не удаляемся от цели и не делаем ничего против прежде принятого намерения.” Когда он сказал это, Валент замолчал, признав оправдание правильным. (Блж. Феодорит. История боголюбцев. С. 100).

Любовь к ближнему выше поста.

400. Дерево, склонившись по молитве старца-странноприимника, показало превосходство его делания над постом отшельника

См. также: Гостеприимство.

Рассказывали о некоем старце, жившем в Сирии близ дороги. Делание его состояло в том, что он во всякое время дня и ночи принимал монахов, приходивших из пустыни, и с любовью предлагал им трапезу. Однажды пришел к нему отшельник. Старец просил его вкусить пищи, но отшельник отказался, сказав: “Сегодня я пощусь.” Поститься тогда значило вовсе не употреблять пищи. Старец огорчился и сказал: “Помолимся Богу! Вот дерево. Последуем воле того из нас, по молитве которого оно наклонится.” Отшельник преклонил колена и помолился, но ничего не произошло. Потом преклонил колена и старец-странноприимец, вместе с этим тотчас наклонилось дерево. Увидев это, они возрадовались и прославили Бога. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 506. № 120).

401. Египетские старцы допускали нарушение поста ради гостеприимства

См. также: Гостеприимство; Пост.

Авва Кассиан рассказывал: “Некогда пришли мы, я и святой Герман, в Египет к одному старцу. Когда он принял нас с любовью, мы спросили его: “Почему вы, принимая чужестранных братии, нарушаете правило поста, соблюдаемое у нас в Палестине?” Старец отвечал: “Пост всегда со мной, а с ними я не могу быть всегда. Пост, хотя полезен и необходим, однако ж он в нашей воле, а исполнение дел любви обязательно, ибо требуется Законом Божиим. В вашем лице принимая Самого Христа, я должен служить вам со всем усердием. А упущение против правила поста могу восполнить, когда отпущу вас. Ибо не могут ...поститься сыны чертога брачного, пока с ними жених ... когда отимется от них жених, тогда будут поститься в те дни. (Мк. 2:19-20; Мф. 9:15). (Достопамятные сказания. С. 123. № 1).

402. Авва Моисей нарушил заповедь о посте ради гостеприимства и был оправдан клириками

См. также: Гостеприимство.

Некогда в скиту дано было братиям повеление поститься всю неделю. В это самое время пришли к авве Моисею братия из Египта. Старец сварил для них немного кашицы. Соседи, увидев дым, сказали клирикам: “Моисей нарушил повеление, варил у себя кашицу.” Клирики отвечали: “Когда придет, мы скажем ему об этом.” Когда наступила суббота, клирики, зная высокую жизнь аввы Моисея, сказали ему перед всем народом: “Авва Моисей! Ты нарушил заповедь человеческую, но исполнил заповедь Божию!” (Достопамятные сказания. С. 157. № 5).

403. Подвижник Маркиан убедил пустынника Авита ради любви вкусить пищу ранее положенного времени

См. также: Пост; Рассудительность; Самоукорение.

Однажды пустынник Авит, узнав о великих подвигах подвижника Маркиана, пришел его навестить. Когда они насладились беседой и узнали добродетели друг друга, то в девятый час вместе совершили молитвословие, а Евсевий (ученик Маркиана) вошел к ним, неся кушанье и хлеб. Великий Маркиан сказал благочестивому Авиту: “Пойди сюда, возлюбленнейший мой, и вкусим вместе от этой трапезы.” Он же отвечал: “Не помню, чтобы я когда-нибудь принимал пищу прежде вечера, а часто даже по два и по три дня провожу без пищи.” Великий Маркиан сказал: “Ради меня измени ныне свое обыкновение, потому что я, имея болезненное тело, не могу дожидаться вечера.” Когда и этими словами он не убедил чудного Авита, то вздохнул и сказал: “Я очень беспокоюсь и душевно мучаюсь: ты предпринял такой труд, чтобы увидеть человека трудолюбивого и любомудрого, а увидел корчемника и человека невоздержного.” Но чудный Авит опечалился этими словами и сказал, что для него приятнее было бы употребить мясо, чем услышать это (о Маркиане). Тогда великий Маркиан сказал: “И мы, любезный, проводим жизнь, подобно тебе, держимся того же порядка подвижничества, предпочитаем труды покою, пост ценим выше пищи и принимаем ее обыкновенно при наступлении ночи, но вместе с тем знаем, что дело любви дороже поста. Первое есть дело Божественного законоположения, последнее же — нашего произволения. Но Божественные законы должно уважать гораздо более трудов, предпринимаемых нами по собственной воле.” Так рассуждая, приняв немного пищи и восхвалив Бога, они прожили вместе три дня и разлучились телом, но не духом. Итак, как не подивиться мудрости этого мужа, по которой он знал и время поста, и время любомудрия, и время братолюбия, и различие отдельных добродетелей, какая какой должна уступать и какой по временам предоставлять преимущество. (Блж. Феодорит. История боголюбцев. С.56).

Любовь к Богу.

См. также: Кончина праведника. № 344; Мученичество. № 572; Отречение от монашества. № 692; Родители. №№ 955, 957; Свет Божественный. № 995; Твердость. № 1125.

404. Авва Антоний больше аввы Аммуна любил Бога, и поэтому его имя больше прославлялось между людьми

Авва Аммун Нитрийский пришел к авве Антонию и говорит ему: “Я больше тебя тружусь, почему же твое имя больше прославилось между людьми, чем мое?” Авва Антоний ответил: “Потому, что я больше люблю Бога, чем ты” (Достопамятные сказания. С. 42. № 1).

405. Непоколебимость женщины с ребенком, желавшей умереть за Христа, побудили военачальника отказаться от исполнения приказа Юлиана

См. также: Мученичество; Непоколебимость; Смерть за Христа; Твердость; Христианин истинный.

При императоре Юлиане Отступнике христианские храмы были закрыты, и потому христиане для совершения богослужений стали собираться в поле. Юлиан узнал об этом и велел одному из военачальников всех собиравшихся там умертвить. Начальник был человеком добрым и, щадя христиан, предупредил их о царском повелении. Между тем рано утром увидел он одну женщину, которая с ребенком на руках быстро вышла из дома и так же быстро прошла мимо солдат императора. Начальник повелел взять ее и привести к себе. Когда ее привели, он спросил: “Убогая жена, куда так рано спешишь?” Она отвечала: “В поле, где христиане собираются.” Начальник сказал: “Да разве ты не слышала, что туда придет посланный от царя и всех, кого застанет там, убьет?” — “Слышала, — отвечала женщина, — потому и спешу, чтобы умереть за Христа.” — “Да зачем же, если так, младенца несешь с собой?” — “Затем и несу, — отвечала она, — чтобы и он мучения сподобился.” Услышав это, начальник отпустил своих воинов, пошел к царю и сказал: “Если велишь мне умереть, я готов, но исполнить твоего приказания относительно христиан не могу.” И рассказал о своей встрече с женщиной. (Прот. В. Гурьев. Пролог).

406. Из-за любви к Богу юноша-ювелир добавил своего золота в крест, изготовленный им по заказу вельможи; когда вельможа узнал об этом, то усыновил его

Один юноша владел ювелирным искусством — делал из золота разную утварь. Некий богатый вельможа призвал его к себе, дал ему много золота и повелел сделать из него крест для церкви. Возвратившись от вельможи, юноша задумался и сказал самому себе: “Великую награду получит вельможа от Господа за столь большое пожертвование. Почему же вместе с ним и мне не сделаться участником в награде от Господа? Положу в крест хоть немного и своего золота и буду надеяться, что и мою жертву примет Господь так же, как принял две лепты евангельской вдовицы.” И с этими словами вложил в крест и своих десять златниц. Когда крест был готов, юноша принес его вельможе. Тот положил крест на весы. Увидев, что он тяжелее выданного им золота, заподозрил юношу в краже и сказал: “Зачем ты украл золото, заменив его каким-то другим металлом?” — “Сердцеведец Бог видит, что я ничего из твоего золота не присвоил себе, но я возревновал о той награде, которая будет тебе, и пожелал сам быть в ней участником, потому и со своей стороны вложил в крест десять златниц, веруя, что Бог примет их так же, как принял две лепты евангельской вдовицы.” Вельможа изумился и сказал юноше: “О, сын мой, неужели на самом деле ты поступил так?” — “Ей, владыко, — отвечал юноша, — как рассказал тебе, так и поступил.” Тогда вельможа воскликнул: “Итак, если ты подлинно из любви к Богу отдал Ему свое добро, желая иметь от Него вместе со мной часть награды, то знай, что с этого же дня я усыновляю тебя и делаю наследником всего моего имения.” Слова эти вельможа не замедлил привести в исполнение. И он, и юноша, пожив вместе в любви и мире, оба получили спасение. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 17).

407. Аввы Пимен и Анув отказались от свидания с матерью из-за любви к Богу

После того, как авва Пимен и авва Анув удалились в пустыню, мать захотела видеть их. Она часто приходила к их келии и уходила, не достигнув желаемого. Выждав удобную минуту, она неожиданно явилась перед ними в то время, как они шли в церковь. Увидев ее, монахи поспешно возвратились в келию и заперли за собой дверь. Она встала перед дверью и с плачем призывала их. Тогда авва Анув подошел к авве Пимену и спросил: “Что нам делать с нашей матерью, которая плачет у дверей?” Авва Пимен пошел к дверям; услышав, что она продолжает плакать, он, не отворяя дверей, сказал ей: “Зачем ты так кричишь и так плачешь, будучи уже истощена старостью?” Она, узнав голос сына, закричала еще сильнее, говоря: “Потому что я хочу видеть вас, сыновей моих! Что из того, если я увижу вас? Не мать ли я вам? Не я ли родила вас? Не я ли вскормила вас? Я уже вся седая! Когда я услышала твой голос, внутри у меня задрожало!” Пимен сказал ей: “Сейчас ли хочешь видеть нас или в Будущем Веке?” Она отвечала: “А если сейчас не увижу вас, сыновей моих, то увижу ли потом?” — “Если с благодушием откажешься от свидания здесь, то увидишь там.” Этими словами она утешилась и пошла с радостью, говоря: “Если увижу вас там, то здесь уже не хочу видеть.” (Еп. Игнатий. Отечник. С. 319. № 7).

408. Авва Иоанн 24 года не видел свою сестру; уступая ее просьбам, он пришел к ней, но не был узнан; сотворив молитву, он ушел обратно в монастырь, ибо любовь к Богу в нем превосходила любовь к родным

См. также: Монах.

Авва Иоанн, живший в горе, называемой Каламон, имел сестру, которая с детства посвятила себя святому подвижничеству. Она воспитала своего брата авву Иоанна и внушила ему, чтобы он, оставив суету мира, принял монашество. Вступив в монастырь, он не выходил из обители в течение двадцати четырех лет и не виделся с сестрой. Она же очень хотела увидеться с ним. Потому часто писала ему письма, в которых просила посетить ее прежде исшествия из тела, чтоб ей присутствием его утешиться в любви Христовой. Иоанн извинялся, не желая выйти из монастыря. Честная раба Божия, сестра его, написала очередное письмо, в котором было сказано: “Так как ты не хочешь прийти ко мне, необходимо мне прийти к тебе, чтобы по прошествии столь долгого времени я удостоилась поклониться святой твоей любви.” Иоанн, прочитав это, очень опечалился и так рассуждал сам с собой: “Если я позволю сестре прийти ко мне, это даст повод и другим родственникам и знакомым навещать меня.” Он решил, что лучше сам посетит сестру. Пошел к ней, взяв с собой двух братий, иноков своего монастыря. Когда они пришли к дверям уединенного дома, в котором жила сестра, Иоанн сказал громким голосом: “Благословите, примите странников!” На голос вышла его сестра, отворила дверь и не узнала брата. Он не сказал ни слова, чтоб не выдать себя голосом. Монахи, бывшие с ним, сказали ей: “Просим тебя, госпожа и мать, повели нам дать воды для утоления жажды, потому что мы устали с дороги.” Им подали воды, и они попили. Потом, сотворив молитву, возблагодарив Бога и простившись с рабой Божией, возвратились в монастырь. По прошествии нескольких дней Иоанн опять получает от сестры письмо, в котором она приглашает его прийти к ней для свидания прежде ее кончины для совершения молитвы в ее келии. Он написал ей ответ и послал его с монахом своего монастыря. В ответе было сказано: “По благословению и милости Христа моего я приходил к тебе, и никто не узнал меня. Ты сама выходила к нам, подала воды, я принял ее из твоих рук и пил, и, возблагодарив Господа, возвратился в монастырь. Довольно для тебя, что ты видела меня. Более не стужай мне, но моли о мне непрестанно Господа нашего Иисуса Христа.” (Еп. Игнатий. Отечник. С. 298).

409, Ученик из-за любви к Богу и старцу отказался от посещения матери

См. также: Любовь к старцу; Старец.

Однажды старец со своим учеником Марком, выйдя из скита, пошел на Синайскую гору и там остался. Мать Марка отправила к нему посыльного и со слезами умоляла его отпустить ее сына, чтобы посмотреть на него. Старец отпустил Марка. Марк приготовил милоть (одежду), чтобы идти к матери, и пришел проститься со старцем, но вдруг начал плакать — и не пошел. (Достопамятные сказания. С. 167. № 4).

410. Из-за любви к Богу преподобный Макарий отказался выйти к своему отцу

Двенадцати лет от роду преподобный Макарий Унженский тайно покинул родителей и ушел в Печерский монастырь. Родители искали своего сына повсюду, тосковали и плакали неутешно. Спустя три года отец, случайно узнав от одного из печерских иноков о местопребывании сына, пришел в обитель и со слезами умолял архимандрита показать ему сына-инока. Дионисий вошел в келию и сказал Макарию: “Отец твой хочет видеть тебя.” Но Макарий отвечал: “Отец мне Господь Бог мой, а после Господа отец мне ты, учитель мой!” Родитель Макария, стоя у окна келии и слыша голос сына, с радостью и со слезами сказал: “Сын мой, покажи лицо твое мне, отцу твоему!” Макарий отвечал родителю: “Невозможно нам видеться здесь, ибо Господь говорит в Евангелии: “Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня” (Мф. 10:37). Иди с миром домой. Ради любви твоей я не хочу лишиться любви Господа моего.” Родитель стал плакать и говорить: “Разве я не радуюсь о твоем спасении? Желаю видеть лицо твое и немного побеседовать с тобой!” Но инока не тронули слезные просьбы родителя. Схватив руку сына, отец облобызал ее и сказал: “Сладкий сын мой, спасай свою душу и молись о нас Господу, да и мы будем спасены твоими молитвами!” Родитель ушел домой и рассказал супруге своей о сыне. Они радовались и славили Господа. (Троицкий патерик. С. 347).

411. Имея любовь к Богу, авва Феодосии был совершенен в обращении с людьми

См. также: Бесстрастие.

Божественный Феодосии так пронзен был сладкой стрелой любви и так связан ее узами, что делом исполнял высокую божественную заповедь: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим... (Мф. 22:37. Мк. 12:30. Лк. 10:27). А это могло быть не иначе, как через устремление всех естественных сил души не к каким-либо настоящим вещам, но единственно к возжеланию Создателя. Таким образом, он и тогда, когда умолял, был многим страшен и тогда, когда укорял, — любезен и во всем приятен. Кто настолько полезен, как он, даже при обращении со многими? Кто столь искусен собирать чувства и обращать их внутрь так, чтобы среди самих волнений пребывать в большей тишине, нежели среди пустыни, и быть одинаковым в многолюдстве и уединении! (Афонский патерик. Ч. 1. С. 428).

412. О богоугодной жизни аввы Виссариона

Авва Виссарион родился в Египте. В отроческих летах научился священным книгам, и Божественный свет воссиял в его сердце: он возлюбил Бога всей душой с самого юного возраста и никогда не осквернил преподанного ему Святого Крещения никаким греховным делом. Сохранив в себе красоту образа Божия, он удалился в пустыню и добился особенной благодати от Бога, Который совершал посредством его необыкновенные знамения, подобные знамениям, совершенным великими пророками. Проведя жизнь в богоугождении и достигнув глубокой старости, он отошел в Горние обители. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 78. № 1).

413. За любовь к Богу и ближним священник получил исцеление от святого Архангела Михаила

См. также: Архангел Михаил; Болезни; Исцеление.

Жена петербургского протоиерея Ольга Ивановна Беляева сообщила о следующем событии из жизни своего отца, ныне покойного протоиерея Иоанна Беляева. Отец Иоанн по душе своей был очень добр и милостив к бедным, смиренен и кроток сердцем и ближнего своего, действительно, любил, как самого себя. С молодых лет он страдал неизлечимой болезнью — астмой и грудной жабой. Приступы жестокой болезни были столь часты, что смерть грозила ему ежеминутно. В один из великих праздников он шел в храм Божий для служения Божественной литургии. На пути от дома к храму лежал огромный камень. Подойдя к нему, отец протоиерей почувствовал себя плохо и без сознания упал на него. В тот же момент он увидел перед собой Архистратига Михаила с огненным мечом и копьем, который сказал ему: “За твою любовь к Богу и ближним я умолил Всевышнего о даровании тебе совершенного здравия.” При этом он своим копьем прикоснулся к его плечу и все внутри него наполнилось чувством жизни; в совершенном здоровье он встал и пошел служить Божественную литургию. С этого дня и до глубокой старости он не чувствовал сердечных приступов и умер совершенно от другой болезни. (Троицкие листки с луга духовного. С. 98).

Любовь к врагу.

См. также: Великодушие. № 114; Незлобие. №№ 631-632.

414. Инок спас своего недоброжелателя от смерти

Братия, путешествуя и заблудившись, спросили встречных, как найти им дорогу. Те же, будучи злодеями, указали им дорогу в пустынные места, а один пошел за ними, чтобы ограбить их, и советовал перейти через ров. Когда же он начал переходить, крокодил устремился на разбойника, но раб Божий стал кричать злодею, указывая ему на зверя. Тот, спасшись, благодарил его и удивлялся его любви. (Древний патерик. 1874. С. 371. № 33).

415. Из-за вражды одного брата старец оставил монастырь и затворился в келии, когда же братия пришли звать его обратно, он принял с любовью враждовавшего с ним и вернулся обратно

См. также: Незлобие.

Рассказывал об авве Мотие его ученик авва Исаак. Старец сперва построил монастырь в Гераклее. Потом пошел он в другое место и там построил еще один монастырь. Но, по действию диавола, нашелся тут один брат, который возводил вражду на старца и оскорблял его. Старец ушел в свое село, построил там себе еще один монастырь и заключился в нем. Спустя некоторое время пошли к нему старцы того монастыря, из которого он удалился, взяли с собой и брата, который огорчал его. Они направились с тем, чтобы просить его возвратиться в их обитель. Когда они пришли к тому месту, где жил авва Мотий, то оставили близ него свои милоти (одежду) и брата, который огорчал старца. Как только они постучались, старец приставил небольшую лестницу, начал всматриваться, узнал их и спрашивает: “Где же ваши милоти?” Они отвечают: “Вон там-то и с таким-то братом.” Старец, услышав имя брата, который оскорблял его, обрадовался, взял топор, разломал двери и побежал туда, где был брат. Первым поклонился ему, обнял его и привел в свою келию. Целых три дня он утешал их, чего прежде, по своему обыкновению, не делал. Наконец, отправился вместе с ними в монастырь. (Достопамятные сказания. С. 170. № 2).

416. Мученик подарил женщине, предавшей его, золотой перстень

Христианин был предан своей рабой на мучение. Перед смертью, увидев рабу, предавшую его, он дал ей золотой перстень, говоря: “Благодарю тебя, что была ты для меня виновницей стольких благ.” (Древний патерик. 1874. С. 370. № 31).

Любовь к животным.

417. Старец отличался необычайным милосердием не только к людям, но и к животным

См. также: Кротость; Незлобие; Нестяжательность.

В Александрии, в Эннате, мы пришли для назидания в монастырь аввы Иоанна. Здесь нашли мы дряхлого старца, прожившего около восьмидесяти лет в монастыре. Он был так милосерд не только к людям, но и к бессловесным животным, что нам не приходилось встречать другого, подобного ему. Что делал старец? У него не было другого занятия, кроме следующего. Встав рано, он отправлялся кормить собак, живших в Лавре. Потом насыпал муки малым муравьям и пшеницу большим, размачивал сухари для птиц. Проводя так жизнь в монастыре, он не оставил ни свечи, ни блюда — словом, ничего из земных вещей. Никогда, даже и на один час, он не завладевал ни книгой, ни деньгами, ни одеждой, но все раздавал нуждающимся, устремив все заботы на грядущие блага Вечной Жизни. (Луг духовный. С. 218).

Любовь к иноверцу.

418. Любовь старца отвратила манихея от его заблуждения

См. также: Еретик.

Был в Египте старец, живший в пустынном месте. Вдали от него жил другой старец — манихей, которого принадлежавшие к его секте называли пресвитером. Манихей, желая посетить одного из своих единомышленников, отправился к нему. Ночь застигла его в том месте, где жил православный и святой муж. Манихей хотел постучаться в двери келии и попроситься на ночлег, но медлил; он понимал, что старец знает о его ереси, и потому смущался, предполагая отказ в приеме. И все-таки нужда заставила постучаться. Старец отворил дверь, узнал его, принял радостно, угостил трапезой и уложил спать. Манихей улегся и размышляя о приеме, удивлялся, говоря сам себе: “Он не выразил никакого подозрения по отношению ко мне! Поистине он раб Божий.” Встав рано утром, манихей упал к ногам старца и сказал: “С этого часа и я — православный и не отступлю от тебя.” Он остался жить при старце. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 507. № 122).

Любовь к падшему

419. Из-за любви к падшему авва Лот взял на себя половину греха брата

См. также: Покаяние.

Некто рассказывал, что один брат, впавший в грех, пришел к авве Лоту. В смущении он входил и опять выходил из келии и не мог усидеть. Тогда авва Лот спросил: “Что у тебя, брат?” Тот отвечал ему: “Я совершил большой грех и не могу открыть его отцам.” Старец сказал ему: “Исповедай свой грех мне, и я возьму его на себя.” Тогда брат сказал старцу: “Я пал в блуд и неистово стремился достичь его.” — “Не унывай, — сказал ему старец, — еще есть покаяние. Пойди, оставайся в пещере и постись по два дня, а я принимаю на себя половину твоего греха.” По прошествии трех недель старцу было открыто, что Бог принял покаяние брата, и брат пребыл в послушании у старца до самой своей смерти. (Достопамятные сказания. С. 135).

Любовь к птицам

420. Преподобный Пафнутий любил грачей и охранял их; сын воеводы, подстреливший птицу, застыл в повернутом положении

См. также: Исцеление; Наказание.

Место, где была обитель преподобного Пафнутия Боровского, было окружено густым лесом. Множество грачей гнездилось там. Любвеобильный игумен не дозволял губить птиц или трогать птенцов. Однажды сын городского воеводы, проезжая мимо, пустил в них стрелу и убил одну птицу. Он был рад своей ловкости и, обернувшись, хвалился перед своими спутниками. Но вдруг почувствовал, что голова его так и осталась повернутой. Он никак не мог вернуть ее в естественное положение. Видя в этом наказание Божие, сын воеводы пошел к преподобному и просил у него прощения. Преподобный с улыбкой сказал ему: “Отомстил тебе Бог за кровь неповинной птицы.” И, отслужив молебен, осенил его крестом, после чего голова встала на свое место. (Троицкий патерик. С. 241).

Любовь к родине.

См. также: Родина. №№ 952-953.

Любовь к родителям.

421. О любви к матери святителя Иоанна Златоуста

См. также: Родители.

Святитель Иоанн Златоуст, лишившись в молодых годах отца, ушел в Афины. Изучив там книжную премудрость, он возвратился на родину в Антиохию, решил покончить с миром и принять иноческий образ. Задуманное, однако, нескоро ему удалось привести в исполнение и вот почему. Его мать Анфуса, узнав о его намерении, чрезвычайно огорчилась и решила остановить его. Призвав его к себе, она, обливаясь слезами, сказала ему: “Божиим изволением суждено, чадо, тебе сиротство, а мне вдовство. Ты знаешь, ничто не могло заставить меня вступить во второй брак и привести другого мужа в дом твоего отца. Но как трудно мне было пережить эти годы! Во вдовстве я пребывала, как в буре или в печи огненной, перенося всевозможные искушения, и только ты один был в это время моим утешением, ты, в котором я видела образ твоего родителя. Вот и имение его все сохранено мной, и все приготовлено для тебя на годы твоего мужества. Пожалей же меня, останься со мной и похорони. Тогда можешь свое желание привести в исполнение.” Иоанна тронули мольбы матери, он отложил свое намерение стать иноком, дождался ее смерти и сам похоронил ее. Только после этого, раздав свое имение, освободив рабов, он ушел в монастырь и принял постриг. Итак, ревнители благочестия, имеющие родителей! Не спешите оставлять этот грешный мир и бежать в пустыню. Ваша обязанность успокоить родителей и содержать их во время старости — это ваша прямая, святая и великая обязанность уже только потому, что внушается самим голосом природы, потому и исполнять ее мы должны прежде всего. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 140).

Любовь ко Христу.

422. За любовь ко Христу отец сделал старшего сына Авива наследником своих богатств; Авив разделил богатство между братьями, а свою часть раздал бедным; вскоре он заболел и скончался в мире

См. также: Милосердие; Христос.

Один из отцов рассказал нам: “У некоего мирянина был сын, отличавшийся благочестием, целомудрием и воздержанием во всем. Вина он не пил, душа его стремилась к отшельнической жизни. Отец хотел его пристроить к какому-нибудь делу, но сын не соглашался на это. Между братьями он был старшим. Так как взгляды и стремления отца и сына расходились, то отец постоянно укорял его, ставя ему в вину само его воздержание. “Ты бы взял пример хоть с братьев своих и принялся бы за дело,” — говорил отец. Сын все переносил молча. Между тем все знавшие его любили его за благочестие и скромность. Приблизилась кончина отца. Некоторые родственники и близкие друзья, вообразив, что отец ненавидит своего старшего сына, так как тот часто порицал его, собрались и рассуждали между собой: “Как бы он не лишил наследства этого раба Божия. Пойдем попросим за него.” А старик был богат. Вот приходят к умирающему и говорят: “Мы хотим кое о чем попросить у тебя.” — “В чем же состоит ваша просьба?” — спросил тот. — “О господине Авиве, как бы ты не забыл его в своем завещании.” — “Это вы за него-то просите меня?” — “Да...” — “Позовите-ка его ко мне.” Все думали, что он начнет его бранить по обыкновению. Когда явился старший сын, отец бросился к его ногам со слезами. “Прости меня, чадо, — восклицал умирающий, — и молись за меня Богу, чтобы простил меня, если я чем-либо огорчил тебя. Ты искал Христа, а я предавался мирским заботам.” Потом позвал к себе других сыновей и, указав на старшего брата, сказал: “Вот вам господин и отец! Скажет он: “Вот ваше” — и будет ваше. Скажет: “Нет вам ничего” — и ничего не будет у вас!” Все были поражены этим. Отец тут же скончался. Авив отдал братьям что каждому причиталось из наследства. Получив свою часть, он все раздал бедным, не оставив себе ничего. Вскоре приступил он к устройству келии и, окончив работу, заболел и умер. “Вот какой кончины сподобился он — кончины, достойной той любви, какой он возлюбил Христа!” — говорили все.” (Луг духовный. С. 250).

Любовь к старцу.

См. также: Любовь к Богу. № 409.

Любопытство.

См. также: Святой. № 1001.

423. Человек, из любопытства пожелавший узнать, что делается в келии Акепсима, был наказан параличом

Некто из неблагонамеренного любопытства пожелав узнать, что делает подвижник Акепсим, дерзнул влезть на дерево, посаженное вблизи его келии, но тотчас же пожал плоды своей дерзости. Паралич сковал верхнюю половину его тела. Он с покорностью явился к блаженному и признался в своем поступке. Тот сказал ему, что он возвратит себе здоровье, когда будет срублено дерево. Акепсим приказал срубить дерево для того, чтобы другой кто-нибудь не сделал того же, что сделал этот любопытный, и не потерпел бы подобного наказания. После того, как дерево срубили, действительно, последовало освобождение от наказания. Такую-то благодать получил от подвигоположника этот блаженный муж! (Блаж. Феодорит. История боголюбцев. С. 143).

М

Малодушие.

См. также: Болезни. № 98; Отречение от Бога. № 691.

424. Инок, отказавшийся принять наказание за вину, был вразумлен видением птицы, которая пела усладительно, но была безобразна

См. также: Видение; Вразумление; Нетерпеливость; Тщеславие.

Некий инок однажды в чем-то был обвинен старцами и в этой скорби стал особенно усердно молиться Богу. Но в то же время ему очень тяжким и горьким казалось принять осуждение и он всеми способами старался избежать наказания, в чем и преуспел, уговорив одного брата принять на себя его грех и дать в нем ответ начальнику. В ту же ночь, когда он после обычных пения и молитвы заснул, увидел он во сне некую птицу, которая ходила по земле и не могла летать, потому что не имела крыльев. Эта птица взошла на чудное дерево и начала петь так восхитительно, что ее пение удивило инока. Усладившись пением, он стал внимательно смотреть на птицу и заметил, что в ней только часть целого, только нос и ноги. Инок подумал: хотя птица и безобразна, но зато пение ее весьма усладительно. После этого он проснулся и, под влиянием услышанного пения, исполнился радости и умиления, но от того, что видел, пришел в страх и трепет и, горько заплакав, сказал: “Виденная мной птица есть образ моего лишения, как и сказано про некоторых: наполовину они вышли из мира, наполовину же остались в мирском и плотском мудровании. Поскольку я молился: “Господи, дай мне смирение!” — Господь послал исцелить мою тщеславную душу. А поскольку я оказался нетерпеливым, вот и скорблю.” Так укоряя себя, инок продолжал плакать. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 933).

Мать.

См. также: Библия. № 33; Вера. № 126; Исцеление. № 297; Молитва услышанная. № 513; Мученичество. № 572; Наказание. № 594; Неплодство. № 647; Неразумие. № 658; Родители. № 957; Самоубийство. №№ 979, 981.

425. Услышанная молитва девушки, почтительной к своей матери

См. также: Благодарение; Богородица; Икона; Молитва услышанная; Честность.

Некая бедная девушка, жительница одного северного города, по профессии портниха, после Бога больше всего любила свою мать. Однажды она получила известие, что мать ее при смерти и просит приехать. Девица, не имея на дорогу денег, недолго думая, отнесла в ломбард свою швейную машину и заложила ее за 10 рублей. По приезду к матери она, к великой своей радости, застала ее еще в живых. После встречи с дочерью мать благословила ее и вскоре скончалась. Девица похоронила ее по-христиански и затем вернулась восвояси. Здесь, чтобы выкупить машинку, бедная девица обошла всех своих знакомых, прося взаймы. Но все было тщетно. Никто не отозвался на ее просьбу. Не имея никакой надежды, кроме как на Божию Матерь, Покровительницу бедных, она пришла к иконе Божией Матери “Знамение” в храм, который находился напротив городского вокзала. Здесь со слезами она стала просить Заступницу всех скорбящих помочь ей в ее нужде. Выйдя из храма после молитвы, девица увидела, как два неизвестных, хорошо одетых господина у вокзального подъезда садятся в экипаж. Один из них, застегиваясь перед посадкой, уронил свой бумажник. Между тем лошадь тронулась и карета поехала. Девушка, подняв бумажник, с криком побежала догонять карету, но за топотом лошадей ее голос не был услышан. Только несколько минут спустя, с помощью впереди шедших людей, удалось, наконец, остановить коляску. Девушка подбежала к неизвестным ездокам и отдала оброненные деньги. Владелец бумажника сказал: “Дорогая девица! Вы обладаете ангельской добротой и честностью. Здесь шесть тысяч рублей. По закону вы имеете право рассчитывать на третью часть найденных вами денег.” Он тут же отсчитал ей четыре пятисотенных бумажки и вручил их со словами: “Желаю, чтобы эти деньги, приобретенные вашей честностью, помогли вам в жизни.” Затем он вручил ей свою карточку со словами: “Если вам когда-нибудь нужна будет помощь, то приходите ко мне, Я всегда буду рад вам помочь.” Девица горячо поблагодарила своего благодетеля и тут же вернулась в храм для благодарения Царицы Небесной за неожиданное покровительство. (Троицкие листки с луга духовного. С. 65).

Мелочность.

См. также: Милостыня. № 445.

Местожительство.

См. также: Келия. № 305; Скорби. № 1009.

Месть.

426. Вразумление старцем брата, хотевшего мстить за обиду

См. также: Обида; Терпение.

Некий брат, обиженный другим братом, пришел к авве Сисою Фивейскому и говорит ему: “Такой-то брат обидел меня, я хочу отомстить за себя.” Старец же увещевал его: “Чадо, предоставь лучше Богу дело отмщения.” Брат сказал: “Не успокоюсь до тех пор, пока не отомщу за себя.” Тогда старец сказал: “Помолимся, брат!” И, встав, старец сказал: “Боже! Боже! Мы не имеем нужды в Твоем попечении о нас, ибо мы сами делаем отмщение наше.” Брат, услышав это, пал к ногам старца, сказав: “Не стану судиться с братом, прости меня.” (Древний патерик. 1914. С. 50. № 4).

Милосердие.

См. также: Болезни. № 105; Любовь к ближним. № 387; Любовь ко Христу. № 422; Молитва. № 498; Мудрость. № 535; Награда. № 584; Осуждение. № 684; Праведник. № 865; Самоосуждение. № 964; Самоотречение. № 966; Слава человеческая. № 1014; Спасение в миру. № 1074; Царствие Божие. № 1189.

427. Разбойник Кириак, оказавший милосердие новокрещенным, впоследствии сам был помилован

Один христолюбец рассказал о разбойнике по имени Кириак, который разбойничал в окрестностях Эммауса, теперь это Никополь. Он отличался такой жестокостью и бесчеловечием, что его прозвали волком. В его шайке были не только христиане, но и иудеи, и самаряне. Однажды люди из окрестностей Никополя отправились в Великую субботу во Святой Град для крещения своих детей. После крещения они возвращались, чтобы дома отпраздновать День светлого Христова Воскресения. Навстречу им попались разбойники, но без атамана. Мужчины спаслись бегством. Разбойники — евреи и самаряне, — оставив новокрещенных детей, захватили женщин и совершили над ними насилие. Бежавших мужей встретил атаман и, остановив, спросил: “Что вы бежите?” Те рассказали ему обо всем. Вернув их, он отправился к своей шайке. Узнав, кто совершил гнусное злодеяние, он отрубил негодяям головы и велел мужьям взять детей, чтобы женщины не смели касаться их, так как были осквернены. Атаман охранял их на пути до самого дома. Спустя немного времени Кириак был схвачен и просидел в тюрьме десять лет, и ни один из начальников не казнил его. Впоследствии он и совсем был освобожден. “Ради спасенных детей я избежал злой смерти, — говорил он. — Они явились мне во сне и сказали: “Не бойся! Мы молим за тебя!” (Луг духовный. С. 194).

428. Ученики не оказали “нищему” помощи; игумен же на своих плечах принес его в селение, затем “нищий” стал невидим; и был голос к игумену, что если не убедит своих учеников быть милосердными, то они не наследуют с ним Вечной Жизни

См. также: Любовь к ближним.

Был некий игумен, отец общежительного монастыря, святой по жизни, украшенный всеми добродетелями, милостивый к нищим. Он молился Богу, говоря: “Господи! Знаю, что я грешен, но, надеясь на Твою благость, уповаю спастись ею. Умоляю эту благость Твою, Владыко, не разлучи меня с духовной семьей моей и в Будущем Веке, но сподоби чад моих со мной Вечной Жизни!” Часто повторял святой эту молитву. На эту молитву Господь даровал вразумление. В соседнем монастыре был праздник. Пригласили на него и игумена с его монахами. Он не хотел было идти, но пошел, услыхав во сне голос, сказавший ему: “Пойди на праздник, только пошли своих учеников впереди, а сам иди один сзади них.” Когда настало время, монахи пошли на праздник. Дорогой они увидели лежащего нищего, расслабленного и в ранах. Они спросили о его болезни, он со слезами отвечал им: “Я был болен, а здесь напал на меня зверь. Изломав меня, он ушел, и некому отнести меня в село.” Они сказали: “Мы пешие, без осла, ничем не можем тебе помочь.” Сказав это, они оставили его и ушли. По прошествии короткого времени шел тут игумен и увидел нищего, который лежал и стонал. Узнав о причине такого его положения, он спросил: “Не проходили ли здесь монахи незадолго передо мной и не видели ли тебя?” Нищий отвечал: “И стояли надо мной, и расспросили о случившемся со мной, и ушли, сказав: “Мы пешие, ничем не можем тебе помочь.”” Игумен сказал: “Если можешь, то пойдем вместе потихоньку.” Нищий отвечал: “Не могу идти.” Игумен сказал: “В таком случае я возьму тебя на плечи и с Божией помощью донесу до селения.” Нищий стал отговаривать его: “Отец! Как тебе одному нести меня? Путь далекий, пойди туда и пошли за мной.” Игумен отвечал: “Жив Господь Бог мой! Не оставлю тебя!” С этими словами он взял нищего на плечи и понес. Сперва он чувствовал тяжесть ноши, но потом тяжесть уменьшилась, а вскоре сделалась почти нечувствительной. Игумен недоумевал, почему вдруг тот, которого он нес, стал невидим. И последовал голос к игумену: “Ты постоянно молишься о своих учениках, чтоб они сподобились Жизни Вечной, но дела у тебя одни, а у них другие. Если хочешь, чтобы прошение твое было исполнено, убеди их поступать так, как поступаешь ты. Я — Судия Праведный: воздаю каждому по делам его.” (Еп. Игнатий. Отечник. С. 417. № 4; Пролог. 24 сентября).

429. Об иноке Мартирии, носившем Христа в образе нищего

См. также: Любовь к ближним.

В стране Саворской жил некий инок, христолюбивый, нищелюбивый и милостивый, молодой по возрасту и старый по разуму. То есть этот инок, по имени Мартирий, проводил святую жизнь. Он имел обычай ходить из своего монастыря в соседний к своему духовному отцу для того, чтобы вместе с ним изливать молитвы перед Господом, И вот, когда однажды по обычаю Мартирий шел к своему духовнику, он встретил на пути лежащего нищего, всего покрытого струпьями. Он намеревался идти туда же, куда шел и Мартирий, но сил у него не было. Мартирий сжалился над ним, разложил на земле свою мантию, положил на нее нищего и понес его на своих плечах. Когда он со своей ношей пришел к монастырю, где жил его духовник, тот встретил его и, как прозорливец, исполненный Духа Святого, громко воскликнул: “Спешите скорее, отворите врата монастырские! Ведь Мартирий грядет, Бога неся!” Мартирии же, подойдя к вратам, снял свою ношу и хотел поднять нищего с земли, но оказалось, что в мантии никого нет, он увидел только образ Господа нашего Иисуса Христа, возносившийся на Небо. И тут послышался голос: “О Мартирий, ты не презрел Меня на земле, а Я не презрю тебя на Небеси! Ты ныне на Меня воззрел милостиво, а Я тебя вовеки помилую!” Когда после этого Мартирий вошел в монастырь, духовный отец спросил его: “Брат Мартирий, где же Тот, Которого ты нес на раменах своих?” Мартирий отвечал: “Если бы я знал, отче, кто Он, я бы простерся у Его ног.” Весть о чудном видении тотчас же разнеслась по монастырю. Духовник же спросил Мартирия: “Тяжело ли тебе было, чадо, нести нищего на плечах?” — “Нет, — отвечал Мартирий. — Когда я нес Его, никакой тяжести не чувствовал, ибо нес Носящего меня и весь мир, Того, Который словом Своим все содержит.” (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 386).

430. Авва Макарий Великий был “как бог земной,” ибо покрывал недостатки братий

Об авве Макарий Великом утверждали, что он был, как сказано в Писании, “бог земной,” потому что, как Бог покрывает мир, так и авва Макарий прикрывал согрешения, которые он, и видя, как бы не видел, и слыша, как бы не слышал. (Достопамятные сказания. С. 150. № 31; Еп. Игнатий. Отечник. С. 310. № 11).

431. Богородица не наказала согрешившего Зенона, потому что он был милостив

См. также: Богородица.

Некий Зенон обидел дочь вдовы. Вдова, пребывая в храме Богородицы, просила Владычицу со слезами: “Отомсти за меня Зенону.” Так просила она много раз. Богородица явилась ей и сказала: “Поверь Мне, жена, что много раз Я хотела отомстить за тебя, но руки его возбраняют Мне.” Был же Зенон очень милостив. (Алфавитный патерик. Л. 203).

432. За милосердие игумена Варлаама хлеб чудесно умножался в Махрищской обители

См. также: Помощь Божия.

В праздник Святой Троицы собралось много богомольцев в Махрищскую обитель. Игумен Варлаам заботился, чтобы не был нарушен устав гостеприимства преподобного Стефана, и после службы пошел помолиться на его гроб, с верой к нему взывая: “Знаю, о преподобный, что, если только захочешь, можешь нам помочь своими молитвами и малыми этими хлебами насытить множество народу, ибо ты сам по заповеди Христовой питал алчущих и призревал странных и то же ты заповедал нам, чадам твоим.” Сказав это, он велел трапезному брату Симону положить весь хлеб, что был, на трапезу, хотя и в малых ломтях. Народу же было так много, что ни трапезная не могла всех вместить, ни даже келии, и некоторые расположились на монастырском дворе. Трапезник роптал на игумена, говоря сам себе: “Можно ли таким малым количеством хлеба насытить такое множество людей? Наутро нам самим не останется ни крохи.” Но Господь, насытивший некогда в пустыне пятью хлебами пять тысяч человек, явил и здесь Свое знамение. Игумен по обычаю сотворил молитву перед началом трапезы и благословил всех, и что же? Не только насытились все участники дивной трапезы, но и с избытком осталось хлеба и пития столько, что хватило этого не на один только день, а больше чем на три месяца. Братия прославила Господа, дивного во святых Своих, и угодника Его Стефана. (Троицкий патерик. С. 339).

433. Будучи болен и получая много продуктов, старец все раздавал

См. также: Нестяжательность; Простота.

Об авве Феодоре Фермейском рассказывали: “Когда скит был опустошен, он ушел жить в Фермею и, состарившись, заболел. Братия носили ему пищу. То, что приносил ему первый брат, он отдавал второму, и так по порядку, что принимал от одного, то отдавал другому. Когда же наступало время обеда, он ел то, что приносил ему приходивший в этот час. (Достопамятные сказания. С. 286. № 24).

434. Покупая у бедной старушки подушку, отец Моисей Оптинский дал ей пять рублей вместо рубля

См. также: Подвиг тайный.

Один раз у отца архимандрита Моисея были гости, с которыми он сидел в зале. В это время в переднюю пришла пожилая, бедно одетая женщина с подушкой в руках. Отец Моисей увидел ее в растворенные двери и по обычаю вышел к ней в переднюю с вопросом: “Что тебе надобно?” — “Батюшка! Сделайте милость, возьмите, у меня дома дети голодные, есть нам нечего.” — “А что эта подушка стоит?” — “Полтора рубля.” — “Это дорого, возьми рубль,” — с этими словами отец Моисей пошел в спальню, взял пятирублевую бумажку и отдал ее старухе под видом рубля, приговаривая: “Дорого, дорого.” Женщина поклонилась и вышла. Отец архимандрит пошел к своим гостям, но едва успел вернуться, как старуха, рассмотрев в сенях ассигнацию, опять отворила дверь со словами: “Батюшка, никак вы ошиблись.” — “Да ступай, ступай, я сказал, что больше не стоит.” Старуха ушла, а гости слышали только разговор про один рубль серебром. Много раз прикрывал он так свои благодеяния. (Оптинский патерик. С. 55).

435. Голос, исходивший от иконы, повелел богачу оказать помощь семье милосердного человека

См. также: Богородица; Икона; Молитва услышанная.

В 1848 году был в Москве голод и свирепствовала холера. Люди умирали тысячами, как в Москве, так и в уездах Московской губернии. Однажды во время этого голода к Ивану Илларионовичу Украинцеву пришла одна женщина. В неописуемом горе и рыдании просила она сколько-нибудь хлеба для своей семьи, так как дети ее умирали. В доме же самого Ивана Илларионовича оставалась единственная коврига хлеба. Не раздумывая, он взял ковригу и отдал ее этой бедной женщине. Когда узнала об этом жена Украинцева, она пришла в такой гнев, что не знала, какими последними словами обозвать Ивана Илларионовича. Он два дня с кротостью и смирением переносил скорбь. Но на третий день, когда его дети слегли в постель и со слезами просили хлеба, он уже не мог вынести этого и из гимназии, где служил, пошел прямо в часовню Иверской иконы Божией Матери. Ей, как живой, поведал он свою лютую печаль, веря, что только Она сможет помочь ему в безвыходном положении. Слезы его на молитве текли непрестанно. В то время, когда он пламенно молился в Иверской часовне, в своей молельне молился московский князь Ватбольский. Ни Украинцев, ни князь, хотя и жили оба в Москве, друг друга не знали. Князь Ватбольский вдруг поразился голосу, исходившему от его келейной иконы Божией Матери: “Тотчас же пошли рабу Моему Иоанну Украинцеву для насыщения его семейства все необходимое, так как дети его умирают от голода.” Дом и улица, где жил Украинцев, были точно указаны. Князь Ватбольский тотчас же послал своего управляющего по указанному адресу. Управляющий увидел в доме тягостную картину умирания от голода и все рассказал князю. Князь немедленно послал все, что нужно, в изобилии: и хлеб, и мясо. Так семейство Украинцева было спасено от голода. С того дня князь Ватбольский и семья Украинцева подружились. (Троицкие листки с луга духовного. С. 57).

436. Оказав милосердие бедной женщине, человек, хотевший покончить жизнь самоубийством, ощутил радость жизни и удалился на Афон

См. также: Вино; Грешник; Икона; Отчаяние; Покаяние; Радость жизни; Распутство; Самоубийство; Тоска.

Поразительно обращение к Богу бывшего строителя Андреевского скита на Афоне Сибирякова. Сын весьма богатых родителей и рано осиротевший он в окружении дурных друзей встал на путь разврата и пьянства. В чаду распутных увлечений на него напала неизъяснимая смертельная тоска, которая стала настолько невыносимой, что он решил застрелиться. За день до того Сибиряков задумал сделать предсмертное распоряжение об имуществе. В связи с этим ему необходимо было побывать в Государственном банке. Когда ему подали экипаж, он, выходя на парадное крыльцо, заметил вблизи подъезда молодую женщину, бедную, исхудавшую от голода, в рубище. Держа ребенка на руках, она грустно просила оказать ей помощь. Бедность и страдальческое лицо женщины тронули Сибирякова до глубины души. Его сердце наполнилось чувством глубокого сострадания к ней. Отдав ей все наличные деньги, он, садясь в экипаж, подумал: “Разве велика моя помощь бедной? Ей хватит этих денег не больше чем на два месяца. Обеспечу я ее и ребенка на всю их жизнь. Пусть поминают мою душу.” А потому, отъезжая от крыльца, он издали крикнул ей: “Часа через два или три приди сюда. Я еще тебе помогу,” — и уехал. Когда он произносил эти слова, его сердце неожиданно наполнилось ощущением столь сильной неземной радости, какой он никогда прежде не испытывал. Такова благодатная сила милосердия! Проезжая мимо Казанского собора, он вспомнил, как часто привозила его сюда мать к иконе Божией Матери и как пламенно она молилась перед ликом Царицы Небесной. У него появилось непреодолимое желание помолиться в соборе. Оставив экипаж, он вошел в храм, подошел к Казанской чудотворной иконе Божией Матери и пристально взглянул на нее. Лик Царицы Небесной показался ему живым и таким милостивым, будто милость эта была не земная, а небесная. Склонив колена перед Богоматерью, он в одно мгновение почувствовал всю свою вину перед Богом за свою бесплодно прожитую, порочную жизнь. Не смея просить себе прощения, он, плача, только находил в себе силы повторять: “Матерь Божия, спаси меня!” Долго-долго плакал он, и слезы облегчали его сердце. Наконец, он поднялся от иконы и, выходя из Казанского собора, почувствовал себя совершенно обновленным душой. В банк для окончания своих дел он не поехал. Отчаянные мысли в нем вовсе исчезли. Напротив, жизнь для него стала теперь настолько дорога, что он почувствовал в ней неоценимое сокровище. Приближаясь к подъезду своего дома, он еще издалека увидел ту бедную женщину с ребенком, которой обещал помощь, и рад был видеть ее, как Самого Христа. Она явилась причиной его душевного воскресения. Обеспечив ее и ребенка на всю жизнь, он отпустил их с миром, прося молитвенно помнить его до конца. Опасаясь влияния прежних друзей, Сибиряков быстро ликвидировал все свои дела в нашей северной столице и вскоре выехал на Афонскую гору. Здесь остался предварительно на испытательный срок в качестве богомольца, а потом вступил в число братства Андреевского монастыря. Жизнь свою Сибиряков ознаменовал бесчисленными благодеяниями и закончил ее, соорудив на свои средства величественный собор в Андреевском скиту на Афоне, где и скончался в сане иеросхимонаха. (Троицкие листки с луга духовного. С. 93).

347. Небесное воздаяние еврею за милосердие

См. также: Крещение.

Настоятель церкви села Ижоры под Петербургом, отец протоиерей Иоанн Камнев, был свидетелем поразительной милости Божией к одному добросердечному еврею, жителю этого села. Все относились к нему с великой любовью и почтением за его необыкновенную честность и милосердие к бедным и страждущим. Очень многим он охотно помогал в тяжкие минуты. Падет ли лошадь, случится ли какой-нибудь урон в хозяйстве, собирается ли замуж бедная девица — все обращавшиеся к нему за поддержкой находили в нем своего отца и благодетеля. Однажды этот еврей пригласил отца Иоанна к себе в дом и слезно просил его о принятии в лоно Святой Православной Церкви. Отец Иоанн полюбопытствовал: “Как же ты дошел до мысли креститься? Кто вразумил тебя на это?” Тот отвечал: “С молодых лет до последнего дня я часто читал Священное Писание, читал Евангелие и пророческие писания и, много думая над прочитанным, постепенно убедился, что Господь Иисус Христос есть, действительно, Мессия, предвозвещенный пророками. Но Его наши предки не приняли и распяли.” Тогда отец Иоанн ответил ему: “Я с великой радостью готов совершить над тобой Таинство Крещения, только предварительно мне необходимо испросить у своего архиерея благословение на твое присоединение ко Святой Церкви.” Еврей, выслушав слова пастыря, заметил: “Я чувствую приближение кончины и боюсь, что, пока вы будете сноситься с архиереем, я умру некрещеным. Тогда вы будете отвечать перед Богом.” Услышав о предчувствии близкой смерти, отец Иоанн немедленно его крестил, исповедал, причастил Святых Христовых Тайн и освятил Таинством Елеосвящения. Замечательно, что все эти четыре Таинства были совершены в течение одного дня. По совершении Святого Таинства Елеосвящения старый еврей с радостным настроением души в тот же день скончался. Поистине милосердие вечно предстоит перед престолом Божиим. Оно и доброго еврея соделало чадом света Христова. (Троицкие листки с луга духовного. С. 96).

Милосердие Божие.

См. также: Неверие. № 611; Покаяние. № 785.

438. Бог не отступил от монаха, решившегося отречься от Него, от крещения и монашества, чтобы жениться на дочери жреца; узнав о великой благости Бога, несчастный опомнился, ушел к старцу и принес покаяние

См. также: Блудная брань; Отречение от Бога.

Некий монах был борим вожделением. Случилось ему прийти в одно из сел Египта. Там он увидел дочь идольского жреца, полюбил ее и предложил отцу отдать ее за него замуж. Жрец отвечал: “Не могу ее отдать за тебя, не спросив моего бога.” И, придя к демону, которому он поклонялся, сказал ему: “Некий монах пришел ко мне, хочет жениться на моей дочери, отдать ли ее за него?” Демон отвечал: “Спроси его, отречется ли он от своего Бога, от крещения и от обетов монашества?” Жрец, придя к монаху, сказал ему: “Отрекись от Бога, от крещения, от обетов монашества, — и выдам за тебя мою дочь.” Монах согласился — и тут же увидел, что из его уст как бы выпорхнуло подобие голубя и взлетело на небо. Жрец пошел к демону и сказал ему: “Он обещал исполнить все три условия.” Диавол отвечал жрецу: “Не отдавай ему своей дочери в жены, потому что его Бог не отступил еще от него, но и доселе помогает ему.” Жрец сказал брату: “Не могу отдать тебе дочь, потому что Бог твой все еще помогает тебе и не отступил от тебя.” Услышав это, брат сказал сам себе: “Я, несчастный, отрекся от Бога, от крещения, от обетов монашества, а Всеблагой Бог до сих пор помогает мне, окаянному! Если Бог оказывает мне такую милость, зачем же мне отступать от Него?” Опомнившись, он пришел к некоему великому старцу и поведал ему о случившемся. Старец сказал ему: “Останься со мной в пещере и пробудь в посте три недели, а я буду молиться Богу за тебя.” И подвизался старец за брата, молясь Богу и говоря: “Господи! Умоляю Тебя, даруй мне эту душу и приими ее покаяние.” И услышал Бог молитву старца. Когда прошла первая неделя, старец спросил брата, что он видел? Брат ответил: “Я видел голубя стоящим в небесной высоте над моей головой.” Старец сказал ему: “Внимай себе и молись Богу усердно.” По прошествии второй недели старец опять спросил брата: “Видел ли ты что-либо?” Брат отвечал: “Видел, что голубь спустился ниже к моей голове.” Старец сказал ему: “Трезвись и молись.” Когда завершилась третья неделя, старец опять спросил: “Еще не видел ли ты чего?” Брат отвечал: “Видел, что голубь спустился и стал над моей головой, я протянул руку, чтобы удержать его, а он вспорхнул и вошел в мои уста.” Старец возблагодарил Бога и сказал брату: “Бог принял твое покаяние. С этих пор внимай себе и тщательно заботься о своем спасении.” Брат отвечал: “Теперь я пребуду с тобой до смерти.” (Еп. Игнатий. Отечник. С. 480. № 83).

439. Епископу в видении было показано состояние души каждого из присутствовавших на Святом Причащении; при этом Ангел объяснил значение виденного и сказал, что грешники, оставившие грех и принесшие покаяние, получают от Бога блага, приготовленные праведникам

См. также: Ангел; Видение; Грех; Епископ; Покаяние; Причастие.

Поведал старец, что епископу некоего города возвестили: из числа замужних жен-христианок две ведут развратную жизнь. Опечалило епископа это известие. Подозревая, что, может быть, и другие ведут себя подобным образом, он обратился с молитвой к Богу, прося разрешения недоумению, чего и удостоился. После Божественного Страшного Жертвоприношения, когда присутствовавшие приступали один за другим к принятию Святых Тайн, епископ видел на лице каждого состояние его души. Лица грешных мужей видел он черными, как бы выгоревшими от зноя; глаза у них были красные, кровавые. У других людей лица были светлые, а одежды — яркой белизны. Тело Господне одних, принимавших его, сожигало и опаляло, других просвещало, со делывало подобными свету; входя в уста, оно разливало свет по всему телу. Между этими мужами были и пустынножители, и проводившие жизнь в супружестве. После мужчин стали приступать женщины, И между ними увидел епископ одних с черными лицами, с красными кровавыми глазами, других — с лицами белыми и светлыми. Вместе с другими женами подошли и те две, которые были обвинены перед епископом, тем большее обратил он на них внимание. Он увидел, что они приступают к Святому Таинству со светлыми и чистыми лицами, облеченные в мантии необыкновенной белизны. Когда они сделались причастницами Таинства Христова, то как бы осветил их свет. Снова обратился епископ к молитве, умоляя Бога объяснить показанное ему в откровении. Ему предстал Ангел Господень и повелел спрашивать обо всем. Святой епископ немедленно спросил о двух женщинах, справедливо ли они были обвинены. Ангел отвечал, что все сказанное о них верно. Тогда епископ возразил Ангелу: “Каким же образом, когда они причащались Тела Христова, лица их сияли, на них были белые мантии и от них исходил немалый свет?” Ангел сказал: “По той причине, что они раскаялись в своих поступках и отступили от них. Они посредством слез, воздыханий и исповеди сделались достойными Божественного Дара. Вдобавок они дали обещание: если получат прощение в прежних грехах, никогда не позволять себе более порочного поведения. За это они удостоились божественного изменения, разрешены от грехов, с тех пор живут воздержанно, благочестно и праведно.” Епископ удивился не столько изменению жен — это случается со многими, — сколько дару от Бога, Который не только избавил их от вечной муки, но даже сподобил благодати. Ангел сказал ему: “Справедливо удивляешься, как человек! Но Господь и Бог наш и ваш по естеству Своему благ и милосерд. Оставляющих свои греховные деяния и приступающих к Нему Он посредством исповеди не только избавляет от вечной муки, но и удостаивает почестей. Так Бог возлюбил мир, что Сына Своего Единородного дал за него. Сын Божий, когда люди были Его врагами, благоволил умереть за них, тем более освободить их от адских казней, когда они сделались Его домочадцами и приносят покаяние в совершенных ими проступках. Он предоставит им наслаждение блаженством, которое Сам приуготовил для них. Знай то, что никакие человеческие согрешения не побеждают Божия милосердия, если только люди посредством покаяния и добрыми делами очистят прежде содеянные грехи. Всеблагой Бог знает немощь вашего рода, крепость страстей, силу и хитрость диавола, прощает, как сынов, людей, впадающих в согрешения, ожидает их исправления, долго терпя. Когда они обращаются и умоляют, благость Его снисходит к немощным, разрешает их мучения и дарует блага, приготовленные праведным.” Епископ спросил Ангела: “Прошу тебя, объясни мне и значение различных видов, которые принимают лица согрешающих различно.” Ангел сказал ему: “Те, у которых лица светлы и радостны, живут в воздержании, чистоте и правде, скромны, сострадательны и милосердны. Те же, у которых лица черны, преданы любодеянию и прочим беззакониям. Те, у кого глаза были красными и кровавыми, живут в злобе и неправде, любят обманывать, лукавствовать — это хулители и человекоубийцы.” Ангел присовокупил: “Помогай тем, которым желаешь спасения. Потому и услышана твоя молитва, чтоб просвещенный видением ты объяснил своим ученикам грехи, чтоб исправлял их наставлениями и увещаниями, усвоял их посредством покаяния умершему ради них и воскресшему из мертвых Господу Иисусу Христу. По степени сил, усердия и любви к своему Господу заботься о всех них, чтоб они от грехов своих обращались к Богу, открыто говори им, каким они подвержены грехам, уговаривай, чтоб не отчаивались они в своем спасении. Когда они будут приносить покаяние и обращаться к Богу, получат спасение своим душам и обилие будущих благ. Ты же, подражая Господу, Который оставил Небо и сошел на землю для спасения человеков, получишь величайшую награду.” (Еп. Игнатий. Отечник. С'. 544. № 178).

440. Человек, постоянно впадавший в грех, но со слезами приносивший покаяние, помилован Господом

См. также: Блуд; Падение; Покаяние; Привычка грешить.

Один брат был побежден демоном блуда до такой степени, что весьма часто впадал в этот грех, но также весьма часто и умилостивлял Господа своими слезами и молитвами. После такого раскаяния, побуждаемый навыком, он опять впадал в грех. Но снова после падения стремился в церковь и там, взирая на честное и славное изображение Господа нашего Иисуса Христа, повергался перед Ним и говорил с горькими слезами: “Господи! Помилуй меня. Отними от меня это страшное искушение.” После таких слов выходил из церкви и снова низвергался в ту же пропасть, однако и тогда не отчаивался, а спешил в церковь и вопиял к человеколюбивому Господу, Много лет он делал так: не переставал грешить, не переставал и раскаиваться. Однажды, когда по худому навыку был соделан очередной грех, несчастный борец с блудной похотью пришел в церковь, повергся лицом на землю, плакал, рыдал и стенал, умоляя милосердного Владыку сжалиться над ним и подать руку помощи, чтобы он мог изъять себя из нечистого сладострастия. Когда он так поступил, диавол, видя, что нисколько не успевает (ибо что он сплетал грехами, грешник разрывал упованием на Господа), бесстыдно явился пред его очами. И когда увидел его, повергнувшегося в слезах ниц, обратился к святому изображению Господа нашего Иисуса Христа и громко возопил: “Что мне и Тебе, Иисусе Христе? Твое сострадание бесконечно, побеждаешь меня и низвергаешь множеством милости Твоей и безмерной Твоей благостью. Для чего приемлешь этого блудника, сластолюбца нечистоты, осквернившегося с ног до головы, который обманывает Тебя ежедневно, надсмеивается над Твоей властью и презирает владычество Твое, изменяя слову истины? Ты милостиво приклоняешь к нему уши Твои, кротким являешь перед ним величество Твое и спешишь помиловать его! За что же называют Тебя Праведнейшим Судией? Ибо вижу, что и Ты по великому милосердию произвольно смотришь на лица, и нет правды в суде Твоем.” После того, как умолк безумный, исходит голос от жертвенника, подобный отголоску сильнейших ударов и еще более страшный. Так вещал Он к нему: “О, змей лукавый и губительный! Не насытил ты злобы своей тем, что поглотил весь мир, коварный! Но и прилепившегося к неизреченной милости благоутробия Моего спешишь похитить и пожрать, жадный! Или столько у него грехов, что ты уравновесил их с Пречистой Кровью, Мной за него излиянной на кресте! Страдания, смерть и Кровь Мои исходатайствовали снисхождение к его малым проступкам. И ты сам, когда он идет к греху, не отгоняешь его, но с радостью принимаешь, надеясь завладеть им, и не отрицаешься от приобретения его. А Я — Бог благой и милостивый, непостижимый в милосердии, повелевший ученику и Апостолу Моему Петру прощать седмижды семьдесят раз в день оскорбившему его, неужели не пощажу, не сжалюсь, не помилую? Нет! Так как он прибегает ко Мне, не отвращусь от него, пока не приобрету его. Ни от кого не отвращаюсь и никого не отгоняю от Моей Благости, хотя бы кто тысячу раз в день приходил ко Мне и исходил и опять приближался ко Мне, поскольку Я приходил не праведных, но грешных призвать на покаяние.” Когда исходил этот голос, диавол не в силах был бежать. Потом опять был голос: “Выслушай, обольститель, и то, за что обвиняешь. Праведен Я и в чем кого обрету, за то и сужу. Вот Я нашел его в покаянии и исповедании и в праведности, поскольку лежит у ног Моих и является твоим победителем. Поэтому приму его дух и обрящу душу, как единого из святых, ибо в течение столь многих лет не отчаялся он в своем спасении, стяжав известную надежду — Мою Благость. А ты зри славу этой души и мучься завистью и рвением, погибельный!” Тогда брат, лежавший ниц в слезах и рыдании, предал дух свой. (“Русский инок.” Август. №№ 5-8).

Милосердие к немощным.

441. Советы аввы Пимена относиться с милосердием к немощным братиям

Некие старцы пришли к авве Пимену и спросили: “Если мы увидим братий, дремлющих во время службы, позволишь ли толкнуть их, чтобы они проснулись и бдели?” Старец отвечал им: “Если я увижу дремлющего брата, то положу голову его на свои колени и успокою его.” (Достопамятные сказания. С. 207. № 92).

Милость к себе.

442. Никто не помилует человека, если сам он не помилует себя, творя добродетели

См. также: Добродетели.

Одна монахиня пришла к блаженной Сарре и попросила: “Помолись о мне, госпожа моя.” Говорит ей блаженная: “Ни я не помилую тебя, ни Бог, если ты сама не будешь миловать себя, творя добродетели, как передали нам отцы.” (Митерикон. С. 54. № 57).

Милостыня.

См. также: Благодать. № 39; Болезни. №№ 107-108; Вера. №№ 118-119; Грех. № 199; Доброделание. №№ 243-246; Мудрость. № 534; Нестяжательность. № 665; Праведник. № 867; Совесть. № 1070.

443. Притча, сказанная мирянином о том, что милостыня превосходит подвижничество и чистоту

См. также: Подвиг; Чистота.

Один мирянин весьма благочестивой жизни пришел к авве Пимену. У старца были, по случаю, и другие братия, желавшие послушать его беседу. Старец сказал благочестивому мирянину: “Скажи братиям что-нибудь в наставление.” Мирянин отказывался. Но старец принудил его, и он начал: “Не умею говорить от Писания, я скажу вам притчу. Один человек сказал своему другу: “Я желаю видеть царя, пойдем со мной.” Друг отвечал ему: “Пройду с тобой половину дороги.” Сказал он и еще одному другу: “Пойди проводи меня к царю.” Тот отвечал: “Доведу тебя до царского дворца.” Он сказал и третьему другу: “Пойдем со мной к царю.” — “Пойдем, — отвечал третий друг, — я доведу тебя до дворца, введу в него, скажу о тебе царю и представлю тебя ему.” Братия спросили мирянина, что значит эта притча? Он отвечал: “Первый друг есть подвижничество, которое доводит до истинного пути; второй — чистота, которая возносит до небес; третий друг — милостыня, которая с дерзновением приводит к Самому Царю — Богу.” Таким образом братия получили назидание и разошлись. (Достопамятные сказания. С. 211. № 109).

444. Затворнику, взявшему от вельможи златницу, в видении было показано, что он должен жать дурную траву на чужом поле

В одном монастыре жил затворник, служивший в духовной жизни образцом для других и между прочим поставивший себе за правило никогда ничего не принимать от кого бы то ни было. Но вот однажды явился в монастырь старейшина города с милостыней и, раздав каждому монаху по сребренику, стал умолять и этого затворника, чтобы он принял от него златницу. Старец побоялся оскорбить высокого гостя и взял подаяние. Старейшина затем ушел, а затворник, пропев каноны и прочитав положенные молитвы, лег по обычаю на рогоже, чтобы немного уснуть. И что же? Он почувствовал себя как бы в восторге и увидел себя стоящим на поле, которое все было покрыто дурной травой. Тут явились и монахи монастыря, в котором он жил, а вместе с ними и грозный юноша, который стал приказывать им, чтобы они сжали все терние. Потом приступил и к нему самому и сказал: “Опояшься и жни худую траву.” Затворник стал отговариваться. Тогда юноша продолжал: “Не имеешь права уклоняться, ибо нанялся со своими монахами, взяв деньги у бывшего у вас вчера старейшины. Итак, приступи и жни.” В это время затворник проснулся и тотчас понял смысл видения. Он пригласил к себе давшего ему милостыню и стал умолять, чтобы он взял назад свое подаяние. Когда же тот отказывался, старец сказал: “Не хочу чужие грехи принимать, ибо и своих у меня множество!” И с этими словами выбросил подаяние и затворил окно своей келии. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 527).

445. Подавая милостыню, пресвитер допустил мелочную расчетливость, за что и был обличен старцем

См. также: Мелочность.

Говорил некий старец: “Часто случается, что иной делает много добра, но диавол влагает в его сердце мелочную расчетливость в ничтожных вещах, чтоб похитить у него ту награду от Бога, которой заслуживал бы он за свое дело. Однажды, когда я был в Оксиринхе и сидел в гостях у некоего пресвитера, подававшего много милостыни, пришла к нему вдова и попросила немного пшеницы. Он сказал ей: “Пойди принеси четверик, я отмерю тебе.” Она принесла. Он, смерив рукой четверик, сказал ей: “Слишком велик!” Эти слова заставили вдову покраснеть. Когда она вышла, я спросил его: “Авва, ты дал вдове пшеницы взаймы или нет?” Он отвечал: “Нет! Подарил.” — “Если ты все отдал даром, то для чего позволил себе в мелочи быть расчетливым и привел вдову в смущение?” (Еп. Игнатий. Отечник. С. 508. № 124).

446. Один человек, тяжело болея, раздал нищим богатую милостыню, и ради нее Бог дал ему выздоровление; когда же он стал сожалеть о розданных деньгах и в храме отказался от своей милостыни в пользу своего друга, то был поражен внезапной смертью

См. также: Наказание; Неблагодарность; Скупость.

Некий человек, живший в Царьграде, тяжко заболел и, будучи объят ужасом смерти, решил привлечь к себе милость Божию через милостыню. Он раздал нищим тридцать литр (Мера веса драгоценных металлов; одна литра приблизительно равна 269 г.) золота, и милостыня действительно спасла его: он выздоровел. Что после этого, казалось, оставалось делать ему, как ни день и ночь благодарить Бога за свое спасение? Но нет! Крепко затужил он о своем золоте, и мысль о розданной во время болезни милостыне не давала ему ни минуты покоя. Мучимый ею, он пришел к одному из друзей и открыл ему всю свою скорбь. Этот человек был благочестивый и милостивый и решил вразумить сребролюбца. “Брось, — сказал он ему, — этот диавольский совет и Бога, воскресившего тебя из-за милостыни, не гневи. Иначе, кто знает, может, Он поразит тебя внезапной смертью и тогда без покаяния умрешь.” Но скупец этими словами не вразумился. Тогда друг сказал ему: “Ну, если не слушаешь меня, так пойдем со мной в церковь, там твои деньги я тебе возвращу, только скажи перед Богом, что не ты сотворил милостыню во время болезни, а я.” Сребролюбец очень рад был такому предложению, и оба пошли в церковь. Там, получив от друга золото и сказав, чего он требовал, сребролюбец спокойно было пошел домой, но, увы! Дома своего увидеть ему уже не пришлось. В дверях церкви он внезапно упал и тотчас же испустил дух. Ужас объял присутствовавших, которые во внезапной смерти неблагодарного скупца явно увидели Божие наказание за его скупость и неблагодарность. Друг взял у умершего свое золото и тут же раздал его бедным. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 393).

447. Скупой епископ, сожалевший о соделанной милостыне, был вразумлен в видении, что он лишен награды

См. также: Награда; Скупость.

Во дни святителя Иоанна Милостивого, Патриарха Александрийского, жил один скупой епископ Троил. Раз Иоанн пригласил его в больницу, где лежали бедняки, и сказал: “Вот тебе, отче, прекрасный случай утешить бедных: подай им милостыню.” Троилу стыдно стало не исполнить предложения, сделанного самим Патриархом, и он дал каждому больному по златнице. Но когда пришел домой, так стал жалеть о розданных деньгах, что даже слег в постель. Иоанн, узнав причину болезни Троила, пришел к нему и сказал: “Отче, я возвращу тебе деньги, которые ты раздал в больнице, только напиши, что награда за них от Бога последует не тебе, а мне.” Скупой епископ согласился, взял назад деньги и написал, что от него требовали. Господь, однако, скоро вразумил его. В следующую ночь Троил увидел во сне прекрасный дом и над ним надпись: “Обитель и покой вечный Троила епископа.” Несказанно обрадовался Троил, но ненадолго. Явился некий муж и сказал бывшим тут слугам: “Господь повелевает переменить надпись и вместо Троила написать имя Иоанна, Патриарха Александрийского, который купил этот дом за тридцать златниц.” И написали. Можете после этого представить ужас и раскаяние несчастного Троила. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 723).

448. Повесть о том, что монаху неполезно оказывать помощь тем, кто сам не трудится, и о пользе мирянам подавать милостыню от своих трудов

См. также: Труд.

Некий монах имел брата-мирянина, бедняка, и все, что зарабатывал, отдавал ему. Но он тем больше беднел, чем больше подавал ему монах. Видя это, монах пошел к старцу и рассказал ему обо всем. Старец ответил: “Если хочешь послушать меня, больше ничего не давай, но скажи ему: “Брат! Когда у меня было, я давал тебе, теперь ты трудись и что заработаешь отдавай мне.” Все, что он ни принесет тебе, принимай от него и передавай какому-либо страннику или нуждающемуся старцу, прося, чтобы они помолились о нем.” Когда монах сделал так, как заповедано было ему старцем, мирянин ушел от него печальный. Но по прошествии некоторого времени пришел и принес из сада овощей. Монах, приняв их, отдал старцам и попросил, чтобы помолились за его брата. Когда они приняли это приношение, мирянин возвратился к себе. Некоторое время спустя он опять принес овощей и три хлеба. Монах, приняв их, поступил, как и в первый раз, а мирянин, получив благословение, ушел. В третий раз он принес уже много съестного — и вина, и рыбы. Монах, увидев это, удивился и, созвав нищих, угостил их трапезой. При этом он сказал мирянину: “Не имеешь ли нужды в нескольких хлебах?” Тот отвечал: “Нет, владыко! Прежде, когда я брал у тебя что-либо, оно входило в мой дом, как огонь, и пожирало его. Ныне же, когда не принимаю от тебя ничего, имею все с избытком, и Бог благословил меня.” Монах пошел к старцу и рассказал ему обо всем. Старец пояснил: “Разве ты не знаешь, что имущество монаха — огонь? Куда оно входит, там сжигает все. Твоему брату полезно от труда своего творить милостыню, чтоб за него молились святые мужи. Таким образом он наследует благословение и умножится его имущество.” (Еп. Игнатий. Отечник. С. 462. № 50).

449. Святитель Афанасий Афонский уже в юности был так милосерд, что отдавал нищим свою одежду

См. также: Любовь к ближним; Нищелюбие.

Авраамий, будущий святой Афанасий Афонский, к своим нищим братиям был необыкновенно милостив и сострадателен так, что все получаемое от сродников и друзей отдавал нищим и бедным. Если же не имел ничего, что мог бы им отдать, то снимал с себя нижнее платье и отдавал его в милостыню, а сам оставался в одном верхнем одеянии, лишь бы только прикрыть свое тело. Слуги, видя это, докладывали своей госпоже, богатой родственнице святого Афанасия, и она присылала ему новую одежду, но и с этой он поступал так же, считая наготу своего тела царским одеянием, а холод — приятной прохладой. (Афонский патерик. Ч. 1. С. 77).

450. Преподобный Маркиан, во время перенесения мощей святой Анастасии, отдал свою одежду нищему, а сам остался в одной священнической ризе; Бог сотворил чудо: все видели, что он имеет царские одежды под священническими

См. также: Нищелюбие.

Преподобный Маркиан-пресвитер, питая особенное благоговение к святой мученице Анастасии, устроил в честь нее церковь и пожелал перенести туда ее святые мощи. Для этого он пригласил Патриарха Геннадия, много духовенства, и собралось множество народу. Когда шествие с мощами мученицы открылось и Маркиан шел впереди, один из нищих стал просить у него милостыню. Денег у Маркиана не было, но он не долго думал. Скрывшись на минуту от народа, он снял с себя одежду, отдал ее просившему, а сам остался в одной только священнической ризе. Поступка его никто не заметил. Мощи затем были перенесены и поставлены на свое место, началась Божественная литургия. Маркиан присоединился к числу служащих. По Причащении Святых Тайн они приступили к омовению рук, и с ними — Маркиан. Стараясь скрыть недостаток в одежде, он, озираясь, все оправлял на себе ризу, а окружавшие его, о чудо! видели, что под ризой у него надета чудная царская одежда. Это соблазнило их, и они доложили об этом Патриарху. “Да я и сам видел то же,” — отвечал им святитель. По окончании службы он отозвал преподобного и сказал ему: “Поступаешь вопреки закону, брат! Ну прилично ли было литургисать тебе в царской одежде?” Маркиан со смирением пал к ногам святителя и воскликнул: “Прости меня, Владыко, я не виновен в этом!” — “Да мы все видели тебя в царской одежде, — продолжал Патриарх, — зачем препираешься?” Но в это время некто из присутствующих открыл ризу преподобного, и все увидели его тело без всякой одежды. Тут узнали и о его поступке с нищим и все поняли, что виденное на нем царское одеяние было особенным, чудесным знаком к нему милости Божией. Все прославили Бога. За свою любовь к бедным Маркиан удостоился впоследствии и других милостей от Бога: он получил дар чудотворений и изгонял бесов, исцелял больных и воскрешал мертвых. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 366).

451. Мудрый способ, придуманный святым папой Аполлинарием Александрийским для оказания милостыни обедневшему юноше

См. также: Мудрость.

Вот какой рассказ слышали о папе Александрийском, святом авве Аполлинарии. Он был очень милостив и сострадателен. Вот пример. В Александрии жил один юноша, сын знаменитых родителей. После своей смерти они оставили ему большое состояние: корабли и несметное количество золота. Юноша плохо распорядился своим состоянием, все потерял и впал в крайнюю бедность, не имея даже ничего для пропитания. Не то чтобы растратил он на излишества, нет — его разорили кораблекрушения. И стал он из великих — малым, по слову Псалмопевца: “Восходят до небес и нисходят до бездн” (Пс. 106:26). Так и юноша — всех превосходил богатством, а затем стал ниже всех по своей бедности. Узнал обо всем этом блаженный Аполлинарий. Видя юношу в таком затруднительном положении и бедности, вспомнив и его родителей, насколько они были богаты, пожелал оказать ему милость и подать хотя бы небольшую помощь для пропитания, но не знал, как это устроить, не оскорбляя молодого человека. Однажды, словно по вдохновению свыше, он придумал удивительный способ, вполне достойный его святости. Призвав к себе расходчика Святой Церкви, он наедине спросил его: “Можешь ли ты сохранить мою тайну?” — “Надеюсь, Владыко, на Сына Божия, — отвечал тот. — Если повелишь, не скажу никому и никто не будет знать того, что ты доверишь рабу твоему.” — “Ступай, — сказал папа, — и напиши заемное письмо в пятьдесят фунтов золота, как бы от лица Святой Церкви, на имя Макария, отца известного юноши. Чтобы все было в порядке — и свидетели и условия, — и принеси его лично мне.” Получив такое повеление, расходчик немедленно изготовил заемное письмо и вручил папе. Папа сказал: “Ну, теперь ступай к молодому человеку и отдай ему документ,” Расходчик отправился и, придумав заранее историю, сказал юноше: “Пять или шесть дней тому назад, перебирая в доме бумаги, я нашел вот это заемное письмо и припомнил, что Макарий, твой отец, отнесясь ко мне с полным доверием, оставил у меня его на несколько дней. Он умер, и вот случилось так, что оно пролежало у меня до нынешнего дня. Все это совсем выпало у меня из головы, и мне не пришло на ум отдать его тебе.” — “А состоятельно ли то лицо, за которым числится долг?” — “Без сомнения! И состоятельно, и милостиво, и ты без всякого затруднения можешь получить долг,” — и расходчик вручил ему заемное письмо в пятьдесят фунтов золота. Получив документ, молодой человек явился к святому папе. Поклонившись, он подал ему вексель. Папа взял, прочитал и сделал вид, будто смутился. “А где ты был до сих пор? — спросил он юношу. — Отец твой умер уже более десяти лет.” Папа отослал юношу, проговорив: “Я подумаю.” А бумагу оставил у себя. Через неделю молодой человек приходит к папе. Святой Аполлинарий говорит: “Я заплачу тебе полностью. Только прошу тебя, брат, ты уж не требуй от Святой Церкви процентов.” Молодой человек бросился ему в ноги: “Все, что повелишь и пожелаешь, Владыко мой, все исполню. И если пожелаешь убавить и саму сумму, убавь...” — “Этого не сделаю. С меня довольно и того, что ты уступаешь нам проценты.” Папа вручил молодому человеку пятьдесят фунтов золота и отпустил его, все еще прося об уступке процентов. Вот какой тайный поступок Аполлинария, вот прекраснейшее деяние, обнаруживающее его сострадательную душу. Между тем Бог так помог молодому человеку, благодаря милосердию святого мужа, что он поднялся из столь бедственного состояния и не только вернул все прежнее, но богатством и капиталом превзошел и своих родителей. Вместе с тем, все это принесло ему и великую духовную пользу. (Луг духовный. С. 234).

452. Блудница, творившая много милостыни, вняла словам назидания аввы Тимофея, раскаялась и поступила в монастырь

См. также: Блудница.

Авва Тимофей, пресвитер, сказал авве Пимену: “В Египте есть некая жена, которая блудодействует и награду свою отдает в милостыню.” Старец сказал в ответ: “Она не пребывает в блудодействе, ибо в ней виден плод веры.” Случилось же прийти матери Тимофея-пресвитера к нему повидаться. Он спросил ее: “Что, та жена осталась блудодей-ствующей?” Мать говорит ему: “Даже умножила любовников своих, но и милостыню увеличила.” Авва Тимофей пересказал это авве Пимену. Тот же сказал: “Не пребывает она в блудодействе.” Пришла опять мать аввы Тимофея и сказала ему: “Знаешь ли, что та блудница хотела идти со мной, чтобы ты помолился о ней? Но я не взяла.” Он же возвестил об этом авве Пимену. И авва Пимен говорит ему: “Лучше ты пойди и повидайся с ней.” Авва Тимофей пошел. Она охотно выслушала от него слово Божие и много плакала, и сокрушалась, и сказала ему: “Отныне я прилеплюсь к страху Божию и перестану быть блудницей.” И скоро она поступила в женский монастырь и весьма благоугождала Богу. (Древний патерик. 1914. С. 43. № 2).

453. Философ Евагрий отдал епископу Синесию золото для раздачи нищим и взял с него расписку; после своей смерти он чудесным образом вернул эту расписку, в которой было написано, что ему возвращено Богом отданное некогда епископу

Синесий, епископ Киринейский, после довольно продолжительного времени и долгих увещаний обратил ко Христу язычника, философа Евагрия, и крестил его со всем его домом. Через год после крещения Евагрий, как видно, все еще колебавшийся сомнениями в некоторых истинах христианского учения, пришел однажды к Синесию, вручил ему довольно большую сумму золотом и сказал, чтобы Синесий все это раздал нищим, а ему бы дал собственноручную расписку в том, что Господь возвратит ему розданное в Будущей Жизни. Епископ дал Евагрию расписку, а золото отдал нищим. После этого Евагрий прожил несколько лет и слег на смертный одр. Перед смертью он позвал своих детей и, отдавая им расписку Синесия, завещал, чтобы они положили ее с ним в гроб. Дети обещали исполнить завещание и, когда Евагрий скончался, положили в гроб расписку Синесия. Прошло два дня после погребения Евагрия, и на третий день он явился во сне Синесию и говорит: “Приди на мой гроб и возьми свою расписку. Свой долг, как ты меня уверял, я получил, и теперь, в удостоверение этого, со своей стороны оставляю тебе собственноручную расписку в получении.” Проснувшись, Синесий позвал сыновей Евагрия и спросил, не положили ли они чего в гроб с их покойным отцом. Они отвечали: “Ничего, Владыко, кроме какой-то одной хартии, которую отец просил положить с ним.” Тогда Синесий, рассказав им свой сон, пригласил некоторых из клира и многих из благородных лиц города и пошел с ними к гробу Евагрия. Когда гроб открыли, то у мертвого нашли в руках писание и, когда раскрыли его, увидели, что в нем рукой умершего написано было следующее: “Я, Евагрий, философ, тебя, преподобного епископа Синесия, приветствую. Получил я долг, который через тебя дал Христу Богу Спасителю, и теперь уже более не потребую от тебя никакого отчета в золоте, которое некогда дал тебе и через тебя Христу Богу, Спасителю нашему.” Все удивились о чуде и прославили Бога. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 610).

654. Христиании видел над нищим Христа и убедился, что милостыня принимается Самим Христом

См. также: Нищий; Христос.

Один человек, живший в Царьграде, был чрезвычайно милостив к нищим. Когда он ходил по городским улицам, за ним всегда следовало множество нищих, и он каждому из них влагал в руки милостыню. Ближайший из его друзей спросил как-то: “Что заставило тебя быть столь милостивым?” Он отвечал: “Когда я, будучи десятилетним отроком, вошел однажды в церковь, от старца, поучавшего народ, услышал, что кто дает нищему, тот свое подаяние влагает в руки Самому Христу. Не поверил я этому и подумал: “Христос теперь на Небе сидит одесную Отца, как же может Он на земле быть и принимать то, что дают нищим?” С такими мыслями возвращаясь домой, я вдруг увидел нищего, над которым был Господь Иисус Христос. Я ужаснулся. И что же затем увидел? Когда один из проходивших подал нищему хлеб, то этот хлеб принял Сам Христос и благословил подавшего. Видя такое чудо, я уверовал, что, действительно, дающий нищему дает Самому Христу, и с тех пор по силе возможности раздаю милостыню.” (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 66).

455. Инок, отдавший нищему одежду, в видении узрел Христа, облаченного в эту же самую одежду, и узнал, что отданное нищим принимает Христос

См. также: Видение; Любовь к ближним; Христос.

Некий монах имел одну новую, а другую ветхую одежду. Раз пришел к нему зимой нищий и попросил у него хоть какое-нибудь рубище. Инок принес ему что-то и сказал: “Больше у меня ничего нет.” Но нищий не переставал плакать и говорил: “Помилуй меня, мне совсем нечего надеть.” Монах сжалился, вошел в келию, скинул с себя ветхую одежду и отдал ее нищему, а на себя надел новую. Отдав ветхую ризу, монах задумался: “А ведь я не сотворил совершенной любви, отдав нищему ветхую, а себе оставив новую одежду. Не Христа ли ради он просил у меня? Так почему же я Христу отдал худшее? Христос не лучше ли всех?” И с этими мыслями вернул нищего, взял у него старую одежду и отдал новую. Нищий продал потом ее в городе, и она, переходя из рук в руки, куплена была, наконец, одной женщиной. Прошло довольно много времени. Как-то раз инок, придя в город, чтобы продать свое рукоделие, увидел, что в его ризу, которую он отдал нищему, была одета женщина. Очень он опечалился и, возвратившись домой, стал плакать: “Недоброе я дело сделал, лучше бы было не отдавать одежду.” Когда же, опечаленный, он, наконец, заснул, то увидел во сне Господа Иисуса Христа, облеченного в ризу, пожертвованную нищему. Господь коснулся его и позвал: “Брат, брат!” Инок проснулся и спросил: “Кто Ты, Господи?” Господь сказал: “Я — Иисус, взгляни на Меня.” Инок взглянул и увидел Господа в одежде, поданной нищему. И свет разлился по келии, и сказал ему Господь: “Узнаешь ли эту одежду?” Он отвечал: “Ей, Господи, она моя.” И сказал ему Христос: “Не печалься и не скорби. Когда ты отдал ее нищему, Я принял ее.” (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 867).

456. В чудном видении нищелюбец Созомон узнал, что за отданную нищему рубашку он сторицей получит награду от Христа

См. также: Видение; Награда; Рай; Христос.

В Иерусалиме жил человек по имени Созомон. Проходя однажды по городу, он встретил нищего и, сжалившись над ним, отдал ему свою одежду и продолжил свой путь. Вскоре после этого, во время жатвы вечером, когда Созомон задремал, увидел он себя в неком чудном доме, в котором был великий свет, а около дома были сады с благоухающими растениями, их ветви склонялись до земли. Разнообразные птицы наполняли воздух своим пением, и оно было настолько громогласно, что, казалось, было слышно от земли до неба. И легкий ветер колебал деревья в этих садах. Когда Созомон созерцал все это, подошел к нему некто и приказал: “Следуй за мной.” Созомон пошел, и они пришли к столпу, покрытому золотом. Тут же увидели двери, которые вели к прекрасным палатам, украшенным драгоценными камнями. Из этих палат вышли четыре Ангела, блиставшие, как солнце, и каждый из них держал по ковчегу. Ангелы подошли к Созомону и поставили перед ним эти ковчеги. Прекрасный муж вышел из тех палат и сказал Ангелам: “Покажите этому человеку, что принесла ему одежда, которую он отдал нищему.” И Ангелы открыли один из золотых ковчегов и, разложив перед Созомоном драгоценные одежды, спросили: “Господин Созомон, нравятся ли тебе эти одежды?” Он ответил: “Я недостоин взглянуть на их тень.” Ему показали еще множество разнообразнейших драгоценных одежд, числом до тысячи, и сказали: “Дающий нищему сторицей примет и наследует Живот Вечный.” Повелевавший Ангелами сказал: “Вот сколько, Созомон, Я приготовил тебе благих за одну одежду, которой ты одел Меня, увидев нагим! Итак, иди и поступай так же, и воздается тебе сторицей.” Созомон со страхом и радостью воскликнул: “Неужели, Господь мой, столь великое воздаяние ожидает тех, кто творит милостыню?” Повелевавший Ангелами сказал: “Да. Всякий подающий милостыню сторицей примет и наследует Жизнь Вечную. И еще скажу тебе: не раскаивайся о розданной милостыне и не укоряй нищего, чтобы не лишиться награды.” Услышав это, Созомон пробудился, подивился страшному видению и решил: “Если так сказал мне Господь, то и другую одежду отдам нищему.” В следующую ночь видение повторилось, и после этого Созомон раздал свое имение нищим и, оставив мир, “бысть, сказано, черноризец чуден.” (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 940).

457. Драгоценный камень, найденный в рыбе, щедро вознаградил супругов, сотворивших милостыню

См. также: Промысл Божий.

У одной женщины-христианки муж был язычником. Оба были бедны, и все их состояние заключалось лишь в пятидесяти сребрениках. Муж однажды и говорит жене: “Отдадим деньги в рост, иначе ведь и не увидим, как все они у нас разойдутся.” Жена отвечала: “Я согласна, только отдай их Богу христианскому.” — “А где Он?” — спросил муж. “Со временем ты узнаешь Его, — сказала жена, — а о деньгах, которые Ему дашь, не беспокойся, — Он тебе с лихвой возвратит их.” Муж согласился, и благочестивая жена привела его в церковь. Там, указывая на нищих, она сказала ему: “Вот через кого передай христианскому Богу деньги. Эти люди посланы от Него, и Он примет их от них.” Муж раздал сребреники и, веря обещанию жены, с радостью возвратился домой. Но через три месяца постигла их нужда. Где взять денег? Он и обращается к жене: “Не пора ли, — говорит, — испросить долг у христианского Бога?” Та сказала: “Что же? Где раздал, там и получи. Ступай в церковь.” Муж пошел. Видя только одних нищих, он недоумевал, у кого же спросить о деньгах? Ходил он в раздумьи по церкви, вдруг заметил на полу серебряную монету. Он взял ее, принес домой и печально сказал жене: “Никакого христианского Бога в церкви я не видел, долга своего не получил, только вот на том месте, где раздал деньги, поднял этот сребреник.” Жена ответила: “Этот сребреник тебе и подал христианский Бог, а то, что ты Его не видал, так это потому, что Он невидим и невидимой силой управляет миром. Пойди купи нам на этот день еды, а завтра Господь снова даст тебе денег.” Исполнил он желание жены и принес ей хлеба, вина и рыбы. Та стала ее чистить, вдруг находит в ней какой-то необыкновенный камень и показывает его мужу. Тот отправился с ним к сребропродавцу и предложил его купить. После долгих пререканий они сошлись, наконец, на трехстах сребрениках. Когда муж показал жене столь большую сумму, та сказала ему: “Видишь, сколь благ христианский Бог? Знай же, что нет иного Бога ни на небе, ни на земле, но только Он один.” Муж же после этого стал христианином. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 251).

458. Юный Вонифатий, будучи нищелюбив, раздал годовой запас хлеба своей матери; мать пришла в отчаяние, но Бог по молитвам святого чудесно наполнил житницу хлебами

См. также: Молитва праведника; Чудо.

Святой Вонифатий, епископ Ферийский, был чрезвычайно милостив к бедным. Будучи еще юношей и живя с матерью, он нередко возвращался домой то без верхней, а то и без нижней одежды: встретив нагого нищего, он снимал с себя одежду и ею прикрывал его наготу. Мать за это часто бранила святого: “Безрассудно, сын мой, поступаешь! Ведь ты сам нищий, и где же тебе нищих одевать?” Но все это было еще только началом материнских скорбей. Однажды он тайно вошел в житницу, где был годовой запас хлеба, и весь его раздал нищим. Мать, узнав об этом, пришла в отчаяние. Она сначала горько плакала, потом начала биться головой о стену и кричала: “Горе мне! Где теперь я добуду хлеба на целый год?” Вонифатий, слыша вопли матери, подошел к ней и стал умолять ее, чтобы она покинула житницу. Когда же она вышла, он пал на колени и стал пламенно молиться, чтобы Господь утешил ее. Молитва юноши была услышана, и что же? Житница оказалась переполненной пшеницей. Радости матери не было границ, и она, видя великое чудо Божие и то, как щедро за свои милостыни вознагражден был ее сын, с тех пор не возбраняла ему раздавать милостыню — кому сколько хочет — и прославила Господа. Не лишним считаем присовокупить к сказанному то, что в свое время Вонифатий за свою святую жизнь сподобился и святительского сана. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 289).

459. Ради милостыни, творимой всю жизнь, человек был удостоен рая

См. также: Ад; Рай.

Часто говаривал блаженный Пафнутий Боровский о милостыне, что только она одна может нас спасти, и рассказывал об одном человеке, который всю жизнь творил милостыню, а по смерти о нем было такое откровение. Стоял он у огненной реки, через которую не мог перейти в райские места, И вот внезапно собралось множество нищих, стали они ложиться перед ним, один возле другого так, что по ним, как бы по мосту, он перешел пламенную реку. “Можно было бы ему, — говорил преподобный, — по воле Божией быть перенесенным туда на ангельских руках, но Господь устроил этот чудный мост из-за нищелюбия.” (Троицкий патерик. С. 244).

Милостыня выше собирания книг.

460. Авва Серапион сказал брату, имевшему много книг, что он удерживает имущество вдов и сирот

См. также: Книги душеспасительные.

Брат просил авву Серапиона: “Дай мне наставление.” — “Что могу я тебе сказать? — отвечал авва. — Разве то, что ты взял имущество вдов и сирот и положил его на этом окне.” А перед глазами старцев было окно, заваленное книгами. (Достопамятные сказания. С. 265. № 2).

Милостыня за усопших.

461. Милостыня, розданная кир Лукой за душу усопшего брата, избавила того от бесовских рук

См. также: Усопшие.

Что касается пользы милостыни для умерших, то это мы видим из следующего. Кир Лука рассказывал, что когда составлялось общежительное братство, то к нему пришел его родной брат. Приняв ангельский чин, он провел, однако же, свою жизнь в крайнем небрежении и, неисправленный ни советами, ни слезами брата, умер. Сердобольный и попечительный старец не переставал молиться об умершем, прося Бога открыть ему его участь. Находясь же в молитве, он однажды увидел душу своего брата в бесовских руках. Сейчас же послал он некоторых из братии тщательно осмотреть келию умершего. Посланные нашли золото и дорогие вещи, которые старец тотчас же приказал отнести в ближайший город и раздать бедным и нищим. Сделав это, старец опять встал на молитву и увидел Божие судилище и Ангелов света, спорящих с бесами за душу брата. Бесы вопияли: “Ты праведен, так суди же душа наша, ибо она творила дела наши.” Ангелы говорили, что она избавлена милостыней, розданной за нее. Бесы противились и восклицали: “Не этот ли, — указывая на самого кир Луку, — старец раздал милостыню?” Но подвижник отвечал: “Да, я сотворил милостыню, но не за себя, а за эту душу.” Бесы исчезли, и душа была освобождена. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 854).

Милостыня монахиням.

462. Наставление аввы Исидора о сугубой пользе милостыни монахиням

См. также: Монахиня.

Авва Исидор сказал авве Виссариону: “Истину скажу тебе. Если кто хочет подавать милостыню монахиням, пусть подает. Подающий им милостыню получит большую награду, чем подающий милостыню слепым, хромым и прокаженным. Инокини — немощнейшая часть. Они отреклись от мира ради Бога и не могут выходить, как мы, для продажи своего рукоделия и испрошения милостыни. Они опасаются выходить для справления своих нужд, чтобы не погубить себя и других. Если они выйдут за ворота монастыря, то уязвляют себя или ближних, — одно из двух случается непрестанно. Когда пустынная лань появится на полях близлежащих селений, все сбегаются, чтобы посмотреть на нее. Так, когда выйдет монахиня из монастыря, диавол устремляет к ней и больших, и малых, в особенности, если она молода. Не говорю это о престарелых постницах, огражденных страхом Божиим, эти не уязвляются и не уязвляют. Но юные подвергаются многим бедствиям. Как лань, пораженная стрелой, если и убежит от ловцов, то не получает от этого никакой пользы, имея в себе смертоносную стрелу, так и душа, приняв язву вожделения от блудной страсти посредством порочного воззрения, хотя бы и убежала от пустивших в нее эту стрелу, но, будучи смертельно ранена, умирает. Миряне, когда увидят благообразных инокинь, смотрят на них пристально и уязвляются. Также и инокини от неосторожного воззрения часто подвергают свои души неисцелимому недугу, хотя бы и избежали греховного дела. И потому подающий им милостыню примет награду в сто раз большую, нежели благодетельствующий слепым и прокаженным, по той причине, что инокини, ради любви Божией, призрели мирскую гордость, возненавидели молву и мятеж мирских селений, предпочли любовь к Христовым заповедям наслаждению прелестями мира, возлюбили нетщеславное житие, оставили неправедное богатство.” (Еп. Игнатий. Отечник. С. 83. № 10).

Милостыня невольная.

463. Жестокому мытарю Петру было показано в видении, что хлеб, невольно отданный нищему, стал его единственным добрым делом

См. также: Видение; Суд Божий.

Во фригийской стране жил человек, называвшийся Петр-мытарь, немилостивый и жестокий. Один из нищих города, в котором он жил, разговаривая с товарищами о жестокости Петра, стал хвалиться, как подвигом, что он выпросит у него милостыню. Завязался спор. Нищий вызвался доказать истину своих слов на деле. Он встал у дома Петра и, когда тот вывел из ворот осла, нагруженного хлебами, настойчиво стал просить у него подаяния. Не знавший сострадания Петр пришел в ярость от докучливого нищего и, не найдя камня, схватил один из хлебов и бросил в просителя. Нищий, взяв хлеб, удалился. Через два дня после этого Петр впал в тяжкую болезнь, и вот ему видится, что он представлен на Суд Божий. При этом он слышит, как Ангелы, рассуждая о его делах, говорят, что к его добрым делам можно отнести разве что хлеб, который он, хотя и невольно, отдал нищему. Затем Ангелы обратились к нему и сказали: “Иди, Петр, и приложи еще что-нибудь к этому хлебу. Иначе бесы возьмут тебя и муки вечной не минуешь.” (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 72).

Мир с ближним.

См. также: Ближний. № 43.

Миролюбие.

См. также: Мудрость. № 558.

464. Авва Иларион не вкушал ничего заколотого; святой же Епифаний хранил со всеми мир

См. также: Воздержание; Любовь к ближним.

Святой Епифаний послал однажды за аввой Иларионом и просил его так: “Приди ко мне, повидаемся прежде нашего разлучения с телом!” Когда пришел авва Иларион, они обрадовались друг другу. Во время обеда принесена была птица. Епископ, взяв ее, подал авве Илариону. Но старец говорил ему: “Прости мне! С того времени, как принял я монашеский образ, не ел ничего заколотого.” Епископ отвечал ему: “А я с того времени, как принял монашеский образ, не давал уснуть никому, кто имел что-либо против меня, и сам не засыпал, если имел что против кого.” Старец сказал: “Прости мне! Твоя добродетель больше моей.” (Достопамятные сказания. С. 70. № 4).

Мирянин.

См. также: Подвиг мирянина. №№ 744, 747.

Многословие.

См. также: Празднословие. №№ 879, 885.

Молебен.

См. также: Богородица. №№ 89-90; Молитва общая. № 483.

Молитва.

См. также: Болезни. № 108; Вера. № 120; Гнев. № 178; Демонские брани. № 213; Дерзновение. № 240; Еретик. № 262; Кончина грешника. № 324; Кончина праведника. № 348; Нерадение. №№ 655,657; Подвиг. №№ 725, 729; Подвиг молитвенный. №№ 748-749; Помощь Божия. № 799; Послушание. № 840; Старец. № 1089; Супруги. № 1122; Труд. № 1152; Чародейство. № 1216.

465. Демон не хотел будить инока, ибо тот, вставая, попалял его молитвой и псалмопением

См. также: Псалмопение.

Некий отшельник увидел демона, побуждающего другого демона прийти и разбудить спящего монаха. И слышит такой ответ: “Не могу этого сделать, ибо, когда я его бужу, он встает и попаляет меня псалмами и молитвой.” (Древний патерик. 1874. С. 288. № 19).

466. Постепенность в молитвенном подвиге

Поведали об авве Иоанне. Когда он возвращался с жатвы, то шел сперва к старцам для молитвы и назидания, потом упражнялся в псалмопении, после этого переходил уже к молитве. Такую постепенность в занятиях находил он нужной для приведения ума в то состояние, в котором он находился до выхода из келии. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 288. № 13).

467. О предстоянии перед Богом во время молитвы

См. также: Внимание в молитве; Псалмопение.

Поведал некий ученик о своем отце: “Однажды мы совершали правило. Я читал псалмы и пропустил одно слово, не обратив на это внимания. Когда мы окончили службу, старец сказал мне: “Я, совершая мое служение, представляю себе, что передо мной горит огонь, потому ум мой не может уклониться направо или налево. Где же был твой ум, когда ты пропустил слово псалма? Разве ты не знаешь, что, молясь, ты стоишь перед Богом и говоришь Богу?” (Еп. Игнатий. Отечник. С. 436. № 18).

468. Возгордившись, преподобный Онуфрий ощутил холодность в сердце

См. также: Гордость; Смирение.

Раз преподобный Онуфрий (память его 4 января), сподобившись божественного видения, прославил Бога и почувствовал в своем сердце божественное действие духовной теплоты. Но в следующую ночь теплота эта оставила его и объял страх и трепет. Тогда он сказал руководившему им старцу Григорию: “Отче, божественный огонь угас в моем сердце. За что я, окаянный, потерпел это несчастье?” — “За что потерпел, спрашиваешь? — переспросил старец. — Ты возгордился, и за это скрылась от тебя благодать Божия. Теперь суждено тебе сделаться посмешищем и радостью демонов, печалью для Ангелов и предметом глумления для людей.” — “Увы мне, бедному! — сказал тогда Онуфрий, — Жаль трудов своих, жаль и добрых надежд братии. Несчастный! Придешь ли ты в себя?” Он упал к ногам старца и плакал долго, плакал горько и неутешно. Потом встал на молитву, ручьями проливая слезы, и до тех пор молился, пока не почувствовал в своем сердце обычной теплоты. И тогда он смиренно сказал старцу: “Отче, благословен Бог, мне теперь хорошо!” (Афонский патерик. Ч. 2. С. 280).

469. Повесть о Евлогии-каменотёсе, получившем по молитвам старца богатство, которое послужило во вред его душе

См. также: Богородица; Богатство; Гордость; Молитва неразумная; Нищелюбие; Сребролюбие.

Некий старец, придя в одно селение, чтобы продать свое рукоделие, встретил простолюдина, который, окруженный нищими и убогими, возвращался с работы в свой дом. Старец вместе с другими вошел к нему, и простолюдин омыл всем ноги, всех накормил, напоил и успокоил. Узнав, что это был каменотёс Евлогий, который каждый день всю заработанную плату делил с бедными, старец подумал, что если бы этот человек был богат, сколько бы он сделал добра! И стал молить Бога, чтобы Он дал Евлогию богатство. Молитва старца была услышана, и Господь сказал ему: “Евлогию лучше оставаться так, как теперь. Но если хочешь, Я дам ему богатство, только поручишься ли за него?” — “Ей, Господи, — отвечал старец, — от рук моих взыщи душу его!” На другой день Евлогий, по обычаю придя на работу, начал ударять мотыгой в каменную скалу и, пробив отверстие, увидел в скале пещеру, наполненную золотом. Задумался Евлогий и решил золото тайно перенести домой. И вот уже нищие забыты, а Евлогий по ночам возит к себе золото. Затем он удалился в Византию, купил дворцы, сделался вельможей. Прошло два года. Однажды старец видит во сне, что Евлогий изгоняется от лица Господня. Ужаснулся отшельник и пошел в то селение, где в первый раз встретил Евлогия. Долго ища и не находя его, он обратился к одной старице с вопросом: “Нет ли у вас в селении какого нищелюбца?” Старица сказала ему: “Увы, был у нас один такой, каменотес, но теперь он стал вельможей и ушел от нас.” Старец воскликнул: “Что я сделал, ведь я убийца!” Он сел на корабль и отправился в Византию. Найдя дом Евлогия, он сел у его ворот и стал ждать выхода хозяина. Дождался: выходит Евлогий, окруженный рабами, гордый, надменный. Старец пал перед ним и воскликнул: “Помилуй, я что-то хочу сказать тебе!” Но Евлогий вместо ответа приказал бить старца. Встретил он в другой раз Евлогия и опять был бит. Встретил в третий, и опять нанесли ему раны. В отчаянии он решил вернуться домой, сел на корабль и тут упал без чувств, В это время во сне он снова видит Господа с гневным лицом, окруженного Ангелами, и Господь повелевает им изринуть старца от Своего лица, как виновника в погибели Евлогия. Но явилась Матерь Божия и стала умолять Господа о прощении. Тогда Господь сказал старцу: “Впредь не проси того, чего не должно. Я возвращу Евлогия в его прежнее положение.” Радостный проснулся старец и со слезами возблагодарил Господа и Пречистую Его Матерь. Что же случилось? Умер в Царьграде царь Иустин, любивший Евлогия, а новый приказал отобрать его имение в казну, а самого его убить. Евлогий бежал и, наконец, достиг своего села. Первым его делом было пойти к скале, не найдется ли в ней опять золота. Но золота не нашлось. Тогда он пришел в себя, сделался нищелюбцем и страннолюбцем. Старец, узнав об этом, прославил Бога. (Прот. В. Гурьев. Пролог).

470. Старец Феодул, призвав в молитве преподобного Нифонта Афонского, получил исцеление

См. также: Вера; Исцеление; Праведник.

Духовный и добродетельный старец Феодул, пожелав однажды увидеться с преподобным Нифонтом ради душевной пользы, встал и пошел к нему. Но дорогой при стремнине он поскользнулся и так уязвил ногу о камень, что от множества вытекшей крови и от боли пришел в крайнее изнеможение и уже ждал смерти. Наконец, в духе веры горько восстенал он перед Господом и сказал: “Господи Иисусе Христе, Сыне Божий! Если Нифонт действительно имеет перед Тобой дерзновение и благодать, избавь меня ради его молитв от неминуемой смерти и страданий.” Едва старец произнес это, кровь остановилась, болезнь совершенно утихла, и старец, славя Бога и Его угодника, выздоровел. (Афонский патерик. Ч. 1. С. 368).

471. Призвав молитвы пустынников, святитель Савва был освобожден разбойниками

См. также: Вера; Праведник.

Однажды святой Савва, архиепископ Сербский, испек свежих хлебов и, навьючив ими монастырских лошаков, отправился ночью вместе с погонщиками в путь. Он обыкновенно ходил босой, добирался до дальних пустынь, чтобы угостить пустынников, постившихся по три-пять дней и даже по неделе, в зависимости от силы каждого, ибо это было время Великой Четыредесятницы. День тогда был субботний, и Савва думал насытить постников теплым хлебом, чтобы взамен воспринять от них теплые молитвы. Когда достиг он места, называемого Нилопотам, на него напали разбойники и отняли все. Огорчился блаженный, но не от того, что попал в их руки, а от того, что этим самым замедлился его путь и не мог он поспеть вовремя к трапезе отшельников. Воры спросили его, кто он, из какой обители? Савва назвал себя учеником отца Макария и сказал, что ради монастырской нужды он был послан в соседний Есфигмен, где задержала его братия, чтобы послать с ним теплые хлебы в пустыню старцам Христа ради постящимся, ибо таков отеческий обычай. Говоря это, он вознес из глубины сердца теплую молитву с полной верой к святым мужам, которых шел посетить, и получил нечаянную свободу. Разбойники умилились, ибо Господь коснулся их сердца, и отпустили Савву со всеми его запасами. Ревностный инок успел вовремя принести хлеб преподобным и рассказал им, как их молитвами сподобился избежать вражьих рук. (Афонский патерик. Ч. 1. С. 207).

472. Ангел три раза в год чудесно освобождал пленника; это бывало в те дни, когда родители пленника совершали о нем молитву

См. также: Родители.

Один молодой человек родом с Кипра и несколько его соотечественников попали в плен к персам и были заключены в темницу. Спустя какое-то время некоторые из его сородичей бежали из плена и прибыли на Кипр. Родители молодого человека стали спрашивать их о сыне, они сказали, что сын их умер такого-то числа, такого-то месяца и что они сами погребли его тело. Между тем должно заметить, что возвратившиеся из плена ошиблись. Они, действительно, похоронили на чужбине одного молодого человека, но не того, о котором их спрашивали, — тот остался жив. Но родители молодого человека поверили словам возвратившихся из плена и стали молиться о своем сыне, как об умершем, особенно же усердно они молились о нем три раза в год: на Пасху, в Пятидесятницу и на Рождество Христово. Но прошло четыре года, и сын, считавшийся умершим, возвратился домой. Обрадованные родители сказали ему: “А ведь мы считали тебя умершим и три раза в год особенно усердно молились о тебе.” — “В какие дни вы так молились?” — спросил сын. “На Пасху, в Пятидесятницу и на Рождество Христово,” — отвечали родители. “Так знайте же, что именно в эти три дня приходил ко мне некто в белых ризах, сиявших, как солнце, снимал с меня узы, выводил из темницы, и я был свободен целый день, никем не видимый. На другой день утром я опять обретался в узах и в темнице” (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 159).

473. Молитвы родителей за отступника сына были услышаны; сын раскаялся в своем отречении и мученическим подвигом искупил свой великий грех

См. также: Благодать; Мученичество; Отречение от Христа; Родители.

Святой мученик Миракс, родом из Египта, был сыном христианских родителей, которые воспитали его в христианской вере и благочестии. Но враг рода человеческого смутил его настолько, что он явился однажды к агарянскому князю Амире, публично отрекся от Христа, попрал крест и стал магометанином. Увещания родителей ни к чему не привели, сын-отступник не оставлял заблуждения и оставался в зловерии. Но родители не отчаивались и день и ночь молились Богу о спасении погибавшего. И что же? Их молитва не осталась тщетной. Благодать Божия коснулась сердца грешника, и Миракс раскаялся. Придя как-то раз к родителям, он сказал им: “Родители! Помрачился я умом и тяжко согрешил. Но что делать? Что прошло, того ведь не воротишь. По крайней мере, хочу, хотя бы с нынешнего дня, раскаявшись, быть опять христианином.” — “Чадо, — отвечали ему обрадованные отец и мать, — день и ночь мы молились о тебе, и вот услышал нас Господь. Ныне благодарим Господа, что Он призрел на нашу мольбу и обратил твое сердце к Себе. Но что делать теперь? Ты знаешь, насколько жесток агарянский князь и как жестоко поступит с нами, когда узнает, что мы содействовали твоему обращению. Поэтому пойди сам к князю и заяви ему о своем обращении. Мы же снова будем молиться, чтобы Господь сотворил с тобой по Своей милости и поспешествовал тебе во благое.” Миракс не задумался, пошел к князю, проклял агарянскую веру и исповедал Христа. Преданный на мучения, он мужественно перенес их и, наконец, усекновенный мечом, принял мученический венец. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 266).

Молитва Господня.

См. также: Грешник. № 203.

Молитва за других.

474. Молящийся за другого прежде всего сам получает пользу

Некий брат пришел к прозорливому старцу и попросил его: “Помолись о мне, отче, ибо я немощен.” Старец в ответ сказал ему то, что некогда изрек один из святых: “Наливающий на свою руку елей, чтобы помазать слабого, сам прежде всего принимает тук (жир) от елея.” Так и молящийся за брата, прежде нежели принесет ему пользу, сам получит пользу по изволению своей любви. Будем же молиться, брат мой, друг за друга, чтобы мы исцелились, ибо и Апостол убеждает, говоря: “Молитесь друг за друга, чтобы исцелиться” (Иак. 5:16. Древний патерик. 1874. С. 287. № 14).

475. Пресвитер исправил нерадивого монаха тем, что упросил его молиться за него по ночам, и этим отогнал от него блудных демонов

См. также: Блудная брань.

Некий пресвитер из Келий, имевший дар прозорливости, однажды, идя в церковь для совершения Божественной службы, увидел возле келии, в которой жил некий брат, множество демонов, принявших вид женщин и другие разные соблазнительные образы (виды). Они говорили непотребности, насмехались, ликовали. Старец, вздохнув, сказал сам себе: “Этот брат предался лености, и потому лукавые духи окружили его и избрали своим игралищем.” Совершив Божественную литургию, на обратном пути он зашел к брату в келию и говорит ему: “Брат! Я имею скорбь, но верую Богу, что Он избавит меня от скорби, если ты совершишь обо мне молитву.” От этих слов брат пришел в умиление и сказал старцу: “Отец! Я недостоин молиться о тебе.” Но старец начал упрашивать его: “Не уйду, пока ты не дашь мне слово творить по одной молитве за меня каждую ночь.” Брат обещал исполнить требование старца. Так поступил старец, желая ввести его в начало богоугодного жительства и принудить к совершению молитв при наступлении каждой ночи. В первую же ночь брат встал, чтобы сотворить молитву о старце. По окончании ее он умилился и сказал сам себе: “О окаянная душа! О старце ты совершила молитву, а о себе почему не молишь Бога?” И немедленно сотворил и за себя одну молитву. Так он провел всю неделю, творя одну молитву за себя, а другую за старца. В воскресный день старец, идя опять в церковь, снова увидел демонов, стоящих возле келии брата, но они были скучны. Старец понял, что молитва брата привела бесов в скорбь. Он вошел к брату и упросил его присовокупить к первой молитве за него и вторую в каждую ночь. Брат сотворил две молитвы о старце и, смирившись, сказал сам себе: “О окаянная душа! Приложи и за себя другую молитву.” Так провел он всю неделю, совершая по четыре молитвы каждую ночь. Опять пришел старец и увидел бесов унылыми и молчащими. Возблагодарив Бога, он вошел к брату и сказал ему, чтоб он приложил еще одну молитву за него, и брат совершал всякую ночь по шесть молитв. И опять пришел старец к брату. Тогда бесы разгневались на старца за спасение брата, а старец, прославив Бога, вошел к брату и учил его не лениться, но непрестанно молиться Богу. После этого старец возвратился к себе, а демоны, видя, что брат непрестанно молится и подвизается, отступили от него, будучи прогнаны Божией благодатью. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 428. № 10).

Молитва за обидчика.

См. также: Обида. № 678.

Молитва за умерших.

См. также: Ад. № 1.

476. После того, как о сребролюбивом монахе было отслужено тридцать литургий, он явился своему брату и возвестил, что помилован

См. также: Литургия; Сребролюбие.

“Был, — говорит святитель Григорий Двоеслов, — монах, который, разболевшись к смерти, поведал своему родному брату, что в келии им скрыто золото. Нужно заметить, что монастырь, в котором он жил, был общежительным и устав его был таков, что у братии все было общим, и никто не имел права что-либо считать своим и тем более утаивать. О поступке инока узнали и другие монахи, а, затем как начальнику, сказано было и мне. Чтобы инок почувствовал тяжесть своего греха и раскаялся в нем, я запретил братиям навещать его. А после его смерти, чтобы на будущее время отвлечь других от подобного греха, повелел похоронить его вне монастырского кладбища и на его могилу бросить утаенное им золото. Все было исполнено. Но вот прошло тридцать дней после его смерти, и мне стало чрезвычайно жаль его. Думая, что в загробном мире он страдает, я стал изыскивать средства, чтобы облегчить его участь, и остановился на следующем. Призвав эконома, я повелел ему отслужить по умершем тридцать заупокойных литургий и заповедал также всем творить общую молитву о нем. Такое распоряжение было для усопшего чрезвычайно благотворно. В тот самый день, когда была совершена о нем последняя, тридцатая, литургия, он явился своему родному брату и сказал: “Доселе, брат, я жестоко и страшно страдал, теперь же мне хорошо и я нахожусь во свете.” Брат умершего передал о своем видении инокам, и все они убедились, что покойный был избавлен от муки ради спасительной, принесенной за него жертвы.” (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 431).

477. Эконом киновии, скончавшийся во грехе, был помилован Богом ради усиленных молитв за него братии

См. также: Кончина грешника; Падение; Суд Божий.

Был в великой киновии один эконом. Когда он исполнял дела киновии, случилось ему впасть в грех невоздержания. Так нераскаянным в этом грехе и скончался. Авва монастыря, будучи духовен, собрал все братство и сказал: “Брат отошел от жизни, и вы знаете, что для вашего успокоения и безмолвия он от всей души занимался нашими делами и, как человек, прельщен был лукавым и потому из-за нас впал в грех. Давайте потрудимся прилежно за него и будем молить Человеколюбца Бога.” Они же, сострадая за все его труды, начали со слезами поститься и молить Бога, чтоб Он помиловал его. И провели три дня и три ночи в посте, ничего не вкушая, плача и сокрушаясь о погибели брата. И был авва в исступлении, и увидел Спасителя, умилостивленного трудами братии. Диавол же начал обвинять и говорить: “Владыко, он мой. Прошу Тебя, он из наших, я содействовал ему во грехе. И будучи, Господи, Судией Праведным, праведно суди.” И сказал ему Спаситель: “Праведный Я Судия, но и милостивый, и пределом Моей правды и милости служит Мое человеколюбие. И поскольку Я милосерд и человеколюбив, то будет благо не презреть моления стольких святых мужей, приносимого Мне за одного уязвленного и притом ради них самих, молящихся, за то, что впал он в грех. Ибо мог и он пребывать в безмолвии, как и все в монастыре, и остаться неуязвленным от твоих стрел. Но из-за дел братии, как человек, погубил себя. Или не видишь, как все на смерть предают себя за него? Пожалуй, убеди их перестать умолять Меня и тогда возьми его. Если же такие души подвергаются опасности пострадать от голода, три дня и три ночи призывая Меня и со слезами умоляя за него, не оставляя молитв и воздыханий и коленопреклонений и пеплом посыпав свои головы, и это — за брата, побежденного не с сознанием, а лукавством, — не благо ли удовлетворить их прошение? Ибо, если царей земных умилостивляет прошение многих людей за осужденного, уже ведомого на смерть, и исхищает виновного из рук палача, не тем ли более Я, будучи Царем праведным и человеколюбивым, исполню прошение и моление Моих воинов, приносимое Мне за одного?” Когда изрек это Господь, диавол был постыжен и исчез. Когда вышел из исступления авва обители, то рассказал обо всем братиям, и возрадовались они радостью великой. И начало лицо почившего брата понемногу очищаться от черноты и сделалось все чистым. Уверившись, что вчинил Господь его душу в лик спасаемых, тело опрятали и погребли. И радовались о совершившемся чудесном спасении брата, потому что близок Господь ко всем призывающим Его, ко всем призывающим Его в истине” (Пс. 144:18. Древний патерик. 1874. С. 424).

Молитва Иисусова.

См. также: Ближний. № 47.

478. Восстание бесов на делателя Иисусовой молитвы

См. также: Демонские козни.

В 1906 году в больнице Троице-Сергиевой Лавры отошел ко Господу старец 96 лет, схимонах Исаакий. Перед своей кончиной он подвергся явному бесовскому нападению за свои великие подвиги в совершении Иисусовой молитвы, которую он, будучи совершенно слепым, непрерывно умно творил. А это, видимо, диаволу крепко не нравилось. Незадолго до своей кончины отец Исаакий стал жаловаться своему духовному отцу, иеромонаху Нифонту, и иеромонаху Диомиду, что бесы угрожающе кричат на него и, появляясь перед ним в страшном обличий, неистово требуют, чтобы он перестал совершать Иисусову молитву, грозя иначе уничтожить его. Духовно опытный иеромонах Нифонт ободрял старца, уверяя, что угрозы бесов бессильны, и в подкрепление его души часто приобщал его Святых Христовых Тайн. Бесы продолжали бушевать и являлись отцу Исаакию целыми полками, крича: “Злой старик! Напрасно ты молишься Иисусу — Его нет. Мы одни во всем мире царствуем. Бога нет, покорись нам, и ты будешь покоен и пользоваться от нас великой честью. Если ты не покоришься нам, все равно погибнешь.” Слепой смиренный старец продолжал с кротостью слезно призывать Бога, как учил его отец Нифонт: “Господи! Ради страданий Твоих, помилуй мя, ради Воскресения Твоего, воскреси падшую душу мою. Благодатью Духа Святого просвети мой ум к исполнению Животворящих Твоих заповедей.” За три дня до своей кончины старец Исаакий, по милости Божией, получил полный душевный покой. Перед самой кончиной он сподобился утешительного видения, ободряющего надеждой на Божие помилование, и почил, как истинный праведник. (Троицкие листки с луга духовного. С. 28).

Молитва неразумная.

См. также: Молитва. № 469.

479. В ответ на неразумную молитву матери Богородица воскресила ее дочь; но это было не на утешение матери

См. также: Богородица; Видение; Воля Божия; Воля своя.

В городе Калуге жила одна вдова, которая имела большое усердие к Калужской иконе Божией Матери. Утешением вдовы была единственная дочь, отроковица 12 лет. Внезапно девочка заболела и умерла. Несчастная женщина, обезумевшая от горя, пришла в собор и здесь у образа Божией Матери начала свою безумную молитву: “Я всегда Тебе молилась, Матерь Божия, всегда чтила Твой образ, но Ты, невзирая на мое усердие, лишила меня единственной радости и утешения. Ты не спасла мою дочь от смерти.” И затем осыпала Божию Матерь упреками, называя Ее немилосердной и жестокосердной. У образа Божией Матери женщина впала в какое-то бессознательное состояние, в котором увидела лучезарно сияющую Царицу Небесную. Божия Матерь обратилась к ней с такими словами: “Неразумная жена! Я всегда слышала твои молитвы о дочери и умолила Сына и Бога Моего, чтобы Он взял ее чистой в лик девственниц. Она вечно восхваляла бы имя Господне с другими, подобными ей, но ты воспротивилась этому. Да будет же по-твоему. Иди, дочь твоя жива...” После этих слов женщина очнулась и направилась домой. Дочь ее уже лежала в гробу, готовая к погребению. Но вдруг неожиданно для всех щеки ее покрылись румянцем. Послышался глубокий вздох, и отроковица живая поднялась из гроба. Радости матери не было конца. Но счастье было непродолжительным. Выросшая девица повела разгульную и порочную жизнь. Для матери она стала не утешением, а большим несчастьем. Она била мать, бранила и всячески издевалась над ней, причиняя ей слезные обиды. Так страшно и опасно не подчиняться воле Божией. (Троицкие листки с луга духовного. С. 64).

Молитва непрестанная.

См. также: Пища. № 713; Труд. № 1155.

480. Беседуя с братией, некий старец сотворил 33 молитвы

Братия рассказывали: “Однажды мы пришли к старцу, и когда по обычаю совершилась молитва, поприветствовав друг друга, сели. После беседы, намереваясь удалиться, мы просили опять сотворить молитву. Тогда один из старцев сказал нам: “Что же вы не молитесь?” Мы отвечали ему: “Когда мы пришли, авва, была молитва, и с того времени мы беседуем.” Он сказал: “Простите, братия, потому что некий брат, сидящий с вами и беседующий, сотворил тридцать три молитвы.” И когда он сказал это, они сотворили молитву и отпустили нас. (Древний патерик. 1874. С. 288. № 18).

481. Наставления святителя Епифания Кипрского о том, что нужно молиться не только в определенные часы, но и постоянно

Авва одной обители, находившейся в Палестине, сообщал блаженному Епифанию, епископу Кипрскому: “Молитвами твоими мы не оставляем своего правила, прилежно исполняем его в третий, шестой и девятый часы.” В обличение их Епифаний сказал: “Видно, другие часы дня вы проводите в праздности, без молитвы. А истинному монаху должно непрестанно совершать в своем сердце молитву и псалмопение.” (Достопамятные сказания. С. 69. № 3).

482. Авва Макарий, посещая брата, всегда заставал его на молитве

Некогда авва Макарий в продолжение четырех месяцев каждодневно посещал одного брата и всегда заставал его на молитве. Старец, удивившись этому, сказал: “Вот земной Ангел!” (Достопамятные сказания. С. 175. № 3).

Молитва общая.

См. также: Блудная брань. № 54; Причастие. № 908; Чародейство. № 1213.

483. Моровое поветрие прекратилось после всенародного покаяния

В святительство Ионы, архиепископа Новгородского, в Новгороде появилось моровое поветрие. Иона сказал народу: “Мы за то наказываемся от Бога, что постоянно лишь грешим, а покаяния в своих грехах не приносим.” Народ понял значение слов святителя, принял их к сердцу и вместе со своим архипастырем совершил молебствие; было принесено всенародное покаяние. После этого моровое поветрие прекратилось и не только больше уже не было умерших, но и больные выздоровели. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 142).

484. После двухнедельной усиленной общей молитвы авва Аммонаф за одну ночь побывал у царя и принес от него грамоту, освобождающую братию от податей

См. также: Чудо.

Однажды пришел в Пелузию какой-то правитель и хотел потребовать с монахов так же, как с мирян, поголовную дань. По этому случаю все братия собрались к авве Аммонафу и решили, что некоторые отцы должны пойти к императору. Авва Аммонаф говорит им: “Нет нужды в таком труде, а лучше сохраняйте безмолвие в своих келиях и поститесь две седмицы, и, по благодати Христа, я один сделаю это дело.” Братия разошлись по своим келиям, старец же сохранял безмолвие в своей келии. Когда прошло четырнадцать дней, братия стали сетовать на старца, ибо они не видели, чтобы он когда-нибудь выходил. Они решили, что старец оставил без внимания их дело. В пятнадцатый день братия собрались вместе, как и условились. И старец вышел к ним, держа в руках грамоту за царской печатью. Видя это, братия изумились и спросили старца: “Когда ты принес ее, авва?” Старец отвечал: “Поверьте мне, братия, что в эту ночь я ходил к царю, и он написал мне эту грамоту. От него я пошел в Александрию и записал ее у правителей и потом возвратился к вам.” Выслушав это, братия были объяты страхом и поклонились ему. Так дело их было сделано, и правитель больше не тревожил их. (Достопамятные сказания. С. 49).

Молитва праведника.

См. также: Бесстрашие. № 30; Блудная брань. № 63; Вера. № 117; Дерзновение. № 241; Еретик. № 262; Исцеление. № 293; Милостыня. № 458; Наказание. №№ 593, 602; Неплодство. № 647; Помощь Божия. № 792; Пост. № 847; Прозорливость. № 920; Сила Христова. № 1006; Христос. № 1184; Церковь. № 1203; Чародейство. № 1213.

485. Во время молитвы аввы Нонна лучезарная звезда сияла над его головой, а руки были, как горящие лампады

См. также: Праведник.

В киновии святого отца нашего Феодосия рассказывали об авве Нонне: “Однажды ночью, перед тем как ударят в било, лежа на своей кровати, я услыхал, как кто-то восклицал: “Господи, помилуй!” Голос был тихий и умилительный. Насчитав пятьдесят раз “Господи, помилуй,” я захотел посмотреть, кто это молится. Взглянув из окна своей келии, я увидел коленопреклоненного старца, над головой которого сияла лучезарная звезда. При ее свете я и узнал старца.” А другой из старцев той же обители рассказывал об авве Нонне следующее: “Однажды, также до удара в било выйдя из келии, я пошел в храм и вижу: перед храмом стоит старец с воздетыми кверху руками и молится. Руки его сияли, как горящие лампады. Исполнившись страха, я удалился.” (Луг духовный. 1915. С. 125).

486. Авва Геласий воскресил отрока, которого келарь, неосторожно толкнув в гневе, убил

См. также: Воскрешение; Гнев; Праведник.

Однажды принесли для братии рыбу. Повар, приготовив ее, отдал келарю. Келарь по надобности вышел из келарни, оставив рыбу на полу в сосуде и поручив стеречь ее до своего возвращения малолетнему отроку, прислуживавшему авве Геласию. Отрок был побежден вожделением и начал есть рыбу с жадностью. Келарь вернулся, увидел, что отрок ест рыбу, рассердился на него и неосторожно толкнул. Случилось так, что удар пришелся в область сердца. Отрок трудно задышал и умер. Келарь, объятый страхом, положил отрока на свою постель, покрыл, а сам пошел к авве Геласию, пал к его ногам и возвестил о случившемся. Старец повелел ему, никому не говоря об этом, вечером, когда все успокоятся, принести умершего в диаконник и, положив перед жертвенником, уйти. Когда это было исполнено, старец пришел в диаконник и встал на молитву. В определенное время братия собрались для ночного богослужения, к ним вышел старец, за которым шел и отрок. Об этом никто не знал до кончины старца, знали только старец и келарь. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 87. № 3).

487. Авва своей молитвой воздвиг убитого и узнал от него, кто его убийца

См. также: Праведник.

Авва Милисий увидел одного монаха, который был схвачен, как убийца. Старец подошел и стал расспрашивать брата. Узнав, что это клевета, он спросил державших его: “Где убитый?” Ему указали. Старец, приблизившись к убитому, велел всем молиться. Когда же сам он простер свои руки к небу, мертвый встал. Авва спросил его перед всеми: “Скажи мне, кто тебя убил?” Он отвечал: “Я вошел туда-то и отдал деньги тому-то, а он взял и зарезал меня, потом вынес и подбросил в монастырь аввы. Но прошу вас, возьмите у него мои деньги и отдайте их моим детям.” Тогда старец сказал ему: “Пойди и спи, пока придет Господь и разбудит тебя.” (Достопамятные сказания. С. 168. № 1).

488. Помолившись, авва Макарий узнал у мертвеца, где спрятана поклажа, и этим спас вдову умершего и ее детей от рабства

См. также: Праведник; Смирение.

Авва Сисой рассказывал: “Когда я был в скиту с Макарием, пошло нас семеро жать. Одна вдова позади нас собирала колосья и непрестанно плакала. Старец, подозвав владельца поля, спросил его: “Что случилось с этой женщиной, что она непрестанно плачет?” Он ответил: “Муж ее взял у кого-то поклажу и неожиданно умер, не сказав, где положил ее. Хозяин поклажи хочет взять в рабство и ее, и ее детей.” Старец говорит: “Скажи ей, чтобы она пришла к нам, когда мы будем отдыхать в жару.” Когда женщина пришла, старец спросил: “О чем ты все так плачешь?” — “Муж мой взял у одного человека поклажу и умер, не сказав, где положил ее.” Старец сказал ей: “Пойди укажи мне, где ты его похоронила.” И, взяв с собой братию, он пошел с ней. Когда пришли на место, старец сказал ей: “Ты иди домой.” Помолившись вместе с братией, старец воззвал к мертвому: “Где положил ты чужую поклажу?” Мертвый в ответ сказал: “Она спрятана в моем доме, в ногах постели.” Старец говорит ему: “Спи опять до дня Воскресения!” Видя это, братия от страха пали к ногам старца, а он сказал им: “Не ради меня, ибо я — ничто, Бог сделал это дело, а ради вдовицы и ее сирот. А главное в том, что Бог хочет, чтобы душа не грешила, и о чем она ни попросит, все получает.” Потом пошел он к вдовице и сказал ей, где лежит поклажа. Она отдала ее хозяину и освободила себя и своих детей. Все слышавшие об этом прославили Бога.” (Достопамятные сказания. С. 143. № 7).

489. Авва Даниил испросил разрешение неплодства одной женщине; в опровержение клеветы, родившийся двенадцатидневный младенец по просьбе аввы сам указал, кто его отец

См. также: Клевета; Праведник.

Поведал некий отец, что авва Даниил пришел однажды в селение для продажи рукоделия. Молодой человек, житель того селения, упросил его войти к нему в дом и сотворить молитву о его жене, которая была бесплодна. Старец оказал ему послушание, вошел в его дом и помолился о его жене. По благоволению Божию жена его забеременела. Некоторые, чуждые страха Божия, начали злословить: “Молодой человек неспособен к чадорождению! Жена его зачала от аввы Даниила.” Дошли эти толки и до старца. Он послал сказать молодому человеку: “Когда жена твоя родит, извести меня.” Когда жена родила, муж ее пришел в скит и сказал старцу: “Бог по твоим молитвам даровал нам дитя.” Авва сказал ему: “Когда будут крестить дитя, сделай в этот день обед и угощение, позови меня, сродников и своих друзей.” Молодой человек сделал так. Во время обеда, когда все сидели за [столом], старец взял дитя на руки и перед всеми спросил его: “Кто твой отец?” Дитя, показав пальцем на молодого человека, сказало: “Вот мой отец.” Ребенку было двенадцать дней. Все видевшие это прославили Бога, а старец встал из-за стола и удалился в скит. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 91. № 6).

490. Помолившись, авва избавил юного пленника от жестоких сарацин, которые, взбесившись, поразили друг друга мечами

См. также: Праведник; Самопожертвование.

Вот что рассказал нам авва Иордан об авве Николае: “В царствование благоверного императора Маврикия, когда сарацинский предводитель Намес производил грабежи, старец проходил поблизости от Аннона и Эдона. Он увидел трех сарацин и при них — юношу замечательной красоты, лет двадцати. Это был пленник. Завидев его, юноша стал со слезами умолять, чтобы он освободил его. Авва принялся упрашивать сарацин, чтобы они отпустили его. “Не отпустим!” — ответил по-гречески один из них. “Возьмите лучше меня, а его отпустите, — сказал старец. — Ведь он не может вынести горя.” — “Не отпустим!” — “И выкупа не возьмете за него? Отдайте мне его. Я возьму его с собой и принесу вам, что пожелаете.” — “Не можем отдать тебе его, — возразил сарацин, — потому что мы обещали нашему жрецу: если возьмем что-нибудь стоящее, принесем ему для жертвоприношения. А ты лучше уходи, а не то снесем и тебе голову.” Тогда, повергшись перед Богом, старец произнес: “Спасителю наш, Господи Боже, спаси раба Твоего!” И тотчас три сарацина, объятые бешенством, обнажили мечи и изрубили друг друга. Авва взял юношу к себе в пещеру, и он не пожелал уйти от старца, отрекся от мира. Пожив иноком семь лет, он скончался.” (Луг духовный. С. 186).

491. Авва Аполлинарий силой своей молитвы остановил языческое ритуальное шествие; после чего множество язычников уверовало в Истинного Бога и вступило в Церковь

См. также: Идолослужение; Праведник; Язычество.

В окрестностях Фиваиды, в пределах Гермополя, было расположено около десяти языческих поселений. Там процветало сатанинское суеверие. И был весьма обширный храм, в котором стоял истукан. В сопровождении огромной толпы народа жрецы обносили его по селениям, неистовствуя наподобие вакханок. Свое мерзкое служение совершали они, испрашивая дождя. Случилось как раз во время совершения этих бесчинств проходить мимо тех мест блаженному Аполлинарию с несколькими из братии. И увидел он толпы несчастных, — точно злой дух вовлекал их в неистовство. Пожалел их авва и, склонив колена, призвал Господа и Спасителя нашего. И все, кто участвовал в бесовском бесчинстве, остановились вместе с истуканом и не могли продолжать шествие: невидимая сила удерживала их на месте. Весь тот день их опалял нестерпимый зной, и они не знали о причине, преградившей им путь. Языческие жрецы сказали народу: “Вблизи пустыни живет один христианин по имени Аполлинарий. Его это дело. Если он не смилуется, нам не избежать беды.” И сошлось много народу со всех сторон, и стали спрашивать о причине необычайного явления. Участники идолослужения отвечали, что они ничего не знают. “Догадываемся, впрочем, что это дело одного мужа, и просим умолить его” — “Вы правильно рассудили, — отвечали им. — И мы видели его проходящим здесь.” Между тем приложены были огромные усилия, чтобы помочь самим себе. Привели волов, силой которых надеялись было сдвинуть с места истукана. Но ничего не вышло. Все было тщетно. Тогда отправили послов к человеку Божию и дали обещание, если он разрушит их узы, то вместе с тем расторгнет и узы их заблуждения. Авва немедленно пришел к ним и, сотворив молитву, разрешил их. И все бросились к нему, с верой поклоняясь Богу и вознося благодарение. Деревянного истукана предали пламени и последовали за человеком Божиим. Обученные основам веры, они вступили в лоно Церкви Божией. Многие остались с аввой, и даже теперь их можно видеть в обителях. (Руфин. Жизнь пустынных отцов. С. 37).

492. Помолившись, старец остановил пожар на поле

См. также: Вразумление; Праведник; Чудо.

Авва Феодор, киликиянин, рассказывал нам: “Когда я еще находился в скиту, был там один старец по имени Давид. Однажды он пошел жать вместе с другими иноками. Таков был обычай в скиту — расходиться по селениям на жатву. Он нанялся на поденную работу к одному земледельцу. Однажды, когда около шести часов настал палящий зной, старец, прекратив работу, ушел в какой-то шалаш и присел там. Земледелец, увидев его в шалаше, с гневом сказал: “Что ж ты не жнешь, старик? Или позабыл, что я плачу тебе деньги?” — “Правда твоя! Но настал сильный жар, и зерна пшеницы падают из колосьев на землю. Я пережду немного, пока пройдет жар, чтобы тебе не потерпеть урон,” — “Вставай-ка жать, хоть бы и все сгорело.” — “Ты и в самом деле хочешь, чтобы все погорело?” — спросил старец, “Да! Я ведь сказал тебе!” — ответил с гневом земледелец. Старец встал, — и внезапно запылало поле. Тогда испуганный хозяин бросился в ту сторону, где жали другие иноки, и начал умолять их, чтобы они пришли и упросили старца помолиться и загасить пламя. Те пришли и бросились к ногам старца. “Да ведь он сам пожелал этого,” — сказал старец. Но те продолжали умолять его. Тогда он пошел и, встав между горевшим и негоревшим полем, вознес молитву. Огонь тотчас угас, и нива уцелела. Все удивились и воздали славу Богу.” (Луг духовный. С. 217).

493. Помолившись, авва Виссарион остановил солнце

См. также: Вера; Дерзновение; Праведник.

Однажды авва Виссарион пошел с учеником к некоему старцу. Когда они были еще далеко, солнце начало заходить. Старец, помолившись про себя, сказал вслух: “Господи! Молю Тебя, да встанет солнце, пока я приду к рабу Твоему.” Солнце остановилось и пребыло неподвижным, пока путники не достигли келии старца, к которому шли с целью получения душевной пользы. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 79. № 4).

494. Сотворив молитву, авва Виссарион пошел по реке, как посуху

См. также: Вера; Праведник.

В другое время нужно было авве Виссариону переправиться через реку Хризороя. Сотворив молитву, он пошел по реке, как бы посуху, и вышел на другой берег. В удивлении я (ученик старца. — Ред.) поклонился ему и спросил: “Что чувствовали твои ноги, когда ты шел по воде?” Старец отвечал: “Стопы мои чувствовали воду, а все остальное было сухо.” Таким образом не раз переправлялся он через великую реку Нил. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 79. № 3).

495. Авва Виссарион своей молитвой испросил у Бога в пустыне воды для ученика

См. также: Вера; Праведник.

“Вошел я (авва Дула. — Ред.) к авве Виссариону в келию и застал его стоящим на молитве. Руки его были простерты к небу, и он оставался в этом подвиге четырнадцать дней. После того призвал он меня и сказал: “Следуй за мной.” Мы вышли и пошли в пустыню. Почувствовав жажду, я сказал ему: “Авва, хочу пить!” Старец, взяв мою милоть, отошел на какое-то расстояние и, сотворив молитву, принес мне милоть, полную воды.” (Достопамятные сказания. С. 51. № 4).

496. Авва Виссарион помолился, и морская вода стала пресной

См. также: Вера; Дерзновение; Праведник.

Авва Дула, ученик аввы Виссариона, рассказывал следующее: “Однажды мы шли по морскому берегу. Я почувствовал жажду и сказал авве Виссариону: “Отец! Меня очень томит жажда.” Старец, помолившись, сказал мне: “Напейся из моря.” Морская вода сделалась пресной, я ею утолил жажду и налил воды в сосуд на тот случай, если снова захочу пить. Старец, увидев это, сказал мне: “Для чего ты это сделал?” Я отвечал: “Прости меня, я сделал это из соображения, что мне опять захочется пить.” Старец сказал: “Как здесь — Бог, так и везде — Бог.” (Еп. Игнатий. Отечник. С. 78. № 2).

497. Авва Ксой простер руки к небу, и сразу же пошел дождь

См. также: Вера; Дерзновение; Праведник.

Кто-то из отцов поведал об авве Ксое Фивейском следующее: “Ходил он однажды на Синайскую гору. Возвращаясь оттуда, он встретился с братом, который, воздыхая, сказал ему: “Авва! Страждем от бездождия.” Старец отвечал: “Почему вы не молитесь и не просите Бога?” — “И молимся, и просим, но дождя нет.” — “Видно, вы молитесь неусердно, — отвечал на это старец, — хочешь ли увериться, что это так?” С этими словами он простер руки к небу, начал молиться, и дождь пошел немедленно. Брат, увидев это, пришел в величайшее удивление, пал ниц перед старцем, а тот поспешно удалился. О случившемся брат рассказал всем. Слышавшие прославили Бога.” (Еп. Игнатий. Отечник. С. 308. № 2).

498. Старец-эфиоп во время засухи низвел своей молитвой проливной дождь

См. также: Милосердие; Подвиг; Праведник; Труд.

Случилось великое бездождие, и епископ молил Бога, чтобы послал дождь. И пришел к нему голос: “Пойди с утра к таким-то воротам и первого входящего останови, он помолится — и будет дождь.” Так он и сделал. Выйдя со своим клиром, сел. Входит, наконец, старец-эфиоп, неся вязанку дров, чтобы продать в городе. Епископ остановил его и стал просить: “Помолись, авва, чтобы пошел дождь.” Старец же не хотел, но, понуждаемый, помолился. Потоком полил с неба дождь, и если бы не помолились опять, то и не перестал бы. И епископ попросил старца: “Окажи любовь, авва, и доставь нам пользу, расскажи о своей жизни, чтобы и мы были ревностны.” И сказал старец: “Прости мне, господин. Вот, как видишь, я выхожу, нарублю дров для себя, такую небольшую вязанку, возвращаюсь в селение и продаю ее. Более двух хлебцев не оставляю себе, остальное же отдаю бедным. Сплю при церкви, опять выхожу за город и делаю также. Если же бывает зима, день или два остаюсь голоден, пока не настанет опять хорошая погода, чтобы можно было рубить дрова.” И все, получив великую пользу от делания старца, возвратились, прославляя Бога. (Древний патерик. 1874. С. 462).

499. Отшельник, сотворив молитву, превратил морскую воду в пресную

См. также: Вера; Праведник.

В местности близ святого Иордана жил отшельник, по имени Феодор. Ему необходимо было отправиться в Константинополь, и он сел на корабль. Плавание по морю затянулось, и пресной воды стало не хватать. Матросы и пассажиры пришли в большое уныние и отчаяние. Тогда отшельник простер руки к небу, к Богу, избавляющему от смерти души наши. Сотворив молитву и осенив море крестным знамением, он сказал матросам: “Благословен Господь! Почерпните воды, сколько нужно!” Они наполнили все сосуды пресной водой из моря, и все прославили Бога. (Луг духовный. С. 204).

500. Во время полного оскудения воды на корабле, после четырехдневной молитвы хозяина корабля, пошел дождь и умирающие от жажды были спасены

См. также: Вера; Помощь Божия; Праведник; Чудо.

Отшельник авва Григорий рассказывал нам: “Уезжая из Византии, я сел на корабль. Вместе со мной на том же корабле отплыл на богомолье во Святой Город один писец с женой. Хозяин корабля был человеком богобоязненным и постником. Во время плавания слуги писца тратили воду не жалея. Воды не хватило, и настала для всех нас большая беда. Жалкое это было зрелище! Женщины, дети, младенцы изнемогали от жажды и лежали, как мертвые. В таком бедствии мы пробыли три дня. Надежда на спасение исчезла. Тогда писец, не вынеся горя, извлек меч и порывался умертвить хозяина корабля и матросов. “Это они — виновники нашей гибели, так как не запаслись в достаточном количестве водой,” — говорил он. Я начал его уговаривать: “Не делай этого. Будем лучше молиться Господу нашему Иисусу Христу, Истинному Богу, творящему великая и дивная, им же несть числа. Ты посмотри, и сам хозяин корабля уже третий день постится и молится.” Писец пришел в себя и успокоился. На четвертый день, около шести часов, хозяин вдруг встал и закричал громким голосом: “Слава Тебе, Христе Боже наш!” Так что мы вздрогнули от его крика. “Растяните кожи!” — сказал он. Лишь только разложили кожи, внезапно появилось облако над кораблем и пошел проливной дождь. При этом, что особенно поразительно, корабль шел по ветру, облако следовало за ним, и дождь падал только на корабль.” (Луг духовный. С. 205).

501. Демоны не могли приближаться к пещере аввы Софрония

См. также: Праведник.

Так говорил авва Софроний: “Я молил Господа, чтобы демоны не приближались к моей пещере. И я видел, что они на три стадии подходили к пещере, но не могли приблизиться.” (Луг духовный. С. 189).

502. Преподобный Кирилл вернул к жизни инока, которого не успели причастить

См. также: Праведник; Причастие.

В обитель к преподобному Кириллу Белоезерскому принесли человека, одержимого тяжкой болезнью, который только просил, чтобы его постригли перед смертью. Преподобный облек его в иноческий образ с именем Далмата. Через несколько дней он стал кончаться и просил приобщения Святых Тайн, но священник замедлил с совершением литургии, и когда принес Святые Дары в келию, болящий уже скончался. Смущенный иерей поспешил сказать о том преподобному, и святой Кирилл весьма огорчился. Он сейчас же затворил оконце своей келии и встал на молитву. Немного спустя пришел келейник, служивший Далмату, и, постучав в оконце, сказал блаженному, что Далмат жив еще и просит его причастить. Немедленно послал Кирилл за священником, чтобы приобщить брата, и хотя тот был уверен, что Далмат уже умер, однако же пошел. Сколь велико было его удивление, когда увидел Далмата, сидящего на постели! Как только он приобщился Святых Тайн, стал прощаться со всей братией и тихо отошел ко Господу. (Троицкий патерик. С. 306).

503. Схииеромонах Иисус навел сон на разбойников

См. также: Вор; Праведник.

К старцу-схииеромонаху Иисусу однажды ночью пришли разбойники с намерением обокрасть его, не зная, что у него нечего брать. Притаившись в укромном месте келии, они ждали, чтобы старец ушел в церковь к утреннему богослужению. Старец еще не спал, а стоял на обычном правиле и слышал их приход, или, лучше сказать, прозрел их намерение. Тогда в своей молитве к Богу он присовокупил: “Боже, пошли сон рабам Твоим, утрудившимся в суетном угождении врагу.” Молитва была услышана, и незваные посетители спали в келии старца беспрерывно пять дней и пять ночей, пока сам старец, придя с братией, не разбудил их словами: “Доколе стережете напрасно? Пойдите в дома свои.” Пробудившись, они встали, но идти не могли, потому что немало времени пробыли без пищи. Старец накормил их и отпустил. (Соловецкий патерик. С. 127).

504. Воры, пришедшие в огород старца, два дня простояли неподвижно; разрешенные по его молитве, они год трудились на пользу обители

См. также: Вор; Праведник.

В другое время воры пришли в огород к голгофскому старцу-иеросхимонаху Иисусу. Наполнив свои корзины овощами, они возложили их на себя с намерением унести, но не могли и с места сойти; так и простояли два дня и две ночи неподвижно под тяжелым бременем. Потом начали кричать: “Отче святой, отпусти нас.” На голос пришли некоторые из братии, но не могли сдвинуть их с места. На вопрос иноков: “Когда же вы сюда пришли?” — они отвечали: “Два дня и две ночи стоим здесь.” — “Мы все это время приходили сюда, почему же не видели вас?” — “Да и мы, если бы видели вас, давно уже со слезами просили бы прощения у вашего старца.” Пришел и сам старец и сказал ворам: “Вы всю жизнь, пребывая в праздности, крадете чужие труды, поэтому стойте здесь в праздности все годы вашей жизни.” Со слезами воры умоляли отпустить их, обещая впредь не делать ничего подобного. Старец сказал: “Если хотите трудиться и от трудов своих других питать, то отпущу.” Они с клятвой дали обещание исполнить его волю. Тогда он сказал: “Благословен Бог, укрепляющий вас! Потрудитесь год в этой обители на братию.” После этого разрешил их от невидимых уз своей молитвой, и они, действительно, трудились год в скиту. (Соловецкий патерик. С. 128).

505. Спасение Устюга от страшной грозы и каменного града по молитвам праведного Прокопия Устюжского

См. также: Бедствие стихийное; Гнев Божий; Праведник; Предсказание.

В Житии Христа ради юродивого блаженного Прокопия, Устюжского чудотворца, среди прочего пишется следующее: “Некогда за грехи восхотел Бог истребить город Устюг градом и молнией. Прокопию об этом было открыто, и он, придя в церковь, поведал об этом народу и причту и говорил так: “Покайтесь, братья, в своих грехах, чтобы получить от Бога милость. Если же не покаетесь, все погибнете от огня и града.” Люди не поверили ему и рассуждали: “Человек этот юродивый и разумно никогда не говорит, зачем его слушать?” Святой же не переставал увещевать их: “Бдите, братие, и молитесь, да не впадете в напасть!” — восклицал он. На третий день, выйдя из храма, он уже пошел по всему городу и со многими слезами всех убеждал, чтобы позаботились отвратить грядущий гнев Божий. Жители и тут не послушали его. Тогда он, придя на свое обычное место — паперть церкви Пресвятой Богородицы, начал со слезами умолять Бога за город и за людей. Через неделю после этого, в полдень, вдруг внезапно нашло на город необыкновенное облако и днем сделалось темно, как ночью. Видя это страшное явление, люди, недоумевая, восклицали: “Что же это такое?” И вот с четырех сторон облекли город грозные тучи, беспрестанно стала бороздить небо молния, раздались такие ужасные раскаты грома, что даже земля заколебалась и воздух сделался удушлив до крайности. Тут только народ вспомнил слова Прокопия о грозящей гибели городу, и тотчас все бросились в соборную церковь Пресвятой Богородицы и со слезами стали просить Господа о помиловании. Вместе с народом пришел и блаженный и, упав перед иконой Пресвятой Богородицы, также молился со слезами. Молитва о помиловании была услышана. Во время всенародного молебствия от иконы Владычицы истекло Миро, ветер тотчас переменился, тучи отошли к необитаемым местам, и там, над лесом, выпал такой необычайный град, что был подобен камню, и сокрушил даже деревья, а молния попалила их. Из людей же никто не пострадал, и даже домашний скот остался невредимым.” (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 811).

506. Мысленно помолившись, подвижник Глинской пустыни схимонах Архипп чудесно осветил ночью опасный участок дороги

См. также: Праведник.

Самым главным доказательством силы молитв глинского отца Архиппа и его святости надобно считать чудесное освещение дороги в 1882 или 1883 году. Однажды, возвращаясь в обитель, отец Архипп и отец Н. очень задержались. Ночь была темная, дорога проходила по краю глубокого оврага. Кучер предлагал сойти, и священник соглашался, но отец Архипп не хотел, он сказал: “Молись Богу, на Него надейся, нас сохранят Ангелы Его.” С этими словами старец склонил голову на правую сторону и мысленно стал молиться. Отцу Н. страшно было ехать в полном мраке при ежеминутной опасности сорваться в пропасть, он мысленно осуждал отца Архиппа и все хотел сойти. Прозревая его мысли, старец сказал: “Сиди, я отвечаю, веруй, Господь не попустит,” — взял отца Н, за руку и держал. “Не придется отвечать: когда ринемся головой вниз, не соберешь и костей,” — размышлял отец Н., но покорился. Вдруг появился какой-то луч и осветил лошадей, повозку и овраг, а все окружающее пространство оставалось по-прежнему во мраке. Отец Н. указал кучеру на чудесное освещение, тот молча кивнул головой, чтобы не прерывать молитвы старца, глаза которого были закрыты. Но как только миновала опасность, отец Архипп открыл глаза, перекрестился и громко прославил Бога, а кучер сказал: “Проехали, батюшка!” С окончанием молитвы старца луч света исчез и воцарилась прежняя непроглядная тьма. Луны вообще не было видно всю дорогу до Глинской пустыни. Это еще более убедило спутников богобоязненного старца в чудесном освещении им дороги по святым молитвам отца Архиппа. (Глинский патерик. С. 301).

507. Глинский старец Феодот во время молитвы был окружен небесным светом

См. также: Благодать; Праведник.

Глинский подвижник старец Макарий, исполнявший в то время должность благочинного, выйдя однажды во время утреннего богослужения из церкви, внезапно увидел над братской кухней столп света. Будучи сам просвещен Духом Божиим и поняв, откуда такое явление, он поспешил тихо пройти в кухонный коридор и приблизился к двери (в ней была щель, образовавшаяся от трения старинной щеколды). Наклонясь к щели, старец Макарий начал всматриваться. Он увидел старца Феодота, стоящего на коленях перед иконой Спасителя с воздетыми вверх руками, и из уст его выходил сноп видимого света, который, простираясь к иконе, разливался и освещал то место стены, где стояла икона. Увидя это, старец Макарий был поражен чудным зрелищем и в страхе отступил назад. С чувством великого благоговения рассказывал он впоследствии о виденном единомысленным собратиям. По примеру старца Макария и другие благоговейные из братии Глинской пустыни удостоились видеть старца Феодота в различных чудесных стояниях. Некоторые видели его во время молитвы освещенным неземным светом. (Глинский патерик. С. 207).

Молитва разрешительная.

508. Монах, умерший в состоянии запрещения, был избавлен от мук после того, как над его могилой была прочитана разрешительная молитва

См. также: Сребролюбие.

Петр-пресвитер о святителе Григории, папе Римском, рассказывал следующее: “Святитель Григорий создал некогда великий монастырь и заповедал игумену смотреть, чтобы никто из братии ничего не имел в келии. Один монах этого монастыря, у которого был брат-мирянин, попросил его купить ему сорочку (рубашку). Мирянин дал иноку три златницы и сказал: “Купи сам, какую знаешь.” Монах взял золото и держал его у себя. Другой же монах увидел у него золото и сказал об этом игумену, а игумен — Патриарху. Монах, хранивший золото, был отлучен на время от Святого Причащения и вскоре, не разрешенный от епитимий, умер. Святитель Григорий, узнав об этом, сильно скорбел, что не успел при жизни разрешить инока от наложенного запрещения. Желая же чем-нибудь помочь усопшему, он написал молитву о разрешении его на хартии, отдал ее архидиакону и велел прочитать при гробе умершего. Архидиакон пошел к гробу и прочитал разрешительную молитву. В эту же ночь игумен того монастыря увидел умершего брата и в недоумении спросил: “Ведь ты умер?” — “Да,” — отвечал умерший. “Где ты был до сих пор?” Инок сказал: “До вчерашнего дня я был в темнице, но после девятого часа был освобожден.” Когда игумен рассказал это видение, то все узнали, что именно в тот час, когда архидиакон прочитал над умершим молитву, и была освобождена его душа из темницы.” (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 899).

Молитва ребёнка.

См. также: Богородица. № 88.

Молитва совершенная.

509. Отшельник, совершая молитвенное правило, никогда не обращал своих мыслей к земным предметам

См. также: Внимание к молитве; Правило молитвенное.

Отшельника, жившего близ святого Иордана, однажды навестил старец из Лавры Каламонской. “Проведя столько времени в безмолвии и подвижничестве, чего ты достиг, брат?” — спросил гость. “Ступай и возвращайся дней через десять. Тогда я скажу тебе,” — ответил отшельник. Придя на десятый день, старец нашел брата уже умершим. На черепе было начертано: “Прости меня, отче: я при исполнении своего правила никогда не обращал своих мыслей к земному.” (Луг духовный. С. 120).

Молитва умная.

510. Пока монах занимался умной молитвой, демоны не могли войти в келию

Некоему старцу дана была благодать видеть сокровенное. Он рассказывал: “Я видел в общежительном монастыре, что один из братии занимался в келии умной молитвой, а пришедший демон стоял вне келии. Доколе брат занимался умной молитвой, демон не мог войти в келию, но только брат переставал заниматься ею, демон входил.” (Еп. Игнатий. Отечник. С. 524. № 154).

511. Авва Иоанн Колов не оставил молитвы и во время лютого демонского нападения

См. также: Демонские козни.

Поведали об авве Иоанне Колове. От необыкновенного соединения с Богом умной молитвой он не оставил ее и не поколебался тогда, когда однажды диавол, приняв образ змея, обвил его тело, пожирал его плоть и выплевывал ее ему на лицо. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 295. № 44).

512. Молитва брата во время вечери любви, как пламень огненный, восходила к Богу

Поведал авва Исайя, как братия вкушали пищу в церкви на вечери любви. Они завели разговор между собой. Тогда пресвитер из Пелусии, бывший тут, остановил их, сказав: “Молчите, братия. Я знаю, что один из братии вкушает пищу с нами и пьет чашу наравне с прочими, но молитва его, как пламень огненный, восходит к Богу.” (Еп. Игнатий. Отечник. С. 135. № 5).

Молитва услышанная.

См. также: Ангел. № 3; Вера. № 126; Исцеление. №№ 297, 299, 301; Мать. № 425; Милосердие. № 435; Мощи. № 532; Святой. № 1004; Скорбь об умерших. № 1012; Супруги. № 1120.

513. Молитва матери и тетки была услышана; сын был устрашен во сне видением адских мук и оставил свое неверие

См. также: Вразумление невера; Мать; Неверие; Сон.

В 1918 году Тихон, митрополит Уральский, посетив Троице-Сергиеву Лавру, в присутствии Патриарха Тихона сообщил о себе следующее: “Мирское имя мое Иван Иванович Мещерский. По специальности я врач, жил с матерью и теткой в одном из губернских городов на Волге. По своему мировоззрению я был совершенно неверующим и не стеснялся высказывать своих убеждений в присутствии матери и тетки. Те сильно печалились о моем неверии и, несомненно, молились при этом Богу о моем вразумлении и спасении моей души. Очевидно, Господь внял их молитвам, посетив меня вразумляющим сном. Однажды, вернувшись из театра, я заговорил с матерью и теткой на религиозные темы и при этом насмешливо отозвался о их вере. Это их так обидело и огорчило, что они встали на колени и стали горячо молиться Господу о моем вразумлении. Я же, поужинав и вдоволь наговорившись на тему о неверии, лег спать. И вижу ужасный сон, в котором изображалась загробная участь грешников. Сон был настолько ярок и страшен, что душа моя едва не разлучилась с телом. Это сонное переживание отразилось так, что я поседел. Не имея ни одного седого волоса, я проснулся с прядями седых волос на голове и... уверовал. Но враг нашего спасения еще долго не оставлял меня. Он со своими клевретами часто являлся мне во сне. Злые духи, такие мерзкие, с длинными носами и окропленные какой-то скверной жидкостью, дерзали целоваться со мной. Все эти видения укрепляли меня в вере и надежде на Бога, к Которому я прибегал в своих молитвах, прося избавить меня от этих видений. Вскоре я принял монашество, а впоследствии Господь посетил меня благодатью священства и архиерейства. Так Господь молитвами моей матери и тетки спас мою душу от погибели и промыслительно поставил меня в церковь пасти словесное стадо Христово.” (Троицкие листки с луга духовного. С. 52).

514. Своей молитвой жена исходатайствовала исправление жизни своего мужа

См. также: Богородица; Вино; Супруги.

Одна благочестивая женщина, жительница города Александрова, Анна Семеновна Баранова, сообщила следующее. Муж ее, совершенный алкоголик, почти никогда не приходил домой трезвым. При всем том по душе он был добрый человек. Многолетней скорби Анны Семеновны за мужа не было предела. “Однажды, — рассказывала она, — на день великого праздника Введения во храм Пресвятой Богородицы муж мой, совсем опьяневший, едва дошел до дома. В тот праздник у меня, грешной, на душе была такая непроглядная скорбь, что и выразить не могу. Почему-то вспомнились мне тогда слова молитвы к Царице Небесной: “К кому возопию, Владычице, к кому прибегну в горести моей, если не к Тебе, Царица Небесная.” Заливаясь горючими слезами перед Ее святым образом, данным мне родителями в благословение, я забыла о всем житейском. Проливая слезы, я просила Матерь Божию, известными только Ей судьбами, помочь мне: Своим предстательством перед Сыном Ее и Богом спасти меня от скорби, а мужа моего — от страшного порока пьянства. Помолившись, я успокоилась и почувствовала сердечную радость. В четыре часа утра муж мой проснулся. Подойдя ко мне с кротостью и любовью, он неожиданно сказал: “Анюта! Прости меня за то, что я причинял тебе великую скорбь в течение многих лет. Видит Бог, как бы я желал исправиться и положить новое начало своей жизни. Дай мне чистое белье и праздничную одежду, я пойду к утрени и литургии.” Взяв с собой троих детей, он ушел в храм Божий и по возвращении оттуда принес в дом мир, тишину и Божие благословение. С того дня и до своей христианской кончины, то есть в течение 15 лет, водки он не пил уже ни единой капли, был добрым отцом для детей и примерным тружеником по кузнечному ремеслу.” (Троицкие листки с луга духовного. С. 127).

Молчание.

См. также: Кончина праведника. №№ 334-335; Монахиня. № 524; Празднословие. №№ 880-881; Самоуничижение. № 991; Старец. № 1092; Христос. № 1185.

515. Чтобы научиться молчанию, авва Агафон в течение трех лет носил камень в устах

Сказывали об авве Агафоне, что он в течение трех лет влагал камень в свои уста, пока не научился молчанию. (Древний патерик. 1914. С. 13. № 3).

516. Авва Памво сказал, что если его молчание не принесло пользы архиепископу Феофилу, то не принесет пользы и слово

Однажды архиепископ Феофил посетил скит. Братия собрались к нему и сказали авве Памво: “Скажи папе назидательное слово, которое бы принесло ему пользу.” Старец отвечал: “Если мое молчание не принесло ему пользы, то не принесет пользы и слово мое.” (Еп. Игнатий. Отечник. С. 347. № 3).

517. Воин проводил свою жизнь в молчании, труде и молитве

См. также: Сокрушение сердечное; Спасение в миру; Труд.

Вот рассказ аввы Палладия: “В Александрии был воин по имени Иоанн. Он каждый день с утра до девятого часа сидел в монастыре близ входа в храм святого Петра. Одет он был во вретище и плел корзинки, все время молчал и совсем ни с кем не разговаривал. Сидя у храма, он занимался своей работой и только одно возглашал с умилением: “Господи, от тайных [моих] очисти меня (Пс. 18:13), да не постыжусь в молитве.” Произнеся эти слова, он снова погружался в продолжительное молчание, а затем снова, по прошествии часа или более, повторял то же восклицание. Так он возглашал раз семь в течение дня, ни слова не говоря ни с кем. В девятом часу он снимал вретище, одевался в воинские одежды и шел к месту службы. С ним я пробыл около восьми лет и нашел много назидания и в его молчании, и в его образе жизни.” (Луг духовный. С. 89).

Молчание при поношении.

518. Услыхав поношения, авва Моисей смирился и ничего не сказал

См. также: Поношение; Укоризны.

Однажды во время собрания в скиту отцы хотели испытать авву Моисея. С презрением к нему говорили они между собой: “Для чего этот эфиоп ходит в наше собрание?” Моисей, услышав это, молчал. Когда братия разошлись, отцы спросили его: “Неужели ты нисколько не смутился, авва?” Он отвечал им: “я потрясен и не могу говорить” (Пс. 76:5. Достопамятные сказания. С. 157. № 3).

Монах.

См. также: Богатство. № 73; Демонские козни. № 233; Епископ. № 253; Женщина. 266-268; Любовь к Богу. № 408; Подвиг. № 742; Помощь Божия. № 787.

519. Монах тот, кто всегда принуждает себя к исполнению заповедей

См. также: Заповеди Божий; Принуждение.

Авва Макарий спросил авву Захарию: “Скажи мне, какое дело у монаха?” — “Тебе ли спрашивать меня, отец?” — сказал Захария. Авва Макарий говорит: “Я хорошо знаю тебя, сын мой, но некто заставляет меня спрашивать тебя.” Тогда Захария говорит ему: “По мне, отче, тот монах, кто во всем принуждает себя исполнять заповеди Божий!” (Достопамятные сказания. С. 83. № 1).

520. Предостережение старца юному монаху от посещения корчемниц

Один старец жил в скиту. Однажды, придя в Александрию для того, чтобы продать свое рукоделие, увидел он молодого монаха, вошедшего в корчму. Старец опечалился и остановился возле корчмы, дожидаясь выхода монаха, чтобы побеседовать с ним. Только молодой монах вышел, старец, взяв его за руку и, отведя в сторону, стал говорить: “Брат, разве ты забыл, что ты облечен во святую одежду? Или не знаешь, что ты еще юн? Не испытал еще того, как много козней строит нам диавол? Не знаешь ты, как много вреда для иноков, проводящих время в городе, от того, что они здесь видят, слышат в различных сценах городской жизни? Вот ты без зазрения совести ходишь по корчмам, слышишь и видишь там, чего бы не хотел, и встречаешься там с женщинами. Пристойно ли это тебе? Умоляю, не делай этого, иди лучше в пустыню, где ты можешь получить спасение.” — “Ступай-ка себе, старче! Бог ничего не желает, кроме чистого сердца,” — отвечал молодой инок. “Слава Тебе, Господи! — воскликнул старец, подняв руки к небу. — Пятьдесят лет я прожил в скиту, а чистого сердца еще не стяжал, а ты, юный, шатаясь по харчевням, достиг чистоты сердца! Бог да сохранит тебя и меня, да не посрамит в уповании моем!” — сказал на прощание старец. (Луг духовный. С. 237).

521. Наставление, сказанное разбойником монаху, о пребывании в келии и рукоделии

См. также: Келия; Труд.

Авва Палладий рассказывал: “В Фиваидской области, в городе Арсиное, схвачен был убийца. После долгих пыток он был приговорен к отсечению головы. Его нужно было отвести на казнь за шесть миль от города, на то место, где он совершил убийство. Вместе с другими за осужденным шел монах — посмотреть на казнь. Преступник увидел шедшего монаха. “Отче, — обратился он, — должно быть, у тебя нет ни келии, ни рукоделия?” — “Прости меня, брат, — возразил инок, — у меня есть и келия, и занятие.” — “Так что ж ты не сидишь в келии и не предаешься сокрушению о грехах?” — спросил осужденный. “Правда твоя, брат мой, — отвечал инок, — я вовсе не забочусь о своей душе. Потому-то и иду посмотреть на твою казнь, чтоб хотя бы через это прийти в сокрушение.” — “Ступай-ка лучше, отче, сиди в своей келии и благодари Бога, Спасителя нашего. После того как, вочеловечившись, Он умер за нас, человек уже не умирает вечной смертью.” (Луг духовный. С. 86).

522. Авва Моисей, увидев на монахе Захарии Святого Духа, просил у него наставления; Захария истоптал свой куколь и сказал, что если человек не будет так попран, то не сделается монахом

См. также: Дух Святой; Унижение.

Некогда авва Моисей пришел на колодец почерпнуть воды и увидел юного монаха Захарию, молящегося при колодце. Дух Божий в подобии голубя восседал на его голове. Авва Моисей попросил Захарию: “Дай мне наставление для моего жительства.” Захария, услышав это, пал к ногам старца: “Меня ли спрашиваешь, отец?” Старец сказал ему: “Поверь, сын мой Захария, что я видел Святого Духа, сошедшего на тебя, и нахожу нужным спросить тебя.” Тогда Захария снял куколь с головы, положил его под ноги и, истоптав, сказал: “Если человек не будет попран таким образом, то он не может сделаться монахом.” (Еп. Игнатий. Отечник. С. 132. № 4).

523. Отшельники, достигшие совершенства, сказали авве Макарию Великому, что монах должен отречься от всего, принадлежащего миру; если же он немощен, то пусть безмолвствует в келии и плачет о грехах

См. также: Келия; Плач.

Авва Макарий Великий встретил в глубокой пустыне двух отшельников, достигших христианского совершенства и превосшедших естество, так что они даже не нуждались в одежде. Он спросил у них: “Как можно стать истинным монахом?” Они отвечали: “Если человек не отречется от всего принадлежащего миру, то он не может быть монахом.” Святой Макарий сказал им: “Я немощен и не могу провести такого жительства, какое проводите вы.” На это они отвечали: “Если ты немощен, то безмолвствуй в келии, оплакивая свои грехи.” (Еп. Игнатий. Отечник. С. 310. № 7).

Монахиня.

См. также: Милостыня монахиням. № 462; Отречение. № 692; Подвиг тайный. № 740.

524. Наставление монахиням о келейном безмолвии

См. также: Безмолвие келейное; Молчание.

Одна блаженная старица рассказывала о себе: “Придя к одному старцу, я спросила его о пути спасения, и он сказал мне: “Шатаясь туда и сюда, как делают блудные жены, ты хочешь спастись? Или не знаешь, что ты — жена? Или не знаешь, что диавол через жен борет и прельщает святых? Или не слышишь, что говорит Господь: “всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем” (Мф. 5:28). Не знаешь разве, что всякий такой грех взыскан будет от твоей души? Для чего не безмолвствуешь ты в келии своей?” Этими и другими подобными словами научив меня, старец благословил и отпустил. И я, бедная, в страхе пришла в эту келию. Вот уже исполнилось 33 года, как, благодатью Христовой, не выходила я из своей келии. Так, сестры мои, я советую вам не от своего ума, но как слышала и научена великим святым: “Возлюбите безмолвие и молчание — матерь всех добродетелей, да избавит Бог вас, безмолвствующих, от всех сетей вражьих.” (Митерикон. С. 75. № 115).

525. Наставление блаженной Феодоры монахиням в борьбе с похотью

См. также: Вожделение.

Блаженная Феодора говорила: “Та, которая хочет сохранить свое тело в целомудрии, должна проводить свои дни в блаженном безмолвии, сидя в келии, мужчин не принимать и не беседовать с ними, ибо только таким образом она может безмолвствовать. И на меня в начале моего безмолвия три года налегал демон похоти, побуждая к видению одного мужа и беседованию с ним, так что почти каждый день я была в скорби и унынии. Но молитвой и молением, постом и безмолвием противоборствуя треокаянному демону похоти, я, наконец благодатью Христовой изгладила всякую память о том лице. Рассказываю вам это, матери и сестры, для того, чтобы и вы крепко блюлись от этого и хранили свои души, ибо сильны козни доброненавистника-диавола.” (Митерикон. С. 76).

526. Пять дев, решивших бежать из монастыря, были наказаны беснованием

См. также: Беснование; Наказание.

Пресвитер монастыря авва Николай рассказывал, что на его родине (он был из Ликии) есть женский монастырь, в котором живут около сорока дев. Пять из них задумали бежать ночью из монастыря и найти себе мужей. Однажды, когда все сестры заснули, те взяли одежды и собрались бежать, но вдруг все пятеро подпали действию диавола. Вследствие этого им не пришлось бежать, напротив, вознося благодарность Богу, они исповедали свое прегрешение: “Благодарим Всемилостивого Бога, наказавшего нас, чтобы не погибнуть душам нашим.” (Луг духовный. С. 163).

Монашество.

См. также: Демонские брани. № 214; Деньги. № 239; Наука истинная. № 607; Отречение. № 692; Плач. № 721.

527. Авва Евлогий разрешал своим ученикам пребывать в городе не более трех дней; старцу было показано, какие брани возбуждают демоны у монахов, живущих в городе

См. также: Демонские брани; Демонские козни; Страсти.

Поведали ученики аввы Евлогия Скитского: “Когда старец посылал нас в Александрию продавать рукоделие, то завещал нам оставаться в этом городе не более трех дней. “Если же, — говорил он, — вы пробудете более трех дней и впадете в какой-либо грех, то я неповинен в вашем грехе.” Мы спросили его: “Почему же другие монахи, пребывая в городах и селах с мирскими людьми, не чувствуют вреда для своих душ?” Старец, отверзая нелживые уста, сказал нам: “Поверьте мне, чада мои, со времени принятия монашества я прожил в скиту тридцать восемь лет, никуда не выходя. По истечении тридцать восьмого года пошел я с аввой Даниилом в Александрию к Патриарху Евсевию по некой нужде. Когда мы вошли в город, то встретили там много монахов, и отверзлись мои очи. Я увидел, что некоторых из них били вороны крыльями по лицу, других обнимали обнаженные девицы и шептали им на ухо, с иными играли обнаженные дети мужского пола и мазали их смрадом, иным подносили нюхать мясо и вино. Из чего я понял, что демоны возбуждали в уме каждого монаха брань, соответственно той страсти, которой он одержим. По этой причине, братия, я не хочу, чтоб вы задерживались в городе и подвергались нападению таких помыслов, правильнее же сказать, демонов.” (Еп. Игнатий. Отечник. С. 115. № 1).

Монашество последних времён.

528. Видение монаха, в котором ему было открыто, что иноки последних времен будут спасаться скорбями

См. также: Скорби.

Иоанн Сирин о некоем монахе (думают, что о себе же самом) рассказывал следующее: “Был один старец, который сподобился такого видения. Три монаха стояли на берегу моря. Вдруг они услышали с другого берега голос, говоривший им: “Примите крылья огненные и летите ко мне.” Двое из них действительно получили крылья и тотчас перелетели на другой берег, а третий остался по эту сторону, плача и вопия. Однако через некоторое время и этому даны были крылья, но уже не огненные, а весьма слабые. Вот и он, хотя и с величайшим трудом, часто погружаясь в воду, все-таки достиг другого берега, куда отлетели первые иноки. Что же значило это видение? Первые монахи, принявшие огненные крылья, — это те, которые жили здесь, на земле, лишь в Боге и для Бога и попечения ни о чем земном не имели. А последний, принявший крылья немощные и слабые, означает тех, которые через несчастья спасаются. Род нынешнего времени, заключает сказание, сплетшийся житейскими суетами и никогда умом к Богу не возносящийся, только напастями и спасается.” (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 821).

529. Предсказание преподобного Антония Великого о монашестве последних времен

Однажды несколько учеников божественного аввы Антония, видя в пустынях бесчисленное множество монахов, прилежавших с великой ревностью по Боге, не уступавших друг другу в добродетелях и святых подвигах, спросили его: “Отец! Долго ли будут продолжаться эти ревность и усердие к уединению, нищете, смирению, любви, воздержанию и ко всем прочим добродетелям, которым так ревностно прилежит все это множество монахов почти без исключения?” Муж Божий отвечал им, воздыхая и проливая обильные слезы: “Наступит некогда время, сыны возлюбленные, в которое монахи оставят пустыни и вместо них устремятся к богатейшим городам. Там, вместо вертепов и хижин, которыми усеяна пустыня, они воздвигнут, стараясь превзойти один другого, великолепные здания, сравнимые своей пышностью с царскими палатами. Вместо нищеты вкрадется стремление к собиранию богатства, смирение сердца превратится в гордость. Многие будут напыщены знанием, но чужды добрых дел, предписываемых знанием. Любовь иссякнет. Вместо воздержания явится угождение чреву, и многие из монахов озаботятся доставлением себе изысканных яств не менее мирян, от которых они будут отличаться только одеждой. Находясь посреди мира, они не постыдятся неправедно присваивать себе имя монахов и пустынников. Не перестанут они величаться, говоря: “Я — Павлов, я же, Аполлосов,” — как будто вся сущность благочестия заключается в значении предшественников, как будто позволительно и справедливо хвалиться отцами, как хвалились иудеи предком своим Авраамом! Однако между монахами тех времен некоторые будут намного лучше и совершеннее нас, потому что блаженнее тот, “кто мог преступить — и не преступил и зло сотворить — и не сотворил,” чем тот, который увлекается к добру примером многих добрых. Так Ной, Авраам и Лот, проводившие святую жизнь посреди нечестивых, справедливо прославляются Писанием.” (Еп. Игнатий. Отечник. С. 41. № 200).

530. Предсказание аввы Исхириона о монашестве последующих поколений

Святые отцы скита пророчествовали о последнем поколении, говоря: “Что сделали мы?” И один из них, великий по жизни по имени Исхирион, сказал: “Мы сотворили заповеди Божий.” Еще спросили: “Следующие за нами сделают ли что-нибудь?” — “Они достигнут половины нашего дела.” — “А после них что?” — “Не будут иметь дел совсем люди рода этого, придет же на них искушение, и оказавшиеся достойными в этом искушении будут выше нас и отцов наших.” (Древний патерик. 1914. С. 55. № 1).

Мощи.

См. также: Беснование. № 18; Неверие. № 614; Нерадение. № 657.

531. Подвижник Феофан видел преподобных Зосиму и Савватия, благословляющих тех, кто благоговейно прикладывался к их мощам

Некогда подвижник Феофан пришел в Соловецкий монастырь, чтобы поклониться мощам преподобных и навестить своих учеников. Придя в церковь к утрени, старец встал в углу и смотрел, как иноки прикладываются к святым мощам. И вот духовными очами он видит, что преподобные Зосима и Савватий как бы сидят при своих раках и одних благословляют, а от других отвращаются. Поэтому старец заповедал ученикам ежедневно с благоговением прикладываться к ракам угодников Божиих. (Соловецкий патерик. С. 150).

532. Исцеление женщины у мощей Преподобного Сергия

См. также: Исцеление; Молитва услышанная.

Ирина Васильевна, дочь крестьянина Тверской губернии, по достижении совершеннолетия была обручена с женихом и венчалась в своей сельской церкви, В конце бракосочетания Ирине сделалось дурно, и она упала без сознания. Привезенная из храма в дом своих родителей, она пришла в себя, но почувствовала, что у нее совершенно отнялись ноги. О продолжении брачной жизни уже не было и речи. Как выехала она из дома своих родителей девицей, так и вернулась девицей. Прошло три года. Муж по заключению многих докторов, считавших ее неизлечимой, стал ходатайствовать перед духовными властями о расторжении брака и, получив разрешение, вступил в новый брак. Прошли еще годы, а Ирина все оставалась с омертвевшими ногами. Потеряв надежду на помощь, она всей душой и сердцем искала помощи только в силе Божией. Два раза ее привозили в обитель Преподобного Сергия к его святым мощам, но она не была утешена исцелением. Но при всем том она продолжала глубоко веровать и уповать на помощь Божию. Прошло восемь лет, и в 1912 году она в третий раз приехала в обитель Преподобного Сергия на пятой седмице Великого поста с пятницы на субботу. На руках внесли ее в Троицкий собор и положили на полу близ святых мощей. Здесь она всю всенощную провела в пламенной молитве к Преподобному Сергию, прося его об исцелении. В соборе уже пропели “Слава в Вышних Богу.” Ирина Васильевна с трудом приблизилась к раке святых мощей с горячим желанием прикоснуться к ним своими устами. Самостоятельно сделать этого она не могла, и ей помогали: с одной стороны — послушник лавры Георгий Валаев, с другой — соборный солдат Фома Зиновьевич Хокин. Они подняли ее под руки, чтобы она могла облобызать святую главу Преподобного Сергия. В момент прикосновения устами к главе Преподобного Ирина Васильевна ощутила как бы электрический удар, отозвавшийся с той же силой в послушнике и солдате. Душа ее тогда наполнилась радостью, и она, внезапно почувствовав себя совершенно здоровой, вскричала: “Пустите, пустите меня, я здорова.” Сначала она самостоятельно встала на свои колени и, помолившись, поднялась без всякой помощи с колен. Затем, держась за подсвечник и решетку, тихо спустилась с трех ступенек, где ей дали в руки палку. С ней она из Троицкого собора дошла до Дома призрения. А утром на другой день уже без палки пришла в Троицкий собор. Всю литургию исцеленная стояла на ногах, не чувствуя никакой слабости, И до настоящего дня она совершенно здорова, о чем может свидетельствовать самолично. (Троицкие листки с луга духовного. С. 5).

533. Наказание протопопа Константина, дерзнувшего сорвать схиму с мощей благоверного князя Феодора

См. также: Наказание; Неверие.

В 1467 году архиепископ Трифон, слыша о многих чудесах от нетленных мощей благоверного князя Феодора и его сыновей Давида и Константина, послал протопопа Константина в Ярославль для того, чтобы освидетельствовать святые мощи и убедиться в истинности совершающихся от них чудес. Протопоп Константин, будучи одержим неверием, с надменностью прибыл в монастырь и не хотел идти на зов архимандрита в его келию, требуя себе почетной встречи, как послу архиерея. Затем, неблагоговейно выражаясь о святых угодниках, с гневом потребовал, чтобы немедленно открыли ему храм Святого Спаса и показали раку чудотворцев. Архимандрит разрешил. И вот безрассудный иерей, открыв нетленные мощи, начал дерзостно к ним прикасаться и даже осмелился сорвать с благоверного князя Феодора часть схимнической одежды. Тотчас невидимо сила Божия и святых Его чудотворцев поразила нечестивого: он внезапно упал на землю, онемев, и тело его как бы помертвело. Ужас объял предстоявших. Когда донесли о том игумену, тот поспешил в церковь, при нетленных мощах совершил молебен с водоосвящением и омертвевшего окропил святой водой. Он едва ожил через несколько часов, но так и оставался нем. Горько, с раскаянием плакал он о своем грехе. (Ярославский патерик. С. 64).

Мудрость.

См. также: Блудная брань. № 59; Верность. № 128; Воздержание. № 153; Демонские козни. № 216; Епископ. № 253; Искусительница. № 283; Крестное знамение. № 358; Кротость. № 369; Любовь к ближним. № 393; Милосердие. № 434; Милостыня. № 451; Награда. № 580; Неосуждение. № 637; Нестяжательность. №№ 664, 668; Обида. № 677; Покаяние. № 781; Самопожертвование. № 976; Самоуничижение. № 993; Скорби. № 1008; Смирение. № 1054; Соблазн. № 1061; Совесть. № 1070; Сребролюбие. № 1080; Старец неискусный. № 1101; Целомудрие. №№ 1191, 1195.

534. О мудрости аввы Агафона

См. также: Безмолвие келейное; Милостыня.

Говорили об авве Агафоне, что все его действия проистекали из духовного рассуждения. Так поступал он по отношению к своему рукоделию и к своей одежде. Не носил он одеяния ни излишне хорошие, ни излишне плохие. Для продажи рукоделия он ходил в город сам и с сохранением внутреннего безмолвия продавал рукоделие желавшим его купить. Покупателям он говорил цену; деньги, которые они подавали, принимал молча, никогда не пересчитывая их. Он говорил: “Что полезного для меня в том, если буду препираться с ними и дам им повод к употреблению божбы, даже если б при этом я получил излишние деньги и раздал их братии? Бог не хочет от меня такой милостыни, Ему не благоугодно, чтоб примешивался грех в дело любви.” (Еп. Игнатий. Отечник. С. 57. № 11).

535. Епископ Аммон не наложил епитимий на беременную девицу, но, напомнив девице о близости смерти, расположил ее к покаянию

См. также: Милосердие.

Авва Аммон рукоположен был во епископа. В этом сане он действовал из благодатного настроения и духовного разума, приобретенных монашеским жительством. Однажды привели к нему на суд беременную девицу и потребовали для нее церковного наказания. Епископ оградил ее крестным знамением и повелел дать ей шесть пар полотен, говоря: “Ей предстоит труд родов, как бы не умерла она или не умерло дитя ее. На цену этих полотен, по крайней мере, могут быть совершены похороны.” Обвинители девицы негодовали: “Что ты делаешь? Дай ей епитимию.” Он отвечал им: “Братия! Разве вы не видите, что она близка к смерти? Как же мне возложить на нее еще что-либо?” (Еп. Игнатий. Отечник. С. 64. № 10).

Епископ Игнатий: “Авва Аммон уклонился от действия по требованию плотской ревности и, вместе с тем, подействовал нравственно на девицу, оказав ей неожиданное милосердие и представив ей живо близость смерти. Смягченное милосердием сердце при воспоминании о смерти очень способно к покаянию.”

536. Епископ Аммон мудро покрыл грех брата, скрывавшего женщину в своей келии; он успокоил братию, а кротким словом, преисполненным любви, вразумил и брата

См. также: Любовь к ближним.

Пришел однажды авва Аммон в те места, где пребывали иноки, чтобы разделить с братией трапезу. Один из братии был очень расстроен по поводу своего поведения: его посещала женщина. Это стало известно другим братиям, они смутились и, собравшись на совет, положили изгнать брата из его хижины. Узнав, что епископ Аммон находится здесь же, они пришли к нему и попросили, чтоб и он пошел с ними для осмотра келии брата. Узнал об этом и брат и скрыл женщину под большим деревянным сосудом, поставив его вверх дном. Авва Аммон понял это и ради Бога покрыл согрешение брата. Он сел на этот сосуд и приказал обыскать келию. Келия была обыскана, женщину не нашли. “Что это? — сказал авва Аммон братиям. — Бог да простит вам согрешение ваше.” После этого он помолился и велел всем выйти. За братией пошел и сам. Выходя, он взял милостиво за руку обвиненного брата и сказал ему с любовью: “Брат! Внимай себе.” (Еп. Игнатий. Отечник. С. 64. № 11).

537. Не желая судить пришедших к нему христиан, епископ Аммон представился юродивым

См. также: Юродство.

Однажды, по обычаю того времени, кое-кто из христиан пришли судиться перед своим епископом. Болезнуя о несогласии между христианами по причине, не заслуживающей внимания, епископ представился юродивым. Одна из бывших тут женщин сказала подруге: “Старец помешался в уме.” Святой Аммон, услышав это, подозвал ее к себе и сказал: “Сколько лет подвизался я в пустынях, чтоб стяжать это помешательство, и для тебя ли потерять мне его!” (Еп. Игнатий. Отечник. С. 65. № 12).

538. Пример, как авва Иоанн Колов праздный разговор перевел на духовный

См. также: Празднословие.

Однажды кое-кто из братии пришли испытать авву Иоанна Колова, зная, что он не попускал развлечения и не говорил ни о чем житейском. Они сказали ему: “Этим летом был обильный дождь, пальмовые деревья напоены и дадут много ветвей, братия получат в большом количестве материал для рукоделия.” Авва Иоанн отвечал: “Подобным образом, когда Святой Дух нисходит в сердца святых, они обновляются и пускают побеги в страх Божий.” (Еп. Игнатий. Отечник. С. 289. № 15).

539. Не желая обидеть сбившегося с пути проводника, авва Иоанн Колов сказал, что он болен, и остался на месте до утра

Однажды авва Иоанн шел из скита с другими братиями. Была ночь, и проводник их сбился с пути. Братия сказали авве Иоанну: “Авва! Что нам делать? Брат сбился с пути, как бы нам не сгинуть, блуждая!” Старец отвечал: “Если скажем ему об этом, он опечалится и будет стыдиться нас. Вот что сделаем: я скажусь больным, откажусь от дальнейшего путешествия, останусь здесь до утра.” Он так и сделал. Сказали и другие: “И мы не пойдем дальше, побудем с тобой.” Они просидели на месте до утра и брата не обличили. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 290. № 24).

540. Авва Иоанн Колов — один из всех старцев принял чашу от пресвитера, чтобы не огорчить его

См. также: Любовь к ближним; Рассудительность.

Однажды в скиту несколько старцев вкушали вместе пищу. В числе них был и авва Иоанн Колов. Некий пресвитер, муж великой святости, встал, чтоб подать трапезовавшим по чаше воды. Но из уважения к пресвитеру никто не согласился принять от него, кроме Иоанна Колова. Старцы удивились и сказали ему: “Как ты, меньший из всех, осмелился принять услужение от пресвитера?” Он отвечал: “Когда я встаю подавать чашу, то радуюсь, если все ее принимают, как получающий большую награду. По этой же причине теперь и я принял чашу, желая доставить ближнему воздаяние. Как бы он огорчился, если б никто не принял от него чаши.” (Еп. Игнатий. Отечник. С. 295. № 45).

541. Сказав, куда можно и куда бесполезно отдавать наследство, авва Пимен уклонился от окончательного решения этого вопроса

См. также: Наследство.

Один брат спросил авву Пимена: “Я получил наследство, что мне делать с ним?” Старец сказал: “Ступай и приди ко мне через три дня, тогда скажу тебе.” Брат пришел в назначенное время, и старец ответил: “Что сказать тебе, брат? Если скажу: отдай свое наследство в братскую трапезу, — там устраивают вечери. Если скажу: отдай родственникам, — за это не получишь никакой награды. Если скажу: отдай нищим, — ты оставишь это без внимания. Итак, делай, что хочешь. Мне до этого — дела нет.” (Достопамятные сказания. С. 197. № 33).

542. Во время ссоры братии авва Пимен положил в своем сердце, что его нет, и не сказал ни слова

Однажды Паисий поссорился с одним из посетителей и подрался с ним до пролития крови. Авва Пимен сидел тут и не сказал им ни слова. В это время вошел к ним авва Анув, старший между братиями по годам, и, увидев случившееся, обратился с упреком к авве Пимену за то, что тот не позаботился о примирении ссорившихся. Пимен отвечал: “Они братия — и помирятся.” Анув повторил упрек. Тогда Пимен отвечал: “Я положил в своем сердце, что меня здесь не было.” (Еп. Игнатий. Отечник. С. 319. № 6).

543. Авва Пимен не пошел к правителю, взявшему под стражу его племянника; упрошенный старцами он написал ему письмо, в котором просил поступить с племянником по закону

См. также: Твердость.

Правитель страны, наслышавшись о блаженном Пимене, захотел увидеть его. Он придумал следующее. Велел схватить сына сестры блаженного Пимена и посадить его в тюрьму, чтоб по этому поводу старец или принял правителя к себе, или сам пришел для ходатайства о племяннике. Несмотря на слезные просьбы сестры, Пимен отказался идти к правителю. Правитель, услышав это, сказал своим друзьям: “Передайте ему, чтоб он, по крайней мере, написал письмо ко мне, и я отпущу его племянника.” Тогда после долгих уговоров старец написал следующее: “Да повелит твое благородие тщательно исследовать вину заключенного, и если он сделал что, достойное смерти, пусть умрет, пусть насильственной смертью очистит в нынешнем веке свое преступление, чтоб избежать вечной муки в геенне. Если же он не сделал ничего, достойного смертной казни, то учини о нем распоряжение, указанное законом.” Правитель, получив это письмо, тотчас выпустил юношу из тюрьмы. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 326. № 17).

544. Будучи мудр, авва Пимен разрешил немощному монаху устраивать вечери любви, ибо к другому делу он был не способен

См. также: Снисходительность.

Пришел один брат к авве Пимену и сказал: “Я засеваю себе поле и после делаю вечерю любви.” Старец отвечал: “Хорошо ты делаешь.” Брат ушел от него с радостью и еще больше радел о вечерях любви. Авва Анувий, услышав об этом, сказал авве Пимену: “Не боишься ли Бога, что дал ты такой ответ брату?” Старец промолчал. Через два дня авва Пимен послал за братом и при авве Анувий спросил его: “Что ты мне говорил в тот раз? Ум мой занят был тогда другим.” Брат отвечал: “Я говорил, что засеваю свое поле и после делаю вечерю любви.” Авва Пимен сказал ему: “Я думал, что ты говорил о своем брате, мирянине. Если ты сам так делаешь, то это неприлично монаху.” Брат, услышав это, огорчился и сказал: “Кроме этого, я не знаю никакого другого дела, а потому не могу не засевать своего поля.” По уходе брата авва Анувий поклонился старцу и сказал: “Прости меня.” Авва Пимен говорит ему: “Я и прежде знал, что это не монашеское дело, но сказал так согласно с его мыслями и тем возбудил в нем ревность к преуспеянию в любви. Теперь он ушел от нас в огорчении и опять то же будет делать.” (Достопамятные сказания. С. 194. № 22).

545. Желая приостановить неразумное начинание брата, авва Анув как бы нечаянно выронил золото в реку

См. также: Сребролюбие.

Паисий, брат аввы Пимена, нашел небольшой сосуд со златницами. Он сказал своему старшему брату Ануву: “Ты знаешь, слово аввы Пимена очень жестоко. Пойдем выстроим себе келию в другом месте и будем спокойно безмолвствовать.” Авва Анув отвечал ему: “Нам не на что выстроить келию.” Тогда Паисий сказал ему о своей находке. Это очень опечалило авву Анува, который понял, что находка может быть причиной душевной погибели для Паисия. Однако он сказал: “Пойдем выстроим келию на той стороне реки.” Авва Анув взял у Паисия сосуд со златницами и завернул в свой куколь. Когда они переправлялись через реку и были на ее середине, авва Анув притворился, что запнулся, и выронил сосуд со златницами в реку. Сделав это, он начал скорбеть, а авва Паисий утешал его, говоря: “Не скорби, авва, о златницах, пойдем опять к нашему брату.” Они возвратились и жили в мире. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 320, № 8).

546. Чтобы не быть старшим среди младших, авва Петр сел за стол со старшими, был среди них младшим и смирялся

См. также: Смирение.

Рассказывали об авве Петре и авве Епимахе. Они были друзьями в Раифе. Однажды, когда за обедом в собрании их принудили идти к столу старцев, с большим принуждением пошел туда один авва Петр. Когда встали из-за стола, авва Епимах спросил: “Как ты осмелился сесть за стол старцев?” Авва Петр отвечал: “Если бы я сидел с вами, то братия стали бы просить меня, чтобы я, как старец, благословлял первый, и был бы я между вами, как старший. А когда пришел я к старцам, то стал меньше всех и помышлял о себе смиреннее.” (Достопамятные сказания. С. 234. № 3).

547. Авва Зенон нашел способ утешать приходивших к нему: от тех, кто приносил что-либо ему, он брал и отдавал тем, кто желал иметь от него что-нибудь на память

См. также: Ближний.

Рассказывали об авве Зеноне, что сначала он ни от кого ничего не хотел принимать. И поэтому делавшие ему приношение уходили от него недовольные тем, что он не брал. А другие приходили к нему, желая получить от него что-нибудь, как от великого старца. Но ему нечего было давать им, и они отходили печальные. Видя это, старец сказал: “Что мне делать? И те скорбят, которые приносят, и те, которые хотят получить. Лучше будет, если кто принесет — взять, а если кто попросит — отдать.” Делая так, и сам он был спокоен, и все были им довольны. (Достопамятные сказания. С. 80. № 2).

548. На вопрос о Мелхиседеке авва Коприй сказал, что горе ему, ибо он оставил заповеданное Богом и исследует то, что Бог не требует от него

Однажды скитские братия собрались для рассуждения о Мелхиседеке. Пригласить же в собрание авву Коприя позабыли. Спустя некоторое время они позвали его и предложили ему вопрос о Мелхиседеке. Коприй трижды приложил палец к устам, говоря каждый раз: “Горе тебе, Коприй, горе тебе, Коприй! Горе тебе, Коприй! Ты оставил делание, заповеданное тебе Богом, и исследуешь то, чего Он не требует от тебя.” Братия, услышав это, разошлись по келиям. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 307. № 2).

549. Работая в винограднике, преподобный Антоний Новый не препятствовал братии брать виноград, но предупреждал при этом, что он ежедневно все открывает авве монастыря

По поступлении в общежительный монастырь одним из послушаний преподобного Антония Нового было стеречь виноград. Некоторые из братии, проводившие невнимательную жизнь, или, правильнее сказать, желавшие искусить его, приходили и просили у него винограда. Он говорил им: “Мне не позволено делать это. Виноградник перед вами. Если хотите, то сами возьмите себе винограда. Но если возьмете, то мне необходимо сказать об этом игумену, так как я ежедневно исповедую ему мои помышления.” Братия, услышав это, уходили. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 75).

550. Авва Памво иногда по несколько месяцев не давал ответа на вопросы, но зато его слово было как бы изречением Самого Бога

См. также: Страх Божий.

Когда спрашивали авву Памво о чем-либо из Писания или касательно жизни, он никогда не отвечал на вопрос тотчас, но говорил, что еще не нашел ответа. Часто проходило месяца три, а он не давал ответа, говоря, что еще не знает, что ответить. Памво из страха Божия был весьма осмотрителен в своих ответах, так что их и принимали с благоговением, как бы изречения Самого Бога. Говорят, этой добродетелью, то есть осмотрительностью в слове, он превосходил даже Антония Великого и всех святых. (Лавсаик. С. 34; Достопамятные сказания. С. 228. № 9).

551. Авва, заботясь о спасении погибающих, прекратил беседу с монахом и принял правителя

“Мы (авва Иоанн и Палладий) разговаривали, и вошел правитель той области, по имени Алипий. При его приближении Великий Иоанн прекратил беседу со мной. Я отошел немного в сторону, чтобы не мешать им. Но так как разговор их был продолжителен, то мне стало скучно и я начал роптать на старца, что меня он презрел, а того почтил. Когда правитель вышел, святой подзывает меня к себе и говорит: “Почему ты огорчился на меня? Чем я оскорбил тебя, что ты возымел такие мысли, которые и мне несвойственны, и тебе неприличны? Разве не знаешь сказанного в Писании: “не здоровые имеют нужду во враче, но больные” (Мф. 9:12). Тебя я всегда могу найти, когда захочу, равно и ты меня. Если я и не дам тебе наставления, так дадут другие братия, другие отцы. А этот человек, из-за мирских дел бывший во власти диавола, едва улучил свободный час, как раб, избавившийся от жестокого господина, пришел ко мне, чтобы получить пользу. Потому странно было бы, если бы я, не обращая на него внимания, занялся бы тобой, таким человеком, который и так непрестанно печется о спасении своей души.” (Лавсаик. С. 129).

552. Авва Ахила отказался делать невод двум совершенным в духовной жизни монахам, но по просьбе третьего, немощного в духовной жизни, сразу же согласился, чтобы не огорчить его

См. также: Грешник; Рассудительность.

Пришли однажды к авве Ахиле три старца, из которых об одном шла худая молва. Один из старцев попросил: “Авва, сделай мне невод.” Ахила отвечал: “Не сделаю.” Другой старец сказал: “Окажи эту милость, чтоб в монастыре нам иметь что-нибудь на память о тебе!” Авва отвечал: “Мне недосуг.” Наконец, сказал ему и тот самый, о котором шла худая молва: “Сделай, авва, мне невод, чтобы мне иметь что-нибудь из твоих рук!” Ахила тотчас согласился: “Для тебя сделаю.” После наедине два старца спросили авву Ахилу: “Почему, когда мы просили тебя, ты не захотел для нас сделать, а ему пошел навстречу?” Авва Ахила отвечал им: “Я сказал вам: “Не сделаю,” — и вы не оскорбились, веря, что мне некогда. Если я ему так ответил бы, то он бы подумал: “Старец, услышав о моих грехах, не захотел сделать для меня.” Я тотчас стал отрезать веревку и благодаря этому ободрил его душу, чтобы он не был поглощен печалью.” (Достопамятные сказания. С. 39. № 1).

553. Чтобы избежать тщеславия, авва Нистерой, увидев дракона, бежал вместе с другими, хотя у него и не было страха

См. также: Тщеславие.

Авва Нистерой Великий однажды прохаживался по пустыне с одним братом. Увидев дракона, они побежали. Брат спросил его: “И ты, отец, боишься?” Старец отвечал ему: “Нет, сын, я не боюсь, но польза требовала, чтобы я бежал, иначе мне не убежать бы от духа тщеславия.” (Достопамятные сказания. С. 177. № 1).

554. Авва Ефрем привел блудницу, пытавшуюся обольстить его, в многолюдное место и, когда она сказала о стыде перед людьми, напомнил ей о стыде перед Всевидящим Богом

См. также: Безгневие; Блудница; Искусительница; Страх Божий.

Однажды авва Ефрем шел, а блудница по чьему-то внушению стала подходить к нему, чтобы обольстить его или, по крайней мере, привести его в гнев, ибо еще никто никогда не видал его гневающимся. Ефрем говорит ей: “Иди за мной!” Приблизившись к одному месту, где толпилось множество народу, авва Ефрем сказал ей: “Здесь делай, как ты хотела.” Блудница же отвечает ему: “Как можно нам это делать в присутствии такого множества людей? Не стыдно ли будет?” Он говорит ей: “Если мы стыдимся людей, то тем более должны стыдиться Бога, Который и осветит скрытое во мраке и обнаружит сердечные намерения (1 Кор. 4:5).” Блудница со стыдом отошла, ничего не сделав. (Достопамятные сказания. С. 73. № 3).

555. Благоразумие ученика уврачевало душу старца, уязвленного завистью к скитскому монаху

См. также: Зависть.

Поведали нам святые отцы следующее: “Некий монах, живший в пустыне скита, пришел посетить святых отцов, живших в месте, называемом Келии, где у множества монахов были отдельные келии. Один из старцев, имея незанятую келию, предоставил ее скитянину. К нему начали ходить многие из братии, желая слышать от него слово о вечном спасении, потому что он имел духовную благодать преподавать слово Божие. Увидев это, старец, предложивший ему келию, уязвился завистью, он начал негодовать и говорить: “Сколько времени я живу в этом месте, а ко мне не приходит братия, разве очень редко, и то в праздничные дни. К этому же льстецу почти ежедневно приходит множество братии.” Затем он отдал такое приказание ученику: “Пойди скажи ему, чтоб он вышел из келии, потому что она мне нужна.” Ученик, придя к скитянину, сказал ему: “Отец мой послал меня к твоей святыне узнать, он слышал, что ты болен.” Тот возблагодарил, говоря: “Моли Бога о мне, отец мой, я очень страдаю желудком.” Ученик, возвратясь к старцу, сказал: “Скитянин просит твою святыню, чтоб ты потерпел два дня, в которые он мог бы поискать себе келию.” По прошествии трех дней старец опять послал ученика: “Пойди скажи ему, чтоб он вышел из моей келии. Если он и еще отсрочит свой выход, я приду сам и жезлом своим выгоню его из келии.” Ученик пошел к скитянину и сказал ему: “Отец мой очень озаботился, услышав о твоей болезни, он послал меня узнать, как ты себя чувствуешь.” Тот отвечал: “Благодарю, владыко святой, любовь твою! Ты так озаботился о мне! За молитвы твои чувствую себя лучше.” Ученик, возвратясь, сказал старцу: “Скитянин все еще просит твою святыню, чтоб ты подождал до воскресного дня, тогда он немедленно выйдет.” Наступил воскресный день, скитянин спокойно оставался в келии. Старец, воспламененный завистью и гневом, схватил жезл, пошел, чтоб побоями выгнать скитянина из келии. Видя это, ученик подошел к старцу и говорит ему: “Если повелишь, отец, я пойду вперед тебя и посмотрю, может быть, пришли к нему для посещения какие братия, которые, смотря на тебя, могут соблазниться.” Получив дозволение, ученик пошел вперед и, войдя к скитянину, сказал ему: “Вот отец мой идет, чтобы посетить тебя. Поспеши выйти ему навстречу и поблагодарить его, потому что он делает это по побуждению великой сердечной благости и любви к тебе.” Скитянин немедленно встал и в веселии духа пошел навстречу. Увидев старца, прежде нежели тот приблизился, пал перед ним на землю, воздавая поклонение и благодарение, говоря: “Да воздаст тебе Господь, возлюбленнейший отец, вечными благами за твою келию, которую ты мне предоставил ради имени Его! Да приуготовит тебе Христос Господь в Небесном Иерусалиме между святыми Своими славную и светлую обитель!” Старец, услышав это, умилился сердцем и, кинув жезл, устремился в объятия скитянина. Они дали друг другу целование о Господе, и старец пригласил гостя в свою келию, чтоб вместе вкусить пищу при благодарении Бога. Наедине старец спросил своего ученика: “Скажи мне, сын, передавал ли ты брату те слова, которые я приказывал передать.” Тогда ученик открыл ему истину: “Скажу тебе, владыко, правду. По моей преданности, как отцу и владыке, я не осмелился сказать ему того, что ты приказывал, и ни одного из слов твоих не передал.” Старец, услышав это, пал к ногам ученика, говоря: “С этого дня ты — мой старец, а я — твой ученик, потому что Христос Господь избавил и мою душу, и душу брата от греховной сети при посредстве твоего благоразумия и действий, исполненных страха Божия и любви.” Господь даровал благодать Свою, и они все пребыли в мире Христовом, доставленном верой, святыми попечениями и благонамеренностью ученика, который, любя своего старца совершенной во Христе любовью, очень боялся, чтоб его духовный отец, увлеченный страстью зависти и гнева, не впал в поступок, долженствующий уничтожить все его труды, подъятые с юности в служении Христу для получения награды в Вечной Жизни.” (Еп. Игнатий. Отечник. С. 430. № 13).

556. Мудрость игумений при распределении пищи между старцем, его учеником и сестрами

Ввела игуменья авву Даниила в трапезу, предложила вечерю сестрам и сказала: “Авва! Благослови рабыням твоим вкусить с тобой.” Он благословил им. Старцу предложили моченое сочиво, невареную зелень, финики и воду. Перед его учеником поставили немного хлеба, вареной зелени и вина, разбавленного водой. Инокиням же предложили различную вареную пищу и рыбу и вина в достаточном количестве. При этом никто не произнес ни одного слова. Когда встали из-за стола, старец спросил игуменью: “Что вы это сделали? Лучшую пищу следовало предложить нам, а употребили ее вы.” Игуменья отвечала старцу: “Владыка! Ты монах, и потому я предложила тебе пищу монашескую. Ученику твоему, так как он ученик старца, также предложена пища монашеская. Мы же — новоначальные и потому употребили пищу новоначальных.” Старец сказал на это: “Бог да исполнит любовь вашу, потому что мы извлекли большую пользу из ваших действий.” (Еп. Игнатий. Отечник. С. 96. № 12).

557. Мудрое воспитание оптинским настоятелем отцом Моисеем братии своей обители

См. также: Рассудительность.

Если кто-нибудь из братии после долгого выжидания со стороны оптинского настоятеля отца архимандрита Моисея не исправлялся, то он, снисходя к душевной немощи брата, старался найти удобный случай к его обличению: либо когда заметит, что тот, кого следует вразумить.., в хорошем расположении духа и готов принять замечание, либо когда виновный сам являлся к нему по какой-либо своей надобности и казался спокойным. “Придешь, бывало, к отцу архимандриту, — рассказывал один из старших братий, бывший тогда и сборщиком, и погребничим, — он тебя несколько раз с ног до головы осмотрит, и когда увидит, что ты совершенно спокоен, тогда и начнет: “Да вот, брат, я давно хотел тебе сказать,” — и прочее. А если заметит, что неспокоен, то и говорить не станет.” Вообще, смотря снисходительно на немощи и не взыскивая за малость, полагаясь на совесть, отец архимандрит не пропускал поступков, требовавших исправления. Он запоминал и, дождавшись удобного случая, за один раз высказывал все, что нужно, что накопилось за долгое время, так что слышавший не знал, чему больше удивляться: продолжительному ли молчанию настоятеля или неожиданному его обличению, из которого было ясно, что он видел все: и то, что было давно, и не забыл того, ясно представлял его вину и в прежних действиях, и теперь. Обличал неуклонно и делал такое сильное назидание, что всякое самооправдание рассыпалось в прах, и один такой случай оставался памятным на многие годы, действовал сильнее бесконечных выговоров. Оттого это и происходило, что хотя отец Моисей мало и редко говорил, но влияние его ощущалось во всей обители, во всем братстве. (Оптинский патерик. С. 44).

558. Мудрое примирение оптинским настоятелем отцом Моисеем братии своей обители

См. также: Миролюбие.

Случалось, что между братиями возникало какое-нибудь неудовольствие, и оба приходили жаловаться к настоятелю. Внимательно выслушав жалобу, отец Моисей давал недовольному высказаться, прерывая изредка замечаниями в таком роде: “Как же он это мог сказать! Поди ты, одобрить этого нельзя.” А в заключение, когда пришедший думал, что с виновного последует взыскание, отец Моисей обыкновенно говаривал: “Да, уж нужно кончить дело по-монашески. Пойди как-нибудь там объяснись с ним.” То есть тот, кто приходил с жалобой, должен был делать первый шаг к примирению или просить прощения у обидчика. Из многих случаев братия убедились, что по жалобам, приносимым в неудовольствии, они не получают желаемого ответа и перестали жаловаться друг на друга настоятелю, а старались, объяснив дело старцу-духовнику, решать его между собой по-монашески. Если же отец игумен Моисей замечал между братиями немирное расположение, то всячески старался всех примирить. (Оптинский патерик. С. 47).

559. Мудрость оптинского настоятеля отца Моисея в обращении с посетителями обители и братии

См. также: Рассудительность; Человекоугодие.

Случилось, что одно семейство, оказавшее много благодеяний Оптиной пустыни, посетило обитель и, остановившись в монастырской гостинице, осталось недовольно каким-то распоряжением гостинника. Пошли жаловаться к отцу архимандриту. “Вот, батюшка, мы всегда с усердием принимаем ваших сборщиков, всячески стараемся их упокоить, с любовью помогаем обители, сколько можем, а ваш гостинник и того-то не захотел сделать для нас.” — “Да уж мы думали, — отвечал богомудрый старец, — что вы оказываете нам благодеяния ради Бога и от Господа ожидаете себе награды за ваши добрые дела. Если же вы от нас, грешных, ожидаете себе воздаяния, то лучше уж не оказывать благодеяний, потому что мы, убогие и неисправные, ничем не можем воздать за них.” Посетители не только удовлетворились этим объяснением, но и утешились искренностью старца и потом сами с удовольствием и благодарностью вспоминали, как вместо ожидаемых извинений и удовлетворения их самолюбия получили к душевной своей пользе такое высоко духовное назидание. Конечно, в этом случае отец архимандрит знал, с кем он имел дело, а гостинника после все-таки позвал и сделал ему нужное вразумление. (Оптинский патерик. С. 54).

560. Девица своими мудрыми словами вразумила монаха, который хотел обесчестить ее

См. также: Блуд; Женщина мудрая; Твердость; Целомудрие.

“Когда я (Иоанн Мосх. — Ред.) был в великой Антиохии, один из пресвитеров той Церкви рассказал мне следующее происшествие, о котором он слышал от Патриарха Анастасия. Один монах из монастыря аввы Севериана был послан на служение в Елевферопольскую область и дорогой зашел к одному христолюбивому земледельцу. У него была дочь. Мать ее уже скончалась. Монах прожил там три дня. Всегдашний враг людей — диавол — внушил брату нечистые помыслы и страсть к девице, и он искал удобного случая причинить ей насилие. Диавол, внушивший нечистую похоть, позаботился и об этом. Отец девицы по неотложному делу отправился в Аскалон. Монах, видя, что в доме никого нет, кроме него и девушки, приступил к ней с явным намерением обесчестить ее. Увидев его в сильном волнении, в пылу нечистой похоти, девица сказала: “Успокойся и не спеши причинить мне бесчестье. Отец мой не вернется домой ни сегодня, ни завтра. Выслушай сперва, что я тебе скажу. Видит Бог, я готова удовлетворить твою страсть.” И, стараясь перехитрить монаха, девушка начала говорить: “Скажи мне, мой брат, сколько времени ты прожил в монастыре?” — “Семнадцать лет.” — “Имел ли ты сношение с женщинами?” — “Нет.” — “И теперь ты не прочь ради одного часа перечеркнуть весь свой подвиг? О, сколько раз ты проливал слезы, чтобы представить Христу плоть свою незапятнанной! И неужели из-за минутного наслаждения ты готов теперь сгубить все свои труды? Предположим, я послушаю тебя. Но если ты падешь со мной, возьмешь ли ты меня к себе и будешь ли кормить?” — “Нет,” — ответил монах. “Так я тебе скажу сущую правду, — воскликнула девушка, — если ты обесчестишь меня, будешь виновником многих зол.” — “Каким образом?” — спросил монах. “Во-первых, — отвечала девушка, — ты погубишь свою душу, а затем и моя погибшая душа взыщется с тебя. Знай, и я клянусь Тем, Кто сказал: “Не лги.” Знай, что если ты обесчестишь меня, я немедленно удавлюсь, и ты окажешься убийцей и будешь судим, как убийца! Чтобы не случилось этого, иди-ка лучше в свой монастырь и там прилежно помолись обо мне.” Монах пришел в себя, отрезвился и, оставив дом земледельца, возвратился в свой монастырь. Пав к ногам игумена, чистосердечно раскаялся и молил, чтобы ему никогда больше не отлучаться из монастыря. Прожив еще три месяца, он отошел ко Господу.” (Луг духовный. С. 51).

561. Советом три дня провести без пищи вдова укротила вожделение купца и убедила его стать иноком

См. также: Блудная брань; Вдовство; Помыслы; Пост; Целомудрие; Чистота.

В одном селении дружно жили два купца. Один был весьма богат, а другой несколько беднее. Первый имел необыкновенно красивую и целомудренную жену. Он вскоре умер, а второй купец захотел жениться на ней. Вдова узнала о его желании и однажды сказала ему: “Господин мой! Я вижу, что ты, смотря на меня, смущаешься. Скажи, что тебе нужно, и я, чем могу, помогу тебе.” Купец признался, что хочет жениться на ней. Она отвечала: “Если ты исполнишь, что я предложу тебе, то и я твое желание удовлетворю.” Купец обещал все, что она повелит, исполнить. Вдова сказала: “Ступай домой и ничего не вкушай, пока я тебя не позову.” Купец с радостью обещал поститься. На четвертый день, когда она его позвала, он настолько ослабел от поста, что только поддерживаемый другими дошел до нее. Вдова сказала: “Теперь можешь делать, что хочешь.” — “Сначала дай мне вкусить пищи, ибо я умираю от голода,” — отвечал купец. “Вот ты теперь от голода забыл все и желаешь одного хлеба. Так и впредь, когда плотские помыслы будут искушать тебя, постись и успокоишься, и знай, что по смерти мужа я ни за тебя, ни за кого другого не выйду замуж и пребуду в чистоте.” — Купец удивился ее целомудрию. — “И так как я уверена, что ты любишь Бога больше всего, — продолжала вдова, — то расстанемся в этой жизни друг с другом навсегда, оставим этот мир и удалимся в монастыри.” И как сказала, так и сделала. Она ушла в женский монастырь, а купец — в мужской. И оба они, угодив Богу святой жизнью, перешли в Вечное Царство Отца Небесного. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 902).

Мужество.

См. также: Блудная брань. №№ 63, 66, 71; Воздержание. № 158; Воля. № 164; Грех. № 195; Клевета. № 309; Кончина мученика. № 329; Кротость. № 367; Мученичество. № 572; Отречение от Бога. № 691; Смерть. № 1029; Твердость. № 1126; Терпение. №№ 1133, 1144, 1146; Храм. № 118З; Чистота. № 1220.

562. Бог являет Свою помощь мужественным

См. также: Помощь Божия.

Брат сказал авве Пимену: “Я замечаю, что куда ни пойду, везде нахожу себе помощь.” Старец отвечал ему: “В настоящее время Бог милосерд к тем, которые носят меч в руках своих. Если мы будем мужественны, Он явит нам милость Свою.” (Достопамятные сказания. С. 208. № 94).

563. Монаха во время молитвы “схватывала” лихорадка, но он мужественно, вспоминая смерть, исполнял правило, и болезнь отходила

См. также: Демонские козни; Смертная память; Уныние.

Как только некий безмолвствовавший инок вставал на свое молитвенное правило, у него начиналась лихорадка с ознобом и жаром, причем появлялась сильная головная боль. Когда это происходило, монах говорил сам себе: “Вот! Я уже болен к смерти, встану же прежде, чем смерть постигнет меня, совершу мое молитвенное правило.” Этими словами он понуждал себя и исполнял свое правило. С окончанием правила болезнь отступала. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 370. № 2).

564. Авва Геласий изгнал из своей обители еретика Феодосия и не признал его патриаршества, несмотря на многие угрозы

См. также: Твердость.

Во время Вселенского Собора в Халкидоне некто Феодосий, первый начавший в Палестине защищать раскол Диоскора, пришел к авве Геласию в его монастырь и начал оговаривать Халкидонский Собор, якобы, утвердивший учение Нестория, думая этим увлечь святого в обман и раскол. Но Геласий по внешнему виду Феодосия и просвещаемый божественным даром рассуждения понял лукавое намерение еретика и не только не был увлечен в его отступничество, что сделали почти все, но и выслал его, как подобало, с бесчестьем. Феодосий устремился в Святой Град и, прикрывшись личиной ревности по Боге, увлек на свою сторону все монашество, увлек и царицу, бывшую в то время там. С помощью этих своих сообщников он вступил своевольно и насильственно на патриарший престол... Призывает он как-то авву Геласия, приводит в храм, привечая и вместе с тем угрожая, повелевает предать анафеме Ювеналия. Геласий, нисколько не устрашившись, говорит: “Иного епископа Иерусалимского, кроме Ювеналия, я не знаю.” Феодосий, опасаясь, чтоб и другие не стали подражать благочестивой ревности старца, повелел скорее изгнать его из храма. Приверженцы Феодосия схватили авву, обложили его дровами и стращали, что сожгут его. Но видя, что он не боится и не выказывает им повиновения, сами испугались народного восстания, потому что блаженный был известен и славен. Но больше — по действию Божественного Промысла отпустили преподобного, не причинив ему никакого вреда. А он по произволению и совести сделался мучеником, принеся себя во всесожжение Богу. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 87. № 4).

565. Девица Потамиена мужественно перенесла все пытки мучителя, но не согласилась на греховные требования своего сластолюбивого господина

См. также: Девство; Мученичество; Терпение; Целомудрие.

Одна прекрасная лицом девица Потамиена во время Максимиана-гонителя была рабой у некоего сластолюбца. Господин долго старался обольстить ее различными обещаниями, но не мог. Наконец, придя в ярость, он представил ее тогдашнему александрийскому префекту, как христианку, которая хулит настоящее правительство и царей за гонение, и обещал ему довольно много денег за ее наказание. “Если ты, — говорил он, — уговоришь ее пойти мне навстречу, то не предавай ее истязанию.” Но если она по-прежнему будет оставаться непреклонной, просил уморить ее в мучениях. “Пусть же, — говорил он, — она не смеется над моей страстью!” Привели мужественную девицу в судилище и начали терзать ее тело различными орудиями казни. В то же время и уговаривали ее. Но она оставалась непоколебимой, как стена. Тогда судья выбирает из орудий казни самое страшное и мучительное. Он приказывает наполнить большой медный котел смолой и поджечь. Когда смола стала кипеть и клокотать, безжалостный судья обратился к блаженной девице: “Или иди покорись воле своего господина, или знай, я прикажу бросить тебя в этот котел.” Потамиена отвечала: “Можно ли быть таким несправедливым судьей, чтобы приказывать мне повиноваться сладострастью?” Разъяренный судья дает знак раздеть ее и ввергнуть в котел. Тогда она вскричала: “Заклинаю тебя жизнью императора, которого ты боишься, прикажи, по крайней мере, не раздевать меня, если ты уж присудил мне такую казнь. Вели постепенно опускать в смолу, и ты увидишь, какое терпение даровал мне Христос, Которого ты не знаешь.” Таким образом, ее постепенно опускали в котел, в продолжение нескольких часов, пока она не испустила дух после того, как смола подступила к горлу. (Лавсаик. С. 12).

566. Мужественное ходатайство преподобного Григория за угнетенный народ перед жестоким князем

См. также: Любовь к ближним; Отечество; Самопожертвование.

В 1434 году сын Юрия, князь Димитрий Шемяка, опустошил страну Вологодскую. Несчастные жители бежали из своих жилищ и скитались в лесах, не зная, где преклонить голову, многие умирали с голоду. Толпы разоренных стекались в обитель преподобного Григория Пельшемского, и он помогал им, сколько мог. Одушевляясь любовью к Отечеству, он решился сказать правду Шемяке. “Князь Димитрий, — говорил пустынник, — ты творишь дела нехристианские. Иди лучше в страны языческие, к людям, не знающим Бога. Вдовы и сироты христианские вопиют против тебя перед Богом. Сколько людей гибнет от тебя голодом и стужей, и если вскоре не прекратишь междоусобия, кровопролития и насильства, то лишишься и славы, и княжения!” Шемяка, рассерженный правдой, приказал сбросить святого Григория с высокого моста на лед реки. Разбитый преподобный несколько часов лежал без чувств. Наконец, он пришел в себя и, с трудом поднявшись, сказал окружавшим его: “У немилостивого князя и слуги немилостивы, но скоро они погибнут, несчастные.” Как ни был черств Шемяка, но опомнился, уступил обличениям Григория и оставил Вологду. Это мужественное ходатайство святого за несчастных усилило в народе уважение к преподобному и его обители. (Троицкий патерик. С. 39).

567. Мужество оптинского настоятеля отца Моисея во время пожара

См. также: Совершенство; Спокойствие.

Был в Оптиной пустыни пожар в гостинице, причинивший большой убыток. Отец Моисей спокойно вышел посмотреть, как горит, спокойно стоял в толпе, не сделал никаких распоряжений, он хорошо знал, что братия сами примут нужные меры. Вынесли из пожара Казанскую чудотворную икону Божией Матери, стали с ней против ветра, и ветер вместе с огнем изменил свое направление. Пожар скоро был потушен. (Оптинский патерик. С. 65).

568. Мужество святителя Василия Великого в борьбе с гонителями Церкви — арианами

См. также: Епископ; Церковь.

В сане епископа святитель Василий показал себя твердым и непоколебимым защитником Православия против ариан. Император Валент, желая ввести арианство в Кесарии, послал для этой цели к святителю Василию своего префекта Модеста. После напрасных убеждений склонить святителя к единомыслию с арианами, видя его непреклонность, Модест угрожал ему лишением имущества, изгнанием, мучениями, смертью. “Все это, — отвечал святитель Василий, — для меня ничего не значит. Тот не теряет имения, кто ничего не имеет, кроме этих ветхих и изношенных одежд и немногих книг, — в них все мое богатство. Ссылки для меня не существует, потому что я не связан с местом, и то место, где теперь живу, не мое, и всякое, куда меня ни отправят, будет не мое. А мучения что могут мне сделать? Я так слаб, что разве только первый удар будет чувствителен. Смерть же для меня — благодеяние, она скорее приведет меня к Богу, для Которого живу и тружусь и к Которому давно я стремлюсь.” Изумленный этими словами Модест сказал, что так свободно до сих пор никто с ним не разговаривал. “Может быть, — ответил святитель, — ты не встречался с епископом, иначе, без сомнения, говоря о подобном предмете, услыхал бы такие же слова. Во всем ином мы кротки, смиреннее всякого. Но когда дело (идет) о Боге и против Него дерзают восставать, тогда мы, все прочее вменяя за ничто, взираем только на Него одного, тогда огонь, меч, звери и железо, терзание тела скорее будут для нас удовольствием, чем устрашат.” (Архиеп. Филарет (Гумилевский). Жития святых. 1 января).

Муки вечные.

См. также: Ад. №№ 1-2; Мытарства, № 576; Надежда. № 590; Покаяние. № 770; Празднословие. № 885.

569. Рассказ старицы о земной и загробной участи своего отца-праведника и матери-грешницы

См. также: Ад; Воздаяние праведникам и грешникам; Жизнь загробная; Рай.

Поведал некий старец о девице очень преклонных лет, преуспевшей в страхе Божием. Он спросил, что привело ее к монашескому жительству? Она, прерывая слова воздыханиями, рассказала мне следующее: “Мои родители, достоуважаемый муж, скончались, когда я была в детском возрасте. Отец был скромного и тихого нрава, но слабый и болезненный. Он жил настолько погруженный в заботу о своем спасении, что едва кто из жителей одного с нами села изредка видел его. Если иногда он чувствовал себя получше, то приносил в дом плоды своих трудов. Большую же часть времени он проводил в посте и страданиях. Молчаливость его была такова, что не знавшие могли принять его за немого. Напротив того, мать моя вела жизнь рассеянную в высшей степени и столь развратную, что подобной ей женщину трудно было сыскать. Она была так говорлива, что казалось, все ее существо составлял один язык. Беспрестанно она затевала ссоры со всеми, проводила время в пьянстве с самыми невоздержанными мужчинами. Она расточила все, что нам принадлежало, а ей отец передал распоряжение домом. Она так злоупотребляла своим телом, оскверняя его нечистотами, что немногие из нашего селения избежали блудного с ней совокупления. Она никогда не подвергалась и болезни, со дня рождения и до старости у нее было совершенное здоровье. Так текла жизнь моих родителей. Отец, истомленный продолжительной болезнью, скончался. Едва он умер, как небо потемнело, пошел дождь, засверкала молния, загремел гром, в течение трех дней и трех ночей непрерывно продолжался ливень. По причине такой непогоды задержалось его погребение, так что жители села покачивали головами и, удивляясь, говорили: “Этот человек настолько был неприятен Богу, что даже земля не принимает.” Но чтоб тело его не начало разлагаться в самом доме, похоронили его кое-как: непогода и дождь все продолжались. Мать моя, получив еще большую свободу по смерти отца, с большим исступлением предалась блуду. Сделав наш дом домом разврата, она проводила жизнь в величайшей роскоши и увеселениях. Когда настала ее смерть, то она сподобилась великолепного погребения. Сама природа, казалось, приняла участие в похоронах. По ее кончине я осталась в отроческих летах, и уже телесные вожделения начали во мне проявляться. Однажды вечером я начала размышлять, чью жизнь избрать мне образцом для подражания: отца ли, который жил скромно, тихо и воздержно, но во всю свою жизнь не видел ничего доброго, провел ее в болезнях и печали, а когда скончался, то земля даже не принимала его тела. Если такое житье благоприятно Богу, то по какой причине отец мой, избравший его, подвергся стольким бедствиям? “Лучше жить, как жила мать, — сказало мне мое помышление, — предаться вожделению, роскоши, плотскому сладострастью. Ведь мать не упустила ни одного скверного дела! Она провела всю жизнь в пьянстве, была здоровой и счастливой. Конечно, мне следует жить так, как жила мать! Лучше верить собственным глазам и тому, что очевидно, лучше наслаждаться всем, чем верить невидимому и отказываться от всего.” Когда я, окаянная, согласилась в душе избрать жизнь, подобную жизни моей матери, настала ночь, я уснула. Во сне предстал мне некто высокий ростом, взором страшный, грозно взглянул на меня, гневно и строго приказал: “Исповедуй мне помышление твоего сердца.” Я, испугавшись, не смела и взглянуть на него. Еще более громким голосом повторил он приказание, чтоб я исповедала, какая жизнь мне понравилась. Растерявшись от страха и забыв обо всем, я сказала, что не имела никаких помышлений. Но он напомнил мне все, о чем я размышляла втайне. Обличенная я умоляла его даровать мне прощение и объяснила причину этих размышлений. Он сказал мне: “Пойди и посмотри обоих — и отца, и мать, — а потом избери жизнь по своему желанию.” С этими словами он взял меня за руку и повлек. Привел он меня на большое поле неизреченной красоты со многими садами, с плодовыми деревьями, ввел меня в эти сады. Там встретил меня отец, обнял, поцеловал, назвал своей дочерью. Я заключила его в объятия и просила разрешения остаться с ним. Он отвечал: “Ныне это невозможно, но если последуешь моим стопам, то придешь сюда по прошествии непродолжительного времени.” Когда я опять начала просить о том, чтоб остаться, показавший мне видение снова взял меня за руку, повлек и сказал: “Пойди, я покажу тебе и мать, как горит она в огне, чтоб знать тебе, по жизни кого из родителей направить свою жизнь.” В мрачном и темном доме, наполненном скрежетом зубов и горем, он показал мне огненную печь с кипящей смолой. Какие-то страшилища стояли у ее устья. Я заглянула внутрь и увидела в ней мою мать: она погрязла по шею в огне, скрежетала зубами и горела, тяжкий смрад разносился от червя неусыпающего. Увидев меня, она воскликнула с рыданием: “Увы мне, дочь моя! Эти страдания — последствия моих собственных дел. Воздержание и все добродетели казались мне достойными посмеяния. Я думала, что жизнь моя в сладострастии и разврате никогда не кончится. Пьянство и объедание я не признавала грехами. И вот! Я наследовала геенну, подверглась этим казням за краткое наслаждение грехами. За ничтожное веселие расплачиваюсь теперь страшными муками. Вот какую получаю награду за презрение Бога! Объяли меня всевозможные, бесконечные бедствия. Ныне время помощи, ныне вспомни, что ты вскормлена моей грудью! Воздай мне, если ты получила от меня когда-либо что-либо! Умилосердись надо мной! Жжет меня этот огонь, но не сжигает. Умилосердись надо мной! Меня в этих муках снедает отчаяние. Умилосердись надо мной, дочь моя, подай мне руку и выведи меня из этого места.” Когда я отказывалась это сделать, боясь тех страшных стражей, которые тут стояли, она снова причитала со слезами: “Дочь моя! Помоги мне. Не презри плача твоей родной матери! Вспомни мою болезнь в момент твоего рождения! Не презри меня! Погибаю в огне геенском.” Ее вопль вызвал у меня слезы, я начала также стенать. Вопли и рыдания разбудили моих домашних. Они стали спрашивать меня о причине столь громкого плача, Я рассказала им мое видение. Тогда я решила последовать жизни моего отца, будучи удостоверена, по милосердию Божию, какие муки уготованы для тех, кто позволяет себе проводить порочную жизнь.” (Еп. Игнатий. Отечник. С. 541. № 177).

570. Усопший, явившись своему другу из загробного мира, возвестил о существовании Вечной Жизни и вечных мук

В Сергиевом Посаде жили два друга: Николай Иванович Шабунин, заведовавший лаврской аптекой, и некто Сергей Сергеевич Бочкин. Шабунин был старше С.С. Бочкина, иногда позволял себе допускать фантазерство по вопросам веры, а Бочкин в религиозных убеждениях был строго православен. Иногда их разговоры касались темы вечных мучений. При этом всякий раз Н.И. Шабунин фантазировал, как и многие, говоря, что вечных мучений не бывает. “Не может быть, — утверждал он, — чтобы Бог осудил Свое создание на вечные мучения.” А Бочкин, на основании слов Господа в Святом Евангелии: пойдут сии в муку вечную (Мф. 25:46), — считал истиной существование вечной муки. Шабунин обычно упорствовал, и спор друзей кончался тем, что они оставляли этот вопрос до смерти кого-нибудь из них. Кто первый умрет, уславливались они, тот должен, если на то будет воля Божия, обязательно явиться из загробной жизни оставшемуся в живых и сказать, есть ли вечное мучение. Шабунин говорил шутя: “Ну, Сережа, придется мне являться к тебе из загробного мира с ответом о вечных мучениях. Я старше и несомненно умру прежде тебя.” Бочкин отвечал: “Бог знает, кто из нас умрет первым, может случиться, что я, молодой, умру прежде тебя.” Так и вышло. Прошел год после их разговора. Бочкин заболел. Ему сделали операцию, которая оказалась неудачной, и он умер. После его смерти, накануне сорокового дня, Шабунин, ложась спать, читал книгу профессора Голубинского “О Премудрости и Благости Божией в судьбах мира и жизни человека.” Почувствовав усталость, он положил книгу под подушку и уснул. Только он задремал, как ясно видит перед собой Сергея Сергеевича. Лицо его было молодо, необычайно красиво и исполнено радости. Одежда на нем была изящная, что особенно привлекло внимание Н.И. Шабунина, а в его галстуке сияла крупная брошь, переливаясь всеми цветами радуги. Бочкин, подойдя к Шабунину, сказал: “Есть жизнь светлая, вечная, есть и муки вечные, уготованные собственным произволением грешников.” Бочкин сказал другу еще несколько слов и в завершение добавил: “Всего сказанного мной ты и не упомнишь, но у тебя лежит под подушкой книга. Прочитай в ней с особенным вниманием шестую и седьмую главы, и твой ум просветится благодатной истиной о Жизни Вечной. В этой Жизни существуют и неизреченное райское блаженство, и мука вечная.” Когда Шабунин проснулся, то немедленно зажег огонь и с великой радостью прочитал в книге Голубинского указанные места. От прочитанного ум как бы просветлел, а сердце наполнилось радостью и успокоением. Он искренне благодарил Бога за Его великую милость к нему, а С.С. Бочкина — за дружескую любовь, которая вечна и не умирает. (Троицкие листки с луга духовного. С. 116).

Мученик.

См. также: Гнев. № 184; Кончина мученика. № 329; Помощь Божия. № 797; Родители. № 957.

571. Мученический подвиг аввы Аполлония и обращение его кротким словом

ко Христу флейтиста Филимона

См. также: Кротость; Слово праведника.

Старцы рассказывали, что у них во время гонения был один инок по имени Аполлоний. Благодаря своему достойнейшему поведению, он был возведен в сан диакона. Во времена гонения он с неутомимой ревностью обходил братию и каждого порознь убеждал твердо стоять за веру. Наконец, он сам был схвачен и брошен в тюрьму. Язычники приходили издеваться над ним и поносили его нечестивыми и богохульными словами. Между ними был один весьма славный флейтист по имени Филимон. Он напал на Аполлония с ругательствами, называл его и нечестивцем, и злодеем, и обманщиком, кричал, что, кроме ненависти, он ничего не заслуживает. Много и долго со злобой поносил Аполлония. В ответ на все его ругательства Аполлоний сказал: “Да помилует тебя, чадо, Господь и да не вменит тебе во грех твоего поведения!” Эти слова глубоко тронули Филимона. Они со сверхъестественной силой проникли в его душу, и он неожиданно объявил себя христианином. Прямо из темницы он бросился в судилище и перед всем народом громко сказал судье: “Что это творишь ты, несправедливый и беззаконный судья? Ты казнишь людей благочестивых и боголюбезных! Ничего дурного — ни дел, ни слов — нет у христиан!” Судья знал Филимона и сперва подумал, что он шутит. Но, увидев, что Филимон в самом деле порицает его, и притом с твердым убеждением, вскричал: “Что за безумие, Филимон? Ты помешался!” — “Не я безумец, — ответил флейтист, — но ты — беззаконнейший и безумнейший судья, бесчестный губитель столь многих праведных мужей! Я сам христианин! Нет людей на свете лучше христиан!” Тогда судья при всем народе попытался было лаской склонить Филимона вернуться к прежнему образу мыслей, но, почувствовав его непоколебимость, подверг всевозможным истязаниям. Узнал он, что эта перемена произошла с ним от слов Аполлония. Принялся он и за Аполлония. Обвинив его как совратителя, он предал его ужаснейшим мучениям. “О, если бы ты, судья, — воскликнул Аполлоний, — вместе со всеми здесь присутствующими и слышащими мои слова последовал тому, что ты зовешь обольщением и заблуждением!” Явив многие и дивные чудеса и обратив многих мучителей ко Христу, святые мученики были потоплены в море. (Руфин. Жизнь пустынных отцов. С. 87).

Мученичество.

См. также: Любовь к Богу. № 405; Молитва. № 473; Мужество. № 565; Помощь Божия. №№ 795-796; Смерть. № 1029; Учительство благодатное. № 1176.

572. Добровольный мученический подвиг двух юных сестер Марфы и Марии и отрока Кариона

См. также: Любовь к Богу; Мать; Мужество; Родители; Страдания за Христа.

В дни нечестивых царей мучили святых за имя Христово. Среди них были две сестры: девы Марфа и Мария. Однажды мимо их дома шел воевода, и, увидев его, сестры воскликнули: “Мы — христианки!” Слова их воевода услышал, а они опять свое: “Мы — христианки!” Воевода сказал им: “Убирайтесь, вы еще молоды, и убивать вас не стоит.” Марфа отвечала: “О, воевода, смерть мученическая есть не смерть, но жизнь во веки!” Воевода разгневался и начал допытываться. Мария сказала: “Что говорила сестра, то подтверждаю и я: мы — христианки!” А в это время подошел еще отрок в иноческой одежде и тоже признался: “Что говорили Марфа и Мария, то же говорю и я. И я — христианин!” Пришедший в ярость военачальник велел распять их на крестах. Около них стояла их мать и, одобряя их, говорила: “Спаситесь же, дети мои, вы уже взяли венец у Христа.” Мария с креста отвечала ей: “Будь спасена и ты, матерь наша, вместе с нами, ибо ты принесла нас в жертву Христу.” И сказала еще палачу: “Подожди немного и дай нам помолиться.” Палач согласился, и Марфа запела: “К Тебе возвожу очи мои, Живущий на небесах! (Пс. 122:1); Вот, как очи рабов [обращены] на руку господ их, как очи рабы— на руку госпожи ее, так очи наши— к Господу, Богу нашему, доколе Он помилует нас” (Пс. 122:2). И по окончании молитвы Марфа сказала: “Если кто из братий наших хочет, то пусть приходит и прощается с нами.” Мария же сказала: “Нужно ли приглашать? Ведь так, пожалуй, много народу придет.” Марфа отвечала: “Не стыдись, сестра, что мы умираем позорной смертью за Христа. Ведь сегодня же мы будем в Иерусалиме Небесном.” И много народу собралось проститься со святыми. Началась казнь, и сестрам с отроком Карионом, сказано, “предали Господу души своя с весельем.” Мать видела казнь своих детей, ободряла и укрепляла их. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 469).

573. Семь венцов сошли с Неба при убиении аввы Моисея и его учеников

См. также: Награда; Прозорливость.

Братия сидели однажды у аввы Моисея, и он говорил им: “Вот ныне придут варвары в скит, вставайте и бегите.” Братия говорят ему: “А ты, авва, почему не бежишь?” Он отвечал: “Я уже столько лет жду этого дня, чтобы исполнилось слово Господа Христа, Который говорит: “Все, взявшие меч, мечом погибнут” (Мф. 26:52). Братия сказали: “Так и мы не побежим, но умрем с тобой.” — “Это не мое дело, — отвечал им авва Моисей, — каждый пусть решает, как он живет.” С ним было семь братий. Авва говорит им: “Вот варвары уже приближаются к дверям.” Варвары ворвались и убили их. Только один из них, убоявшись, скрылся за корзинами. Он видел, что семь венцов сошли с Неба и увенчали праведников. (Достопамятные сказания. С. 159. № 10).

574. Царские сыновья, замучившие старца и двух его учеников, на другой день, по предсказанию старца, убили друг друга стрелами

Когда авва Милисий с двумя своими учениками жил в персидских пределах, два царских сына, братья по плоти, выехали однажды, по своему обыкновению, на охоту, растянули сети на большое расстояние и всё, что ни попадало к ним, ловили и убивали копьями. В сетях нашли они так же и старца с двумя его учениками. Увидя авву всего в волосах, похожего на дикого зверя, они изумились и спросили: “Скажи нам, человек ты или дух?” Отвечал он: “Я — человек грешный; пришёл сюда оплакивать свои грехи, поклоняюсь Иисусу Христу, Сыну Бога Живого.” Дети царские сказали ему: “Нет других богов, кроме богов солнца, огня и воды (которым воздавали они божескую честь). Поди и принеси им жертву.” Старец отвечал: “Боги ваши суть твари. Вы заблуждаетесь. Прошу вас, обратитесь и познайте Истинного Бога, творца всяческих.” — “Так ты исповедуешь Истинным Богом Человека, осуждённого и распятого?” — спросили братья у старца. Старец отвечал: “Я исповедую Истинным Богом Того, Который пригвоздил ко кресту наши грехи и умертвил смерть.” Но они начали мучить его и его учеников, принуждая их принести жертву. После многих мучений они обезглавили учеников, но старца ещё много дней подвергали мучениям. Наконец, подобно тому, как бывает на охоте, они поставили старца между собой и пускали в него стрелы: один — сзади, другой — спереди. Тогда старец сказал им: “Поскольку вы оба вместе решились пролить неповинную кровь, то завтра мгновенно в этот самый час мать ваша лишиться вас и отнимется у неё любовь ваша: собственными стрелами вы прольёте кровь друг друга.” Они не обратили внимания на слова старца и на вышли на другой день на охоту. Во время ловли убежала у них одна лань. Они сели на коней и поскакали догонять её. Пущенные же ими стрелы вонзились им друг другу в сердце. Так исполнилось слово старца, которое он сказал, предрекая им наказание. Так они и умерли. (Достопамятные сказания. С.168. № 2).

Мытарства.

См. так же : Покаяние. № 777; Праведник. № 862.

575. Победоносное восхождение преподобного Макария Великого на Небо

См. также: Святой

Когда кончался преподобный Макарий Великий, демоны выстроились рядами на мытарствах, чтобы созерцать шествие духоносной души. Она начала возноситься. Тёмные духи, стоя от неё далеко, кричали со своих мытарств: “О Макарий! Какой славы ты сподобился!” Смиренномудрый муж отвечал им: “Нет! Ещё боюсь, потому что не знаю, сделал ли я что доброе!” С других, высших, мытарств опять кричали воздушные власти: “Точно, ты избежал нас, Макарий!” — “Нет, — отвечал он, — я ещё нуждаюсь в бегстве.” Когда же он вступил в небесные врата, они, рыдая от злобы и зависти, кричали: “Точно, избежал ты нас, Макарий!” Он отвечал им: “Ограждаемый силою моего Христа я избежал ваших козней.” (Скитский патерик; Прот. Г. Дьяченко. Практическая симфония. С. 330)

576. Повествование воскресшего Таксиота о мытарствах и загробной участи грешников, его покаяние и кончина

См. также: Ад; Блуд; Грешник; Муки вечные; Покаяние.

Был в городе Карфаген некий муж по имени Таксиот, проводивший греховную жизнь. Однажды постигла Карфаген заразная болезнь, от которой умирало много людей. Таксиот обратился к Богу и покаялся в своих грехах. Оставив город, он с женой удалился в одно селение, где и пребывал, проводя время в богомыслии. Спустя некоторое время он впал в грех с женой землевладельца, а по прошествии нескольких дней после этого его ужалила змея, и он умер. Неподалёку от того места стоял монастырь. Жена Таксиота отправилась в этот монастырь и упросила монахов прийти взять тело умершего и похоронить в церкви. Похоронили его в третьем часу дня. Когда же наступил девятый час, из могилы послышался громкий крик: “Помилуйте, помилуйте меня!” Монахи тотчас разрыли могилу и нашли Таксиота живым. Они ужасно удивились и спросили, что с ним случилось. Но Таксиот из-за сильного плача ничего не мог рассказать и только просил отвести его к епископу Тарасию. Его отвели. Епископ три дня упрашивал его рассказать, что он видел, но только на четвёртый день Таксиот стал рассказывать и рассказал следующее.

“Когда я умирал, увидел эфиопов, стоящих передо мной. Вид их был страшен, и душа моя смутилась. Потом увидел я двух юношей, очень красивых. Душа моя устремилась к ним, и тотчас, как бы взлетая с земли, мы стали подниматься к небу, встречая по пути мытарства, удерживающие душу всякого человека. Каждое мытарство истязало душу об одном грехе: одно — о лжи, другое — о зависти, а третье — о гордости. Так каждый грех в воздухе имеет своих испытателей. И вот увидел я в ковчеге, который держали Ангелы, все мои добрые дела. Ангелы сопоставляли их с моими злыми делами. Так мы миновали эти мытарства. Когда же, приближаясь к вратам небесным, пришли мы на мытарство блуда, стражи задержали меня и начали показывать все мои блудные плотские дела, совершённые мной с детства и до смерти. Ангелы, ведущие меня, сказали: “Все телесные грехи, которые ты соделал, находясь в городе, простил Бог, так как ты покаялся в них.” Но противные духи сказали: “Когда же ты ушёл из города, то на поле совершил грех с женой землевладельца.” Услыхав это, Ангелы не нашли доброго дела, которое можно было бы противопоставить этому греху, и, оставив меня, ушли. Тогда злые духи начали бить меня и свели затем вниз. Меня вели узкими ходами через темные и смрадные скважины, так я сошел до самой глубины адовых темниц, где во тьме вечной заключены души грешников, где нет жизни, а одна вечная мука, неутешный плач и несказанный скрежет зубов. Там всегда раздается отчаянный крик: “Горе нам, увы, увы!” И невозможно передать всех тамошних страданий, нельзя пересказать всех мук, которые я видел. Стон стоит из глубины души, и никто не милосердствует о стонущих: плачут, и нет утешающего, молят, и нет внимающего им и избавляющего их. И я был заключен в тех мрачных, полных ужасной скорби местах, и я горько рыдал от третьего часа до девятого. Потом увидел я малый свет и пришедших туда двух Ангелов. Я стал умолять их о том, чтобы они вывели меня из того бедственного места для раскаяния перед Богом. Ангелы сказали: “Напрасно ты молишься, никто не исходит отсюда, пока не настанет время Всеобщего Воскресения.” Но так как я продолжал усиленно просить и умолять их, обещал раскаяться в грехах, то один Ангел сказал другому: “Поручаешься ли за него в том, что он покается от всего сердца, как обещает?” Другой сказал: “Поручаюсь!” Потом он подал мне руку. Тогда вывели меня оттуда на землю и привели к гробу, где лежало мое тело, и сказали: “Войди в то, с чем ты разлучился.” И вот я увидел, что душа моя светится, как бисер, а мертвое тело черно, как грязь, и издает зловоние, и потому я не хотел войти в него. Ангелы сказали: “Невозможно тебе покаяться без тела, которым совершал грехи.” Но я умолял их о том, чтобы мне не входить в тело. “Войди, — сказали Ангелы, — иначе мы отведем тебя туда, откуда взяли.” Тогда я вошел, ожил и начал кричать: “Помилуйте меня!”

Святитель Тарасий сказал ему тогда: “Вкуси пищи.” Он же не хотел есть, ходил от церкви до церкви, падал ниц и со слезами и глубоким воздыханием исповедовал свои грехи, всем говорил: “Горе грешникам, их ожидает вечная мука, горе не приносящим покаяния, пока имеют время; горе осквернителям своего тела!” По воскрешении Таксиот прожил сорок дней и очистил себя покаянием. За три дня он провидел свою кончину и отошел к Милостивому и Человеколюбивому Богу, всем подающему спасение, Которому слава вовеки. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 572).

577. Повествование святой Феодоры о мытарствах

Святая Феодора питала особенную любовь к жившему в ее время преподобному Василию Новому. Она давала ему приют в своем доме, устроила ему особенную горницу для молитвы и всегда со вниманием слушала его учение. Прошло какое-то время, скончался Василий, а за ним и Феодора. После ее смерти ученик святого Василия Григорий стал просить отшедшего в Горний мир учителя, чтобы он открыл ему то, в каком состоянии по смерти находится душа Феодоры. Просьба Григория была исполнена. Однажды во время сна явился ему Ангел и сказал: “Ступай скорее, отец Василий зовет тебя, чтоб ты видел Феодору.” После этих слов Григорий был восхищен ко вратам рая, и Ангел ввел его в светлые места, в которых он увидел Василия и Феодору. Григорий обратился к Феодоре и спросил ее: “Скажи мне, госпожа моя, как ты перенесла смертную скорбь и как избавилась от бесов?” Феодора отвечала: “Когда душа моя разлучилась с телом, я увидела множество бесов, которые показывали мне хартии моих грехов, угрожали и скрежетали зубами. Ангелы взяли меня и донесли до мытарств, то есть до тех мест, где бесы истязали души людей за грехи и где Ангелы, в противоположность бесам, указывали им на людские добродетели. Таких мытарств — двадцать, и на каждом из них человек истязается за тот или другой грех. Когда мне, — продолжала Феодора, — на каком-либо из мытарств недоставало для предъявления той или другой моей добродетели в противоположность за какой-либо из совершенных мной грехов, тогда, по милости святого Василия, Ангелы противопоставляли бесам за мои грехи добродетели святого Василия, и, благодаря этому, я не была остановлена демонами. После того, как миновало последнее из мытарств, я была введена Ангелами сюда, где ты сейчас меня видишь. Но знай, что если душа кого-либо из людей грешная и ей нечего противопоставить своим грехам, тогда демоны удерживают ее и влекут в муку.” (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 328).

Мясо.

См. также: Праведник. № 856; Рассудительность. № 943.

Н

Награда.

См. также: Блудная брань. №№ 67, 69; Богоугождение. № 95; Доброделание. № 245; Любовь к ближним. № 380; Милостыня. №№ 447, 456; Мученичество. № 573; Подвиг. № 732; Помыслы. №№ 822-823; Праведник. № 864; Терпение. № 1136.

578. Дары Божий за подвиг столь велики, что даже Авраам будет сокрушаться, почему он не подвизался более

См. также: Подвиг; Труд.

Братия упрашивали одного из старцев, чтобы он отдохнул от своих великих трудов. Старец сказал им: “Говорю вам, дети мои, что Авраам, увидя великие дары Божий, должен раскаиваться в том, что не подвизался более.” (Древний патерик. 1874. С. 148. № 34).

579. Воспоминанием о награде (пальме) авва отклонял суетные помыслы

См. также: Помыслы.

Мы пришли в лавру Келий к скитскому авве Маркеллу. Желая беседой доставить нам пользу, старец рассказал следующее: “Когда я жил еще на родине (он был родом из Апамеи), там был наездник по имени Филерем (с греческого — пустыннолюбец). Однажды он был побежден в состязании и не получил пальмы, и люди его партии поднялись и начали кричать: “Филерем не получает пальмы в городе.” После моего удаления в скит случалось, что иногда одолевал меня помысл уйти в город или в селение. Тогда я говорил себе: “Маркелл! Филерем в городе не получает пальмы.” И, по милости Христа, эти слова так действовали на меня, что я не выходил из скита в течение тридцати пяти лет.” (Луг духовный. С. 181).

580. В награду за подвиг авва Иоанн получил исцеление телесных ран, познание Христа и Его слова

См. также: Мудрость; Подвиг.

Авва Иоанн, удалившись в глубокую пустыню, пребывал в строжайшем посте, бдении и молитве. От подвигов кожа его ног, остававшихся долгое время без движения, потрескалась и кровоточила. Прошло три года, и явился ему Ангел Господень. “Господь Иисус Христос с Духом Святым, — сказал Ангел, — принял твои молитвы. Исцеляя твои язвы, Он дарует тебе в изобилии небесную пищу, то есть познание Его и Его слова.” И, прикоснувшись к его устам и ногам, Ангел исцелил его раны и, исполнив благодати ведения и духовной мудрости, избавил его от чувства голода. Затем повелел ему отправиться в иные места и, проходя по пустыне, посещать других братии, назидая их словом Божиим и духовной мудростью. (Руфин. Жизнь пустынных отцов. С. 76).

581. Явление старцу Ангела с двумя сосудами, возвестившего, что награда дается соответственно трудам

См. также: Ангел.

Некий великий старец имел двух не всегда послушных ему учеников. Так как они часто смущали его, то он и решил оставить их и ушел в один из общежительных монастырей, выдав там себя за странника и новоначального инока. В монастыре он пробыл три недели, и там в это время ничего не делал по своей воле, но беспрекословно исполнял все, что ему велели. Через три недели он увидел некоего пришедшего к нему в белоснежной одежде, который держал в руках два сосуда: один —- наполненный маслом, а другой — пустой. Явившийся отдал старцу пустой сосуд и из наполненного влил малое количество масла. Старец сказал: “Отдай мне сосуд, полный масла.” Явившийся отвечал: “Нет, этого сделать нельзя, насколько ты потрудился, настолько я влил тебе масла.” И сказал старец: “Если и малое добро сделал человек, то и за него воздаяние от Бога примет, но только по достоинству, что и справедливо.” (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 931).

582. Видение святого Андрея-юродивого, в котором ему было показано, что вступивший в борьбу с демонами сподобляется венцов от Господа

См. также: Венцы небесные; Видение.

Святой Андрей, Христа ради юродивый, будучи юношей, однажды ночью во время сна имел такое видение. Видел он себя на некоем месте, где по одну сторону стояли бесы, а по другую — Ангелы, и казалось, что и те и другие готовились к взаимной брани. Бесы из своей среды выдвинули великого и страшного исполина и предлагали кому-нибудь из Ангелов сразиться с ним. Ангелы молчали, а бесы хвалились собой. В это время сошел с Неба прекрасный юноша, держа в руках три венца. Один венец был украшен золотом и драгоценными камнями, другой — дорогим жемчугом, а третий сплетен из неувядаемых цветов. Все три венца были настолько прекрасны, что описать их невозможно. Взирая на венцы, Андрей стал думать, как бы ему восхитить хотя бы один из них, и, подойдя к юноше, попросил: “Не продашь ли ты мне эти венцы? Хотя сам я и не могу их купить, но скажу моему господину, и он даст тебе за них золота, сколько хочешь.” Юноша улыбнулся на эти слова Андрея и отвечал: “Поверь мне, возлюбленный, что если бы ты предложил мне за эти венцы золото всего мира, и тогда бы я не дал тебе даже и одного цветка, потому что они не от этого суетного света и венчаются ими только те, кто этих черных, то есть бесов, побеждает. И если хочешь приобрести их, то ступай борись, тогда я тебе не один венец, а все три отдам.” После этого Андрей узрел себя борющимся с диаволом и победившим его. И видел Андрей, что за свою победу он был принят в общение с Ангелами, а от юноши получил те венцы и совет принять на себя подвиг юродства, с помощью которого ему легче будет побеждать демонов. После этого видения Андрей, действительно, явил непримиримую брань диаволу, подвигами юродства победил все его козни и уже самим делом сподобился тех венцов. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 91).

583. Старец сподобился видеть, что каждый из монахов, молившихся в храме, получил различное вознаграждение

См. также: Богослужение; Псалмопение.

Блаженный Евлогий поведал следующее видение некоего старца. Старец этот был в церкви на всенощном бдении перед воскресным днем. Братия стояли и пели псалмы Давидовы. Старец увидел, что церковь исполнилась света и что Ангелы Божий воспевают с братиями. Когда окончилось всенощное бдение, Ангелы вышли из святого алтаря. Перед ними были поставлены корзины, как бы хрустальные, наполненные золотыми, серебряными и медными монетами, просфорами, как цельными, так и разделенными на кусочки. Был поставлен небольшой золотой сосуд с Миром и золотая кадильница с благовонным фимиамом. Когда братия, прежде чем выйти из церкви и разойтись по келиям, подходили для поклонения к Честному Кресту, то Ангелы давали некоторым златницы с изображением Господа нашего Иисуса Христа, другим — сребреники с изображением креста, иным — медные монеты, третьим — целые просфоры, кому — кусочки; одних Ангелы помазывали Миром из золотого сосуда, других кадили кадильницей. Некоторые не получили ничего, кто-то уходил, оставив в церкви полученное им. Старец помолился Богу, чтоб ему было открыто значение видения и почему дары неравные, в то время как братия все вместе занимались псалмопением и бдением. И было ему открыто, что принявшие по златнице — это те, кто на среду, пяток, недельные дни и двунадесятые праздники совершает бдение трезвенно с вечера до утра. Принявшие сребреники бдят с полуночи до утра. Принявшие медную монету — те, которые понуждаются к псалмопению. Принявшие цельные просфоры прилежат чтению книг. Получившие укрухи (кусочки) — новоначальные, не вступившие еще в совершенное иноческое житие. Помазаны Миром — послушные во всем своему отцу и отдавшие себя в услужение всем: пот и труды их вменяются перед Богом в Миро. Те, которые окурены фимиамом, заняты разговорами, они приходят в чувство тогда, когда входят в церковь. Не приняли ничего небрегущие о своем спасении, не сопротивляющиеся скверным помыслам и не очищающие сердца от страстей, но предавшиеся сребролюбию и чревообъедению. Оставившие в церкви полученные ими дары и ушедшие с пустыми руками — это те, которые занимаются изучением эллинских книг, науками мира сего, предавшиеся гордости, тщеславию и человекоугодию. (Еп. Игнатий. Отечник. № 3).

584. Награда Божия милостивому бедняку, взявшему на воспитание девятого ребенка

См. также: Любовь к ближним; Милосердие.

Послушник Гефсиманского скита Троицкой Лавры банщик Димитрий сообщил такой факт, непосредственным очевидцем которого он был. “Однажды, — рассказал Димитрий, — к нам в деревню подкинули ребенка, завернутого в одеяло. Никто не хотел взять подкидыша. Когда младенца принесли на сходку и стали предлагать бездетным сельчанам взять ребенка на воспитание, то все отказывались, говоря, что тяжело ходить за чужим ребенком. И вот, когда казалось, что никто не захочет принять ребенка на воспитание, выступил многосемейный крестьянин, у которого было своих восемь человек детей, и говорит: “Сейчас я схожу и спрошу свою жену, может быть, она согласится взять его. Среди восьми девятый прокормится, и Господь ради сироты подаст нужное.” Жена охотно согласилась взять сироту. Когда он принес младенца в дом и его развернули, то на шейке у него нашли крестик с запиской, что в Крещении младенца назвали Николаем, и тут же пакет, в котором оказался билет Государственного займа на 5000 рублей. Когда добрые муж и жена прочитали записку и надпись на билете, то пришли в недоумение, как им быть. Умолчать об этом не хотели. И вот крестьянин снова бежит на сходку и всем рассказывает о своей находке. Тогда те, которые раньше отказывались взять ребенка, стали кричать: “Я возьму ребенка, я возьму...” Но сход не пожелал удовлетворить их просьбы, а постановил: “Ребенка оставить в доме того, кто первый согласился взять.” В тот же день к дому крестьянина, который приютил младенца, подъехала подвода с разным провиантом от неизвестного лица. В дальнейшем такая помощь оказывалась по несколько раз в месяц. Мальчик в доме своего приемного отца при заботливом уходе рос и креп. У него были хорошие способности, он закончил земскую школу, затем гимназию и поступил в университет. Он был истинным украшением семьи — приемных отца и матери. Своим хорошим поведением и послушанием влиял на всю семью и на остальных детей, помогая им в учении. Благодаря ему наш крестьянин-бедняк сделался всеми уважаемым, зажиточным поселянином. По окончании образования молодой человек женился на одной из дочерей своего приемного отца. Так Господь наградил простых сердцем людей за их доброту.” (Троицкие листки с луга духовного. С. 95).

Награда (награждение).

585. Настоятель Пешношского монастыря иеромонах Максим уклонился от награждения игуменством и набедренником

Митрополит Филарет, прибыв в Пешношскую обитель к освящению храма, объявил строителю Максиму, что он за труды по управлению обителью, за успешное завершение строительства, а главное, за добрую монашескую жизнь намерен в день освящения храма посвятить его в игумена. Максим усердно просил избавить его от этого нового бремени. Когда же Владыка настаивал, он решительно объявил, что не желает этой чести, и, опасаясь как бы в самом деле не сделаться игуменом, нашел благовидный предлог и в день освящения храма уклонился от служения литургии. Владыка понял и оценил глубокое смирение старца и после этого никогда уже не напоминал ему об игуменстве. Через некоторое время Владыка хотел наградить отца Максима, по крайней мере, набедренником, но он и “до этого не допустил,” как выразился сам митрополит Филарет в письме к наместнику архимандриту Антонию. (Цветник Пешношский. С. 55).

Надежда.

См. также: Блудная брань. № 60; Вера. № 116; Падение. №№ 698, 700; Помощь Божия. № 790; Самоукорение. № 982; Сребролюбие. № 1077; Царство Божие. № 1189.

586. Авва Иоанн имел твердую надежду, что Бог, даровавший ему многие дары, дарует ему и Царствие

См. также: Праведник.

Некто говорил авве Иоанну Персиянину: “Столько мы трудились ради Царствия Небесного, будем ли наследниками его?” Старец отвечал: “Верую, что буду наследником Горнего Иерусалима, написанного на Небесах, ибо верен Обещавший (Евр. 10:23). И почему мне не надеяться на это? Я был страннолюбив, как Авраам, кроток, как Моисей, свят, как Аарон, терпелив, как Иов, смирен, как Давид, жил в пустыне, как Иоанн, плакал, как Иеремия, был учителен (1 Тим. 3:2), как Павел, верен, как Петр, мудр, как Соломон. И, как разбойник, верую, что Тот, Который, по Своей благости, даровал мне все эти дары, дарует и Царствие.” (Достопамятные сказания. С. 121. № 4).

587. В болезни старец успокаивал себя надеждой на упокоение

См. также: Болезнь; Страдания; Страх Божий.

Авва Петр, ученик аввы Исайи, говорил о нем, что когда он посетил его в болезни и нашел его весьма страждущим, то он, видя печаль о нем, сказал: “Что это за страдание, когда есть надежда на упокоение! Но меня объемлет страх того весьма мрачного времени, если я отвержен буду от лица Божия, и никто уже не явится на помощь мне, и не будет надежды на упокоение.” (Древний патерик. 1874. С. 41. № 7).

588. Умершая дочь явилась по просьбе отца — аввы Спиридона — и указала ему, где была спрятана поклажа

См. также: Дерзновение; Праведник; Чудо.

Еще рассказывали: “У аввы Спиридона была дочь — девица по имени Ирина, такая же благочестивая, как и отец. Один из родственников отдал ей на хранение какое-то драгоценное украшение. Девица, чтобы лучше сберечь эту вещь, зарыла ее в землю. Через какое-то время она скончалась. Когда же пришел доверивший ей вещь и не застал девицы в живых, стал спрашивать с ее отца, аввы Спиридона, то оскорбляя его, то умоляя. Старец воспринял потерю родственника как свое собственное несчастье, пошел на могилу дочери и там просил Бога прежде времени показать ему обетованное Воскресение. Надежда не обманула его. Девица явилась отцу живой, указала место, где было сокрыто украшение, и опять стала невидима. Старец нашел поклажу и отдал ее хозяину.” (Достопамятные сказания. С. 267. № 2).

589. Монах хотел во время голода отнести своей матери хлебы, но, услыхав на пути небесный голос, предал себя и мать в Божие попечение и вернулся в келию; на следующий день мать принесла ему хлеб, полученный ею от какого-то монаха

См. также: Воля Божия.

Один из отцов поведал: “Некий весьма благочестивый брат имел бедную мать. Когда настал великий голод, он, взяв хлебы, пошел отнести их матери. И был к нему глас, говорящий: “Ты заботишься о своей матери или Я пекусь о ней?” Брат, почувствовав силу гласа, пал ниц, молился и говорил: “Ты, Господи, имеешь о нас попечение!” — и вернулся в свою келию. На третий день пришла к нему мать и говорит: “Один монах дал мне небольшой пшеничный хлеб, возьми его, раздроби на малые части, чтобы нам питаться.” Брат, услышав это, прославил Бога и, исполнившись надежды, по благодати Божией преуспевал во всякой добродетели.” (Древний патерик. 1874. С. 235. № 125).

590. Три старца, посетившие авву Сисоя, были исполнены воспоминаний о вечных мучениях; авва же Сисой был преисполнен надежды

См. также: Муки вечные.

Три старца, услышав об авве Сисое, пришли к нему, и первый говорит: “Отец! Как мне избавиться от огненной реки?” Старец не отвечал ему. Второй спрашивает: “Отец! Как мне избавиться от скрежета зубов и червя неусыпающего?” Третий недоумевает: “Отец! Что мне делать? Меня мучает воспоминание о тьме кромешной.” Авва Сисой сказал им в ответ: “Я не помню ни об одном из этих мучений. Бог милосерд, уповаю, что Он сотворит со мной милость.” Старцы, услышав это, пошли от него со скорбью. Но авва, не желая отпустить их в огорчении, вернул их и сказал: “Блаженны вы, братия! Я позавидовал вам. Один из вас говорил об огненной реке, другой о преисподней, третий о тьме. Если душа ваша проникнута такими воспоминаниями, то вам невозможно грешить. Что же делать мне, жестокосердному, которому не дано знать, что есть наказание человекам? Оттого я каждый час и согрешаю.” Старцы, поклонившись ему, сказали: “Что мы слышали, то и видим.” (Достопамятные сказания. С. 252. № 7).

591. Желание оклеветанного юноши быть повешенным на восток спасло его от смерти, и он сделался иноком

См. также: Клевета.

Авва Палладий рассказал следующее: “Один старик-мирянин задержан был за убийство. Во время пытки по александрийским законам он заявил, что у него есть сообщник. Тот, на кого указывал старик, был юноша лет двадцати. И тот, и другой подвергнуты были большим истязаниям. Старик продолжал стоять на своем: “Ты был со мной при совершении убийства!” Юноша не признавался, говорил, что и в убийстве не участвовал, и с ним вместе не был. После долгих пыток они оба были приговорены к виселице. Их отвели за пять миль от города, на обычное место казни. В одной стадии от города находились развалины храма Крона (Сатурна). На месте казни толпа и воины пожелали, чтобы первым был повешен юноша. Бросившись к ногам палачей, юноша просил: “Ради Господа, сделайте милость, повесьте меня лицом к востоку так, чтобы мне смотреть в ту сторону, когда буду висеть.” — “Зачем это?” — спросили воины. “Ох, милостивые государи, не прошло и семи месяцев, как я, несчастный, удостоился Святого Крещения и стал христианином.” Это признание до слез тронуло воинов. Старик затрясся от злобы и громко крикнул: “Ради Сераписа, повесьте меня лицом к Крону!” Тогда воины, услыхав это богохульство, оставили юношу и сперва повесили старика. Лишь только они покончили со стариком, как прискакал всадник, посланный наместником Египта. “Юношу не велено казнить. Возвратите его обратно!” Воины и народ чрезвычайно обрадовались этому и, вернувшись с юношей, представили его в судилище, где он был освобожден наместником. Получив спасение сверх ожидания, юноша стал иноком. Мы записали это для пользы многих.” (Луг духовный. С. 87).

592. Надежда купца, трижды терпевшего кораблекрушение, не посрамилась; он чудесно вернул еврею весь долг и этим обратил его ко Христу

См. также: Вера; Испытание.

В Константинополе жил богатый купец по имени Феодор. Однажды его корабль потонул и погибло все его состояние. Феодор любил одного богатого еврея и, придя к нему, стал просить у него золота для торговли. Еврей сказал, чтобы он дал залог и тогда может взять, сколько хочет. У христианина не было что дать. Идя с евреем по улице, он увидел мозаичный образ Христа над вратами и сказал еврею, что это образ его Бога — Христа — это самое дорогое, что у него есть, дороже жизни, что он берет его своим свидетелем и поручителем. Еврей отвечал, что если он, действительно, истинно верует во Христа, то он даст ему золота, сколько он хочет. И дал ему на тысячу литр золота. Феодор, купив на эти деньги товара, отправился торговать в Александрию. На обратном пути в Константинополь его корабль опять потерпел кораблекрушение. Еврей, услыхав о возвращении Феодора и не зная о происшествии, пришел к нему, надеясь получить свое золото с прибылью, но застал его в своем доме плачущим. Услыхав о крушении корабля, он утешал друга и говорил, чтобы он не скорбел, но верил поручившемуся за него Христу. Он дал ему еще тысячу литр золота, привел к вратам и снова взял в свидетели образ Христа. Феодор опять отправился торговать, приобрел много богатства и, радуясь, возвращался в свой город. Но и на этот раз все богатства его погибли, ибо его корабль разбился, и он ни с чем вернулся домой. Узнав о гибели товара, а с ним и своего золота, еврей призвал Феодора и начал поносить Христа, говоря: “Смотри, как прельстились вы, веруя несуществующему Богу. Если бы Он был Сын Божий, на Которого ты надеешься, ты бы не потерпел крушения в третий раз.” Феодор же, плача, говорил еврею: “Нет, друже, не хули Истинного Бога. Все это случилось из-за моих грехов. Но прошу тебя, дай мне еще раз золота, я верую, что ради твоего вразумления я буду спасен и твое с прибылью возвращу тебе.” Еврей в третий раз дал ему тысячу златниц и опять образ Христа Спасителя взял в свидетели. При этом он сказал Христу, что если Ты Сын Божий, пусть спасен будет христианин и его золото, чтобы и мне уверовать, если же нет, пусть не обольщаются верующие в Тебя. Феодор взял золото, пустил его в оборот, побывал во многих далеких странах и приобрел много богатства. Возвращаясь домой, Феодор взял четыре тысячи златниц, положил их в ковчежец с письмом, в котором было написано: “Феодор-христианин — моему благодетелю Аврааму-иудеянину! Четыре тысячи литр золота вложил я в ковчег и надеюсь, что Христос, мой свидетель и поручитель, вручит все это тебе.” Запечатав ковчег, купец бросил его в море, сказав: “Господи Иисусе Христе, как Ты Сам знаешь, доставь этот ковчег моему заимодавцу.” Был же в это время сильный ветер не только в том месте, где плыл купец, но и во всей вселенной. Корабли, стоявшие в Константинополе около берега, разбивались от напора волн, и многие жители города вышли на берег. Вышел посмотреть бушующее море и еврей, друг Феодора. Когда он стоял на берегу моря, одна волна, “напрягшись,” выбросила к ногам еврея ковчег с золотом. Авраам принес его в свой дом и, открыв, нашел в нем письмо Феодора с добавлением на еврейском языке: “Я, Иисус Христос, от Феодора-христианина принес тебе золото, чтобы ты не хулил Меня. Я исполнил поручение, чтобы ты имел веру в Меня.” Когда Феодор вернулся в полном здравии и со многим богатством, то, взяв подарки, пошел к еврею. Авраам принял подарки и, искушая его, спросил о долге. Феодор ответил, что он верит, что Христос, поручившийся за него, отдал ему золото и оно находится в доме еврея. Еврей же сказал, что он ни от кого ничего не получал. Тогда Феодор сказал ему, что если он не получил своего золота, то пусть пойдет к образу Христа и поклянется в этом. Но еврей убоялся и вынес письмо, положенное сверху золота. Увидев в своем письме добавление, Феодор удивился, и они прославили Бога, а Авраам уверовал во Христа и крестился со всем своим домом. (Пролог. М., 1877. Л. 127).

Надежда на деньги.

См. также: Сребролюбие. №№ 1078-1079.

Наказание.

См. также: Беснование. № 17; Блуд. № 48; Богородица. № 76; Болезни. № 106; Вражда. № 176; Жадность. № 265; Исцеление. № 294; Клевета. № 312; Клятвопреступление. №№ 315-317; Кончина грешника. № 326; Кощунство. № 350; Лицемерие. № 372; Любовь к птицам. № 420; Любопытство. № 423; Милостыня. № 446; Монахиня. № 526; Насмешка. № 606; Неверие. №№ 611-612; Ненависть. № 633; Непослушание. №№ 651-654; Нерадение. № 656; Писание Священное. № 709; Помощь Божия. № 794; Праведность ложная. № 878; Пресвитер. № 899; Раскольник. № 941; Родители. № 956; Святой. №№ 1001, 1003; Слава человеческая. № 1015; Сребролюбие. №№ 1079, 1083; Старец неискусный. № 1102; Убийство. № 1163; Чародейство. № 1210.

593. Рука варвара, хотевшая убить инока, окаменела; и только после того, как старец помолился, варвар получил исцеление

См. также: Молитва праведника.

Инок по имени Адола поселился в окрестностях одного города. Он стал затворником в кленовом дупле, устроил себе оконце, через которое и говорил с приходившими к нему. Однажды во время варварского нашествия та местность подверглась страшному погрому. Варвары случайно проходили мимо затворника. Увидев выглянувшего из оконца старца, один из варваров извлек меч и замахнулся, чтобы поразить противника, но его простертая рука вдруг застыла без движения. При виде этого чуда изумленные варвары поверглись перед старцем с мольбой. Сотворив молитву, старец исцелил наказанного и отпустил их с миром. (Луг духовный. С. 85).

594. Мать, отрицавшая Бога и боготворившая своего сына, внезапно лишилась его

См. также: Мать; Крест; Неверие; Неразумие.

В Киеве проживала молодая вдова, у которой был единственный сын, мальчик десяти лет. В нем она души не чаяла и буквально его боготворила. Однажды у нее за столом сидели гости. Речь зашла о красоте природы и Божием величии. Вдова, слыша такие слова, указала на своего сына, который сидел здесь же и ел котлету: “Вот мой бог и мое сокровище. Никого другого я не признаю.” Не успела она произнести это, как раздался ужасный крик. Мальчик подавился котлетой и тут же, через несколько минут, скончался. Лицо его было искажено смертельными страданиями. Отчаянию матери не было предела. Истерзанная душой и измученная, она ходила по дому, как безумная. Мальчика приготовили к погребению. Няня заметила, что на груди у него нет креста, и, обращаясь к матери, сказала: “У Володи нет креста. Может, повесить ему крест на шею?” Но мать, услышав слово “крест,” поспешно отвечала: “Нет, не нужно, к чему его вешать на грудь” — и вышла в соседнюю комнату. Няня, как глубоко верующий человек, не могла примириться с мыслью, чтобы ребенок был погребен без креста. Она сняла с себя крест, который берегла от дней своего младенчества, и с глубоким благоговением возложила его на грудь отрока. И вдруг, о чудо! Лицо мальчика, до этого обезображенное конвульсиями, вдруг просветлело и улыбнулось. Няня, видя такое чудо, залилась горячими слезами умиления. Мать, слыша плач няни, вошла в комнату и, видя улыбающееся лицо сына, вскрикнула: “Он жив, он жив!” — “Нет, Володя мертв. Но после того как я возложила на него свой крест, благодать Божия просветила миром его душу и тело.” Тогда мать, видя силу знамения креста Господня, засвидетельствованную улыбкой на мертвом лице отрока, признала в этом знамении явление благодати Божией. Припав на колени к образу, она со слезами умиления и раскаяния молилась о прощении своих согрешений и упокоении сына. (Троицкие листки с луга духовного. С. 119).

Наказание вора.

595. Грешник, обкрадывавший мертвецов, был ослеплен умершей девицей, которую он дерзнул обнажить

См. также: Воровство; Гробокопательство.

При жизни святого Андрея, Христа ради юродивого, в Царьграде жил лютый грешник, обкрадывавший мертвецов. Однажды, узнав о погребении в одном уединенном месте девицы, дочери вельможи, он отправился к ее могиле, с целью снять с нее драгоценные одежды. На пути встретил его святой Андрей и, предузнав о нечестивом деле, начал уговаривать его не делать этого, в противном же случае угрожал Божиим наказанием. Вместо того, чтобы послушаться святого, тот только посмеялся над ним и пошел, куда задумал. Отвалив камень от пещеры, в которой была погребена девица, он раскрыл ее гроб, снял с нее саван, затем драгоценную одежду и, наконец, не устыдился и совсем обнажить ее — взял последнюю рубашку. Но в то самое время, когда он заканчивал свое гнусное дело, повелением Божиим умершая встала из гроба и правой рукой ударила его по лицу, и он тотчас же лишился зрения. “Окаянный! — сказала она, — Хоть бы из-за стыда ты оставил мне последнюю из одежд. Но теперь не будешь красть никогда! И с этого дня узнаешь, что есть Бог, жив Иисус Христос, есть суд, и будет воздаяние по смерти.” Ослепший вор после этого волей-неволей оставил свое ремесло и начал кормиться подаянием. Часто жестоко он упрекал себя за свою прежнюю жизнь. “Будь ты проклята, — говаривал он иногда, — моя ненасытная жадность, ради тебя я получил эту ужасную слепоту. Худо тому, кто живет в праздности и занимается воровством.” (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 101).

596. Рассказ слепого старца о том, как он был ослеплен обокраденным им мертвецом

См. также: Воровство; Гробокопательство.

Однажды три старца-слепца вели беседу между собой, и один из них спрашивает другого: “Как ты ослеп?” — “В молодости я был матросом, — отвечал собеседник. — Мы плыли из Африки, и в море у меня вдруг разболелись глаза так, что не мог и ходить. Потом на глазах появились бельма, и я ослеп.” — “А ты как ослеп?” — спросил тот же слепец другого товарища по несчастью. “Я был стекольщиком, отливал стекла. Брызги попали мне в глаза, и я ослеп.” — “Ну, а ты сам каким образом потерял зрение?” — спросили оба слепца первого. “Сказать вам по правде, — отвечал тот, — в молодости я ненавидел труд, к тому же был и мот. Дошло до того, что мне нечего было есть, и я принялся за воровство. Однажды, уже совершив много преступлений, я остановился на площади. Смотрю — хоронят покойника, роскошно одетого. Иду за процессией, чтобы заметить место погребения. Обошли церковь святого Иоанна и, положив покойника в склепе, разошлись. Тогда я, оставшись один, вошел в склеп. Сняв с покойника все одежды, оставил на нем только один саван. Я уже собирался выйти, как дурная привычка будто шепнула мне: “Прихвати и саван, он из дорогой материи.” Я и вернулся себе на горе! Как только снял и саван, совершенно обнажив мертвеца, он вдруг встал прямо передо мной, простер обе руки. Ощупав пальцами мое лицо, он вырвал мне глаза. Тогда я, несчастный, бросив все, с большой горестью выбежал из могилы. Так я ослеп.” (Луг духовный. С. 94).

597. Пришедшие к преподобному Нилу воры ослепли; святой вернул им зрение после того, как они покаялись

Однажды любители чужого задумали ограбить старца, преподобного Нила Столобенского. Преподобный Нил, встретив разбойников, сказал, что все его сокровище в углу келии, где у него стояла икона Пресвятой Богородицы. Злодеи ослепли и, ничего не видя, пали перед преподобным Нилом, прося у него прощения. Преподобный Нил вернул им зрение. (Тверской патерик. С. 148).

Наказание грешника.

598. Подвижник Эрон, возгордившись, стал осуждать других, злоупотреблять словами Священного Писания, затем он оставил келию, ушел в город и предался разврату, от которого заболел; болезнь привела его в чувство, он раскаялся и вскоре скончался

См. также: Гордость; Подвиг ложный; Прелесть; Сектант.

Эрон, родом из Александрии, был благовоспитанный юноша безукоризненной жизни, наделенный прекрасными способностями. После великих трудов, доблестных подвигов и добродетельной жизни, поднявшись на мечтательную высоту безумного надмения, он низвергся оттуда жалким для всех падением и погубил себя. Движимый суетным кичением, Эрон возгордился перед святыми отцами и стал поносить всех, в том числе и блаженного Евагрия, говоря: “Последующие твоему учению заблуждаются, потому что не должно следовать другим учителям, кроме одного Христа?” Он злоупотреблял еще и свидетельством слова Божия, с превратной целью подкрепить свое безумие, и говорил, что Сам Спаситель сказал: “Не называйтесь учителями” (Мф. 23:8). Надобно сказать правду: по рассказам людей, живших с Эроном, жизнь его была необыкновенно строгая и воистину подвижническая. Некоторые говорят, что часто он принимал пищу через три месяца, довольствуясь одним приобщением Христовых Тайн и разве еще тем, что где-то попадались ему дикие плоды. Лукавый демон, наконец, так возобладал над ним, что он не мог жить в своей келии, как будто самый сильный пламень гнал его оттуда. Эрон отправился в Александрию, конечно, по смотрению Промысла Божия и, по изречению, клин клином выбил. Там он стал посещать зрелища и конские бега, проводил время в корчемницах. Предаваясь таким образом чревоугодию и пьянству, он впал и в нечистую похоть любострастия. От нечистой жизни открылась у него злокачественная болезнь, которая страшно мучила его полгода. Когда сделалось ему легче, он пришел в доброе чувство, вспомнил о Небесной Жизни, исповедал все, что было с ним, перед святыми отцами, но, ничего не успев изменить, через несколько дней скончался. (Лавсаик. С. 106).

599. Нечестивый чтец был жестоко наказан святым мучеником Елевферием по просьбе Патриарха Геннадия

Блаженный Геннадий, Патриарх Константинопольский, отличался величайшей кротостью, чистотой и воздержанием. Многие докучали ему из-за одного клирика весьма дурного поведения, по имени Харисий. Призвав клирика, Патриарх пытался вразумить его, но вразумления нисколько на него не действовали. Тогда приказал наказать по отеческим и церковным правилам. Но наказание не принесло ни малейшей пользы: дело дошло до волхвования и убийства. Тогда Патриарх призывает к себе одного из апокрисариев, посылает его в храм святого Елевферия (Харисий был чтецом в этом храме) и поручает сказать: “Святой Елевферий, один из твоих воинов много грешит. Или исправь его, или отлучи!” Апокрисарий отправился в храм святого мученика Елевферия и встал перед жертвенником. Обратясь к гробнице мученика, простер руки и воскликнул: “Святой мученик Христов Патриарх Геннадий объявил тебе через меня, грешного: “Твой воин много грешит. Или исправь его, или отлучи”!” И на другой день нечестивец был найден мертвым... Все были поражены ужасом и прославили Бога. (Луг духовный. С. 172).

Наказание притеснителю иноков.

600. Пастух, отнявший у монастыря пещеру, был жестоко наказан: он лишился своих стад и впал в тяжкий недуг; после покаяния преподобный Дионисий вернул ему здоровье

По удалении Дионисия из обители принадлежащее ей место, весьма полезное и в том отношении, что там находилась пещера с живительным источником воды, занял пастух, устроив свой шалаш и скотный двор. Ученики преподобного напрасно просили его удалиться, пастух и слышать не хотел. Наконец, преподобный возвратился и, узнав об этом насилии, кротко убеждал пастуха оставить обитель в покое и не отнимать иноческого достояния. Но тот, вместо повиновения, досаждал старцу и знать его не хотел. Тогда преподобный присовокупил: “Если есть воля Божия жить здесь инокам, то ты увидишь это.” И несчастный пастух увидел последствия своего безрассудства. В тот же день, когда стада его рассыпались на пустынных пажитях вокруг монастыря, от скалы отвергся огромный камень и передавил значительную часть овец. Мало того, в стадах пастуха день ото дня умножался падеж, так что в короткое время он лишился всех стад и сам впал в тяжкий недуг, от которого никакие обыкновенные средства не могли его восставить. Когда о его несчастии узнали соседи и выведали о причине недуга, то посоветовали ему обратиться к преподобному и просить у него прощения и исцеления. Больной так и сделал. Преподобный, тронутый его страдальческим положением, благословил и в течение седмицы, питая его братской трапезой, совершенно возвратил ему здравие. (Афонский патерик. Ч. 2. С. 46).

601. Жена рыбака, нарушившего покой соловецких подвижников, была наказана Ангелами

К утешению пустынников, Господь особенным знамением показал будущее предназначение Соловецкого острова. Прибрежные жители стали завидовать преподобным, считая себя наследственными владельцами всего побережья и островов Белого моря. И вот по общему совету один рыбак с женой и со всем домом приплыл на остров и поселился недалеко от келии иноков. Преподобные Савватий и Герман не прерывали порядка своей жизни. Раз в воскресный день, рано утром, окончив келейное правило, отец Савватий с кадильницей вышел из келии покадить крест, водруженный по прибытии на остров, и услышал громкий плач как бы подвергаемого биению, В ужасе, думая, что это мечтания, преподобный возвратился в келию и рассказал своему сожителю о слышанном вопле. Герман, выйдя из келии, также услышал стоны и крики и, достигнув места, откуда они раздавались, нашел женщину в слезах, которая рассказала ему следующее: “Когда я шла на озеро к своему мужу, встретили меня двое светлых юношей. Схватив, они били меня прутьями, говоря: “Уходите с этого места, вам нельзя здесь жить, потому что, по воле Божией, оно предназначено для проживания иноков.” После этого юноши сделались невидимы.” Герман, возвратившись в келию, передал Савватию слышанное от женщины, и оба прославили Бога. Между тем рыбак, устрашенный видением, взяв жену и свое имение, отплыл обратно в село, где прежде жил. С этого времени никто из мирских людей не дерзал селиться на острове. (Соловецкий патерик. С. 20).

Наказание соблазнителя.

602. Святая Евдокия дуновением умертвила своего дерзкого соблазнителя; в ту же ночь по повелению Христа она воздвигла его своей молитвой и отпустила с миром

См. также: Молитва праведника; Соблазн.

Один из прежних знакомых преподобномученицы Евдокии, по имени Филострат, вспомнив о ее прежней постыдной любви, по суетному искушению диавола облекся в монашеское одеяние и, взяв с собой немного золота, пришел в то место, где пребывала Евдокия. Узрев рабу Божию Евдокию в столь смиренном виде и ее войлочное ложе для сна на полу, говорит ей, гневно взглянув на нее: “Что это значит, Евдокия? Кто тебя, бывшую в царском положении и воеводском могуществе и блестяще жившую в величайшем городе, прельстил обратиться к такому смирению и отказаться от всех своих дел и имений? Ныне весь наш город рыдает по тебе. Послушай меня, госпожа моя Евдокия, не презри всех обращающих через меня свои просьбы к тебе и пойди со мной, отринув эту смиренную одежду, голод и губительное подвижничество, возвратись к прежней жизни и наслаждайся, как прежде. У тебя нет никого гонящего, смущающего или насилующего тебя. Зачем же ты раньше времени насильственно губишь себя?” Когда он высказал эти глупости и хотел выйти, раба Божия Евдокия, гневно взглянув на него, дунула в его лицо, говоря: “Да накажет тебя Господь Иисус Христос, Праведный Судия, рабой Которого я, недостойная, удостоилась называться, и да не даст тебе возвратиться туда, откуда ты пришел, поскольку ты — сын диавола.” При этих словах он упал и испустил дух. Видя это, девы начали говорить между собой: “Что это значит, что человек тотчас умер от ее дуновения? Очевидно, она угодила Богу больше нас. Ибо, если бы она не обладала таким великим даром, то не умер бы человек от ее дуновения. И что нам делать ныне? Царь, как язычник, услышав это, может послать (войско) и сжечь наш монастырь.” Одна из них сказала: “Помолчи в этот вечер, а ночью помолимся Господу, и Христос откроет нам причину происшедшего.” Когда миновала полночь и девы хотели начать псалмопение, блаженная Евдокия узрела в видении Господа нашего Иисуса Христа, сказавшего ей: “Встань, Евдокия, прославь Бога твоего и, преклонив колена и помолившись, воздвигни пришедшего к тебе по внушению диавола, тогда познаешь силу Христа, в Которого ты уверовала. Ибо по совершении тобой этого знамения большая благодать снизойдет на тебя.” Блаженная Евдокия, пробудившись и усердно помолившись Господу в течение многих часов, воскресила умершего. Филострат, воскреснув и немного придя в себя как бы после сна, узнал, какой силой он воздвигнут, и, бросившись к ногам блаженной, умолял ее, говоря: “Молю тебя, праведная Евдокия, истинная раба великого Бога, прими меня, кающегося в нечестивых словах, которыми я согрешил перед тобой. Ибо я познал, сколь сильному Богу ты служишь.” Блаженная Евдокия говорит ему: “Иди в мир своим путем, поскольку Господь посетил тебя милостью Своей и ты не чуждаешься веры в моего Бога.” (Палестинский патерик. С. 25).

Наказаний хулителей.

603. Хулители святого Григория Паламы были потоплены в море

На острове Сантурин в день памяти божественного Григория а именно — во вторую неделю Великого поста, франки разгулялись. Демон внушил им злую мысль на собственную их погибель. Всплескивая руками, как неистовые, они и их безнравственные дети вопили: “Анафема Паламе! Анафема Паламе! Если свят Палама, пусть утопит нас!” И божественный Григорий Палама, по их собственному суду, испросил им у Бога желаемого ими отмщения. Пучина зевнула, и несчастные вместе с лодками погрузились в море и потонули. Это чудо подтверждает и Патриарх Иерусалимский Досифей (в Слове о любви). Таким образом Бог проявил славу Григория, как единого от Своих великих святых, в которых Он и дивен, и страшен. (Афонский патерик. Ч. 1. С. 358).

604. Человек, не поверивший чуду исцеления и хуливший святителя Иону, совершившего чудо, был поражен внезапной смертью

См. также: Неверие; Хула.

Однажды святитель Иона, митрополит Московский, исцелил молитвой от смертной болезни дочь великого князя Василия Васильевича. Один человек не поверил чуду и говорил, что великая княжна не молитвой святого исцелилась, а, просто, похворала да и выздоровела. Святитель призвал неверившего и сказал ему: “Чадо, не сомневайся нисколько относительно исцеления княжны, ибо невозможное от человек возможно суть от Бога. Княжна сверх чаяния выздоровела ради веры ее благочестивых родителей.” Но хулитель не унимался и еще больше “начал хульное глаголать.” Чем же кончилось? Хульник, по попущению Божию, внезапно упал на землю и сделался безгласным, а вскоре “и душу изверг, яко дерзнул похулением искусить Духа Святого.” Наказание страшное! Но не постигает ли такое и нынешних неверующих — хулителей великих дел Божиих? Да, постоянно постигает. Кто как не подобные хулители то и дело умирают без покаяния? А разве это не то же, что внезапная смерть? Конечно, то же, даже еще хуже, ибо нераскаянных грешников в Будущей Жизни ждет другая, несравненно горшая смерти телесной — смерть вечная, смерть души, вечное разлучение с Богом, вечный мрак, вечное мучение. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 757).

605. Комедиант, хуливший Богородицу несмотря на троекратные предупреждения, не исправился и был наказан параличом

См. также: Богородица.

В одном из городов ливанской Финикии был комедиант Гаиан. Он, понося Пресвятую Богородицу, представлял Ее в театре. И вот является ему во сне Богоматерь и говорит: “Какое зло Я причинила тебе? За что ты издеваешься и поносишь Меня?” Пробудившись, комедиант не только не образумился, но еще более поносил Ее. Снова явилась ему Пресвятая Богородица и, вразумляя его, произнесла те же слова. Но и это вразумление не подействовало на несчастного. В третий раз явилась ему Пресвятая Дева с тем же самым вразумлением, но комедиант оказался неисправим. Однажды во время полуденного отдыха Она явилась ему и, не сказав ни слова, одним только перстом провела черту по его рукам и ногам. Проснувшись, он почувствовал, что у него отнялись руки и ноги и лежали без движения, как бревна... Всем показывал себя несчастный, громко исповедуя свое нечестье, за которое воспринял возмездие, — и то еще, ради человеколюбия Божия, недостаточное. (Луг духовный. С. 62).

Наряды.

См. также: Украшения женские. № 1166.

Наследство.

См. также: Мудрость. № 541.

Насмешка.

606. За насмешку над немым мальчиком девица была наказана немотой; впоследствии она была исцелена Преподобным Сергием

См. также: Ближний; Исцеление; Легкомыслие; Наказание.

В начале июня 1881 года в обитель Преподобного Сергия прибыл один приходской священник, отец Димитрий Муретов, со своей супругой и дочерью Марией. Он поведал наместнику Лавры архимандриту Крониду о великой милости Божией, явленной Преподобным Сергием их дочери. “Дочь наша Мария, — рассказывал он, — была нами отпущена на несколько дней к помещику нашего прихода погостить в обществе его дочерей. Однажды после обеда девицы вышли на балкон. В это время к балкону подошел немой мальчик попросить милостыню. Мария по своему легкомыслию стала шутить над ним, и он, огорченный ею, в слезах отошел от балкона. На другой день утром наша дочь, проснувшись, к своему ужасу, почувствовала себя немой, о чем, плача, письменно объяснила хозяину дома. Все были перепуганы этим несчастьем. И тотчас же послали за мной. Я с дочерью немедленно отправился в Москву, был у многих врачей-специалистов, все они нашли, что язык у больной ничем не поражен, и недоумевали по поводу её болезни. Прошло несколько месяце. Я, не видя от врачей помощи, обратился к Богу с мольбой об исцелении своей дочери. Однажды ночью я и моя жена слышим, что дочь во сне с кем-то разговаривает. Мы спешим в комнату больной и тихо подходим к кровати со свечами. В это время Мария пробудилась и говорит нам: “Папочка и мамочка! Какой я видела сейчас дивный сон. Я видела пришедшего ко мне старца неописуемой красоты. Он мне сказал: “Ты наказана немотой за то, что надсмеялась над немым мальчиком, но, по предстательству к Богу Преподобного Сергия Радонежского, тебе возвращается дар слова. В благодарность за это сходи со своими родителями пешком в обитель Преподобного Сергия и поблагодари за милость Божию к тебе.” Этот долг нами и исполнен сегодня,” — заключил свой рассказ отец Димитрий. Описанное чудо имело глубокое предостерегающее влияние и на остальных детей Муретовых, которые с того момента соблюдали великую осторожность в обращении со сверстниками. (Троицкие листки с луга духовного. С. 18).

Наставник.

См. также: Старец. №№ 1084-1099; Старец неискусный. №№ 1100-1102.

Наука истинная.

607. Авва Арсений Великий, зная светские науки, справедливо считал, что не узнал еще алфавита духовной науки, и поэтому обращался за советами к старцам

См. также: Монашество.

Вопросил однажды авва Арсений одного из египетских старцев о своих помыслах. Это увидел некий брат и спросил его: “Авва Арсений! Почему ты, будучи столько сведущ в учености Греции и Рима, вопрошаешь о своих помыслах этого чуждого всякой учености?” Арсений отвечал: “Науки Греции и Рима я знаю, но еще не узнал алфавита, который преподается этим ничего не знающим в учености мира.” (Еп. Игнатий. Отечник. С. 48. № 6).

Находка.

См. также: Незлобие. № 628.

Начальствование.

608. Старец отказался от игуменства и жил в послушании

В обители отца нашего Феодосия жил один старец по имени Патрикий, родом из Севастополя Армянского. Он был очень стар, говорил, что ему было 113 лет. Старец отличался кротостью и смирением. Тамошние отцы рассказывали нам об этом добродетельном старце, что прежде он был игуменом Абазанской обители. Он отказался от игуменства, боясь ответственности. “Только великим людям под силу пасти словесных овец,” — говорил он. Пришел в обитель Феодосия, чтобы жить в послушании, рассудив, что это гораздо полезнее для души. (Луг духовный. С. 116).

609. Старец по своему смирению отказывался от настоятельства, но братия настаивала. Тогда он, испросив время на молитву, предал себя воле Божией, а через три дня скончался

См. также: Воля Божия; Смирение.

В монастыре Башен жил один старец. После кончины игумена-настоятеля братия обители желали избрать его игуменом, как великого и богоугодного мужа. Старец умолял их отказаться от этого. “Оставьте меня, отцы, оплакивать мои грехи. Я вовсе не таков, чтобы заботиться о душах других. Это дело великих отцов, подобных авве Антонию, Пахомию, святителю Феодору и другим.” Однако не проходило дня, чтобы братия не убеждали его принять игуменство. Старец продолжал отказываться. Наконец, видя, что братия неотступно просят его, сказал всем: “Оставьте меня помолиться три дня, и что будет угодно Богу, то и совершу.” Тогда была пятница, а в воскресный день рано утром старец скончался. (Луг духовный. С. 13).

610. Поучение аввы Орсисия о начальствовании

См. также: Страх Божий.

Авва Орсисий говорил: “Сырой кирпич, положенный в основание дома недалеко от реки, не продержится там и одного дня, а пережженный лежит как камень.” Так и человек, питающий плотские помыслы и не проникнутый, подобно Иосифу, огнем страха Божия, сокрушается, как скоро получит власть. Ибо много искушений для таких людей, если они живут в обществе. И потому, зная скудость своих сил, хорошо бежать от ига начальства. Впрочем, твердые в вере бывают непоколебимы. Если бы кто стал говорить о святом Иосифе, тот сказал бы, что он был неземной человек. Каким он подвергался искушениям и в какой стране! Там, где не было и следов Богопочтения. Но Бог отцов всегда был с ним и избавлял его от всякой напасти, и ныне он в Царстве Небесном с отцами своими. Так и начнем подвиг, познав наперед меру своих сил, ибо и при этом едва можем избежать Суда Божия. (Достопамятные сказания. С. 182. № 15).

Неблагоговейность.

См. также: Беснование. № 17.

Неблагодарность.

См. также: Милостыня. № 446.

Неверие.

См. также: Жития святых. № 275; Исцеление. № 294; Кончина детей. № 327; Молитва услышанная. № 513; Муки вечные. № 570; Наказание. № 594; Наказание хулителей. № 604; Покаяние. № 785; Помыслы хульные. №№ 827-828; Причастие. №№ 908, 910; Самоубийство. № 979; Хула. № 1187.

611. Преподобный Давид за неверие к словам Ангела был лишен дара речи вне богослужения

См. также: Милосердие Божие; Наказание.

Однажды преподобный Давид сидел в своей келии и ему предстал Ангел Господень: “Давид, Давид, Господь Бог простил тебе твои грехи, и теперь ты будешь совершать знамения.” — “Не могу поверить, — отвечал он Ангелу, — что в столь короткое время я заслужил прощение моих грехов, которые многочисленнее песка морского.” — “Если я не пощадил Захарию, не поверившего мне, когда я возвестил ему о рождении сына, но связал его язык в наказание за неверие моим словам, пощажу ли тебя? — сказал Ангел. — Отныне ты будешь лишен дара слова.” — “Как! Когда я был в мире и совершал безбожные дела и кровопролитие, — вскричал Давид, бросившись к ногам Ангела, — я мог говорить, а теперь, желая служить Богу и возносить Ему хвалу, теперь ли свяжешь мой язык?” — “Ты не будешь лишен дара слова во время Божественной службы, а во все остальное время будешь всегда молчать.” Так и было. И много знамений явил Бог через него. Он пел псалмы, но других речей — ни длинных, ни кратких — никто не слыхал от него. Тот, кто рассказал нам это, прибавил, что ему часто приходилось видеть его. И за это он прославлял Бога. (Луг духовный. С. 169).

612. Хулитель Таинства исповеди был наказан недугом, от которого умер сам и все его семейство

См. также: Вольнодумство; Исповедь; Наказание; Суд Божий.

Преподобному Дионисию случилось быть в местечке, называемом Турия, для исповеди тамошних христиан, так как они питали к нему чувство особенного благоговения и преданности. В Турий был один отъявленный и давний враг Божественного Таинства исповеди, не только не исполнявший никогда этого христианского долга, но и насмехавшийся над всеми, кто исполнение его считал необходимым условием для очищения себя от греховных скверн. Узнав об этом несчастном, преподобный Дионисий просил, чтобы убедили его прийти к нему для беседы. Несчастный послушался. Но, вместо того, чтобы принять наставления святого старца, он начал отвергать пред ним силу исповеди, так что преподобный, сильно огорченный его демонским вольномыслием, строго сказал: “Так как ты развращаешь правые пути Господни и издеваешься над моими словами и над заповедями Христовыми, то будет рука Господня на тебе и гнев без милости на доме твоем. Пусть через тебя уцеломудрятся и другие!” С этими словами преподобный оставил несчастного и удалился в свою пустыню. Суд Божий не замедлил. Едва только удалился преподобный, беззаконник впал со всем своим домом в недуг, от которого умерло его семейство, а сам он остался в жалком и страдальческом положении. Тогда некоторые из его сродников возвестили о нем святому и убедительно просили его прийти и оказать помощь несчастному. Сострадательный старец отправился в селение, но не застал того человека живым: несчастный испустил дух без христианского напутствия. Преподобный горько жалел о том событии. (Афонский патерик. Ч. 2. С. 47).

613. Неверие прокаженного усилило его болезнь, когда же он покаялся, преподобный Алипий исцелил его

См. также: Исцеление; Причастие.

Некто из богатых киевлян заболел проказой. Он долго лечился у волхвов и врачей и искал у иноверных людей помощи, но не получил ее, а только еще сильнее сделалась его болезнь. Один из его друзей отправил больного в Печерский монастырь, чтобы упросил он некоторых из отцов помолиться о нем. Когда привели больного в монастырь, игумен велел напоить его из колодца святого Феодосия и помочить ему голову и лицо. И вдруг за свое неверие он вскипел гноем так, что все покинули его из-за смрада, который исходил от него. Плача и сетуя, он возвратился в свой дом и из-за смрада много дней не выходил из дома. Он говорил своим друзьям: “Стыд покрывает мое лицо. Чужим стал я для братьев, потому что без веры пришел к святым Антонию и Феодосию.” И всякий день он ожидал смерти. Наконец он пришел в себя, размыслил о своем согрешении и, придя к преподобному Алипию, покаялся. Блаженный же сказал: “Сын мой! Ты хорошо сделал, что исповедал Богу свои грехи перед моим недостоинством. Пророк Давид говорит: “я сказал: „исповедаю Господу преступления мои,” и Ты снял с меня вину греха моего” (Пс. 31:5).” И много поучив его о спасении души, преподобный взял сосуд с красками, которыми писал иконы, намазал этими красками лицо больного, покрыл и гнойные струпья и тем возвратил ему прежнее благообразие. Потом он привел его в Печерскую церковь, дал ему причаститься Святых Тайн и велел умыться водой, которой умываются священники. И тотчас с прокаженного спали струпья и он исцелел... Преподобный же Алипий сказал бывшим тут: “Братия! Слушайте!” И, указывая на исцеленного, стал говорить: “Никакой слуга не может служить двум господам. Вот он прежде служил врагу грехом чарования, а потом пришел к Богу; прежде отчаивался в своем спасении, проказа сильнее напала на него за его неверие. “Просите, — Господь сказал, — просите, и получите, чтобы радость ваша была совершенна” (Ин. 16:24), — и не просто просите, но с верою просите и приимете. Когда же он покаялся Богу, поставив меня свидетелем, Скорый на милость сжалился над ним и исцелил его.” (М. Викторова. Киево-Печерский патерик. С. 146).

614, Человек, усомнившийся в нетлении мощей преподобного Иова Почаевского, был вразумлен им в ночном видении

См. также: Мощи.

В 1711 году пришел в Почаев из Брацлава некто пан Каминский с двумя своими братьями. Брат его Владислав увидя нетленные мощи преподобного Иова, усомнился в их святости и втайне укорил иноков за то, что будто они ради корысти “одного из старцев усушили, дабы прельщать людей и собирать сокровище.” Затем, выслушав “службу Божию, братья пошли в дом свой до веси, называемой Залесцы.” В ту же ночь Каминский внезапно был пробужден необыкновенным криком Владислава: “Отселе уже не буду.” В недоумении он разбудил брата и спросил его, по какой причине он так кричит и устрашается? “Или ты не видишь, — отвечал Владислав, — этого страшного старца, палицей грозящего мне, чтобы я не смел хульно говорить о святых Божиих? Спасите меня из рук блаженного Иова Железа.” На другой день братья снова прибыли в Почаевскую обитель и здесь, усердно помолившись над ракой преподобного о прощении своих грехов, клятвенно засвидетельствовали это событие пред игуменом. (А. Хойнацкий. Волыно-Почаевский патерик. С. 184).

615. Чудо с иконой Божией Матери вразумило неверующего семинариста

См. также: Благодать; Блуд; Икона; Нечистота.

Инок Троице-Сергиевой Лавры отец Исаакий (скончавшийся в 1903 г.) поведал о себе: “Мои родители были исполнены истинной веры, благочестия и любви к Богу, чему и я ими был научен. Святое настроение я сохранял нерушимо до пятого класса семинарии. С моим переходом в пятый класс нашлись недобрые люди из товарищей, которые принесли мне прочитать несколько книг антирелигиозного содержания. Мой юный ум был ими отравлен, как ядом, и я стал безбожником. Убеждения свои, исполненные неверия, я даже имел смелость высказывать своему отцу, который говорил мне: “Ох, Иван, не летай в гордости своей так высоко. Смотри, там тебя духовный ястреб — диавол склюет.” Время приблизилось к окончанию курса в семинарии, а я по убеждению был безбожник. В день выпускного акта после экзаменов все воспитанники семинарии пожелали отслужить молебен Царице Небесной, пред Ее чудотворным образом Смоленской Одигитрии. За иконой отправились все воспитанники семинарии во главе с ректором и преподавателями в кафедральный собор. Торжественное шествие со святой чудотворной иконой из собора в семинарию должно было проходить через улицу, где находились дома падших девиц и женщин, которые сами погибали в тяжком грехе и многих привлекали на грех блуда. Видимо, Царице Небесной неугодно было шествовать этой улицей, поэтому как только шествие свернуло на нее, совершилось дивное, неописуемое и поражающее чудо. Икона Божией Матери встала и никакая сила не могла ее подвинуть вперед. Это знамение, свидетельствующее, насколько противен грех плотской скверны Царице Небесной, послужило великим вразумлением для всего народа, в особенности же для питомцев семинарии. И на мою грешную душу особенно сильно подействовало это чудо. Я душой мгновенно прозрел. Мне стала ясна та святая истина о действии в церкви благодати Божией, которую исповедует и проповедует Святая Православная Церковь. Когда шествие со святой иконой свернуло на другую улицу, икона свободно была несена воспитанниками семинарии. С того дня по милости Божией и Царицы Небесной все мои внутренние чувства непрестанно освящались мыслью о том дивном знамении, бывшем от иконы Царицы Небесной. Верую, что я именно за молитвы своих родителей переродился душою и сердцем. Неверие и злоба против величества Божия во мне бесследно исчезли. А я до сих пор сознаю свою неописуемую виновность пред Богом, и, думается, мне не хватит слез всей моей жизни, чтобы загладить свое преступление и дерзость перед Богом. (Троицкие листки с луга духовного. С. 25).

Невоздержание.

616. Многоядение и многоспание были причиной восстания блудной брани у инока

См. также: Блудная брань.

Брат был борим блудом и пошел к старцу, прося его, чтоб он помолился Богу об освобождении его от брани. Старец сжалился о брате и молился о нем Богу в продолжение семи дней. Когда на восьмой день брат, по данному ему приказанию, пришел к старцу, то старец спросил его: “Брат! Как твоя брань?” Он отвечал: “Отец! Мне нисколько не сделалось легче.” Старец, услышав это, удивился. Ночью он начал опять молиться о брате. Тогда предстал ему диавол и сказал: “Поверь мне, старец, в первый день, когда ты стал молиться Богу за него, я тотчас отступил от него, но он имеет собственного беса и собственную брань от гортани и своего чрева; уж в этом я не виноват! Он сам себе причиняет брань тем, что ест, пьет и спит без меры, сколько хочет; по этой причине брань беспокоит его.” (Еп. Игнатий. Отечник. С. 452. № 33).

Невозмутимость.

См. также: Совершенство. № 1067.

Недоверие к себе.

См. также: Легковерие. №№ 370--371.

Незлобие.

См. также: Вор. №№ 170-171; Кротость. № 363; Любовь к ближним. № 397; Любовь к врагу. № 415; Любовь к животным. № 417; Ненависть. № 634; Неосуждение. № 643; Нестяжательность. № 666; Смирение. № 1055.

617. Авва Иоанн хотел умыть ноги злодеям и этим привел их в раскаяние

См. также: Кротость.

Поведали об авве Иоанне Персиянине: когда пришли к нему злодеи, он принес умывальницу и умолял их о дозволении умыть им ноги. Злодеи устыдились, начали просить у него прощения и раскаиваться в своей злонамеренности. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 301. № 2).

618. Авва Макарий помог вору навьючить свои вещи на мула

См. также: Нестяжательность.

Авва Макарий застал человека, прибывшего с мулом и грабящего его келию. Макарий как бы странник, встав в воротах, навьючивал вместе с ним мула, затем он отпустил его от себя, говоря: “Мы ничего не принесли в мир (1 Тим. 6:7). Господь дал, Господь и взял; да будет имя Господне благословенно!” (Иов. 1:21). Благословен Господь во всем!” (Древний патерик. 1914. С. 50. № 2; Достопамятные сказания. С. 146. № 18).

619. Авва Макарий помог разбойнику навьючить верблюда своими вещами, но, несмотря на побои, верблюд не поднялся, пока не сняли с него награбленные вещи

См. также: Помощь Божия.

В отсутствие аввы Макария вошел к нему в келию разбойник. Макарий, возвратившись, застал разбойника, который навьючивал на своего верблюда его вещи. Макарии вошел в келию, взял еще несколько вещей и стал вместе с разбойником укладывать их на верблюда. Когда же они навьючили, разбойник начал бить верблюда, побуждая встать, но верблюд не поднимался. Авва Макарии, видя, что верблюд не встает, вошел в свою келию, нашел там маленький земледельческий инструмент, вынес его и, кладя на верблюда, сказал: “Брат, вот чего дожидался верблюд!” Потом, ударив верблюда ногой, сказал: “Встань!” Верблюд по слову святого тотчас встал и немного отошел, но потом опять лег и уже не вставал до тех пор, пока не сняли с него все вещи. Тогда он пошел. (Достопамятные сказания. С. 155. № 39).

620. Старец сам отнес разбойникам, ограбившим его, кошелек; незлобие старца привело разбойников к покаянию

См. также: Нестяжательность.

Пришли некогда разбойники в монастырь к некоему старцу и сказали ему: “Мы пришли взять все, что есть в твоей келии.” Он же сказал: “Что вам угодно, чада, то и берите.” Итак, они взяли все, что нашли в келии, и отошли. Но они забыли кошелек, который там был скрыт. Взяв его, старец погнался за ними, стал кричать: “Чада! Возьмите то, что вы забыли в келии.” Удивившись долготерпению старца, разбойники возвратили все в келию и раскаялись, говоря друг другу: “Человек этот Божий!” (Древний патерик. 1914. С. 51. № 5).

621. Старец просил разбойников, грабивших его келию, поспешить, ибо скоро должны были прийти другие иноки

Некий старец в скиту застал разбойников, грабящих его келию, и сказал им: “Поспешите, прежде чем придут братия и помешают мне исполнить заповедь Христа, говорящего: “От взявшего твое не требуй назад” (Лк. 6:30). (Древний патерик. 1874. С. 371. № 32).

622. Своим незлобием старец обратил к покаянию брата, кравшего у него припасы

См. также: Терпение.

Говорили о брате-соседе великому старцу, что он, приходя к нему, крал, если что находилось в его келии. Старец же видел его и не обличал, но еще более работал, говоря: “Может быть, брат этот имеет нужду.” И великую скорбь имел старец, когда так трудился и, однако, находил свой хлеб в оскудении. Когда же старцу приспела кончина, то окружили его братия. Видя того, кто крал, старец попросил: “Приблизься ко мне!” И, поцеловав его руки, сказал: “Братие! Я благодарен этим рукам, потому что через них иду в Царство Небесное.” Брат, умилившись и раскаявшись, сделался и сам искусным монахом от дел, которые видел у великого старца. (Древний патерик. 1914. С. 51. № 6).

623. Старец продал корзины за ничтожную цену, нисколько не торгуясь

См. также: Бесстрастие; Совершенство.

В Александрии Синайской перед дверями одного дома прохожие увидели старца, который продавал свое рукоделие. Один из них, знавший старца, сказал шедшим с ними: “Я слышал, что этот старец — человек Божий и никогда не торгуется ни с кем, а продает свой товар за цену, какую ему дадут. Пойдемте узнаем, правда ли это?” Пошли и, подойдя к старцу, спросили: “Продаешь это?” Он отвечал: “Продаю.” — “А сколько просишь?” — “Десять медниц,” — отвечал старец. “Много просишь! — сказали прохожие, — возьми четыре медницы.” Старец согласился: “Ну что же, возьмите.” — “Нет, много и это. Возьми по одной меднице.” — “Ну что же, возьмите и за эту цену.” И вот они, дав ему несколько медниц, взяли его рукоделие и ушли от него. А старец, взяв свой жезл, пошел в свою хижину. Прохожие догнали его и сказали: “Старче, что ты сделал?” — “Да что же я сделал?” — спросил старец. “Да как же? То просил по десяти медниц за каждую часть товара, а потом отдал по цене, какую мы назначили, по четыре медницы. А затем, когда мы предложили тебе взять за твое рукоделие по одной меднице, ты согласился и на это. Зачем ты делаешь так?” Сказал старец: “Да у меня уж такой обычай. Сначала я назначаю свою цену, а потом беру, что дадут.” Прохожие попросили у него прощения и пали к его стопам. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 649).

624. Истинное незлобие сделало невозможным осуществиться преднамеренной ссоре двух старцев

См. также: Простота; Смирение.

Два старца жили в одной келии, и никогда не возникало между ними ни малейшего неудовольствия. Видя это, один сказал другому: “Поссоримся и мы хотя бы однажды, как ссорятся люди.” Другой отвечал: “Вовсе не знаю я, каким образом может родиться ссора.” Первый сказал: “Вот я поставлю посреди нас глиняную посуду и скажу, что она моя. А ты скажешь: “Она не твоя, а моя.” Из этого родится спор, а из спора — ссора.” Сговорившись так, они поставили посуду и один сказал: “Она моя.” Другой отвечал: “А я полагаю, что она моя.” Первый опять сказал: “Не твоя она, но моя.” Тогда второй отвечал: “А если она твоя, то возьми ее.” Таким образом, они не могли добиться того, чтобы поссориться. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 459. № 46).

625. Непослушного юношу старец предоставил своей собственной воле, но не гневался на него

См. также: Непослушание; Безгневие.

Сказывали о некотором старце, что при нем жил юноша. Старец, увидев однажды, что юноша делает что-то неполезное для своей души, сказал ему: “Не делай этого.” Юноша не послушался. Старец, видя это, отложил попечение о нем, предоставив ему свой суд над собой. Как-то юноша запер двери келии, в которой были хлебы, и оставил старца без пищи в течение трех дней. И не спросил старец, где он, что делает вне келии. У старца был сосед, который, узнав, что юноша ушел, сделал немного кашицы и подал старцу через стену, прося, чтобы старец вкусил, и говоря: “Что юноша делает так долго вне келии?” Старец отвечал: “Когда он удосужится, то возвратится” (Еп. Игнатий. Отечник. С. 519. № 142).

626. Старец-монах своим незлобием покорил философов

См. также: Смирение.

Некие философы захотели однажды испытать монахов. Увидев монаха в мантии и хорошо одетого, они сказали ему: “Ты! Пойди сюда.” Монах оскорбился грубым обращением и отвечал им жестко. Потом случилось проходить мимо них старцу-монаху, мужу великому, из простолюдинов. Они сказали ему: “Ты, монах, злой старец, пойди сюда.” Он подбежал к ним. Они ударили его по щеке, он подставил другую. Тотчас философы встали, поклонились ему и сказали: “Ты — истинный монах.” Они посадили его посреди себя и сказали: “Что делаете вы более нас в этой пустыне? Вы поститесь, и мы постимся, вы обуздываете ваше тело подвигами, и мы обуздываем. Что же еще делаете вы, живя в пустыне, в отличие от нас?” Старец отвечал: “Мы пребываем в уповании на благодать Божию и храним наш ум.” Они сказали: “Мы этого не можем.” И отпустили его, получив назидание от его слов. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 519. № 143).

627. Авва Пиор три года работал у одного хозяина во время жатвы, но не получал платы; когда же хозяин принес ему деньги, то старец повелел отдать их пресвитеру

См. также: Нестяжательность; Терпение.

Блаженный Пиор работал у одного человека во время жатвы и по окончании работы напомнил хозяину о плате. Но тот отложил плату до времени, и авва возвратился в монастырь. В другой раз, когда настало время жатвы, авва жал у него, работал весьма усердно, но, опять ничего не получив, возвратился в монастырь. Также и в третье лето старец, окончив обычную работу у того же человека, ушел от него без всякой платы. Но когда Господь благословил дом того человека, у которого работал Пиор, он взял деньги и пошел по монастырям в поисках святого. Когда нашел его, упал к ногам и, отдавая ему плату, говорил: “Господь ущедрил меня.” Старец велел отдать принесенное в церковь пресвитеру. (Достопамятные сказания. С. 231. № 1).

628. Будучи должен одному брату златницу, авва Иоанн не имел чем отдать ему; найдя в это время на дороге златницу, он отдал ее авве Иакову, и тот три дня объявлял о находке, но никто не признал ее своей; тогда авва Иоанн попросил отдать монету брату, которому он был должен

См. также: Находка; Честность.

Некто из старцев поведал об авве Иоанне Персиянине, что он, по изобилию в нем Божественной благодати, достиг совершенного незлобия. Жил он в Аравии Египетской. Однажды он занял у брата золотую монету и купил на нее лен для своего рукоделия. После этого пришел к нему другой брат и начал просить его: “Дай мне, авва, немного льна, я сделаю себе левитон” (монашеская одежда). Авва радостно дал ему. Потом пришел к нему еще другой брат и также попросил: “Дай мне немного льна на полотенце.” Старец дал и этому. И многим другим, просившим у него, давал с радостью, потому что был крайне прост сердцем. Пришел, наконец, к нему и ссудившей его золотой монетой, желая получить ее обратно. Старец сказал ему: “Я схожу и принесу ее тебе.” Не найдя у кого бы занять монету, он пошел к авве Иакову, заведовавшему раздаянием милостыни, с тем, чтобы попросить у него златник для возвращения брату. Идя к авве Иакову, он увидел на дороге лежащий златник. Авва Иоанн не прикоснулся к нему, но, сотворив молитву, возвратился в келию. Брат опять пришел, прося возвращения долга. “Я забочусь об этом,” — отвечал старец и опять пошел к авве Иакову. На дороге он увидел златник на том же месте, на котором он был и прежде. Сотворив молитву, старец возвратился в келию. Брат пришел в третий раз, прося златник обратно. Старец отвечал ему: “Непременно схожу и принесу тебе.” Он пошел на то место, где прежде нашел монету, она лежала там же. Сотворив молитву, он взял ее, принес к авве Иакову и сказал ему: “Авва! Идя к тебе, я нашел на дороге этот златник, окажи любовь, оповести в окрестности, не потерял ли кто его? Если найдется потерявший, отдай ему.” Авва Иаков ходил три дня и объявлял о найденном златнике, но не нашлось никого, кто бы потерял златник. Тогда старец сказал авве Иакову: “Если никто не потерял этот златник, то отдай его такому-то брату, я должен ему. Я шел к тебе просить милостыни, чтоб отдать долг, и нашел этот златник.” Удивился авва Иаков, что старец, будучи должен и найдя монету, не взял ее тотчас и не отдал долг. Было достойно удивления в авве Иоанне и следующее: если кто приходил к нему взять что-либо взаймы, то он не давал из своих рук просившему, а говорил ему: “Пойди возьми, что тебе нужно.” Когда взявший приносил долг, то старец говорил: “Положи на свое место, откуда ты взял.” Если же кто не возвращал долг, то старец и не напоминал о нем. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 300. № 1).

629. Авве Геласию принесли для оценки книгу, украденную у него же; он не сказал, что книга принадлежит ему, и оценил ее; когда укравший книгу узнал об этом, то вернул украденное, принес покаяние и остался жить при старце

Поведали братия об авве Геласии. Имел он в пергаментном переплете книгу — весь Ветхий и Новый Заветы, стоившую восемнадцать златниц. Книга положена была в церкви, чтобы все братия, кому бы из них ни пожелалось, могли читать ее. Пришел некий странный брат посетить старца и, увидев книгу, прельстился ею, украл ее и удалился. Старец хотя и узнал о случившемся, но не пошел вслед за ним, чтобы остановить его и взять похищенное. Брат пришел в город и искал кому продать книгу. Найдя покупателя, он назначил ей цену шестнадцать златниц. Покупатель, желая удостовериться, сказал ему: “Сперва дай мне ее, я покажу кому-либо из знающих и тогда отдам деньги.” Брат отдал книгу. Покупатель, взяв ее, отнес к авве Геласию, чтоб он рассмотрел, хороша ли она и стоит ли назначенной за нее цены. При этом он сказал и о количестве денег, требуемых продавцом. Старец отвечал: “Купи ее, книга хорошая и стоит просимых за нее денег.” Покупатель, возвратясь к продавцу, иначе передал ему слова старца. “Вот, — говорил покупатель, — я показал книгу авве Геласию, и он сказал мне, что книга не стоит назначенной тобой цены.” Услышав это, брат спросил: “Не сказал ли тебе старец еще чего-либо?” — “Ничего,” — отвечал покупатель. Тогда брат сказал ему: “Я уже не хочу продавать эту книгу.” Умилившись сердцем, он пошел к старцу и просил его взять книгу обратно, раскаиваясь в своем поступке и прося прощения, но старец не хотел принять книгу. Тогда брат сказал ему: “Если ты не примешь книгу, то мне не обрести спокойствия совести во всю свою жизнь.” На это старец отвечал: “Если ты не можешь успокоиться иначе как, когда я возьму книгу, то я беру ее.” Брат, получив назидание терпением старца, пребыл при нем до своей кончины. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 85. № 1).

630. О старце, освободившем из темницы брата, унесшего у него имущество

Один авва рассказывал нам: “Близ нашей киновии жил старец возвышенной души, а подле него жил еще один брат. Однажды в отсутствие старца брат, по внушению диавола, отворив келию старца, вошел в нее и похитил книги и сосуды. Старец возвратился и, войдя в келию, заметил пропажу сосудов и пошел к соседу сказать ему о похищении. И вот он видит свои сосуды посреди келии... Брат не успел еще и спрятать их. Старец не желал ни стыдить, ни обличать брата. Сделав вид, будто он внезапно почувствовал боль в желудке, он тотчас вышел как будто для естественной надобности и пробыл вне келии достаточно времени для того, чтобы брат мог убрать сосуды. Вернувшись к нему, старец начал с ним разговор о постороннем предмете, но брата не обличил. Прошло немного времени. Сосуды старца нашлись. Брата, уличенного в краже, заключили в тюрьму, а старец ничего об этом не знал. Услышав о заключении брата, он точно и не знал о причине заключения. Вот старец приходит к игумену и просит: “Сделай милость, дай мне несколько яиц и пшеничного хлеба,” — “Наверное, у тебя сегодня гости?” — спрашивает он. “Да,” — отвечает старец. Взяв припасы, он отправился в темницу навестить и утешить брата. При его появлении в темнице брат бросился к его ногам со слезами: “Из-за тебя, авва, я попал сюда. Это я похитил твои сосуды, а книга твоя — у такого-то, плащ — у такого-то.” — “Да успокоится сердце твое, чадо! Я не для этого пришел сюда. Я даже и не знал, что ты здесь из-за меня... Услышав о твоем заключении, я опечалился и пришел к тебе с утешением. Вот тебе хлеб и яйца. Сверх того, я похлопочу, чтобы освободить тебя из темницы.” Оставив брата, старец отправился к начальству; он был хорошо известен своей добродетельной жизнью. По приказанию властей брат был освобожден из-под стражи” (Луг духовный. С. 261).

631. Незлобие святителя Афанасия Афонского, проявленное им к иноку, покушавшемуся его убить

См. также: Любовь к врагу; Непамятозлобие.

Исконный человекоубийца в одном несчастном иноке Лавры возбудил такую ненависть к преподобному Афанасию Афонскому, что тот решился непременно убить своего духовного отца. И потому, выточив нож, он тихо пришел ночью к его келии, когда святой возносил прилежную молитву Господу Богу за него же, неблагодарного, и говорит: “Отче, благослови!” (Глас Иаковль, но руки Исавли). Праведный Афанасий, как Авель, не знал, что вне стоит Каин и зовет его на убиение. Спросив из келии, кто там, преподобный отворил дверь. Но лишь только дерзкий и коварный сын увидел своего кроткого отца, руки его невольно оцепенели и его гибельное оружие упало на землю. Вслед за этим он пал к ногам невинного отца своего и с горьким плачем говорил: “Помилуй, отче, убийцу! Прости беззаконие мое и оставь нечестие сердца моего!” Преподобный зажег огонь и увидел на земле изощренный на заклание нож, познал адское против себя намерение своего сына-изменника и, удивившись этому, сказал: “На разбойника ли ты пришел на меня, чадо мое? Впрочем, Бог да простит тебе беззаконие твое! Оставь же свои слезы и не объявляй никому об этом несчастном своем дне.” Говоря так, святой лобызал его, как своего друга, и в уверение забвения нанесенной ему обиды дал ему некие дары о Господе, а впоследствии всегда любил его — не только живого, но и после смерти и оплакивал его более всех других братий. Настолько блаженный был незлобив! Между тем этот отцеубийца, тронутый до глубины души незлобием своего отца, рыдая и сокрушаясь о своем беззаконии, никак не мог удержаться, чтобы не проповедовать о высоте отчей любви и о своем великом преступлении, и умер с чувством глубокого покаяния. (Афонский патерик. Ч. 1. С. 105).

632. Незлобивый чтец не стал жаловаться на священника, поранившего его лошадь, и этим на всю жизнь сделал его своим другом

См. также: Любовь к врагу; Обида; Примирение; Прощение.

“Помню, когда мне было шесть лет от роду, — вспоминает архимандрит Кронид, — я жил в доме отца-псаломщика. Однажды наша лошадь, нечаянно отвязавшись, зашла на соседнюю полосу овса, принадлежавшую батюшке отцу Иоанну Десницкому. Отец Иоанн был настоятелем сельской церкви, в которой отец служил псаломщиком, и, несмотря на всю свою душевную доброту, не чужд был вспыльчивости. Видя нашу лошадь на своей усадьбе, он поймал ее и, как бы в виде залога, провел к себе во двор через калитку своих ворот. Вверху калитки торчал острый гвоздь. Батюшкина лошадь, как менее рослая, проходила через эту калитку свободно; наша же была более великорослая. Поэтому, проходя через калитку, гвоздем этим она прорезала себе всю спину от гривы до хвоста. Видя такую беду, батюшка тотчас же открыл ворота и выпустил нашу лошадь, которая вернулась домой и ржанием своим выражала нестерпимую боль. Мать и старшие дети, возмутившись поступком батюшки, советовали отцу сходить немедленно пожаловаться отцу благочинному, который жил в нашем же селе в 10-15 саженях от дома. Но отец не захотел возбуждать дела на отца Иоанна. Вместо этого он встал перед иконой Спасителя и, горько рыдая, просил у Него помощи в скорби. Я, видя его плачущим, спросил: “Что ты так горько плачешь?” Он ответил мне: “Я поведываю свою лютую скорбь Всемилостивому Богу и прошу успокоения своему сердцу.” В мое же наставление он добавил: “Когда и ты, сынок, будешь в скорби, не озлобляй своего сердца на обидящих тебя, но смиренно и кротко прощай им и молись за них Господу.” Потом, обернувшись к матери и детям, отец сказал: “Нет, мать и детушки, я не пойду к благочинному жаловаться на батюшку. Отец благочинный не вернет здоровья моей лошадке, а мне надо жить с батюшкой в мире.” И не пошел жаловаться. Он смазал спину лошади дегтем, этим испытанным лекарством, после чего боли у лошади утихли, а через месяц она стала поправляться. Прошло три дня после того случая. Видимо, отец Иоанн Десницкий ожидал жалобы со стороны моего отца, но когда она не последовала, позвал к себе моего отца, ввел в свой кабинет и, опустившись перед ним на колени, сказал: “Петр Федорович! Прости меня, Господа ради, я виноват перед тобой. Испортил нечаянно твою лошадь, которая теперь стала непригодна к работе. Прошу и молю тебя возьми эти 50 рублей и купи себе коня на рабочую пору.” Долго отец не соглашался брать деньги у батюшки, боясь обидеть его. Но все-таки батюшка упросил его взять хотя бы 25 рублей, на которые отец вскоре купил себе коня и работал на нем все лето. Купленная неказистая лошаденка окрепла настолько, что продана была осенью за 50 рублей. К этому времени наша лошадь уже поправилась. Священник Иоанн Десницкий после того был весьма добр и внимателен к отцу и считал его по душе своим отцом. Когда отца Иоанна перевели на пастырское служение в Москву, любовь эта продолжалась. И всегда, как только он узнавал, что отец приезжает в Москву, высылал за ним пролетку, приглашая его в гости. И до смерти продолжал относиться к нему с особенной любовью.” (Троицкие листки с луга духовного. С. 53).

Ненависть.

633. Один из учеников старца Филофея настолько поработил себя зависти и ненависти против святого Нектария, что готов был убить его или себя; так как он не хотел исправляться, то его удалили; уйдя в мир, он умер злой смертью

См. также: Зависть; Наказание грешника.

Старец Филофей, кроме святого Нектария Афонского, имел еще ученика. Этого, последнего, сатана до того озлобил и подвиг на зависть и ненависть против святого Нектария, что несчастный стал явно говорить старцам Филофею и Дионисию, чтобы прогнали Нектария, иначе он убьет или его, или самого себя. Старцы трепетали от ужаса, слыша о таких демонских замыслах. Напрасно вразумляли они несчастного, убеждали и молили его примирить свое сердце, подавить чувство злобы и зависти, напрасно грозили ему Судом Божиим и геенной, — он ничего не хотел слышать, но требовал исполнения своего желания. Чтобы уступить гневу, старцы предложили святому Нектарию удалиться от них на малое время, пока завистливый брат придет в чувство. По прошествии некоторого времени скончался в глубокой старости боголюбивый Филофей. Тогда Дионисий, не вынося безнравственного поведения своего ученика, пригласил к себе Нектария в сожитие, как брата по духу, а несчастному предоставил искать другое место и другого старца. Таким образом, Дионисий с Нектарием мирно проводили жизнь, питаясь от своего рукоделия и по силам помогая бедным. А тот несчастный брат их, так не придя в чувство смирения и раскаяния, переходил с места на место, дотом удалился в мир и там, предавшись невоздержанности, скончался жалким образом среди народной площади, даже без обычного христианского напутствия. Вот что значит братоненавидение и зависть! Гибельные следствия их в полной мере испытывает человек еще в настоящей жизни и часто отходит в вечность без всякой надежды на спасение! Надо беречь себя от столь богоненавистных пороков! (Афонский патерик. Ч. 2. С. 31).

634. Послушник Феодор питал к преподобному Кириллу в течение долгого времени сатанинскую злобу; он смог избавиться от нее только после того, как испросил прощения у преподобного Кирилла

См. также: Кротость; Незлобие; Помыслы; Прозорливость.

Некто Феодор поступил в число братий, но спустя несколько времени враг человеческий внушил ему такую зависть к святому Кириллу Белоезерскому, что он не только не мог видеть его, но даже слышать его голос. Смущаемый помыслами, пришел он к строгому старцу Игнатию-молчальнику исповедовать ему тяжкое состояние своего духа и то, что он по ненависти к Кириллу хочет оставить обитель. Игнатий несколько его утешил и укрепил молитвой, убедив остаться на испытание еще один год. Но год миновал, а ненависть не угасала. Феодор решил открыть свой тайный помысл самому Кириллу. Войдя в его келию, он устыдился его седин и ничего не мог выговорить. Он уже хотел выйти из келии, когда прозорливый старец сам начал говорить о ненависти, какую питал к нему Феодор. Терзаемый совестью, инок припал к его ногам и молил простить ему согрешение, но святой с кротостью отвечал: “Не скорби, брат мой. Все обо мне соблазнились, ты один познал истину и все мое недостоинство, ибо кто я, грешный и непотребный?” Он отпустил его с миром, обещая, что впредь уже не нападет на него такое искушение, и с тех пор Феодор пребывал в совершенной любви у великого аввы. (Троицкий патерик. С. 305).

Ненависть к злу.

635. Ненависть к злу заключается в том, чтобы возненавидеть свои грехи, а ближнего почитать праведным

См. также: Ближний; Грех.

Брат пришел к авве Пимену и при некоторых тут бывших хвалил одного брата за то, что он ненавидит зло. “А что значит ненавидеть зло?” — спросил у него авва Пимен. Брат смутился и не нашел, что ответить. Потом встал, поклонился старцу и говорит: “Скажи мне, что есть ненависть к злу?” Старец отвечал: “Ненависть к злу — это если кто возненавидел свои грехи, а ближнего своего почитает праведным.” (Достопамятные сказания. С. 217. № 142).

Неосуждение.

См. также: Соблазн. № 1062.

636. Авва Агафон хранил себя от осуждения плохих поступков напоминанием: “Не сделай сам того же”

Когда авва Агафон видел какое-нибудь дело, и помысл побуждал его к осуждению, он говорил самому себе: “Агафон, не сделай сам того же.” И таким образом помысл его успокаивался. (Достопамятные сказания. С. 31. № 18).

637. Старец, увидя нерадивого брата, сказал: “как он грешит сегодня, так я буду грешить завтра,” — и этим избежал осуждения

См. также: Мудрость.

Один из святых отцов, увидев брата в делах нерадения, горько заплакал: “Увы мне! — сказал он. — Как брат грешит сегодня, так я буду грешить завтра.” Потом, обратясь к ученику своему, присовокупил: “В какой бы тяжкий грех ни впал брат в твоем присутствии, не осуди его, но имей залог в сердце твоем, что ты грешишь более него, хотя бы он был и мирянин, исключая те случаи, когда им произнесено богохульство, свойственное ереси.” (Еп. Игнатий. Отечник. С. 500. № 108).

638. Увидя согрешающего брата, авва Исайя сказал, что если Бог милует его, то кто он, чтобы обличать

Однажды авва Исайя увидел, что брат совершает тяжкий грех. Он не обличил его, сказав сам себе: “Если Бог, Который создал его и видит это, милует его, то кто я, чтобы обличать его.” (Еп. Игнатий. Отечник. С. 134. № 3).

639. Придя в собрание, обсуждавшее падение брата, с корзиной, из которой сыпался песок, авва Моисей разъяснил, что песок обозначает его собственные грехи, но он их не видит и пришел судить чужие грехи. Услыхав это, братия простили согрешившего

Некогда в скиту брат пал в грех. Братия, собравшись, послали за аввой Моисеем, но он не хотел идти. Тогда послал к нему пресвитер с такими словами: “Иди, тебя ожидает собрание.” Авва взял худую корзину, наполнил ее песком и так пошел. Братия, выйдя ему навстречу, спрашивают его: “Что это значит, отец?” Старец отвечал им: “Это грехи мои сыплются позади меня, но я их не вижу, а пришел теперь судить чужие грехи.” Братия, услышав это, ничего не стали говорить брату, но простили его. (Древний патерик. 1914. С. 24. № 3).

640. Авва Пиор пришел в собрание, обсуждавшее падение одного брата, с большой сумой песка за плечами и с небольшим количеством песка в корзине перед собой и пояснил, что в корзине грехи его брата, а в сумке — его собственные грехи. Но лучше свои грехи носить спереди

Однажды в скиту было собрание по случаю падения одного брата. Отцы говорили, авва Пиор молчал. Потом он встал и вышел, взял суму, наполнил ее песком и стал носить на своих плечах. Насыпал также немного песка в корзинку и стал носить ее перед собой. Отцы спросили его: “Что бы это значило?” Он сказал: “Эта сума, в которой много песка, означает мои грехи. Много их, но я оставил их позади себя, чтобы не болезновать и не плакать о них. А вот это — немногие грехи брата моего, они спереди у меня, я рассуждаю о них и осуждаю брата. А не должно бы так делать! Лучше бы мне свои грехи носить спереди, скорбеть о них и просить Бога о помиловании меня!” Отцы, выслушав это, встали и сказали: “Вот истинный путь спасения!” (Достопамятные сказания. С. 231. № 3).

641. Пресвитер, строго поступивший с согрешившими братиями, был вразумлен аввой Пименом, что и сам он грешен. После этого пресвитер просил прощения у наказанных и отменил наказание

См. также: Пресвитер; Снисходительность.

Однажды пресвитер Пелусиотский, услышав, что некоторые братия часто бывают в городе и ведут себя беспечно, пришел в собрание и снял с них монашеские одежды. Но после больно стало его сердцу и он раскаялся. Волнуемый помыслами, пришел он к авве Пимену, неся с собой левитоны (одежды) братии, и рассказал старцу о деле. Старец спросил его: “Нет ли и в тебе еще чего-нибудь от ветхого человека? Совлекся ли ты его?” Пресвитер отвечал: “И во мне есть еще ветхий человек.” Старец сказал ему: “Вот и ты таков же, как и братия! Если и немного имеешь ветхости, уже подлежишь греху.” Тогда пресвитер пошел от старца и, призвав к себе братии, просил у них прощения (их было одиннадцать), облек их в монашеские одежды и отпустил. (Достопамятные сказания. С. 192. № 11).

642. Авва Пафнутий не осудил согрешивших; за это явившийся Ангел возвестил о его помиловании и показал меч, от которого погибнут все осуждающие ближних

См. также: Осуждение.

Авва Пафнутий рассказывал о себе: “Однажды, путешествуя, я сбился с дороги, ибо был туман, и очутился близ одного селения. Там увидел я некоторых бесстыдно разговаривавших между собой. Остановившись, начал я молиться о своих грехах. И вот явился мне Ангел с мечом и говорит: “Пафнутий! Все осуждающие братий своих погибнут от этого меча. Но ты не осудил, а смирился перед Богом, как бы виновный в грехе. Потому имя твое вписано в книгу живых.“ (Достопамятные сказания. С. 235. № 1).

643. Инок, живший нерадиво, но никогда никого не осуждавший и не имевший ни на кого злобы, был помилован на Суде Божием и умер с весельем

См. также: Незлобие; Суд Божий.

Святой Анастасий Синаит повествует следующее. Один монах, проведший свою жизнь в небрежении и лености, впал в тяжкую болезнь и был уже близок к смерти. А в том монастыре, где он жил, было обыкновение, чтобы к умирающему собираться всей братии и не отходить от одра кончавшегося до тех пор, пока не испустит он последний вздох. По этому обычаю братия собрались и к упомянутому иноку, и при виде его они были немало изумлены. Он умирал нисколько не страшась смерти, с благодарностью к Богу и с веселым лицом. Они сказали: “Брат, мы знаем, что ты провел свою жизнь небрежно. Скажи же нам, что так радует и веселит тебя в смертный час?” Инок отвечал: “Подлинно, честные отцы, небрежно я жил, но вот что случилось со мной. Был я на Суде Божием, и Ангелы вынесли рукописание моих грехов, прочитали мне их и спросили: “Знаешь ли, что это твои грехи?” — “Знаю, — сказал я, — но с тех пор, как отвергся мира и постригся, я никого не осудил и ни на кого не держал злобы, а потому и молю Господа, чтобы исполнил на мне Свои слова: “Не судите, и не будете судимы; не осуждайте, и не будете осуждены; прощайте, и прощены будете” (Лк. 6:37). И только я сказал это, тотчас же Ангелы разодрали рукописание моих грехов. Потому я теперь беспечален и с радостью отхожу ко Господу.” После этих слов инок мирно скончался. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 580).

Непамятозлобие.

См. также: Незлобие. № 631. Памятозлобие.

Неплодство.

644. После усердной молитвы Богородица разрешила неплодство жены — матери святого Стефана Нового

См. также: Богородица.

Усердно молилась Царице Небесной мать святого преподобномученика и исповедника Стефана Нового и была услышана. Во Влахернском храме Пресвятая Богородица Сама явилась ей и прорекла, что она родит сына, и это пророчество исполнилось, У бесчадной до этого жены родился сын, ставший впоследствии великим защитником Православия и сподобившийся мученического венца. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 325).

645. После усердной молитвы Богородица разрешила неплодство жены — матери блаженной Феофании

См. также: Богородица.

Мать блаженной Феофании, царица, супруга льва Мудрого, желая иметь плод своего супружества, каждый день приходила с супругом к храму Царицы Небесной, изливала перед Ней свое сердце в прилежном молении и говорила: “О Госпожа мира, неплодство мое да разрешится Твоим ходатайством и чадородие да приму от Создателя Твоим милосердием.” И поскольку с верой просила, то и получила. И благодатью Той, Которой усердно молилась, приняла неплодства своего разрешение и родила дочь, которая в свое время прославилась великими христианскими подвигами. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 325).

646. После усердной молитвы Богородица разрешила неплодство жены — матери преподобной Феодоры Цареградской

См. также: Богородица.

Родители преподобной Феодоры, память которой Святая Церковь совершает 30 декабря, были, сказано, люди рода светлого и преславного. Но горе их было в том, что у них за многие годы супружества не было детей. Что им было делать? Скорбная жена с горячей молитвой обратилась к Пресвятой Богородице и просила Ее со слезами испросить ей у Бога детище. Плакала и молилась, молилась и плакала. И молитва оказалась небесплодной, и у бездетных родителей родилась дочь, которую они назвали Феодорой. Но за одним счастьем, испрошенным Пресвятой Девой, последовало и другое. Новорожденная впоследствии сделалась великой подвижницей, постницей, молитвенницей и была причтена к лику святых. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 325).

647. Авва Македонии своей молитвой разрешил неплодство женщины

См. также: Воля Божия; Воспитание; Мать; Молитва праведника.

“Тринадцать лет жила моя мать с отцом, — рассказывает Блаженный Феодорит, епископ Кирский, — но не была матерью: она была бесплодная. От природы была лишена способности приносить плод. Сама она, будучи воспитана в благочестии, не слишком скорбела о своем неплодстве, видя в этом волю Божию. Но отца бесчадие ее очень огорчало, и он ходил во все стороны, умоляя святых мужей, чтобы они испросили ему от Бога детей. Все прочие обещались молиться, но, однако, убеждали его покориться воле Божией. Только один Божий человек по имени Македонии решительно согласился молиться и ясно обещал отцу, что он получит сына от Творца всяческих. Когда прошли три года, а обещание не исполнялось, отец снова пришел к нему и спросил о том же. Македонии приказал прислать к себе супругу. Когда она пришла, Божий человек сказал, что он будет молить Бога, и она получит дитя, только это дитя должно быть отдано Даровавшему его. Женщина отвечала, что она ищет только спасения души. Блаженный сказал на это: “Щедродаровитый подаст тебе избавление от геенны и сверх того даст сына, потому что искренно молящимся подается по их прошениям вдвое.” Мать возвратилась от него с благословенным обетованием. Спустя четыре года она зачала и ходила к Божию человеку сказать, что благословение его приносит плод. В пятый месяц ей угрожала опасность преждевременных родов, и, не имея возможности из-за болезни пойти самой, она послала к авве Македонию сказать, что не надеется быть матерью, и велела напомнить ему о его обетованиях. Он, издали увидев идущего, узнал его, предузнал и причину, по которой тот шел к нему: Господь ночью открыл ему о болезни моей матери и о ее спасении. Взяв жезл, Македонии пошел, опираясь на него. Придя в наш дом, он приветствовал ее, по своему обыкновению, миром и сказал: “Не унывай и не бойся. Давший не отнимет дара, если ты не нарушишь положенных условий. Ты обещалась возвратить дар и посвятить его на служение Богу.” — “С этой мыслью, — сказала мать, — я и желаю, и прошу у Бога милости — сделаться матерью. Иначе я преждевременные роды считаю лучше, чем чуждое духа веры воспитание сына.” — “Пей же, — сказал Божий человек, — эту воду, и ты ощутишь свышнюю помощь.” Она выпила, как было приказано, и опасность преждевременных родов миновала. Таковы были чудеса нашего Елисея!” (Блаж. Феодорит. История боголюбцев. С. 156).

Непоколебимость.

См. также: Любовь к Богу. № 405.

Непослушание.

См. также: Блуд. № 48; Незлобие. № 625; Праведность ложная. № 878; Прелесть. 893, 895-896; Старец. №№ 1084, 1099.

648. Старец не дал наставления посетителям, сказав, что раньше, когда братия спрашивали и исполняли услышанное, Бог давал старцам дар слова; а теперь, когда спрашивают, но не исполняют, Бог отнял у старцев благодать слова

См. также: Дар; Старец.

Братия пришли к авве Филиксу в сопровождении некоторых мирян и просили его дать им наставление. Старец молчал. Когда же они сильно упрашивали, сказал им: “Вы хотите услышать наставление?” — “Так, авва!” — отвечали они. Старец сказал им: “Ныне нет наставления. Когда братия спрашивали старцев и исполняли, что старцы говорили им, тогда Сам Бог сообщал старцам дар слова. А ныне, когда только спрашивают, но не делают того, что слышат, Бог отнял у старцев благодать слова, они не знают, что говорить, потому что некому исполнять их слова.” Братия, услышав это, вздохнули и сказали: “Помолись о нас, авва!” (Достопамятные сказания. С. 279).

649. Старец, болея и не желая утруждать братию, несмотря на предостережение аввы Пимена, удалился в Египет; там он пал с одной девицей в грех, и она родила сына. В один из праздников старец вернулся в скит, неся на плечах ребенка, и сказал всем, что несет плод непослушания

См. также: Падение; Самонадеянность.

Был один старец в скиту. Поскольку он впал в сильную болезнь, то ему стали прислуживать братия. Старец, видя, что они трудятся для него, сказал: “Пойду в Египет, чтобы не утруждать братии.” Но авва Пимен говорил ему: “Не удаляйся, иначе впадешь в блуд.” Он же, опечалясь, сказал: “Уже омертвело тело мое, и ты говоришь мне это?” Итак, он ушел в Египет. Услышав об этом, жители делали ему много приношений. Одна девственница по вере пришла услуживать старцу, и старец, через некоторое время выздоровев, пал с ней. Она зачала и родила сына. Жители спрашивали ее: “От кого это?” — “От старца,” — сказала она. Но они ей не поверили. Старец же сам сказал: “Это мой грех, но сохраните рожденного младенца.” Они сохранили. Когда младенец уже отнят был от груди, однажды во время праздника старец пришел в скит, принеся младенца на своих плечах. Он вошел с ним в церковь среди народа. Присутствующие, увидя его, заплакали, и он сказал братиям: “Посмотрите на младенца сего. Это сын преслушания! Будьте осторожны и вы, братия, ибо я на старости это сделал, и помолитесь о мне!” И, уйдя в келию, он положил начало прежнего своего делания. (Древний патерик. 1874. С. 105. № 38).

650. Непослушание игумену лишило иноков всего запаса пшеницы

См. также: Скупость.

Иноки монастыря аввы Феодосия рассказывали. По уставу основателя их обители у них был обычай во святой и Великий Четверток всем приходившим к ним убогим, вдовам и сиротам выдавать по известной мере пшеницы, вина и меду и по пяти медных монет. Но однажды в окрестностях монастыря случился неурожай, и хлеб стал продаваться по дорогой цене. Наступил в это время пост, и некоторые из братии сказали игумену: “Нынешний год ты, отче, по установленному обычаю не раздавай пшеницы странникам и убогим, потому что пшеницы у нас мало, придется покупать ее по дорогой цене, и оскудеет монастырь наш.” Игумен отвечал: “Зачем, дети, нарушать нам благословение нашего отца? Он позаботится о нашем пропитании, нам же нехорошо преступать его заповедь.” Иноки, однако, не переставали упорствовать и говорили: “Нам самим мало, не дадим!” Опечаленный игумен, видя, что увещания его ни к чему не ведут, сказал: “Ну, делайте, как знаете.” Наступил день раздачи, и бедные ушли ни с чем. Но что же случилось? Когда после этого заведующий житницей инок по нужде вошел в нее, он, к ужасу своему, увидел, что вся пшеница заплесневела и испортилась, так что оставалось только выбросить ее. Все узнали об этом, и тогда игумен сказал: “Кто преступает заповеди настоятеля, тот наказывается. Нам приходилось раздавать только пятьсот мер пшеницы, и если бы мы их роздали, то и отцу нашему угодили бы послушанием, и нищих бы утешили. А теперь вот пять тысяч мер погубили и сделали двойное зло: первое — преступили заповедь нашего отца, а второе — возложили надежду не на Бога, а на житницы наши.” Так что же после этого сказать людям, которые боятся прикоснуться к кошельку своему и безжалостны к бедным во время застоя дел? Прежде всего предлагаем совет святого Златоуста. “Чтобы богатым быть, — говорит он, — свое добро щедро разделяй; чтобы собрать, развевай; будь подобен сеющему; сей в благословение, да в благословении пожнешь.” Затем, пусть люди расчета чаще приводят себе на память слова Соломона: дающий нищему не обеднеет, а кто закрывает глаза свои от него, на том много проклятий (Притч. 28:27). (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 716).

651. Ослушавшись запрещения преподобного Нифонта, инок Марк занялся рыбной ловлей; внезапно из моря выпрыгнул и бросился на него морской зверь, от которого он избавился с большим трудом

См. также: Демонские козни; Наказание; Старец.

Однажды инок Марк стал просить у преподобного Нифонта Афонского позволения ловить рыбу в море. Услышал он от него следующее: “Научись прежде уловлять и замечать нечи